Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

International neurological journal 1 (71) 2015

Back to issue

Новые подходы к нейропротекторной терапии синдрома вегетативной дисфункции у детей с перинатальным поражением центральной нервной системы

Authors: Попов Н.Н. - Харьковский национальный университет им. В.Н. Каразина; Оленич В.Б. - Областная детская клиническая больница № 1, г. Харьков; Савво А.Н. - Харьковский национальный университет им. В.Н. Каразина

Categories: Neurology

Sections: Specialist manual

print version


Summary

Изучен иммунный статус детей 12–14-летнего возраста с синдромом вегетативной дисфункции, родившихся недоношенными, с перинатальным поражением центральной нервной системы, которые получали комплекс полипептидных фракций (Кортексин) в комбинации с поливитаминно-аминокислотно-минеральным комплексом.
Полученные в ходе исследований данные свидетельствуют о том, что включение в комплексное лечение детей с синдромом вегетативной дисфункции, у которых неврологические расстройства сопровождаются иммунными нарушениями, ноотропного препарата и препарата с иммуномодулирующими свойствами позволяет в короткие сроки достичь стабильного эффекта в восстановлении иммунореактивности.

Вивчено імунний статус дітей 12–14-річного віку з синдромом вегетативної дисфункції, які народилися недоношеними, з перинатальним ураженням центральної нервової системи i отримували комплекс полiпептидних фракцiй (Кортексин) у комбінації з полівітамінно-амінокислотно-мінеральним комплексом. Отримані протягом дослідження дані свідчать про те, що включення в комплексне лiкування дітей із синдромом вегетативної дисфункції, у яких неврологiчнi розлади супроводжуються імунними порушеннями, ноотропного препарату та препарату з iмуномодулюючими властивостями дозволяє в короткі терміни досягти стабільного ефекту у відновленні імунореактивності.

The immune status has been studied in 12–14-year-old children with autonomic dysfunction syndrome, who were born prematurely, with perinatal damage of the central nervous system, and who received a complex of polypeptide fractions (Cortexin) in combination with multivitamin amino-acid mineral complex.
Data obtained during studies indicate that the inclusion of nootropic agent and a drug with immunomodulating properties in comprehensive treatment of children with autonomic dysfunction syndrome, in whom neurological disorders are associated with immune disorders, allows us to achieve a stable effect in restoring immunoreactivity within a short time.


Keywords

синдром вегетативной дисфункции, перинатальное поражение центральной нервной системы, дети, комплекс полипептидных фракций (Кортексин), поливитаминно-аминокислотно-минеральный комплекс.

синдром вегетативної дисфункції, перинатальне ураження центральної нервової системи, діти, комплекс полiпептидних фракцiй (Кортексин), полівітамінно-амінокислотно-мінеральний комплекс.

autonomic dysfunction syndrome, perinatal damage of the central nervous system, children, complex of polypeptide fractions (Cortexin), multivitamin amino-acid mineral complex.

Статья опубликована на с. 81-86

 

 

Проблема реабилитации детей, родившихся недоношенными, с перинатальным гипоксически–ишемическим поражением центральной нервной системы (п.п.ЦНС), весьма актуальна. Повреждение головного мозга, связанное с церебральной ишемией, встречается у 48 % новорожденных [1], а среди недоношенных детей — у 60–70 % [2].

Одним из распространенных неврологических синдромов у недоношенных детей, перенесших п.п.ЦНС, является синдром вегетативных дисфункций (СВД). В настоящее время отсутствует единая патогенетически ориентированная система реабилитации этой категории детей. Полученные нами данные свидетельствуют о том, что у детей с СВД также манифестируют иммунные расстройства, затрагивающие преимущественно процессы иммунорегуляции и антителообразования [3, 4].

Учитывая вышеизложенное, мы поставили перед собой цель изучить эффективность применения комплекса полипептидных фракций (Кортексина) в комбинации с поливитаминно–аминокислотно–минеральным комплексом для коррекции иммунного статуса этих детей.

Кортексин — нейропептидный препарат, представляющий собой комплекс низкомолекулярных пептидов, выделенных из коры головного мозга крупного рогатого скота и свиней, не достигших 12–месячного возраста. Обладает выраженной метаболической активностью, влияя на нормализацию обмена нейромедиаторов, регуляцию баланса тормозных/активирующих аминокислот и уровня серотонина и дофамина, оказывает ГАМКергическое действие, антиоксидантный эффект, участвует в нормализации биоэлектрической активности мозга.

