Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

 

International journal of endocrinology 3 (75) 2016

Back to issue

The Disorders of Growth Hormone Secretion in Women with Polycystic Ovary Syndrome Compared to Patients with the Non-Functional Pituitary Adenomas

Authors: Урманова Ю.М., Саидназирханова М.С. - Ташкентский педиатрический медицинский институт, г. Ташкент, Республика Узбекистан; Республиканский специализированный научно-практический медицинский центр эндокринологии Республики Узбекистан, г. Ташкент, Республика Узбекистан

Categories: Endocrinology

Sections: Clinical researches

print version


Summary

Мета дослідження — ​вивчити порушення секреції гормона росту у жінок із синдромом полікістозних яєчників (СПКЯ) порівняно з хворими на неактивні аденоми гіпофіза (НАГ). Під амбулаторним спостереженням у період з вересня 2015 до березня 2016 року перебувало 15 дорослих пацієнток фертильного віку із СПКЯ і 15 — ​з НАГ. Середній вік хворих становив 25,5 і 28,9 року відповідно. Тривалість захворювання перебувала в межах від 7 місяців до 9 років. Встановлено, що в обох групах спостерігалися нейроендокринні порушення, притаманні кожній з патологій. Так, у першій групі пацієнток із СПКЯ найчастіше траплялися ожиріння, стрії, акантоз, акне, гіперандрогенія, гіперполіменорея, а у другій — ​вторинна аменорея, гіперпролактинемія, пангіпопітуїтаризм. В обох групах спостерігалася ановуляція, а також зниження секреції соматотропного гормона (СТГ), інсуліноподібного фактора росту‑1 (ІФР‑1). Крім того, у групі пацієнток з НАГ були виявлені вірогідно знижені базальні рівні тропних гормонів гіпофіза — ​СТГ, лютеїнізуючого гормона (ЛГ), фолікулостимулюючого гормона (ФСГ) на тлі гіперпролактинемії і нормальних значень ІФР‑1. У пацієнток із СПКЯ відзначалося зниження СТГ, ЛГ, ФСГ на тлі гіперандрогенії і зниження ІФР‑1. Отже, у групі хворих на СПКЯ було виявлено вірогідне зниження базальних рівнів ІФР‑1, а дефіцит СТГ спостерігався рідше. У пацієнток з НАГ відзначався пангіпопітуїтаризм, а саме — ​поєднаний дефіцит СТГ, ЛГ, ФСГ, ТТГ, а дефіцит ІФР‑1 траплявся рідше. Виявлені в нашому дослідженні порушення секреції СТГ та ІФР‑1 підтверджують дані літератури про те, що у пацієнток із СПКЯ спостерігається зниження рівнів СТГ та ІФР‑1 на тлі гіперінсулінемії і гіперандрогенії.

Цель исследования — ​изучить нарушение секреции гормона роста у женщин с синдромом поликистозных яичников (СПКЯ) в сравнении с больными с неактивными аденомами гипофиза (НАГ). Под амбулаторным наблюдением в период с сентября 2015 по март 2016 года было обследовано 15 взрослых пациенток фертильного возраста с СПКЯ и 15 — ​с НАГ. Средний возраст больных составил 25,5 и 28,9 года соответственно. Давность заболевания колебалась в пределах от 7 месяцев до 9 лет. Было установлено, что в обеих группах наблюдались нейроэндокринные нарушения, свойственные каждой из патологий. Так, в первой группе пациенток с СПКЯ наиболее часто встречались такие нарушения, как ожирение, стрии, акантоз, акне, гиперандрогения, гиперполименорея, а во второй — ​вторичная аменорея, гиперпролактинемия, пангипопитуитаризм. В обеих группах наблюдалась ановуляция, а также снижение секреции соматотропного гормона (СТГ), инсулиноподобного фактора роста‑1 (ИФР‑1). Кроме того, в группе пациенток с НАГ были выявлены наиболее достоверно сниженные базальные уровни тропных гормонов гипофиза — ​СТГ, лютеинизирующего гормона (ЛГ), фолликулостимулирующего гормона (ФСГ) на фоне гиперпролактинемии и нормальных значений ИФР‑1, в то время как у пациенток с СПКЯ отмечалось снижение СТГ, ЛГ, ФСГ на фоне гиперандрогении и снижения ИФР‑1. Таким образом, установлено, что в группе больных с СПКЯ было выявлено наиболее достоверное снижение базальных уровней ИФР‑1, в то время как дефицит СТГ встречался реже. У пациенток с НАГ имел место пангипопитуитаризм, а именно — ​сочетанный дефицит СТГ, ЛГ, ФСГ, тиреотропного гормона, в то время как дефицит ИФР‑1 встречался реже. Выявленные в нашем исследовании нарушения секреции СТГ и ИФР‑1 подтверждают данные литературы о том, что у пациенток с СПКЯ имеет место снижение уровней СТГ и ИФР‑1 на фоне гиперинсулинемии и гиперандрогении.

