Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 7-8 (499-500) 2014

Back to issue

Голоса революции 1905 года

Статья опубликована на с. 32 (Мир)

Саша Черный
До реакции
Пародия

Дух свободы... К перестройке

Вся страна стремится,

Полицейский в грязной Мойке

Хочет утопиться.

 

Не топись, охранный воин, —

Воля улыбнется!

Полицейский! Будь покоен:

Старый гнет вернется...

6 февраля 1906 г.

 

В.В. Адикаевский
Без предварительной цензуры

 

Свобод мы много в наше время

Внесем в истории анналы;

Спихнув с себя Цензуры бремя,

Горды газеты и журналы

И клохчут ныне, словно куры,

Кичась яичком — «манифестом»,

Без предварительной цензуры,

Но... с предварительным арестом.

18 февраля 1906 г.

 

А.А. Плещеев
Свобода

 

Когда редактора в тюрьму

Посадят на два, на три года,

Не надо пояснять ему,

Что виновата тут свобода!

 

Когда стреляет пулемет

По спинам мирного народа,

То каждый раненый поймет,

Что виновата тут свобода.

 

Когда придут арестовать —

Ведь на аресты нынче мода, —

То каждый должен понимать,

Что виновата тут свобода!

 

Когда стрельбой снесут твой дом,

Лишив имущества, дохода,

Ведь это вовсе не разгром,

А виновата тут свобода!

 

Когда евреев гонят, бьют,

От хулиганов нет прохода,

Евреи чутко сознают,

Что виновата тут свобода.

 

Когда людей начнут пороть,

Твердят: «В семье не без урода», —

И часто до крови дерут,

А виновата тут свобода.

 

Когда бездействует закон,

Благого трудно ждать исхода,

Хоть Дурново и убежден,

Что виновата тут свобода!

Февраль 1906 г.

 

Неизвестный автор
Наоборот

 

Много лет в потемках бродит

Православный наш народ,

И в России происходит

Как-то все наоборот:

Под приказным игом жили

Мы немалые года,

Но спокойно выходили

Мы на улицу тогда.

Хоть квартальный надзиратель

И внушал порою страх,

Но уверен обыватель

Все же был в своих правах;

А когда нам объявили

Все четыреста свобод, —

Нас тотчас же обложили

Тучи целые невзгод:

Генералом-адъютантом

Был сменен квартальный чин,

И бесправным арестантом

Стал свободный гражданин.

Правда спуталася с ложью,

С разрешением — запрет,

И всего охватит дрожью,

Чуть покажешься на свет...

Так во всем противоречий

И курьезов целый ряд:

Там наделает увечий

Охранительный отряд;

Просьба честью — завершится

Поркой целого села;

Где урядник водворится —

Неурядица пошла...

Рок ли злой к тому приводит

Иль уж создан так народ —

Но всегда у нас выходит

Все как раз наоборот...

Февраль 1906 г.

 

Саша Черный

Жалобы обывателя

 

Моя жена — наседка,

Мой сын, увы, эсер,

Моя сестра — кадетка,

Мой дворник — старовер.

 

Кухарка — монархистка,

Аристократ — свояк,

Мамаша — анархистка,

А я — я просто так...

 

Дочурка-гимназистка

(Всего ей десять лет),

И та социалистка, —

Таков уж нынче свет!

 

От самого рассвета

Сойдутся и визжат, —

Но мне комедья эта,

Поверьте, сущий ад.

 

Сестра кричит: «Поправим!»

Сынок кричит: «Снесем!»

Свояк вопит: «Натравим!»

А дворник: «Донесем!»

 

А милая супруга,

Иссохшая, как тень,

Вздыхает, как белуга,

И стонет: «Ах, мигрень!»

 

Молю тебя, создатель

(Совсем я не шучу),

Я русский обыватель —

Я просто жить хочу!

 

Уйми мою мамашу,

Уйми родную мать —

Не в силах эту кашу

Один я расхлебать.

 

Она, как анархистка,

Всегда сама начнет, —

За нею гимназистка

И весь домашний скот.

 

Сестра кричит: «Устроим!»

Свояк вопит: «Плевать!»

Сынок шипит: «Накроем!»

А я кричу: «Молчать!»

