Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" Неврология. Нейрохирургия. Психиатрия (540) 2015 (тематический номер)

Back to issue

Суицидологическая ситуация в Украине: статистика и эпидемиология

Authors: Юрьева Л.Н. — д.м.н., профессор, академик АН высшей школы Украины и Украинской АН; Юрьев Е.А. — Днепропетровская государственная медицинская академия

Categories: Neurology, Psychiatry

Sections: Clinical researches

print version

Статья опубликована на с. 30-34

С каждым годом проблема самоубийств приобретает все более глобальный характер, а суициды все чаще становятся формой поведения, к которой прибегает человек в кризисной ситуации.

Частота самоубийств является одним из важнейших индикаторов общественного психического здоровья и социального благополучия населения. Однако, по мнению бывшего главного психиатра Организации Объединенных Наций Грегори Залбурга, «статистические данные о суицидах, какими они являются сегодня, не заслуживают доверия. Слишком много суицидов не называются своими собственными именами». Как правило, немалая доля замаскированных суицидов скрывается за рубрикой «несчастные случаи» и «дорожно-транспортные происшествия».

Эксперты Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) считают, что уровень зарегистрированных самоубийств остается заниженным приблизительно на 20 %, а в некоторых регионах — на все 100 % в результате преобладающих социальных или религиозных взглядов на самоубийство [5].

Еще менее достоверны сведения о суицидальных попытках, так как их учет и регистрация осуществляются по-разному в разных регионах мира и часто не отражают истинную суицидологическую ситуацию. Кроме того, было установлено, что только один из четырех случаев суицидальных попыток (24,3 %) попадает в поле зрения сотрудников системы здравоохранения. Этот феномен получил название «феномен айсберга», у которого выступающая над водой часть относится к подводной в пределах от 1 :  4 до 1 : 10 [10, 11]. Поэтому для получения более объективной картины суицидологической ситуации в регионе, для прогнозирования суицидальных рисков и создания профилактических программ более корректными являются анализ и сопоставление данных официальной статистики и данных эпидемиологических исследований.

Цель работы: анализ статистических и эпидемиологических данных, отражающих суицидальную ситуацию в Украине.

Материал и методы

В анализ были включены данные по 24 областям Украины, а также по Автономной Республике Крым и городу Киеву. Данные о суицидальной смертности на 100 тыс. населения (1981–2010 гг.) были получены из совместной базы данных Центра медицинской статистики Украины и базы данных ВОЗ «Здоровье для всех». Анализ эпидемиологических данных проведен с использованием результатов эпидемиологического исследования, проведенного в Украине в рамках программы ВОЗ «Психическое здоровье в мире, 2000» (World Mental Health — WMH, 2000).

Результаты

Динамика уровня самоубийств в Украине и ее региональные особенности

При проведении анализа динамики уровня суицидов в Украине за тридцатилетний период (с 1981 по 2010 год) были выявлены значительные колебания суицидальной смертности (рис. 1), что позволило нам выделить 4 периода исторической динамики уровня самоубийств в Украине [6, 8, 16].

1. Период снижения суицидальной смертности времен позднего СССР («застой») и антиалкогольной кампании (1981–1988).

Наивысший показатель суицидальной смертности в Украинской ССР был зафиксирован в начале изучаемого периода (25,06 самоубийства на 100 000 населения в 1982 г.). В течение следующих четырех лет число суицидов сократилось почти в 1,4 раза и достигло своего минимума в 1986 году (18,47 самоубийства на 100 000 населения). В дальнейшем уровень самоубийств колебался незначительно вплоть до распада СССР в 1991 г. В этот период, известный как «перестройка», ожидания позитивных перемен в обществе были очень высоки. В это же время во всех союзных республиках проводилась масштабная антиалкогольная кампания. В работах ряда авторов выдвинута гипотеза о взаимосвязи между антиалкогольной кампанией и снижением уровня суицидов [2, 12, 17–20].

2. Период роста суицидальной смертности времен кризиса после распада СССР (1991–1996).

Характеризуется стремительным ростом самоубийств среди населения Украины. За период с 1991 по 1996 год уровень завершенных суицидов увеличился в 1,4 раза — с 20,6 самоубийства на 100 000 населения в 1991 году до 29,4 в 1996 году. Данный период исторически характеризуется глубокими и стремительными изменениями, связанными с трансформацией в социальной, экономической, культурной и иных сферах в связи с переходом от социалистического к капиталистическому строю в государстве. Данный период также характеризуется отменой антиалкогольных ограничений и широкой доступностью алкоголя для населения.