Поливитаминно–аминокислотно–минеральный комплекс применялся в виде сиропа, в 1 мл которого содержится 20 мг L–лизина гидрохлорида, 204 мг 50% раствора кальция глицерофосфата (соответствует 8,67 мг кальция, 13,33 мг фосфата), 0,2 мг тиамина, 0,23 мг рибофлавина, 0,4 мг пиридоксина, 1 мкг (40 МЕ) холекальциферола, 1 мг D, L–токоферола ацетата, 1,33 мг никотинамида, 0,67 мг D–пантенола. Набор компонентов обеспечивает нейротропный, цитопротекторный, иммуномодулирующий, мембраностабилизирующий и антиоксидантный эффект.

Материалы и методы

Эффективность применения комплекса полипептидных фракций (Кортексина) в комбинации с поливитаминно–аминокислотно–минеральным комплексом для лечения детей с СВД, родившихся недоношенными, с п.п.ЦНС, была изучена у 45 пациентов 12–14–летнего возраста (основная группа), которые находились на лечении в областной детской клинической больнице № 1 и областной детской консультативной поликлинике г. Харькова.

Диагноз «синдром вегетативной дисфункции» выставлялся в соответствии с МКБ–10 (G 90.9 Расстройство вегетативной нервной системы, неуточненное, Мартынюк, 2001), верифицирован с учетом патогномоничных клинических проявлений заболевания, данных лабораторных и инструментальных исследований. Дети основной группы также получали курс базисной терапии, включающий пантокальцин и тенотен детский.

Комплекс полипептидных фракций (Кортексин) был назначен в виде лечебного эндоназального электрофореза. Преимущества способа связаны с тем, что инъекционное введение препарата имеет травматический характер и несет риск развития постинъекционных осложнений; за счет изменения места введения препарата достигается усиление его проникновения через гематоэнцефалический барьер, а также снижение психотравмирующей и фармакологической нагрузки на пациента.

Курс лечения составлял 10–12 процедур. Три первые процедуры выполнялись 10–15 минут каждая, с использованием силы тока 1 мА, а последующие — 15–20 минут каждая, с силой тока 3 мА [5].

Поливитаминно–аминокислотно–минеральный комплекс назначался перорально в дозе 4 мл в сутки [6].

Дети группы сравнения (35 детей 12–14 лет) получали курс базисной терапии, не содержащей комплекса полипептидных фракций (Кортексина) и поливитаминно–аминокислотно–минерального комплекса. Контрольную группу составили здоровые дети (30 человек) того же возраста.

Программа иммунологических исследований включала изучение содержания в ротовом секрете sIgA, IgA, IgG и лизоцима, в сыворотке крови — основных классов иммуноглобулинов, IgE, циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК), комплемента, аффинности IgG–антител к общей антигенной детерминанте (ОАД) микробов, основных классов иммунорегуляторных цитокинов, популяционного и субпопуляционного состава лимфоцитов периферической крови, уровня пролиферативной активности Т–лимфоцитов на митоген фитогем–агглютинина (ФГА). Содержание лизоцима в ротовом секрете определяли рано утром натощак методом диффузии в агаре [7]. Концентрацию в ротовом секрете и сыворотке крови иммуноглобулинов различных классов определяли спектрофотометрически [8], концентрацию IgЕ — методом иммуноферментного анализа (ИФА), в соответствии с прилагаемой инструкцией. Уровень циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК) в сыворотке крови оценивали методом селективной преципитации с полиэтиленгликолем–6000 [9]. Об активности комплемента судили по 50% гемолизу тест–системы.

Аффинность антител (IgG) оценивали по методике R. Luxton и E. Tompson (1990) [10]. Содержание IgG–антител к ОАД бактерий определяли с помощью ИФА на аппарате Stat Fax 303 Plus (США). Аффинность антител выражали в относительных единицах.

Популяционный состав лимфоцитов периферической крови определяли методом проточной лазерной цитометрии с использованием моноклональных антител разной специфичности на аппарате FACSC Calibun (США). О содержании Th1– и Th2–клеток судили по уровню в цитоплазме лимфоцитов ИЛ–4 и ИНФ–y [11, 12].

