Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Emergency medicine" 7 (70) 2015

Back to issue

Perfusion Index in Anesthesiology and Intensive Therapy Practice (Literature Review)

Authors: Kursov S.V.
Kharkiv Medical Academy of Postgraduate Education, Ukraine

Categories: Medicine of emergency

Sections: Specialist manual

print version


Summary

В литературном обзоре представлены диагностические возможности перфузионного индекса — показателя состоятельности объемного периферического кровотока, определяемого методом фотоплетизмографии при проведении пульсоксиметрии. Указаны нормальные величины показателя и его характерные изменения в условиях различных патологических состояний в экспериментальных исследованиях и клинической практике.

У літературному огляді наведені діагностичні можливості перфузійного індексу — показника спроможності об’ємного периферичного кровотоку, що визначається методом фотоплетизмографії при проведенні пульс­оксиметрії. Вказані нормальні величини показника та його характерні зміни в умовах різних патологічних станів в експериментальних дослідженнях і клінічній практиці.

The literature review deals with diagnostic values of perfusion index that denotes the capability of volume peripheral blood flow estimated by means of photoplethysmography while pulse oxymetry. The article specifies standard values of the index as well as its distinctive changes under conditions of different pathologic states in applied studies and clinical practice.


Keywords

перфузионный индекс, гемодинамика, пульсоксиметрия, фотоплетизмография.

перфузійний індекс, гемодинаміка, пульсоксиметрія, фотоплетизмографія.

perfusion index, hemodynamics, pulse oxymetry, photoplethysmography.

Статья опубликована на с. 20-25

Введение

Быстрая объективная оценка состояния тяжести пациента является непременным залогом правильного выбора тактики оказания экстренной медицинской помощи, интенсивной терапии и увеличивает шансы для благоприятного исхода. Начальная оценка состояния тяжести больного в медицине неотложных состояний в настоящее время проводится в соответствии с содержанием алгоритма ABCDE: A (airway) — проходимость дыхательных путей; B (breathing) — дыхание; C (circulation) — кровообращение; D (disability) — расстройство сознания; E (exposure & examination) — дополнительные данные и детальный осмотр, то есть в первую очередь производится оценка состояния компенсации жизненно важных функций [1–3]. Значительно расширяют возможности диагностики инструментальные исследования, среди которых, несомненно, ведущую роль играют артериотензометрия, электрокардиография, термометрия и пульсоксиметрия [4, 5]. Современная медицинская аппаратура позволяет проводить эти исследования в самых экстремальных условиях в кратчайшие сроки. В последние 5 лет к таким доступным исследованиям начинают относить оценку состояния периферической микроциркуляции, а именно — объемного периферического капиллярного кровотока через определение величины перфузионного индекса и аналогичных гемодинамических маркеров (индекс компенсаторного резерва, индекс хирургического стресса, индекс вариабельности плетизмограммы). Эта информация формируется в процессе фотоплетизмографического исследования вместе с показателями пульсоксиметрии и может быть доступной в течение нескольких минут. Часто она может быть очень полезной в определении паттерна шока [6–8]. 

Методика фотоплетизмографии и определение состояния объемного периферического кровотока