Objective of the study — ​to investigate the disorders of growth hormone (GH) secretion in women with polycystic ovary syndrome (PCOS) compared to patients with non-functional pituitary adenomas (NFPA). Under our supervision during period from September 2015 to March 2016, there were 15 female outpatients of childbearing age with PCOS and 15 — ​with NFPA. Average age of patients was 25.5 and 28.9 years, respectively. The duration of disease ranged from 7 months to 9 years. It was found that in both groups, there were neuroendocrine disorders typical for each pathology. So, in the first group of patients with PCOS, the following violations were most often: obesity, striae, acanthosis, аcne, hyperandrogenemia, hyperpolyme­norrhea, and in the second one — ​secondary amenorrhea, hyperprolactinemia, panhypopituitarism. In both groups, there was anovulation, as well as decline of GH and insulin-like growth factor‑1 (IGF‑1) secretion. In addition, patients with NFPA had significantly decreased basal levels of tropic hormones — ​GH, luteinizing hormone (LH) and follicle-stimulating hormone (FSH) on the background of hyperprolactinemia and normal values of IGF‑1, while in patients with PCOS, the levels of GH, LH, FSH were reduced on the background of hyperandrogenemia and IGF‑1 decline. Thus, it was found that in the group of patients with PCOS, there was the most significant reduction of basal IGF‑1 levels, whereas GH deficiency was less frequent. Patients with NFPA had panhypopituitarism, namely combined deficiency of GH, LH, FSH, thyroid stimulating hormone, while IGF‑1 deficiency was less frequent. Disorders of GH and IGF‑1 secretion identified in our study confirm the literature data that patients with PCOS have a reduction in the levels of GH and IGF‑1 on the background of hyperinsulinemia and hyperandrogenaemia.


Keywords

соматотропний гормон, синдром полікістозних яєчників, неактивні аденоми гіпофіза.

соматотропный гормон, синдром поликистозных яичников, неактивные аденомы гипофиза.

growth hormone, polycystic ovary syndrome, non-functional pituitary adenomas.

Статья опубликована на с. 56-60

 