3. Период стабилизации суицидальной смертности (1996–2000).

Характеризуется стабильно высоким уровнем суицидов на протяжении 4 лет. Исторически этот период совпал с постепенным улучшением экономической ситуации в государстве и ростом индекса промышленного развития с последующим неожиданным для населения экономическим кризисом 1998 года.

С учетом того, что в Украине максимум завершенных суицидов был зафиксирован в 1996 году и этот показатель оставался стабильно высоким в 1997 и 1998 годах, была проанализирована динамика структуры завершенных суицидов в Украине за 15-летний период (1983–1997 гг.). Выявлено, что в группе лиц, в анамнезе которых не отмечено психических расстройств, изменилась возрастная и социальная структура суицидентов. Так, если в 1983 году 94,6 % суицидов приходилось на возрастную группу 20–60 лет, то в 1997 году в эту группу было отнесено только 87,4 % суицидентов. Наибольшее количество завершенных суицидов в 1997 году совершили лица работоспособного возраста (71,5 %). Средний возраст смерти суицидентов составил 48,3 года. На 1,5 % возросло число лиц моложе 20 лет и на 8,4 % — старше 60 лет. Кроме того, по сравнению с 1983 годом в 1997 году более чем в шесть раз возросло количество суицидов среди неработающих (2,4 и 15,2 % соответственно) [4].

4. Период снижения суицидальной смертности (2000–2010).

Характеризуется снижением уровня распространенности суицидов. С 2006 года Украина из группы стран с высоким, или критическим, уровнем суицидов (более 20 самоубийств на 100 000 населения) переместилась в группу стран со средним уровнем распространенности самоубийств.

Описанная динамика самоубийств в Украине характерна для многих стран постсоветского пространства, где пик суицидальной активности был достигнут через 4–6 лет после распада СССР [3]. В этот период была особенно выражена психическая дезадаптация населения, вызванная социально-экономическими потрясениями, сменой и ломкой национальной мотивации, кризисом идентичности, аномией. Затем наступает адаптация населения к новым социокультуральным условиям и наблюдается постепенное снижение частоты суицидов.

Динамика уровня самоубийств в Украине за 1980–2010 гг. представлена на рис. 1.

Для анализа региональной динамики уровня смертности в результате суицидов были вычислены усредненные показатели частоты суицидов в восточных, западных, центральных и южных регионах Украины за последние 15 лет (1996–2010) [7].

К восточным регионам Украины были отнесены: Днепропетровская, Донецкая, Запорожская, Луганская, Сумская и Харьковская области.

К западным регионам Украины: Волынская, Закарпатская, Ивано-Франковская, Львовская, Тернопольская и Черновицкая области.

К центральной Украине: Винницкая, Житомирская, Киевская, Кировоградская, Полтавская, Черкасская, Черниговская, Ровенская, Хмельницкая области и г. Киев.

К южной Украине: АР Крым, Николаевская, Одесская, Херсонская области и г. Севастополь.

Было выявлено, что в западных регионах уровень частоты самоубийств (на 100 000 населения) в среднем в 1,6 раза ниже, чем в целом по Украине. За пятнадцатилетний период этот показатель уменьшился на 20 %. Согласно шкале ВОЗ все области этого региона относятся к территориям со средним уровнем частоты самоубийств. Исключение составляет Львовская область, которая с 2001 года и по настоящее время относится к территориям с низким уровнем частоты самоубийств.

В восточных и южных регионах частота суицидов приблизительно одинакова и превышает общеукраинский уровень в среднем в 1,2 раза. Причем если в 1996 году усредненные показатели частоты суицидов в восточном регионе превышали таковые в южном регионе в 1,12 раза, то с 2002 года эти показатели практически сравнялись. Необходимо отметить, что во всех областях этих регионов за 15-летний период распространенность суицидов уменьшилась, хотя согласно шкале ВОЗ все области этих регионов относятся к территориям с высоким, или критическим, уровнем частоты самоубийств. Исключение составляет Харьковская область, в которой за 15-летний период уровень частоты самоубийств снизился с 35,2 на 100 тыс. в 1996 году до 12,2 на 100 тыс. населения в 2010 году. По данным 2010 года, это единственная область восточного региона Украины со средним уровнем частоты самоубийств.