Фотоплетизмография (ФП) представляет собой метод непрерывной графической регистрации изменений объема, отражающих динамику кровенаполнения сосудов исследуемых органов, части тела человека или животного, основанный на измерении оптической плотности. В методике ФП, в зависимости от поставленной задачи, участок ткани просвечивается светом с определенной длиной волны. В пульсоксиметрии используется красное и инфракрасное излучение. Эффект основан на разном поглощении красного и инфракрасного света окисленным и восстановленным гемоглобином. Пульсоксиметр включает как минимум два фотодиода. Один из диодов (световой эмиттер) испускает луч света с определенной длиной волны, другой светодиод (фотодетектор) принимает его. Полученные данные преобразуются в цифровые значения. Свет попадает на фотодетектор после рассеивания (или отражения). Фотодетектор преобразует попавший на его фоточувствительную область свет в электрический заряд. Интенсивность света, отраженного или рассеянного исследуемым участком ткани, пропорциональна толщине слоя поглощающего вещества. В зависимости от состояния объемного периферического кровотока поглощение света, а следовательно, и величина электрического заряда будут подвергаться изменениям. Сужение и расширение сосуда под действием артериальной пульсации кровотока вызывают соответствующее изменение амплитуды сигнала, получаемого с выхода фотодетектора [9, 10].
Свет, который поглощается и рассеивается, проходя через ткани и кровь, может быть разделен на две составляющие. Постоянная составляющая (DC) образуется вследствие абсорбции света кожей и другими тканями, а также непульсирующим объемом крови. Переменная составляющая (AC) отражает абсорбцию света пульсирующим потоком крови, то есть артериальной кровью. Для повышения точности определения сатурации методом пульсовой оксиметрии используется нормирование сигналов поглощения света, для чего измеряется постоянная составляющая в моменты диастолы и находится отношение амплитуд пульсирующей и постоянной составляющих: Анорм. = AC / DC. Эта процедура выполняется для каждой длины волны излучения. Нормированная величина поглощения не зависит от интенсивности излучения светодиодов, а определяется только оптическими свойствами живой ткани (следствие из закона фотоэффекта Эйнштейна). Таким образом, перфузионный индекс (PI) представляет соотношение переменной и постоянной составляющих световой адсорбции, выраженное в процентах: PI = AC / DC × 100 % [9–11]. Современные технологии позволяют регистрировать величину PI в диапазоне 0,02–20,0 % [10, 12, 13].
В зависимости от интенсивности объемного периферического кровотока, заполнения сосудистого русла жидкостью, количества функционирующих капилляров будет регистрироваться та или иная величина PI (рис. 1).
Нормальная величина PI находится в пределах 4–5 %. Значения PI, превышающие 5 %, расцениваются как избыточная перфузия. Чем ниже величина PI, тем меньше объемный периферический кровоток. Снижение PI регистрируют при развитии периферической сосудистой вазоконстрикции, артериосклерозе, гипотермии, состоянии гиповолемического и кардиогенного шока с централизацией кровообращения, болезнях Бюргера и Рейно, одновременном наличии гиповолемии и стрессовой вазоконстрикции. При остановке эффективного кровообращения определение PI становится невозможным, однако массаж сердца позволяет восстановить процесс определения величины PI. При низкой перфузии количество света, которое получает фотоприемник, может стать чрезмерно высоким или чрезмерно низким. Чем больше разница в количестве света, полученного фотоприемником в разные фазы сердечного цикла, тем более точными будут измерения. Наоборот, когда периферическая перфузия очень сильно снижена, результаты измерений становятся нестабильными. На результаты исследования серьезно влияет компрессия тканей (раздувание манжеты при измерении артериального давления (АД)) и снижение температуры тела. Определение PI должно проводиться при горизонтальном положении пациента после согревания мягких тканей пальца. В диагностической аппаратуре мирового лидера в области проведения фотоплетизмографических исследований фирмы Masimo c помощью компактного переносного датчика предоставляется возможность определения величины PI в диапазоне 0,25–5 % с констатацией наличия РI менее 0,25 % или более 5 % [10, 14].