Введение

Последние литературные данные подтверждают, что взрослые больные с дефицитом гормона роста (ДГР) имеют высокий кардиоваскулярный риск [7]. У таких пациентов наблюдается высокий уровень дислипидемии, повышение индекса массы тела (ИМТ) и нарушение композиции тела (увеличение жировой массы и уменьшение нежировой массы тела по сравнению со здоровыми взрослыми, а также уменьшение мышечной массы). Эти нарушения обусловливают высокий риск смертности от сердечно-сосудистой патологии у пациентов с гипопитуитаризмом. В различных группах больных с ДГР (идиопатический ДГР, краниофарингиома, после лучевой терапии и др.) эффективна терапия гормоном роста [4].
При этом недостаточно изучено влияние соматотропного гормона (СТГ) и инсулиноподобного фактора роста‑1 (ИФР‑1) в ановуляции при синдроме поликистозных яичников (СПКЯ) и при неактивных аденомах гипофиза (НАГ) [5, 6]. СПКЯ является одной из наиболее частых форм эндокринопатий, встречается у 5–10 % женщин репродуктивного возраста и составляет до 90 % всех форм гиперандрогении [1, 3]. При СПКЯ наблюдаются нарушения функции яичников (отсутствие или нерегулярность овуляции, повышенная секреция андрогенов и эстрогенов), поджелудочной железы (гиперсекреция инсулина), коры надпочечников (гиперсекреция надпочечниковых андрогенов), гипоталамуса и гипофиза [4].
Неактивные аденомы гипофиза представляют собой опухоли, протекающие без клинических проявлений гиперсекреции гипофизарных гормонов. В настоящее время развитие как НАГ, так и других аденом гипофиза связывается с моноклональными соматическими мутациями. В качестве факторов инициации клеточной трансформации предполагается влияние гормонов гипоталамуса и нейротрансмиттеров. Многие НАГ могут продуцировать гликопротеиновые гормоны (гонадотропины, α-субъединицу гликопротеиновых гормонов), которые выявляются при иммуногистохимическом исследовании удаленной опухоли. Характер роста НАГ варьирует от весьма медленного (на стадии микроаденомы) вплоть до бурного, с быстрым прогрессированием гипофизарной недостаточности и неврологической симптоматикой. Как известно, по мере роста НАГ происходит поэтапное выпадение тропной функции гипофиза.
Объединение этих отличающихся по этиологии процессов (СПКЯ и НАГ) продиктовано тем, что они вызывают сходные клинические проявления и синдромы, такие как метаболический синдром, гипопитуитаризм, ановуляция, бесплодие и др. Известно, что инсулин и ИФР‑1 усиливают стероидогенез в белочной оболочке и действуют синергически с гонадотропинами. Назначение гормона роста усиливает гонадотропный эффект на развитие фолликулов. Предполагается, что гормон роста может иметь и непосредственный эффект, а не только опосредованный через ИФР‑1. Назначение гормона роста сопровождается повышением продукции эстрадиола гранулезными клетками. Поэтому целесообразным является назначение гормона роста в дополнение к гонадотропинам при стимулирующей овуляцию терапии. Все вышеуказанное послужило причиной для проведения настоящего исследования.
Цель исследования: изучить нарушение секреции гормона роста у женщин с СПКЯ в сравнении с больными с НАГ.

Материал и методы исследования

Под нашим наблюдением в лаборатории нейроэндокринологии РСНПМЦ эндокринологии МЗ РУз амбулаторно в период с сентября 2015 по март 2016 года было обследовано 15 взрослых пациенток фертильного возраста с СПКЯ и 15 — ​с НАГ. Средний возраст больных составил 25,5 и 28,9 года соответственно. Давность заболевания колебалась в пределах от 7 месяцев до 9 лет. Всем больным выполнялся комплекс исследований, включавший общеклинические (общий анализ крови и мочи), биохимические (глюкоза крови, тест толерантности к глюкозе), гормональные (СТГ, тиреотропный гормон (ТТГ), ИФР‑1, лютеинизирующий гормон (ЛГ), фолликулостимулирующий гормон (ФСГ), пролактин, кортизол, тестостерон, эстрадиол, прогестерон, свободный тестостерон, дегидроэпиандростендион, 17-оксипрогестерон, антимюллеров гормон, инсулин на 14-й день цикла), ультразвуковое исследование (УЗИ) матки и яичников (трансабдоминально и трансвагинально) на 14-й день цикла с фолликулометрией в динамике, а также магнитно-резонансная томография (МРТ) турецкого седла и анкетирование пациентов.
Полученные данные обрабатывали с помощью компьютерных программ Microsoft Excel и Statistica 6. Достоверность различий количественных показателей (n > 12) определялась по методу Вилкоксона для несвязанных диапазонов, для определения достоверности малых выборок (n < 12) использовался непараметрический критерий рандомизации компонент Фишера для независимых выборок, для качественных значений — ​точный критерий Фишера — ​Ирвина. Различия между группами считали статистически значимыми при р < 0,05. Вычислялись средние значения (М), стандартные отклонения средних (m). Достоверность различий в уровне между группами оценивалась по величине доверительного интервала и критерия Стьюдента (р). Различия считали статистически значимыми при р < 0,05.