В центральных регионах Украины уровень суицидов ниже, чем в восточных и южных, хотя превышает общеукраинский. Во всех областях этих регионов за 15-летний период распространенность суицидов уменьшилась, хотя согласно шкале ВОЗ в течение этого периода только в Хмельницкой области уровень суицидов уменьшился настолько, что эта область с 2004 года и по настоящее время относится к территориям со средним уровнем частоты самоубийств. Остальные области относятся к территориям с высоким уровнем частоты самоубийств.

Региональная динамика частоты самоубийств в Украине за 1996–2010 гг. представлена на рис. 2.

В ходе проведенных нами исследований установлено, что различие в частоте завершенных суицидов в областях Украины в 2010 году составляет 4 раза и колеблется от 7,9 на 100 000 населения во Львовской области до 30,9 на 100 000 населения в Сумской области. В городах Украины эти различия еще более выражены: например, в г. Киеве частота завершенных суицидов — 3,3, а в г. Севастополе — 16,6 на 100 000 населения.

Столь выраженный разброс показателей завершенных суицидов в различных регионах одной страны в один исторический период времени свидетельствует о значительных социокультуральных и социально-экономических различиях этих регионов, а также о различной ментальности населения этих областей [4, 21].

Таким образом, до 2006 года Украина относилась к странам с высоким уровнем самоубийств (более 20,0 на 100 000 населения). С 2006 по 2011 год Украина переместилась и находится в группе стран со средним уровнем самоубийств. Количество самоубийств на протяжении десятилетий выше в сельских районах, чем в городах [22]. Наиболее распространенным методом самоубийства является повешение [13], а наиболее распространенным способом суицидальных попыток — отравление медикаментами [1]. Региональные различия частоты самоубийств особенно выражены между западными и восточными регионами страны [7, 14, 15].

Данные эпидемиологических исследований

В 2002 году в Украине было проведено первое дескриптивное эпидемиологическое исследование в рамках программы ВОЗ «Психическое здоровье в мире, 2000» (WMH, 2000). Изучалась распространенность тревожных и аффективных расстройств, алкогольной зависимости и суицидального поведения в различных регионах Украины и ее взаимосвязь с демографическими, гендерными и другими социально-экономическими факторами [9].

Это национальное репрезентативное эпидемиологическое исследование было проведено отделом эпидемиологии кафедры психиатрии Государственного университета Нью-Йорка в Стоун-Брук, Киевским международным институтом социологии и Ассоциацией психиатров Украины.

Были использованы следующие методики:

— WMH — WHO версия CIDI-интервью.

— Полное структурированное диагностическое интервью, включающее 4,5 тысячи вопросов.

— Модифицированная версия полуструктурированного интервью для диагностики психических расстройств 1-й оси DSM-IV-TR (SCID для DSM-IV-TR).

Было проведено 4725 CIDI-интервью во всех областях Украины и 186 SCID-интервью в трех наиболее репрезентативных регионах Украины: г. Киев и Киевская область, г. Донецк и Донецкая область, г. Львов и Львовская область.

В результате проведенных эпидемиологических исследований было выявлено, что распространенность суицидальных идей на протяжении жизни во всей выборке составила 8,2 %. Этот уровень был гораздо выше у женщин (10,1 %), чем у мужчин (5,8 %).

Отметили у себя те или иные проявления суицидального поведения (идеи, планы, попытки) в течение жизни 12,7 % украинцев и 3 % — в течение последних 12 месяцев. Причем распространенность всех проявлений суицидального поведения у женщин почти в 2 раза выше, чем у мужчин (табл. 1). Было выявлено также, что среди тех, кто имел суицидальные намерения, только 25,1 % (18,8 % мужчин и 28,0 % женщин) обращались за медицинской помощью.

Имели план суицида 32,9 % респондентов с суицидальными идеями, а 21,6 % тех, кто имел суицидальные идеи, совершали попытки суицида.

Средний возраст первого появления суицидальных идей и первых планов составил 30–35 лет как для женщин, так и для мужчин. Средний возраст первых попыток был несколько ниже для женщин (25,3 года), чем для мужчин (30,9 года). Для большинства планы и попытки суицида впервые проявились в том же году, что и первые суицидальные идеи (90 и 77 % соответственно).