Определение перфузионного индекса в анестезиологической практике

В 2003 году Н. Hager с соавт. показали, что у пациентов, подвергшихся длительным хирургическим вмешательствам с анестезией севофлураном, величина РI тесно коррелировала с концентрацией севофлурана в выдыхаемом воздухе. Был сделан вывод, что мониторинг РI может быть полезен для контроля за действием общих анестетиков, обладающих сосудорасширяющим эффектом [15].
В 2004 году A. Lima и J. de Bakker исследовали динамику PI у 14 пациентов, находящихся в критическом состоянии, под влиянием моделирования регионарной гиперемии. Реактивная гиперемия создавалась путем наложения и раздувания манжеты сфигмоманометра с 3-минутным удержанием в ней давления, превышающего систолическое АД на 30 мм рт.ст. После этого воздух из манжеты быстро выпускали. Отмечено достоверное повышение PI у всех пациентов с 2,8 ± 1,8 % до 3,9 ± 2,1 % [16].
В 2005 году C.Z. Kakazu с соавт. установили, что быстрое повышение PI является одним из надежных ранних маркеров появления эпидурального блока после введения местных анестетиков [17]. 
E.M. Galvin с соавт. (2006) сообщили об информативности наблюдения за изменениями PI при проведении успешной блокады нервно-сосудистого пучка в подкрыльцовой впадине и седалищного нерва у 66 пациентов, подвергшихся оперативным вмешательствам под проводниковой анестезией. Повышение PI было констатировано уже через 15 минут после введения местного анестетика [18]. 
В 2009 г. эти данные были подтверждены в Скандинавии Y. Ginosar с соавт. Было отмечено, что через 20 минут после эпидурального введения 10 мл 0,25% раствора бупивакаина PI возрастал на 325 % [19]. 
В этом же году в канадском научном издании вышеназванные авторы сообщили, что после использования для эпидуральной анестезии введения раствора бупивакаина различной концентрации и объема: 10 мл 0,5% (50 мг), 10 мл 0,25% (25 мг) и 40 мл 0,0625% (25 мг) — PI возрастал соответственно на 280, 303 и 59 % [20]. 
Аналогичную динамику PI наблюдали: A. Sebastiani (2012) — при проведении блокады межлестничного нерва, A. Kus (2013) — при блокаде плечевого сплетения, S. Hyuga (2012) — при спинальной анестезии [21–23].
Ранее в работе S.Q. Li с соавт. (2008) было показано, что изменения PI тесно коррелировали с изменениями систолического и диастолического АД у нейрохирургических больных (r = 0,623) в ответ на интубацию трахеи, введение пропофола и ремифентанила, а также с изменениями концентрации норадреналина в плазме крови (r = –0,679) [24].
H.A. Mowafi с соавт. (2009) исследовали динамику PI у пациентов, оперируемых под пропофоловым наркозом, сравнивая гемодинамические эффекты вводимого внутривенно адреналина (15 мкг) в комбинации с лидокаином (45 мг) и равного объема изотонического раствора натрия хлорида. После введения адреналина с лидокаином PI у анестезированных оперируемых больных быстро (в течение 1-й минуты) снижался на 65 ± 13 %. На этом основании было сделано предположение, что мониторинг PI может быть использован для идентификации внутрисосудистого введения адреналина при выполнении эпидуральной анестезии [25].
Коллектив ученых во главе с Ju Mizuno (2012) обнаружил, что PI достоверно возрастал при индукции в общую анестезию на фоне применения общих анестетиков и опиоидов с 2,1 ± 1,7 % до 3,8 ± 2,3 %, что сопутствовало снижению тонуса симпатической нервной системы [26]. 

Изучение динамики перфузионного индекса в экспериментальных исследованиях и практике интенсивной терапии

