Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 19(227) 2007

Back to issue

Губительные иллюзии

Authors: Р.Л. АХМЕТШИН, врач-кардиолог, юрист, г. Донецк

Sections: Medicine. Doctors. Society

print version

Одной из распространенных антимедицинских иллюзий является тезис: нет смысла увеличивать расходы на здравоохранение, так как от увеличения финансирования якобы мало зависят уровень здоровья населения и продолжительность жизни людей, тем более что средства в системе медобеспечения расходуются неэффективно… Опираясь на этот тезис, расходы на здравоохранение упорно не желают увеличивать.

Среди основных факторов называют иные причины, на которые и следует влиять в первую очередь. Однако реально возможно воздействие лишь на некоторые из них.

Вспомним основные причины и их динамику:

1) экология, которая в силу объективных обстоятельств будет только ухудшаться;

2) характер и качество питания, которые могут быть улучшены, точнее, улучшены в какой-то степени, в лучшем случае лишь лет через десять;

3) пагубные привычки — сейчас наблюдается их массовое распространение с тенденцией к нарастанию;

4) инфекционные заболевания — рост числа многих существующих инфекционных заболеваний и возможность появления и распространения новых опасных микроорганизмов;

5) условия труда — увеличение интенсивности труда и жесткой, возможно беспощадной, эксплуатации рабочих рук на фоне тенденции переносить развитыми государствами «грязное» производство в другие страны;

6) отсутствие возможности массово заниматься спортом и другими видами активного досуга, то есть в целом вести здоровый образ жизни (здесь есть неплохой резерв);

7) и наконец, здравоохранение, не способное в силу заброшенности на протяжении как минимум 16 лет заниматься реальной профилактикой. Здесь такой упадок! Хотя бы успеть помочь больным… В сравнении с развитыми странами в медицине колоссальный дефицит оборудования и технологий как для лечения, так и профилактики.

Отдельно отметим: внедрение медицинского страхования даже при эффективной работе без государственного финансирования реально будет мало способствовать развитию материальной базы профилактической медицины в ближайшие 10–15 лет. Причина простая: требуется время на создание работающей структуры и, главное, на накопление достаточных средств.

Если проанализировать складывающуюся ситуацию и тенденции, то последует вывод, что вредоносное влияние первых пяти факторов в ближайшие 15–20 лет будет нарастать в силу объективных технологических и социально-психологических причин. Соответственно, остается лишь возможность в ближайшие два–три года улучшить ситуацию только с медициной и физически активным образом жизни. И то при консолидации сил и средств.

Ниже более подробно рассмотрим обстоятельства, тенденции, мнения, факты. Разрушим пагубные стереотипы.

Высокую заболеваемость и смертность у нас связывают с высокой загрязненностью окружающей среды, и в первую очередь с аварией на ЧАЭС (остальные факторы будут рассмотрены ниже). Однако следует заметить, что в последнее десятилетие промышленные выбросы значительно сократились — предприятия работали не в полную мощность, многие вовсе стояли. При этом показатели здоровья вместо хотя бы кратковременного улучшения на этом фоне почему-то катастрофически усугубились. Почему? Вопрос остается открытым.

Что касается радиоактивных выбросов — в мировой истории есть еще один сопоставимый пример. Использовались боевые ядерные заряды с высокими поражающими факторами — варварские взрывы атомных бомб в городах Хиросиме и Нагасаки (Япония).

Заметим, что наиболее агрессивное воздействие на все живое после радиоактивных выбросов наблюдается сразу после катастрофы с дальнейшей тенденцией к снижению, можно сказать, ежегодно. Соответственно, если вред связан с радиацией, именно в первые годы даже после суммарно полученного облучения продолжительность жизни должна быть наименьшей. Но такая тенденция в нашей стране не замечена. На самом деле у нас чем дальше от катастрофы — тем меньше люди живут… Где взаимосвязь?