Были выявлены корреляции между местом проживания и распространенностью суицидального поведения. Наименьшая распространенность суицидального поведения была зафиксирована в западных регионах Украины, наивысшая — в юго-восточных областях Украины (табл. 2).

На основании проведенных эпидемиологических исследований распространенности суицидального поведения были выявлены следующие факторы риска суицидального поведения на протяжении жизни для жителей Украины:

— Пол: женский.

— Возраст: до 35 лет.

— Предшествующие травматические события.

— Психические расстройства в анамнезе у родителей, особенно алкоголизм.

— Место жительства: не в западном регионе Украины.

— Образование: ниже высшего.

— Семейное положение: не состоящие в браке.

— Состояние здоровья: плохое и его ухудшение в течение последнего года.

— Значительным фактором риска является наличие алкогольной зависимости, аффективных и тревожных расстройств.

Наличие коморбидных расстройств в прошлом сильно ассоциировалось с последующей суицидальностью в Украине. Сопутствующая алкогольная зависимость и перемежающееся эксплозивное расстройство вели к 10-кратному повышению риска суицидальных идей; сопутствующие депрессивные и тревожные расстройства — к 7-кратному повышению, а наличие двух и более классов расстройств — к 8-кратному.

У 56,1 % респондентов с суицидальными идеями на протяжении жизни отмечались психические и поведенческие расстройства (преимущественно алкогольная зависимость, депрессивные и тревожные расстройства). У лиц без суицидальных идей эти расстройства встречались в два раза реже (29,5 %).

Следует отметить, что в проведенных эпидемиологических исследованиях было показано, что каждый третий житель Украины на протяжении жизни либо имеет признаки аффективных и тревожных расстройств, либо страдает от алкогольной зависимости. Распределение распространенности этих расстройств в различных регионах страны представлено в табл. 3.

Получен ряд специфических для Украины данных. В отличие от других стран, где раздельное проживание и развод коррелируют с появлением суицидальных идей, в Украине таких взаимосвязей не выявлено. Наблюдаются нетипичные корреляции: группа наивысшего риска суицидального поведения представлена молодыми взрослыми людьми в расцвете сил, женатыми, строящими карьеру и создающими семью. Не выявлено связи с повышенной суицидальностью у лиц, переживших экологические и техногенные (Чернобыль) катастрофы. Но обнаружена ассоциация личных травм с суицидальными идеями. Выявлено отрицательное воздействие суицидальных идей на жизнедеятельность и частоту обращения за медицинской помощью.

Таким образом, анализ статистических данных, отражающих историческую динамику суицидальной смертности за тридцатилетний период, и анализ данных эпидемиологических исследований, отражающих распространенность суицидального поведения (идеи, планы, поступки) среди жителей Украины, позволил получить более объективную картину суицидологической ситуации в стране, выявить специфические для Украины факторы суицидального риска и создать региональные дифференцированные профилактические программы.

 

Впервые опубликовано

в журнале «Суицидология». —

2013. — № 3(12)


Bibliography

1. Как нам уменьшить число суицидов в Украине / [В.В. Домбровская, В.А. Розанов, Л.Н. Юрьева и др.]. — Одесса, 2007. — 50 с. (Проект междисциплинарной программы суицидальной превенции.)

2. Немцов А.В. Алкогольная история России: Новейший период / А.В. Немцов. — М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. — 320 с.

3. Положий Б.С. Макросоциальные детерминанты частоты суицидов в России / Б.С. Положий // Материалы съезда психиатров России. — М., 2005. — С. 446–447.

4. Юрьева Л.Н. История. Культура. Психические и поведенческие расстройства / Л.Н. Юрьева. — К.: Сфера, 2002. — 314 с.

5. Юрьева Л.Н. Клиническая суицидология [монография] / Л.Н. Юрьева. — Днепропетровск: Пороги, 2006. — 472 с.

6. Юрьева Л.Н. Суицидологическая ситуация в Украине: реалии и перспективы / Л.Н. Юрьева // Український вісник психоневрології. — 2007. — Т. 15, вып. 1(50). — С. 34–36.

7. Юрьева Л.Н. Динамика уровня самоубийств в Украине и ее региональные особенности / Л.Н. Юрьева, Е.Н. Зинченко, А.Е. Юрьев // Психічне здоров’я. — 2010. — Випуск 2(27). — С. 75–78.