Результаты исследования

В табл. 1 приведено распределение больных по возрасту. Распределение больных второй группы по топографо-анатомической классификации стороны роста аденомы гипофиза показало, что наиболее часто наблюдались аденомы гипофиза с тотальным вариантом роста — ​15 случаев (100 %), при этом у всех пациенток были выявлены макроаденомы гипофиза размером от 3 до 4 см.
В табл. 2 приведена частота различных нейроэндокринных нарушений по группам.
Как видно из табл. 2, в обеих группах наблюдались нейроэндокринные нарушения, свойственные каждой из патологий. Так, в первой группе пациенток с СПКЯ наиболее часто встречались такие нарушения, как ожирение, стрии, акантоз, акне, гиперандрогения, гиперполименорея, а во второй — ​вторичная аменорея, гиперпролактинемия, пангипопитуитаризм. В обеих группах наблюдалась ановуляция, а также снижение секреции СТГ, ИФР‑1.
Для более углубленного анализа нами были выполнены статистические исследования средних значений базальных уровней гормонов плазмы крови (на 14-й день цикла), что представлено в табл. 3 и 4.
Нейровизуализация гипофиза у пациенток с СПКЯ выявила во многих случаях гиперплазию гипофиза у 8 из 15 (53,3 %), что можно объяснить яичниковой недостаточностью.

Обсуждение результатов

Среди основных факторов риска ДГР и снижения ИФР‑1 у взрослых исследователи рассматривают ожирение и абдоминальное ожирение [5]. В свою очередь, это служит основной причиной кардиоваскулярной патологии, дислипидемии, остеопении и нарушения композиции тела.
Клинические симптомы ДГР до сих пор изучаются различными исследователями, большинство из которых используют в диагностике вопросник ДГР и динамику липидного спектра [7]. На основании анализа 13 167 взрослых из 6 стран Европы и США с ДГР опубликованы данные о ведущих признаках ДГР: ИМТ и классических симптомах метаболического синдрома [4]. Исследователи подчеркивают, что с каждой декадой жизни секреция эндогенного СТГ уменьшается на 14 %.
Известно, что регуляция секреции СТГ зависит от ряда как эндогенных, так и экзогенных факторов (социально-бытовые условия обитания, стрессы, питание, лекарственные препараты и др.). Большинство исследователей полагают, что раннее начало терапии больных с СПКЯ может способствовать сохранению фертильного потенциала, профилактике гипер- и неопластических процессов эндометрия, а также поздних осложнений синдрома, таких как сердечно-сосудистые заболевания и сахарный диабет. Проведение стимуляционных тестов на СТГ с леводопой у больных с СПКЯ выявило достоверное снижение как базальных, так и стимулированных значений СТГ и ИФР‑1 [5]. Авторы предполагают ведущую роль дефекта центральной допаминергической регуляции в ановуляции у женщин с СПКЯ. Есть данные об использовании гормона роста в лечении ановуляции у пациенток с СПКЯ [2, 7].
Как видно из полученных нами результатов, в группе пациенток с НАГ наблюдались наиболее достоверно сниженные базальные уровни тропных гормонов гипофиза (СТГ, ЛГ, ФСГ) на фоне гиперпролактинемии и нормальных значений ИФР‑1, в то время как у пациенток с СПКЯ отмечалось снижение СТГ, ЛГ, ФСГ на фоне гиперандрогении и снижения ИФР‑1.
Выявленные в нашем исследовании нарушения секреции СТГ и ИФР‑1 подтверждают данные литературы о том, что у пациенток с СПКЯ имеет место снижение уровней СТГ и ИФР‑1 на фоне гиперинсулинемии и гиперандрогении, что требует дальнейшего исследования.

Выводы

1. В группе больных с синдромом поликистоза яичников выявлено наиболее достоверное снижение базальных уровней инсулиноподобного фактора роста‑1. При этом дефицит соматотропного гормона встречался реже.
2. У пациенток с неактивными аденомами гипофиза наблюдался пангипопитуитаризм (сочетанный дефицит СТГ, ЛГ, ФСГ, ТТГ). При этом дефицит инсулиноподобного фактора роста‑1 встречался реже.

Bibliography

1. Исмаилов С.И., Халимова З.Ю., Урманова Ю.М и др. Современные аспекты патогенеза, клиники, диагностики и прогнозирования неактивных аденом гипофиза // Журнал теоретической и клинической медицины. — 2012. — № 6. — ​С. 126-132.

2. Халимова З.Ю., Холова Д.Ш., Урманова Ю.М. и др. Особенности клинического течения и диагностика больных с семейным анамнезом неактивных аденом гипофиза // Международный эндокринологический журнал. — 2013. — № 4(52). — ​С. 28-36.