Одни из первых сообщений об определении РI у пациентов, находящихся в критическом состоянии, принадлежат голландским и бразильским ученым. В 2002 г. коллектив исследователей во главе с A.A.P. Lima, используя аппаратуру Philips Medical Systems Viridia/56S, наблюдал за изменениями РI у 37 взрослых пациентов. Медианой стал показатель 1,4 % с внутренним квартильным рангом 0,7–3,0 %. Наиболее тесной оказалась связь PI c величиной центрально-периферического температурного градиента [27].
В 2009 году A.A.P. Lima с соавт., обследовав 50 пациентов отделения интенсивной терапии, констатировали, что PI оказался достоверно ниже у пациентов с более высокими оценками по шкале SOFA независимо от основной патологии. Пациенты с низкими значениями PI имели более высокий риск неблагоприятного исхода заболевания [28].
В 2011 г. ученые во главе с A.A.P. Lima моделировали центральную гиповолемию у 24 здоровых добровольцев путем помещения нижней части тела исследуемого в герметичную камеру, в которой создавалось отрицательное давление. Давление в камере пошагово было снижено до –80 мм рт.ст. Таким образом, серьезно затруднялся венозный возврат крови к сердцу, что должно было соответствовать дефициту 30% объема циркулирующей крови. Аналогичные эксперименты были начаты ранее (2008–2009) специалистами Flashback Technologies, Inc. и US Army Institute of Surgical Research (Институт хирургических исследований армии США) при разработке фотоплетизмографического прибора, в котором оценка состояния объемного периферического кровотока проводится с помощью индекса компенсаторного резерва. Он может изменяться в диапазоне 0–1,0, и его биофизическое содержание совпадает с PI. В процессе моделирования центральной гиповолемии PI у испытуемых быстро снижался. При наиболее низком давлении в камере его величина составила в среднем 1,3 % [0,9–1,7 %], что соответствует нарушениям гемодинамики при компенсированном гиповолемическом шоке [6, 29, 30]. Условия эксперимента отражены на рис. 2.
В 2013 году M.E. van Genderen с соавт. продолжили исследования изменений РI у 25 здоровых добровольцев в условиях создания отрицательного давления. С 5-минутным интервалом давление в камере последовательно снижали с 0 до –20, –40 и –60 мм рт.ст. При моделировании гиповолемии ударный объем сердца снизился на 36 %, в то время как частота пульса возросла на 33 %. При минимальных параметрах давления в камере было отмечено снижение РI на 46 % от исходного значения [7].
В работе H.M. Atef с соавт. (2013) было показано, что мониторинг РI оказался более информативен в плане оценки тяжести стресса, связанного с обеспечением проходимости дыхательных путей с помощью надгортанного воздуховода i-gel, классической ларингеальной маски и интубации трахеи, чем мониторинг систолического и диастолического АД, а также частоты сердечных сокращений и пульса [31].
В исследование He Huai-wu с соавт. (2013) из Объединенного медицинского колледжа Пекина было включено 46 пациентов с сепсисом. Наивысшие оценки по шкале APACHE II (18 ± 6 баллов) и по шкале SOFA (9 ± 2 балла) имели 26 выживших больных. В 20 случаях с летальным исходом оценки составили соответственно 20 ± 6 балла и 10 ± 2 балла. Всем пациентам потребовалась коррекция сосудистого тонуса норадреналином. У выживших больных величина PI после проведения 6-часовой жидкостной ресусцитации составила 1,95 ± 1,5 %, а у умерших — 0,60 ± 0,86 %. Величина PI была признана одним из наиболее информативных прогностических признаков исхода заболевания наряду с показателем концентрации лактата в артериальной крови [32].
M.E. van Genderen с соавт. (2014) прицельно изучали динамику PI у 137 пациентов с абдоминальной патологией, подвергшихся большим хирургическим вмешательствам. Снижение PI от начала послеоперационного периода до 3-го дня после операции оказалось независимым предик-тором тяжелых осложнений независимо от состояния компенсации показателей центральной гемодинамики. К таким осложнениям были отнесены госпитальная пневмония, инфекция мочевыводящих путей, сепсис и несостоятельность анастомозов. Величина PI в тех случаях, когда послеоперационный период протекал гладко, колебалась в пределах 3,9–4,9 %. При развивающихся осложнениях PI был снижен и находился в пределах 1,7–2,9 % [33].
Среди исследователей имеются разные мнения по поводу того, какая величина PI уже может быть ассоциирована с высоким риском летальности. В исследование Y.A. Akar с соавт. (2015), проводившееся в отделении неотложной помощи военного госпиталя в г. Анкаре, было включено 60 пациентов, нуждающихся в неотложных мероприятиях интенсивной терапии. Начальная оценка тяжести состояния больных по шкале APACHE II составила 23,24 ± 8,51 балла, оценка тяжести органной дисфункции по шкале SOFA — 7,79 ± 3,43 балла. Летальность составила 43,33 % (26 из 60). Величина PI < 2,35 оказалась предиктором летальности, который по своей информативности не уступал показателям шкал, применяющихся в интенсивной терапии (APACHE II, SOFA, SAPS II), и коррелировал с тяжестью состояния пациентов и органной дисфункции [34].
E. Klijn с соавт. (2015) сообщили о мониторинге PI у пациентов с острым повреждением почек, подвергшихся гемофильтрации. По мере эвакуации жидкости из организма PI снижался вместе с показателями ударного индекса, минутного объема кровообращения и всех показателей АД. Величина PI &#8804; 0,82 % оказалась серьезным предиктором развития артериальной гипотензии [35].
L. H&oslash;iseth с соавт. (2015) изучили действие отрицательного давления (минимум –60 мм рт.ст.) и болевой стимуляции (холодового воздействия) у 20 здоровых добровольцев. И одно и другое воздействие приводило к снижению как PI, так и сатурации капиллярной крови кислородом. При совместном действии болевого фактора и отрицательного давления расстройства микроциркуляции усугублялись [36].
В экспериментальном исследовании S.B. Choi (2015), проведенном на крысах, было показано, что снижение величины PI при моделировании гиповолемического шока четко отражало степень тяжести кровопотери, принятой ATLS (Advanced Trauma Life Support) [8].
Фотоплетизмографические технологии быстрого неинвазивного определения концентрации гемоглобина в крови в процессе проведения пульсоксиметрии своей точностью клиницистов пока не удовлетворяют. Сравнительные исследования концентрации гемоглобина в крови, проведенные с помощью технологии Masimo и автоматического анализатора концентрации гемоглобина XE-2100 (Roche, Neuilly sur Seine, France) коллективом ученых во главе с Nguyen Ba-Vinh (2011) у здоровых добровольцев и кардиохирургических пациентов, показали очень слабую корреляционную зависимость между истинным содержанием гемоглобина в крови и результатами фотоплетизмографии [37].