Вспомним также, что длительное время промышленные города Страны восходящего солнца, особенно Токио, считались самыми загрязненными. Да и сейчас там проблемы остались. И что? Средняя продолжительность жизни японцев, сполна ощутивших все эти и другие «прелести», — 84 года. У нас мужчины живут 64 года, женщины — чуть больше. Говорят, там лучше питаются плюс морепродукты. Однако на самом деле пожилые потомки самураев — долгожители смолоду поколениями испытывали голод, дефицит белков, жиров, углеводов, витаминов, питаясь преимущественно шлифованным рисом. Какое там сбалансированное питание? Экзотическое для нас заболевание бери-бери у них — недавнее прошлое…

Безусловно, за последние 30–40 лет положение там существенно улучшилось. Но ведь именно те, кому за 80, подвергались и ядерному облучению, и воздействию загрязненной окружающей среды, и плохо питались, и воевали и т.д.

А что у нас? Теперь в Украине предприятия работают более стабильно, с дальнейшей тенденцией к нарастанию производства. И каким бы оборудованием они ни были оснащены, работающие предприятия в любом случае будут усугублять экологическую ситуацию. Возникает вопрос: если при снижении загрязненности продолжительность жизни сокращалась и здоровье ухудшалось, чего следует ожидать в будущем и на что надеяться? Снова будут преступно настаивать на игнорировании медицинского фактора?

Поговорим о питании наших сограждан. Отрицательными считаются несбалансированность питания, злоупотребление животными жирами, углеводами, недостаток витаминов. К ним можно приплюсовать использование своеобразных интенсивных технологий по выращиванию мясных и растительных продуктов. Использование химикатов, гормонов, консервантов, добавок Е и прочих заменителей на этапах выращивания, в процессе изготовления, хранения, повторной переработки. Ведутся дискуссии о генетически модифицированных продуктах. Хотя здесь возможны улучшения лет через десять. На фоне все той же усугубляющейся экологии и при промышленном изготовлении провизии вопрос качественного продовольствия и воды останется если не навсегда, то надолго открытым. Говоря упрощенно, в лучшем случае вред от пищи через пятнадцать лет будет меньшим, чем сейчас (кажется, сейчас пик), но все равно большим, чем, скажем, лет десять назад.

Что касается вредных привычек. С наркоманией все ясно — шприцами в отхожих местах учебных заведений мало кого удивишь. С алкоголизмом на фоне одних соседей-государств дело обстоит лучше, на фоне других — хуже: есть страны, где ситуация сложнее, а продолжительность жизни больше. Но! Пройдите по улице и обратите внимание на курильщиков — в данном случае как на медицинский, социально-правовой и социально-психологический фактор. К сожалению, значительно увеличилась доля подверженных этой пагубной привычке среди молодых женщин и девушек. В результате создается впечатление, что девушки курят больше юношей. А это носительницы генофонда, и общество к этому относится по меньшей мере снисходительно! Какой «ответственный» подход к здоровью и будущему потомству! К тому же после вступления в силу закона против курильщиков какие-либо заметные сдвиги отсутствуют. Простите, уважаемые, но это правда: мало надежд на перестройку сознания и поворот в сторону здорового образа жизни в короткие сроки при продолжении соответствующей рекламы и пропаганды, например в фильмах, звездами эстрады.

Теперь о благосостоянии. Если говорить конкретно, то это прежде всего вопрос зарплаты, на которую можно позволить себе жить в относительно чистой экологически местности, квартире, доме (однако в любом помещении — масса всякой «химии» и «физики»: и мебель, и одежда, и излучения и т.д.), есть относительно качественную пищу, вести относительно здоровый образ жизни, заниматься спортом и, конечно, получать относительно качественную медицинскую помощь. Но сколько нужно ждать адекватного повышения зарплат? Лет десять? Да и, заметьте, все весьма относительно. Просто больше доход — и возможностей больше, чем у того, у кого зарплата меньше. Подчеркиваю: возможностей, но не гарантий.

Теперь допустим: лет через 10 зарплата населения стала достаточно высокой, а принципы и подходы в медобеспечении, в том числе и финансирование, остались прежними. Все эти годы медобслуживание оставалось понятно каким. Результат: деньги у человека есть, а получить за них от здравоохранения он может только то, что имеется, точнее, ввиду прошлых «забот» государства и общества уже не имеется…