Пролиферативную активность лимфоцитов оценивали в реакции бласттрансформации лимфоцитов с ФГА [13]. Интенсивность реакции оценивали морфологически в процентах образованных бластных форм.

Статистическую обработку данных проводили с помощью Microsoft Ecxel 2007 и программы Med Stat (серийный № MS000055) ДИВП ООО «Альфа», г. Донецк, в соответствии с рекомендациями по статистической обработке медико–биологических данных [14, 15]. Проводили проверку выборок на нормальность распределений (критерий x2), вычисляли среднее арифметическое (M) и среднюю ошибку средней величины (m), определяли достоверность различий по критерию t Стьюдента. Критический уровень значимости считали равным 0,05 [16–18].

Результаты и обсуждение

В предварительных исследованиях было установлено, что добавление к традиционной терапии полипептидных фракций (Кортексина) не приводит к полной и продолжительной нормализации иммунного статуса больных с СВД. С учетом полученных результатов в комплексное лечение детей был добавлен поливитаминно–аминокислотно–минеральный комплекс, обладающий иммунорегуляторным действием. Было установлено, что у детей, получивших в комплексном лечении полипептиды (Кортексин) в комбинации с поливитаминно–аминокислотно–минеральным комплексом, уже к концу первого месяца после окончания лечения происходит полное восстановление как гуморального, так и цитокинового статуса. У детей, получавших комбинацию нейротропного препарата и препарата, регулирующего метаболические процессы, уже в первый день после окончания терапии в ротовом секрете достоверно повышалось содержание sIgA, mIgA, IgG и лизоцима, которое в этот срок достигало значений нормы и через месяц оставалось таким же (табл. 1). У детей группы сравнения, получавших традиционное лечение, столь заметных изменений в показателях местного иммунитета не происходило, ни в один из сроков изученные показатели не достигали значений нормы (табл. 1).

У детей основной группы в сыворотке крови после окончания лечения достоверно повышалось содержание IgA и снижалось изначально повышенное содержание IgE. Полная нормализация концентрации IgA наблюдалась в первый день после окончания терапии, IgE — к концу первого месяца после окончания терапии (табл. 2).

При этом существенных изменений в содержании в сыворотке крови IgM, IgG, ЦИК и комплемента не происходило. Следует заметить, что значения этих показателей до начала лечения соответствовали норме.

Также динамично возрастала аффинность IgG–антител к ОАД микробов под влиянием проводимой терапии. В первый день после окончания лечения наблюдалось достоверное ее повышение, а через месяц аффинность антител соответствовала значениям нормы (табл. 3).

У детей группы сравнения, получавших традиционное лечение, существенных изменений в содержании в сыворотке крови основных классов иммуноглобулинов, IgE, ЦИК, комплемента и аффинности IgG–антител не происходило (табл. 2, 3).

Исследование цитокинового статуса показало, что у детей, получавших полипептиды (Кортексин) в комбинации с поливитаминно–аминокислотно–минеральным комплексом, уже в первый день после окончания терапии происходило снижение до уровня нормы повышенных значений ИЛ–1b, ИЛ–4, ИЛ–10 (табл. 4). У данных детей в этот срок также отмечалась нормализация соотношения провоспалительных и противовоспалительных цитокинов ИЛ–1b/ИЛ–10, ИЛ–6/ИЛ–10, ФНО–y/ИЛ–10, а также цитокинов ИЛ–4/ИНФy, регулирующих тип развития иммунной реакции. У детей в первый день после окончания лечения индексы соотношения ИЛ–1/ИЛ–10 составляли 0,24 ± 0,02, до лечения — 0,28 ± 0,03 (р < 0,05) (норма — 0,24 ± 0,02), ИЛ–6 — 1,39 ± 0,14, до лечения — 1,15 ± 0,12 (р < 0,05) (норма — 1,45 ± 0,15), ФНО–a/ИЛ–10 — 0,073 ± 0,007, до лечения — 0,058 ± 0,006 (р < 0,05) (норма — 0,0750 ± 0,0070), ИЛ–4/ИНФ–y — 1,28 ± 0,13, до лечения — 2,03 ± 0,21 (р < 0,05) (норма — 1,03 ± 0,11). Через один месяц после окончания лечения происходила дальнейшая нормализация содержания всех изученных цитокинов.