8. Юрьева Л.Н. Динамика суицидальной смертности в Украине / Л.Н. Юрьева, А.Е. Юрьев // Український вісник психоневрології. — 2012. — Т. 20, вип. 3(72). — С. 239.

9. Bromet E.J., Havenaar J.M., Tintle N., Kostyuchenko S., Kotov R., Gluzman S. Suicide ideation, plans and attempts in Ukraine: findings from the Ukraine World Mental Health Survey // Psychological Medicine. — 2007. — 37(6). — Р. 807–19.

10. Diekstra R. The epidemiology of suicide and parasuicide // Preventive strategies on suicide / Ed. R. Diekstra et al. — Leiden: Brill, 1995. — P. 1–34.

11. Diekstra R.F.W. Suicide and parasuicide. A global perspective Suicide and Attemted Suicide. Risk Factors Monadgement and Prevention. — London, 1991.

12. Kolves K., Varnik А., Tooding L.M., Wasserman D. The role of alcohol in suicide: a case-control psychological autopsy study // Psychol. Med. — 2006. — 36(7). — Р. 923–30.

13. Kondrichin S.V., Lester D. Suicide in the Ukraine // Crisis. — 2002. — 23(1). — Р. 32–3.

14. Kryzhanovskaya L., Pilyagina G. Suicidal Behavior in the Ukraine, 1988–1998 // Crisis. — 1999. — 20(4). — Р. 184–190.

15. Mokhovikov A., Donets О. Suicide in the Ukraine: epidemiology, knowledge, and attitudes of the population // Crisis. — 1996. — 17(3). — Р. 128–34.

16. UKRSTAT. 2010. Database of the State Statistics Committee of Ukraine. — http://www.ukrstat.gov.ua/

17. Varnik A., Kolves K., Vali M., Tooding L.M., Wasserman D. Do alcohol restrictions reduce suicide mortality? // Addiction. — 2007. — 102(2). — Р. 251–6.

18. Wasserman D., Varnik A. Suicide-preventive effects of perestroika in the former USSR: the role of alcohol restriction // Acta Psychiatr. Scand. — 1998. — Suppl. 394. — Р. 1–4.

19. Wasserman D., Varnik А., Eklund G. Male suicides and alcohol consumption in the former USSR // Acta Psychiatr. Scand. — 1994. — 89(5). — Р. 306–13.

20. Wasserman D., Varnik А., Eklund G. Female suicides and alcohol consumption during perestroika in the former USSR // Acta Psychiatr. Scand. — 1998. — Suppl. 394. — Р. 26–33.

21. Yur’yev A., Yur’yeva L., Varnik P., Varnik A. Risk and Protective Factors for suicide mortality in Ukraine // Chinese Mental Health Journal. — 2011. — 25(9 Suppl.). — 261.

22. Yur’yeva L. Rural-Urban Variation in Suicide Rates // Suicide in Eastern Europe, the CIS, and the Baltic Countries: Social and Public Healt Determinants A Foundation for Designing Interventions Summary of a Conference. — 2013. — P. 54–64.

Similar articles

Суицидальное поведение в регионе (методология мониторинга и профилактики)
Authors: Буденный П.В.
Главный врач Лисичанской областной психиатрической больницы, г. Лисичанск, Украина

"News of medicine and pharmacy" Неврология. Нейрохирургия. Психиатрия (637) 2017 (тематический номер)
Date: 2017.12.04
Categories: Neurology, Surgery, Psychiatry
Sections: Specialist manual
Социокультуральная динамика осознанного суицидального поведения
Authors: Юрьева Л.Н. — д.м.н., профессор, академик АН высшей школы Украины и Украинской АН, Днепропетровская государственная медицинская академия
"News of medicine and pharmacy" Неврология. Нейрохирургия. Психиатрия (540) 2015 (тематический номер)
Date: 2015.07.08
Categories: Neurology, Psychiatry
Sections: Specialist manual
Клиническая диагностика суицидального поведения в стационаре
Authors: Харитонов С.В., Московский НИИ психиатрии Росздрава РФ
"Journal of Ukrainian psychiatrists Association" (02) 2012
Date: 2013.01.17
Categories: Psychiatry
Sections: Clinical researches

Back to issue