Заключение

Величина перфузионного индекса отражает состояние объемного капиллярного кровотока. Она зависит от состояния сердечного выброса, сосудистого тонуса, объема циркулирующей сосудистой жидкости. Стрессовые воздействия, ассоциированные с увеличением активности симпатической нервной системы, сердечная слабость, сосудистая недостаточность, сочетающаяся со снижением производительности сердца, гиповолемия приводят к снижению PI. Перфузия улучшается в условиях симпатической блокады, стабилизации гемодинамики на фоне повышения системного АД, устранения дефицита внутрисосудистой жидкости, увеличения производительности сердца, сочетающейся с вазодилатацией. Таким образом, PI представляет собой дополнительный диагностический инструмент, позволяющий объективизировать состояние периферического кровотока и своевременно задействовать другие диагностические мероприятия и средства интенсивной терапии для улучшения состояния пациента.

Bibliography

1. Наказ МОЗ України № 34 від 15.01.2014 «Про затвердження уніфікованих клінічних протоколів для екстреної медичної допомоги». Протоколи 1.5 «Гіповолемічний шок», 1.12 «Політравма», 1.13 «Раптова серцева смерть», 1.22 «Черепно-мозкова травма» та інші.
2. Initial Assessment and Treatment with the Airway, Breathing, Circulation, Disability, Exposure (ABCDE) Approach / Troels Thim, Niels Henrik Vinther Krarup, Erik Lerkevang Grove [et al.] // International Journal of General Medicine. — 2012. — Vol. 5. — P. 117-121.
3. A Systematic Approach to the Acutely Ill Patient (ABCDE Approach)/Guidelines & Guidance/Resuscitation Council (UK) [електронний ресурс] 2010 / Режим доступу: https://www.resus.org.uk/resuscitation-guidelines/a-systematic-approach-to-the-acutely-ill-patient-abcde/
4. Pre-Hospital Care Medical Control Protocols and Procedures/Southwest General Health Center/EMS Services [електронний ресурс] Revised 03/2007, 06/2007, 08/2008, 01/2012 / Режим доступу: http://www.swgeneral.com/assets/1/7/2013emsProtocols-04_Circulation.pdf
5. Bosenberg L. Pulse Oximetry Revisited [електронний ресурс] / L. Bosenberg / Kalafong Hospital University of Pretoria / Режим доступу: http://www.up.ac.za/media/shared/Legacy/sitefiles/file/45/1335/17594/grandroundtopics/pulseoximetryrevisited14nov.pdf
6. Moulton S. Running on Empty? The Compensatory Reserve Index [електронний ресурс] / Режим доступу: 3.Moulton.Running-on-Empty.6.29.13-PDF-XChangeViewer
7. Peripheral Perfusion Index as an Early Predictor for Central Hypovolemia in Awake Healthy Volunteers / M.E. van Genderen, S.A. Bartels, A. Lima [et al.] // Anesthesia & Analgesia. — 2013. — Vol. 116, № 2. — P. 351-356.
8. Prediction of ATLS Hypovolemic Shock Class in Rats Using the Perfusion Index and Lactate Concentration / S.B. Choi, J.S. Park, J.W. Chung [et al.] // Shock. — 2015. — Vol. 43, № 4. — Р. 61-68.
9. Сальников В.Г. Фотоплетизмография и пульсовая оксиметрия. Место в практической и научной медицине / В.Г. Сальников, Н.Р. Ширинбеков, К.Ю. Красносельский, Ю.С. Александрович / Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет, ФГБУЗ КБ № 122 им. Л.Г. Соколова ФМБА России [електронний ресурс] / Режим доступу: http://xn--e1afbfljsem6k.xn--p1ai/pdf/platizmografiya.pdf
10. Perfusion Index. Clinical Applications of Perfusion Index / Masimo Corporation [електронний ресурс] 2007 / Режими доступу: http://www.infiniti.se/upload/servicemanual/masimo/beskrivning_piwhite%20paper.pdf & http://www.masimo.com/pdf/whitepaper/lab3410f.pdf