3. Azziz R. Diagnosis of polycystic ovarian syndrome: The Rotterdam criteria are premature // Journal of Clinical Endocrinology and Metabolism. — 2011. — ​Vol. 91(3). — ​P. 781-785. — ​Doi: 10.1210/jc.2005-2153. — ​PMID16418211.

4. Assessment of cardiovascular risk in patients with growth hormone deficiency following transsphenoidal surgery for nonsecreting pituitary adenomas. — ​http://clinicaltrials.gov/show/NCT00646308. Study ID Number: AAAB9681. ClinicalTrials.gov

5. Cury M.L., Fernandes J.C., Machado H.R. Non-functioning pituitary adenomas: clinical feature, laboratorial and imaging assessment, therapeutic management and outcome // Bras. Endocrinol. Metabol. — 2009. — ​Vol. 53(1). — ​P. 31-39.

6. Hart R., Hickey M., Franks S. Definitions, prevalence and symptoms of polycystic ovaries and polycystic ovary syndrome // Best Practice, Research Clinical Obstetrics and Gynaecology. — 2011. — ​Vol. 18(5). — ​P. 671-683. — ​Doi:10.1016/j.bpobgyn.2004.05.001. — ​PMID15380140.

7. Consensus guidelines for the diagnosis and treatment of adults with GH-deficiency 11: a statement of the GH Research Society in association with the European Society for Pediatric Endocrinology, Lawson Wilkins Society, European Society of Endocrinology, Japan Endocrine Society, and Endocrine Society of Australia // European Journal of Endocrinology. — 2007. — ​Vol. 157. — ​P. 695-700.

Similar articles

The Functional Status of Hypophysis — ​Gonad Axis in Patients with Polycystic Ovary Syndrome
Authors: Урманова Ю.М., Халимова З.Ю., Ходжаева Ф.С., Алиева Д.А., Содиков С.П., Набиева И.Ф., Савчук Д.В., Каримова М.М. Ташкентский педиатрический медицинский институт, Республиканский специализированный научно-практический медицинский центр эндокринологии МЗ РУз, г. Ташкент, Узбекистан
International journal of endocrinology 6 (78) 2016
Date: 2016.11.17
Categories: Endocrinology
Sections: Specialist manual
Значение применения вопросника «Качество жизни взрослых с дефицитом гормона роста» у больных с неактивными аденомами гипофиза и с различными образованиями хиазмально-селлярной области в до- и послеоперационном периоде
Authors: Урманова Ю.М., Шакирова М.Ю., Алиева Д.А. — Республиканский специализированный научно-практический медицинский центр эндокринологии МЗ РУз; Ташкентский педиатрический медицинский институт, кафедра эндокринологии, детской эндокринологии, Республика Узбекистан
International journal of endocrinology 7 (63) 2014
Date: 2015.02.11
Categories: Endocrinology
Sections: Clinical researches
Значение применения вопросника «Качество жизни взрослых с дефицитом гормона роста» у больных с неактивными аденомами гипофиза и с различными образованиями хиазмально-селлярной области в до- и послеоперационном периоде
Authors: Урманова Ю.М., Шакирова М.Ю., Алиева Д.А. - Республиканский специализированный научно-практический медицинский центр эндокринологии МЗ РУз; Ташкентский педиатрический медицинский институт, кафедра эндокринологии, детской эндокринологии
International journal of endocrinology 2 (58) 2014
Date: 2014.04.24
Categories: Neurology, Pediatrics/Neonatology, Surgery, Endocrinology
Sections: Clinical researches
Risk factors of recurrent non-functioning pituitary adenomas in patients with growth hormone deficiency
Authors: Урманова Ю.М., Шакирова М.Ю., Рихсиева Н.Т., Ходжаева Ф.С.
Ташкентский педиатрический медицинский институт, г. Ташкент, Республика Узбекистан
Республиканский специализированный научно-практический медицинский центр эндокринологии МЗ РУз имени акад. Я.Х. Туракулова, г. Ташкент, Республика Узбекистан

International journal of endocrinology Том 15, №2, 2019
Date: 2019.06.03
Categories: Endocrinology
Sections: Clinical researches

Back to issue