В группе сравнения достоверных изменений в содержании цитокинов и их соотношении за весь период наблюдения выявлено не было (табл. 4).

У детей основной группы под влиянием предложенной терапии в первый день после ее окончания в периферической крови достоверно повышалось содержание общих Т–лимфоцитов (CD3+–клеток), CD4+–кле–ток, их бласттрансформирующая активность, нормализовалось содержание Th2–клеток (ИЛ–4) и баланс Th1/Th2–клеток и Th2/Treg–клеток (табл. 5). В этот срок и через один месяц после окончания терапии популяционный и субпопуляционный состав лимфоцитов крови этих детей соответствовал показателям здоровых детей (контрольной группы).

Традиционная терапия, не содержащая полипептиды (Кортексин) в комбинации с поливитаминно–аминокислотно–минеральным комплексом, подобным эффектом не обладала. У детей группы сравнения нормализация измененных показателей не происходила (табл. 5). Через один год у детей определялись нарушения в иммунном статусе, подобные тем, которые были выявлены до лечения.

Обследование детей основной группы через один год после курса терапии не выявило каких–либо нарушений в их иммунном статусе. Иммунный статус детей характеризовался нормальным содержанием в периферической крови лимфоцитов, их популяционным и субпопуляционным составом, высокой способностью клеток к пролиферации под влиянием митогенного стимула, нормальным содержанием в сыворотке крови основных классов иммуноглобулинов и IgE, нормальным уровнем провоспалительных и противовоспалительных цитокинов и их балансом.

Результаты проведенных исследований позволяют заключить, что включение в комплексное лечение детей с СВД, у которых неврологические расстройства сопровождаются иммунными нарушениями, комплекса полипептидных фракций (Кортексина) — ноотропного препарата и поливитаминно–аминокислотно–минерального комплекса — препарата с иммуномодулирующими свойствами позволяет в короткие сроки достичь стабильного эффекта в восстановлении иммунореактивности детей.

Параллельно нами было установлено, что применение этих препаратов в комбинации оказывает выраженный положительный эффект и на неврологический статус детей. Представляется, что одновременное применение препаратов с адресным действием на ЦНС и иммунную систему позволяет более эффективно восстановить работу этих тесно взаимосвязанных систем организма и получить потенцирующее действие одной системы на другую.

Выводы

Полученные данные позволяют рекомендовать комплекс полипептидных фракций (Кортексин) в комбинации с поливитаминно–аминокислотно–минеральным комплексом для реабилитации детей с СВД, ассоциированным с иммунными расстройствами.

Применение Кортексина в виде эндоназального электрофореза в комбинации с поливитаминно–аминокислотно–минеральным комплексом позволяет эффективно восстанавливать иммунный статус детей с СВД, родившихся недоношенными, с перинатальным поражением ЦНС, а способ применения Кортексина является комфортным, экономичным, не вызывающим побочных реакций.


Bibliography

1. Баранов A.A. Итоги, задачи и перспективы изучения качества жизни в современной педиатрии / A.A. Баранов, В.Ю. Альбицкий, И.В. Винярская и др. // Вопросы современной педиатрии. — 2007. — № 3. — С. 6–8.

2. Барашнев Ю.И. Ключевые проблемы перинатальной неврологии / Ю.И. Барашнев // Акушерство и гинекология. — 2007. — № 5. — С. 51–54.

3. Popov N.N. Immunoreactivity of children of different ages with the cerebro–asthenic syndrome, who were prematurely born with perinatal defeat of central nervous system / N.N. Popov, V.B. Olenych, A.N. Savvo // The Journal of V.N. Karazin Kharkiv National University. Series «Medicine». — 2014. — № 27 (in print).

4. Попов Н.Н., Оленич В.Б., Савво А.Н. Состояние гуморального иммунитета у детей с синдромом вегетативной дисфункции, родившихся недоношенными, с перинатальным поражением центральной нервной системы (ЦНС) / Н.Н. Попов, В.Б. Оленич, А.Н. Савво // Імунологія та алергологія: наука і практика. — 2013. — № 4. — С. 80–84.