11. Lima A.P. Noninvasive Monitoring of Peripheral Perfusion in Critically Ill Patients / A.P. Lima / Thesis to Obtain the Degree of Doctor from the Erasmus University Rotterdam [електронний ресурс] March 2013 / Режим доступу: Noninvasive Monitoring Of Peri-pheral Perfusion In Critically Ill Patients-PDF-XChange Viewer
12. Goldman J.M. Masimo signal extraction pulse oximetry / J.M. Goldman, M.T. Petterson, R.J. Kopotic, S.J. Barker // Journal of Clinical Monitoring and Computing. — 2000. — Vol. 16. — P. 475-483.
13. Observations on a new non-invasive monitor of skin blood flow / J.R. Hales, F.R. Stephens, A.A. Fawcett [et al.] // Clinical and Experimental Pharmacology and Physiology. — 1989. — Vol. 16. — P. 403-415.
14. Курсов С.В. Екстрена оцінка стану об’ємного периферійного кровообігу та стану волемії за результатами фотоплетизмографічного дослідження / С.В. Курсов, К.І. Лизогуб // Здобутки клінічної і експериментальної медицини. — 2015. — № 1(22). — С. 149.
15. Hager H. Perfusion Index — A Valuable Tool to Assess Changes in Peripheral Perfusion Caused by Sevofluran / H. Ha-ger, D. Reddy, A. Kurz // Anesthesiology. — 2003. — Vol. 99. — A. 593.
16. Lima A. The Peripheral Perfusion Index in Reactive Hyperemia in Critically Ill Patients / A. Lima, J. de Bakker // Critical Care. — 2004. — Vol. 8, Suppl. 1. — P. 53.
17. Kakazu C.Z. Masimo Set Technology Using Perfusion Index Is a Sensitive Indicator for Epidural Onset / C.Z. Kakazu, B.J. Chen, W.F. Kwan // Anesthesiology. — 2005. — Vol. 103. — A. 576.
18. Peripheral Flow Index Is a Reliable and Early Indicator of Regional Block Success / E.M. Galvin, S. Niehof, S.J. Verbrugge [et al.] // Anesthesia & Analgesia. — 2006. — Vol. 103, № 1. — Р. 239-243.
19. Pulse Oximeter Perfusion Index As an Early Indicator of Sympathectomy After Epidural Anesthesia / Y. Ginosar, C.F. Weiniger, Y. Meroz [et al.] // Acta Anaesthesiologica Scandinavica. — 2009. — Vol. 53, № 8. — Р. 1018-1026.
20. Sympathectomy-mediated Vasodilatation: a Randomized Concentration Ranging Study of Epidural Bupivacaine / Y. Ginosar, C.F. Weiniger, V. Kurz [et al.] // Canadian Journal of Anaesthesio-logy. — 2009. — Vol. 56, № 3. — Р. 213-221.
21. Perfusion index and plethysmographic variability index in patients with interscalene nerve catheters / A. Sebastiani, L. Philippi, S. Boehme [et al.] // Canadian Journal of Anaesthesiology. — 2012. — Vol. 59, № 12. — Р. 1095-1101.
22. Usefulness of Perfusion Index to Detect the Effect of Brachial Plexus Block / A. Kus, Y. Gurkan, S.K. Gormus [et al.] // Journal of Clinical Monitoring and Computing. — 2013. — Vol. 27, № 3. — Р. 325-328.
23. Changes in Perfusion Index After Spinal Anesthesia / S. Hyuga, S. Tanaka, E. Imai [et al.] / Proceedings of the American Society of Anesthesiologists [електронний ресурс] October 13, 2012. Wa-shington DC. A1307 / Режим доступу: http://www.masimo.com/pdf/clinical/set/Hyuga-Changes-in-Perfusion-Index-after-Spinal-Anesthesia-ASA-2012.pdf
24. Li S.Q. Correlation of Tip Perfusion Index with Hemodyna-mics and Catecholamines in Patients Undergoing General Anesthesia / S.Q. Li, B.R. Luo, B.G. Wang // Zhonghua Yi Xue Za Zhi. — 2008. — Vol. 88, № 17. — P. 1177-1180.
25. Mowafi H.A. The Efficacy of Perfusion Index As an Indicator for Intravascular Injection of Epinephrine-containing Epidural Test Dose in Propofol-anesthetized Adults / H.A. Mowafi, S.A. Ismail, M.A. Shafi, A.A. Al-Ghamdi // Anesthesia & Analgesia. — 2009. — Vol. 108. — P. 549-553. 