Допустим, что здравоохранение развивается на рыночных условиях, исходя из спроса и предложений. Через сколько лет накопятся деньги у больницы, чтобы приобрести основное оборудование, инструменты? Еще через 10, итого — через 20 лет. А ведь есть такое оборудование, которое вообще никогда ни одна больница за собственные средства не сможет приобрести — элементарно не хватит денег. О медпрофилактике в таких условиях вообще речи нет. Короче говоря, чтобы эффективно использовались гипотетически увеличившиеся возможности наших сограждан, вся структура, оборудование, специалисты и т.д. должны существовать. Иначе за большие деньги — прежний уровень. Или лечение за рубежом. А это очень, очень дорого. Соответственно, огромные суммы обеспечат развитие зарубежного здравоохранения. Это уже происходит с тенденцией к росту! Хотя в любом случае, чтобы поехать за рубеж, сначала у нас должны спасти. Значит, все равно нужно вкладывать деньги здесь. А кто, кроме государства, способен обеспечить нужное количество финансов для создания соответствующих медицинских условий в достаточно быстрые сроки?

Профилактика, можно сказать, имеет две составляющие — немедицинскую и медицинскую. Поговорим о немедицинской, то есть о мероприятиях, направленных на предотвращение заболеваний. Мы их уже рассмотрели. Плохая экология и прочие негативные влияния, по всей видимости, будут усугубляться. Неправильное питание и вредные привычки при всем желании не внушают оптимизма. Здоровый образ жизни в современном обществе, когда вокруг сплошная химия, всевозможные излучения и условия, способствующие появлению, росту и распространению всевозможных инфекций, — понятие весьма и весьма относительное. Значительный резерв лишь с занятиями спортом.

Медицинская профилактика включает преимущественно мероприятия, направленные на как можно более раннее выявление, лечение на как можно более ранних стадиях и предупреждение распространения инфекционных заболеваний. Опустим затраты на научные исследования в этой области, требующие на самом деле огромных вложений, и добавим, что все равно лечение на более ранних стадиях требует значительно меньших затрат, не говоря о продолжительности жизни и здоровья людей. То есть общепризнанно, что в любом случае медицинская профилактика социально и экономически более выгодна. Но раннее выявление и лечение требуют соответствующих технологий и оснащения — весьма и весьма дорогостоящего. За последние 15 лет в Украине, можно сказать, создался колоссальный вакуум такого оборудования. Поэтому создание профилактической медицины только на базе того, что имеется, — утопия. Хотя и выхода нет — следует создавать. К тому же необходимы изменения всей системы медицинской помощи. При этом исследования и лечение должны быть массово доступными и проводиться в короткие сроки. В противном случае эффективность от профилактики значительно снизится. Кто, кроме государства, может создать соответствующие условия и обеспечить финансирование (имеется в виду консолидация средств государства, страховых компаний, предприятий, частных лиц и т.д.)?

Далее. Наши капиталисты за последние годы вдруг осознали и почувствовали демографические проблемы, в первую очередь дефицит квалифицированной рабочей силы. Мы об этом предупреждали намного раньше. Выход нашелся, казалось бы, простой. Пытаются стимулировать рождаемость. Но заметим: учитывая период обучения, к работе родившиеся сегодня приступят в среднем лет через 20. При этом квалифицированными их можно будет считать еще через 3–5 лет.

Допустим, рождаемость повысилась. Но кто будет работать на новорожденных, пока они растут и обучаются — ближайшие 20–25 лет? Заметим, независимо от того, кто обеспечивает развитие потомства — родители, общество или государство из бюджета, в итоге все это — результат труда одной и той же рабочей силы и рук. А эти руки у нас в дефиците. Что мы будем иметь через 5–10 лет при условии значительного повышения рождаемости при плохом здоровье и короткой жизни? На одни рабочие руки будет приходиться несколько детей, требующих значительных затрат для развития, и плюс к этому — часто болеющие, немощные и умирающие старики. Основная нагрузка ляжет на тех, кому сейчас от 25 до 40 лет. А кто, как, за чей счет и какие ресурсы будет обеспечивать их трудоспособность, здоровье, жизнедеятельность на протяжении ближайших 30–40 лет? Кстати, повышение интенсивности труда за счет увеличения продолжительности рабочего дня и выходных, что уже повсеместно происходит, продлению жизни и улучшению здоровья вовсе не способствует. Хотя здесь есть незначительный резерв в виде потерявшей квалификацию рабочей силы с базаров и неквалифицированных иностранцев. Но в то же время ситуация усугубляется низкой оплатой труда в нашем государстве, которая способствует оттоку из страны наиболее квалифицированных работников — в ближнее зарубежье, на Запад и на Восток.