5. Попов Н.Н., Оленич В.Б., Савво А.Н. Спосiб лiкування синдрому дефiциту уваги та гiперактивностi в дiтей, що перенесли перинатальне ураження ЦНС / Н.Н. Попов, В.Б. Оленич, А.Н. Савво. Патент на корисну модель № 85642

6. Овчаренко Л.С., Вертегел А.А., Андриенко Т.Г. Конституциональная иммунная и нейроэндокринная дисрегуляция у детей как эквивалент метаболического синдрома детского возраста / Л.С. Овчаренко, А.А. Вертегел, Т.Г. Андриенко // Клиническая иммунология. Аллергология. Инфектология. — 2008. — № 2. — С. 14–17.

7. Чернушенко Е.Ф., Когосова А.С. Иммунологические исследования в клинике / Е.Ф. Чернушенко, А.С. Когосова. — К.: Здоров’я, 1978. — С. 28–29.

8. Чиркин В.В. Спектрофотометрический метод определения концентрации сывороточных иммуноглобулинов трех классов / В.В. Чиркин // Иммунология. — 1990. — № 3. — С. 75–77.

9. Фролов В.М., Пинский Л.А., Пересадин Н.А. Аутоиммунная и иммунокомплексная патология у больных инсулинзависимым сахарным диабетом / В.М. Фролов, Л.А. Пинский, Н.А. Пересадин // Проблемы эндокринологии. — 1991. — № 5. — С. 22.–24.

10. Luxton R.W., Tompson E.J. Affinity distributions of antigen–specific IgG in patients with multiple sclerosis and in patients with viral encephalitis // J. Immunov. Med — 1990. — V. 131. — Р. 277–282.

11. Евтушенко С.К. О формировании нейрогенного иммунодефицита у детей, перенесших перинатальную патологию мозга // Педиатрия. — 1989. — № 7 — С. 70–75.

12. Дамбаева С.В. Оценки основных параметров иммунной системы с помощью проточной лазерной цитометрии / С.В. Дамбаева, Д.В. Мазуров, С.В. Климова [и др.] // Аллергология и иммунология. — 2002. — Т. 3, № 3. — С. 371–379.

13. Шютт Х. Реакция бласттрансформации лимфоцитов // Иммунологические методы / Под ред. Г. Фримеля. — М.: Медицина, 1987. — С. 294–302.

14. Лакин Г.Ф. Биометрия: Учеб. пособие для биол. спец. вузов / Г.Ф. Лакин. — 4–е изд., перераб. и доп. — М.: Высшая школа, 1990. — 352 с.

15. Boulgouris N.V., Plataniotis K.N. Biometrics: Theory, Methods, and Applications / N.V. Boulgouris, K.N. Plataniotis, E. Micheli–Tzanakou (eds.). — Wiley, 2009. — 763 p.

16. Гланц С. Медико–биологическая статистика / С. Гланц. — М.: Практика, 1999. — 459 с.

17. Meloun M., Militky J. Statistical Data Analysis: A Practical Guide / M. Meloun, J. Militky. — Woodhead Publishing, 2011. — 800 p.

18. Li S.Z., Jain A.K. Encyclopedia of Biometrics / S.Z. Li, A.K. Jain (eds.). — Springer, 2009. — 1445 p.

Similar articles

Authors: В.В. Кузнецов, Государственное учреждение «Институт геронтологии АМН Украины», г. Киев
International neurological journal 4(14) 2007
Date: 2008.06.10
Categories: Neurology
Sections: Specialist manual
Authors: Бархатов Д.Ю., Глотова Н.А., Коновалов Р.Н., Федин П.А., Гурьев М.Н., Танашян М.М., Научный центр неврологии РАМН, г. Москва, Россия
International neurological journal 7 (45) 2011
Date: 2012.01.23
Categories: Neurology
Роль нейропротекции в терапии гипертонической энцефалопатии
Authors: Трофимов В.И., Минеев В.Н., Бручкус Е.А., Зинакова М.К. - СПбГМУ им. И.П. Павлова, Санкт-Петербург; Щенникова С.В. - ООО «Герофарм», Москва, Россия
"Emergency medicine" 3 (50) 2013
Date: 2013.06.06
Categories: Medicine of emergency, Cardiology, Neurology
Sections: Clinical researches
Эффективность применения препарата кортексин методом эндоназального электрофореза в лечении больных ишемическим инсультом
Authors: Хоменко М.А., Резниченко Е.К. - Харьковский национальный медицинский университет, кафедра неврологии № 1
International neurological journal 4 (74) 2015
Date: 2016.01.04
Categories: Neurology
Sections: Medical forums

Back to issue