26. Mizuno J. General Anaesthesia Induction Using General -Anaesthetic Agents and Opioid Analgesics Increases Perfusion Index (PI) and Decreases Pleth Variability Index (PVI): Observational Clinical Study / Ju Mizuno, Yoshihisa Morita, Akihito Kakinuma, Shigehito Sawamura // Sri Lankan Journal of Anaesthesiology. — 2012. — Vol. 20. — P. 7-12.
27. Lima A.P. Use of Peripheral Perfusion Index Derived From the Pulse Oximetry Signal as a Noninvasive Indicator of Perfusion / Alexandre Pinto Lima, Peter Beelen, Jan Bakker // Critical Care Medicine. — 2002. — Vol. 30, № 6. — P. 1210-1213.
28. The prognostic value of the subjective assessment of peripheral perfusion in critically ill patients / A. Lima, T.C. Jansen, J. van Bommel [et al.] // Critical Care Medicine. — 2009. — Vol. 37, № 3. — Р. 934-938.
29. Pulse Oxymeter Perfusion Index as a Predictor for Induced Central Hypovolemia in Humans / A. Lima, M. van Genderen, B. Bartelse [et al.] / Erasmus MC, University Medical Center Rotterdam / 31st International Symposium on Intensive Care and Emergency Medicine (ISICEM) [електронний ресурс] 2011 / Режим доступу: http://f1000research.com/posters/973
30. Physiological and Medical Monitoring for en Route of Combat Casualties / V.A. Convertino, K.L. Ryan, C.A. Rickards [et al.] // Journal of Trauma. — 2008. — Vol. 64. — S. 342-353.
31. Atef H.M. Perfusion Index Versus Non-invasive Hemodynamic Parameters During Insertion of I-gel, Classic Laryngeal Mask Airway and Endotracheal Tube / Hosam M. Atef, Salah Abd Fattah, Mohammed Emad Abd Gaffer, Ahamed Abd Al Rahman // Indian Journal of Anaesthesiology. — 2013. — Vol. 57, № 2. — Р. 156-162.
32. He Huai-wu. The Peripheral Perfusion Index and Transcutaneous Oxygen Challenge Test Are Predictive of Mortality in Septic Patients After Resuscitation [електронний ресурс] / Huai-wu He, Da-wei Liu Yun Long, Xiao-ting Wang // Critical Care. — 2013. — Vol. 17. — R. 116 / Режим доступу: http://www.ccforum.com/content/17/3/R116
33. Clinical Assessment of Peripheral Perfusion to Predict Postoperative Complications After Major Abdominal Surgery Early: a Prospective Observational Study in Adults [електронний ресурс] / M.E. van Genderen, J. Paauwe, J.de Jonge [et al.] // Critical Care. — 2014. — Vol. 18. — R. 114 / Режим доступу: http://www.ccforum.com/content/18/3/R114
34. Perfusion Index from Pulse Oximetry Predicts Mortality and Correlates with Illness Severity Scores in Intensive Care Unit Patients / Y.A. Acar, L. Yamanel, O. Cinar [et al.] // Acta Medica Mediterranea. — 2015. — Vol. 31. — P. 237-242.
35. Peripheral Perfusion Index Predicts Hypotension during Fluid Withdrawal by Continuous Veno-Venous Hemofiltration in Critically Ill Patients / E. Klijn, A.B.J. Groeneveld, M.E. van Genderen [et al.] // Blood Purification. — 2015. — Vol. 40. — P. 92-98.
36. Tissue Oxygen Saturation and Finger Perfusion Index in Central Hypovolemia: Influence of Pain / L. H&oslash;iseth, J. Hisdal, I.E. Hoff [et al.] // Critical Care Medicine. — 2015. — Vol. 43, № 4. — P. 747-756.
37. The Accuracy of Noninvasive Hemoglobin Measurement by Multiwavelength Pulse Oximetry After Cardiac Surgery / Ba-Vinh Nguyen, Jean-Louis Vincent, Emmanuel Nowak [et al.] // Anesthesia & Analgesia. — 2011. — Vol. 113, № 5. — Р. 1052-1057.

