Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" 8 (539) 2015

Back to issue

Использование инновационных продуктов в борьбе с эпидемией курения

Статья опубликована на с. 11 (Мир)


Статистика неутешительна: в Украине насчитывается около 9 млн активных курильщиков, которые составляют треть всего трудоспособного населения страны. На болезни, связанные с курением, приходится 37 000 смертей среди мужчин в возрасте 35–69 лет. Очевидно, что поиск путей избавления от убийственной эпидемии должен стать приоритетом для большинства стран мира, в том числе и Украины.

Горючая смесь

Современные исследователи проблемы курения занимаются анализом механизма вреда. Это позволяет точно определить причины вреда для поиска путей их локализации и последующего сокращения рисков в работе с тяжелыми случаями, когда курильщик не может или не желает избавиться от пагубной привычки. Несмотря на то, что этот факт был известен медицине уже пятьдесят лет, только сейчас западные ученые стали принципиально не смешивать никотин и табачные смолы, говоря о проблеме курения, поскольку это приводит к путанице и исключает практически реализуемые методы борьбы с эпидемией курения.

«Все привыкли винить в проблемах, связанных с курением, никотин, — отмечает доктор медицинских наук, директор Института внутренней медицины и клинической иммунологии Университета Катании (Италия), директор Центра по исследованию табака, почетный профессор медицины в Университете Саутгемптона (Великобритания) Риккардо Полоза. — Это заблуждение!» В состав табачного дыма, кроме никотина, входит несколько десятков токсичных и канцерогенных веществ — полициклические ароматические углеводороды, ароматические амины, летучие нитрозосоединения, табакоспецифичные нитрозоамины, альдегиды, фенолы, свободные радикалы и тому подобное. По сравнению с ними никотин не представляет угрозы. Большинство канцерогенных и мутагенных веществ содержатся в твердой фазе табачного дыма, то есть в смоле. Изолированно каждый из этих токсинов не способен нанести значительный ущерб живому организму. Но, подвергаясь процессу горения, весь этот «набор» становится ядом.

Сегодня список заболеваний, которые напрямую ассоциированы с курением, постоянно увеличивается. «Мы видим четкую связь между канцерогенным действием табачных смол и астмой, а также хронической обструктивной болезнью легких и риносинуситом, — продолжает Риккардо Полоза. — Кроме того, давно установлено, что курение провоцирует рак легкого и других органов дыхательной системы (горла, трахеи, языка), а также эндотелийзависимые заболевания сердечно–сосудистой системы».

Антитабачные меры

Борьба с курением прежде всего подразумевает устранение вреда для здоровья, что практически реализуемо с помощью заменителей сигарет, ведь курильщикам от сигарет нужен только никотин. Сложность составляют те случаи, когда зависимость носит психологический характер. «Все курильщики глубокозависимые люди, — утверждает эксперт Риккардо Полоза. — Но лишь 20 % из них зависимы от самого никотина, зависимость остальных носит чисто психологический характер. С такими людьми нельзя работать путем запретов. Им необходимо донести, что вред кроется в процессе горения, и предложить любую альтернативу, которая исключает этот процесс».

Можно проводить кампании, пропагандирующие здоровый образ жизни, вводить налоги на сигареты и запреты курения в общественных местах, но это очень медленный и неэффективный процесс. На се–годня в странах с наиболее успешными результатами антитабачных мер курит 16–17 % взрослого населения. По словам британского эксперта по борьбе с курением профессора Джерри Стимсона и ученых научного центра Public Health England, таких высоких результатов по сокращению распространенности курения удалось достичь благодаря использованию продуктов сниженного риска. Вытеснение сигарет менее вредными никотиновыми заменителями способно существенно сократить распространенность курения, поскольку позволяет ускоренными темпами достичь отказа от курения среди аудитории наиболее тяжелых курильщиков. Сложность заключается в том, как достичь массового перехода от курения к использованию других форм получения нико–тина.

«Важно разграничивать и проводить две информационные кампании, — предлагает бывший исполнительный директор по неинфекционным заболеваниям и психическому здоровью Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), главный разработчик Рамочной конвенции по борьбе с табаком, директор Института жизни Дерек Як. — Первая должна доносить общественности информацию о рисках курения, а вторая — справедливую интерпретацию роли никотиновых продуктов сниженного риска, переход на которые способен сократить смертность от курения минимум в два раза».