Проклятья посылаю

Родному очагу

И втайне замышляю:

В Америку сбегу!..

Март 1906 г.

 

 

О.Н. Чумина

Заем

(На мотив Бернса)

 

«Кто там стучится в поздний час?»

— «Кто ж, как не я?» — сказал Коко.

«Не след бы вам тревожить нас».

— «А почему?» — сказал Коко.

«Ведь вы уж слышали отказ?»

— «Что ж из того?» — сказал Коко.

«И все ж явились в третий раз?»

— «Да хоть в шестой!» — сказал Коко.

 

«Тебе ведь только дай деньгу...»

— «Ну что же, дай...» — сказал Коко.

«Да ты и так кругом в долгу!»

— «Уж это так!» — сказал Коко.

«Пожалуй, дам, но подо что?»

— «Под Думу дай!» — сказал Коко.

«А деньги вам нужны на что?»

— «На то да се»,— сказал Коко.

 

«Вот то-то! Нужен пулемет?»

— «Да и тюрьма», — сказал Коко.

«А место кто в тюрьме займет?»

— «Увидим там», — сказал Коко.

«Засадишь Думу вашу, чай?»

— «Коль что не так», — сказал Коко.

«Ну, ладно, деньги получай».

— «Давно бы так!» — сказал Коко.

 

«Вот только мне беда с молвой!»

— «Что нам молва!» — сказал Коко.

«Оно, положим, не впервой».

— «И это так», — сказал Коко.

«Стрекочет пресса-егоза».

— «Пугни ее», — сказал Коко.

«Пожалуй, плюнут мне в глаза?»

— «Утрись, как мы», — сказал Коко.

16 апреля 1906 г.

 

 

Неизвестный автор

Совет

 

Раз в каком-то учрежденьи

Мне пришлося справку брать.

Прихожу. Чиновник строго

Говорит мне: «Надо ждать!»

Догадался я, в чем дело:

За бумажник поскорей

И чиновнику с поклоном

Сунул в руку пять рублей.

Посмотрев на депозитку,

Он сказал мне: «Как же быть?

Ведь у вас такое дело,

Что придется доложить».

В тот же миг в бумажник снова

Запускаю пальцы я

И опять-таки с поклоном

Досылаю два рубля.

Через пять минут — не больше —

Был готов мне нужный вид,

Тогда он уж мне с поклоном

«Получите-с» — говорит.

Господа, коль вам придется

По делам кой-где ходить,

Не теряйтесь, если скажут:

«Надо ж дать и доложить».

24 июня 1907 г.

 

 

М.П. Свободин

Бьют!

 

Бьют налево, бьют направо,

Бьют нагайкой, бьют штыком,

Бьют открыто, бьют лукаво,

Бьют и ротой, и вдвоем...

С увлеченьем бьют казаки,

Тупо бьет городовой,

Бьют и в драке, и без драки,

В одиночку и толпой.

Бьют нередко с увлеченьем,

По приказу часто бьют,

И, прельщаясь награжденьем,

Бьют и там, и здесь, и тут...

Бьют порою с пылу с жару,

Бьют спокойно и шутя,

Убивают сотню, пару,

И старуху, и дитя!..

Бьют и с шумом, и без шуму,

Бьют весь день и бьют везде,

Мужика, и члена Думы,

И эс-эра, и ка-де...

Бьют жандармы, полицейский,

Бьют гвардейские полки,

Генерал один гвардейский

Славен «манием руки».

Бьют бойцы из черной сотни,

И из белой сотни бьют,

И порой из подворотни

Робко тявкает Грингмут.

Создаются вкруг погромы...

Наяву или во сне?

Что ж мы, дома иль не дома,

В завоеванной стране?

Или это враг жестокий

Покорил и растерзал

Край забитый, одинокий,

Что измучен и устал?

Бьют налево, бьют направо,

Бьют нагайкой и штыком,

Бьют открыто, бьют лукаво,

Бьют везде...

А мы живем!

26 июня 1906 г.


Similar articles

Authors: Владимир БЕРСЕНЕВ, заслуженный врач Украины
"News of medicine and pharmacy" 21-22(265-266) 2008
Date: 2009.02.03

Back to issue