Similar articles

Quantitative changes of the perfusion index in various pathological conditions
Authors: Курсов С.В.(1), Никонов В.В.(1), Белецкий А.В.(1), Лизогуб К.И.(2)
(1) — Харьковская медицинская академия последипломного образования, г. Харьков, Украина
(2) — ГУ «Институт патологии позвоночника и суставов им. проф. М.И. Ситенко НАМН Украины», г. Харьков, Украина

"Emergency medicine" №1(88), 2018
Date: 2018.03.23
Categories: Medicine of emergency
Sections: Clinical researches
Non-invasive cardiac output monitoring in patients with polytrauma
Authors: Матолінець Н.В.
Львівський національний медичний університет імені Данила Галицького, м. Львів, Україна

"Emergency medicine" №1(96), 2019
Date: 2019.03.20
Categories: Medicine of emergency
Sections: Clinical researches
Analysis of the results of the study of central hemodynamics and peripheral capillary blood flow at different modes of intraoperative fluid management
Authors: Курсов С.В.(1), Лизогуб К.І.(2), Лизогуб М.В.(2)
(1) — Харківська медична академія післядипломної освіти, м. Харків, Україна
(2) — ДУ «Інститут патології хребта та суглобів ім. проф. М.І. Ситенка НАМН України», м. Харків, Україна

"Emergency medicine" 7 (86) 2017
Date: 2017.12.20
Categories: Medicine of emergency
Sections: Clinical researches
Blood carboxyhemoglobin monitoring for evaluation of severity of traumatic shock and reperfusion injuries (analytical review with results of our own observations)
Authors: Курсов С.В., Белецкий А.В., Лизогуб К.И., Лизогуб Н.В.
Харьковская медицинская академия последипломного образования, г. Харьков, Украина
ГУ «Институт патологии позвоночника и суставов имени профессора М.И. Ситенко НАМН Украины», г. Харьков, Украина

"Emergency medicine" 1 (80) 2017
Date: 2017.03.16
Categories: Medicine of emergency
Sections: Specialist manual

Back to issue