Таким образом, в социально-экономическом плане общество затрачивает значительные усилия и ресурсы (обучение, воспитание, время и т.д.) для того чтобы вырастить квалифицированных специалистов и в период возможного наиболее эффективного использования их знаний безответственно теряет наиболее ценных работников — они уезжают, болеют, умирают. Заметим, что средняя продолжительность жизни мужчин — 64 года. Это значит, что многие болезни и смерти приходятся на возраст 40–50 лет, то есть еще до пенсии.

Еще один момент. А если это конвейерное производство? Теперь отсутствие даже одного элемента при невозможности замены способно если не остановить, то значительно снизить общую эффективность труда. И так далее, и так далее, и так далее…

Пожалуй, уже ясно, что не только нравственным, но и стратегически важным становится продление работоспособности, здоровья и жизни наших людей на 10–15 лет в течение ближайших 5–7 лет. Кстати, в наших условиях увеличение пенсионного возраста, что предлагают сделать некоторые «мудрецы», без улучшения показателей здоровья нации абсолютно ничего не даст. Наши люди и сейчас, едва выйдя на пенсию, болеют или умирают.

Кстати, создается впечатление, что начинаются более активные попытки внедрения страховой медицины с опасным заблуждением, что страхование все моментально, автоматически решит (об этом — в будущих публикациях). Однако поезд ушел! Во-первых, хроническое безденежье, переваливание вины и ответственности по любому поводу на медиков сильно изменили подходы и взаимоотношения в медицинской сфере. Во-вторых, даже при удачном внедрении системы страхования достаточные суммы только для начала развития профилактической медицины накопятся минимум лет через 5–7. Для финансирования всей системы мероприятий — в лучшем случае через 10–15 лет.

На основании вышеизложенного позволю себе констатировать (в принципе, все можно подтвердить с помощью фактов, цифр и графиков):

1) в Украине весьма проблематично выявить прямую связь за истекшие 16 лет между уровнем экологической загрязненности и низкими показателями здоровья — хотя бы потому, что, несмотря на снижение выбросов на протяжении первых 10 лет, продолжительность жизни постоянно повсеместно уменьшалась, а заболеваемость увеличивалась и тенденция сохраняется;

2) первые пять факторов, общепризнанно влияющих на показатели здоровья в целом, даже при активных попытках воздействия на них все равно будут усугубляться еще как минимум 10–15 лет. Причем отрицательное влияние некоторых из них можно лишь уменьшить, но не остановить в силу объективных технических и технологических причин;

3) фактически в наших условиях, хотим мы того или нет, если нам нужны положительные сдвиги в ближайшие пять лет, остается лишь возможность влиять на стратегию и тактику здравоохранения, и то при наличии политической воли и достаточного финансирования;

4) финансирование развития профилактической медицины, с позиции здравого смысла, безальтернативно, но требует значительных затрат и соответственно консолидации всех ресурсов — государственных, частных, коммунальных, общественных, в том числе, возможно, и зарубежных. Следует признать это.

И в заключение. С мнениями и фактами можно соглашаться, трактовать иначе, дополнять… даже топать ногами. Но при любых раскладах и мнениях законы все равно обязаны выполнять все, особенно народные избранники при принятии бюджета! Или опять буде хаос в стране. Это значит, напомню ст. 3. и ст. 49 Конституции, а также ст. 12 и ст. 77. основ законодательства об охране здоровья, приоритет при принятии бюджета — здравоохранению и не менее 10 % от государственного бюджета — на медобеспечение, средняя зарплата медработников — не ниже средней по промышленности в любом случае… Или — новое законодательство!


Similar articles

Authors: Р.Л. Ахметшин, врач-кардиолог, юрист, г. Донецк
"News of medicine and pharmacy" 16(222) 2007
Date: 2008.07.04
Sections: Medicine. Doctors. Society
Authors: Р.Л. АХМЕТШИН, врач-кардиолог, юрист, г. Донецк
"News of medicine and pharmacy" 5(209) 2007
Date: 2008.07.07
Sections: Medicine. Doctors. Society
Authors: Р.Л. АХМЕТШИН, врач-кардиолог, юрист, г. Донецк
"News of medicine and pharmacy" 10(245) 2008
Date: 2008.10.23
Sections: Medicine. Doctors. Society

Back to issue