Среди наиболее используемых альтернативных продуктов стоит отметить никотиновые жвачки, пластыри, снус (разновидность жевательного табака), электронные сигареты, системы нагрева табака и др. Их всех объединяет главное преимущество — отсутствие процесса горения, вследствие которого и происходит высвобождение вредоносных хими–ческих элементов. «К примеру, в Швеции еще 10 лет назад приобрел популярность снус, — рассказывает Риккардо Полоза. — За это время потребление табака снизилось наполовину в сравнении со средним показателем по странам ЕС. Это позволило шведам вдвое сократить заболеваемость раком легкого и улучшить статистику по сердечно–сосудистым патологиям».

В Великобритании около 2,6 млн человек используют электронные сигареты, из них приблизительно 700 000 бросили курить. Инновационное исследование (Мартин Докрелл, ведущий представитель Программы по борьбе с табаком, 2010–2015 гг.) демонстрирует, что такой альтернативный продукт сниженного риска, как электронная сигарета, существенно изменил статус курильщиков. Так, 39 % из них полностью избавились от зависимости (в том числе и от электронных сигарет), а 19 % начали курить гораздо реже и только используя более безопасную альтернативу. Более того, по данным европейских исследователей, вдыхание и выдыхание пара, производимого продуктами сниженного риска, по меньшей мере на 96 % уменьшает вред по сравнению с обычными сигаретами.

В перспективе прогнозирования влияния никотиновых продуктов сниженного риска на курильщиков существует модель, разработанная для населения США, где было 480 000 смертей из–за курения при 40 миллионах курильщиков (среднегодовой темп бросания курения с 2002 по 2012 год — 0,8 %). Модель прогнозирует, что было бы, если бы инициатива сокращения вреда от курения, такая как использование электронной сигареты, получила бы поддержку (с учетом остаточного риска от использования электронной сигареты в 5 %), и сколько смертей будет предотвращено за 10 и 20 лет. В наиболее сдержанном анализе модель прогнозирует, что 10–летняя проекция связанной с курением смертности в США будет сокращена примерно на 342 000 при условии, что 2 % перейдут на использование электронной сигареты.

Бюрократические преграды

Ряд социальных антитабачных кампаний постулируют ложные утверждения, обобщая электронные сигареты с обычными, а также обобщая любые формы никотина с курением. Это сбивает с толку потребителя и нивелирует посыл о возможности сокращения риска даже для тех, кто не хочет или не может бросить курить. «Эту проблему можно решить, сместив акцент, но этого не делают, — отмечает Дерек Як. — Более того, людям до сих пор навязывают ложный вред никотина, умалчивая о процессе горения, хотя это известно уже много десятков лет. Что же ожидать от врачей, которые также неправильно инструктированы?»

Подобное мнение высказывает и директор Управления по контролю за продуктами и лекарствами (FDA) США Мич Зеллер: «Социальная поддержка продуктов сниженного риска должна быть сфокусирована на потенциально менее вредных, негорючих системах доставки никотина. Государственная составляющая обязана нивелировать рецепты на подобные изделия (в некоторых странах, к примеру, в Австрии, никотиновые продукты сниженного риска продаются в аптеках по рецепту), иначе люди будут снова возвращаться к обычным сигаретам, и мы ничего не добьемся».

Пассивное курение

Табачный дым, по данным ВОЗ, вызывает 200 тысяч смертей в год только на рабочих местах (это примерно 14 % всех профессиональных заболеваний в мире). Ретроспективные оценки и исследования, проведенные в Великобритании, показали, что пассивное курение увеличивает риск смерти от ишемической болезни сердца на 50–60 %, а исследования, проведенные в США, Великобритании, Австралии, Германии, показали, что риск рака легкого у пассивных курильщиков повышается, по примерным оценкам, на 30 % по сравнению с некурящими людьми. Все социальные инициативы и запрет курения в общественных местах приносят результаты, но их недостаточно. Переход же на безопасные альтернативные продукты попросту нивелирует риски для окружающих, поскольку заменители сигарет вместо дыма производят пар, содержание которого не оказывает влияния на окружающих.

 

Антон Рыбатюк

 



Back to issue