Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

 

"Emergency medicine" 5 (76) 2016

Back to issue

Galectin-3 As a Risk Factor for Adverse Cardiovascular Events in Long-Term Monitoring of Patients with Myocardial Infarction of the Right Ventricle on the Background of the Q-Myocardial Infarction of the Left Ventricle Posterior Wall

Authors: Целуйко В.И. - Харьковская медицинская академия последипломного образования, г. Харьков, Украина; Лозовая Т.А., Сасюк О.С. - Сумская городская клиническая больница № 1, г. Сумы, Украина

Categories: Medicine of emergency

Sections: Clinical researches

print version


Summary

У 155 хворих з інфарктом міокарда правого шлуночка на фоні Q-інфаркту задньої стінки лівого шлуночка вивчалось прогностичне значення галектину-3 у розвитку серцево-судинних ускладнень при 30-місячному спостереженні. Рівень галектину-3 визначався на 2-гу добу гострого інфаркту та через 6 місяців (Platinun ELISA). Доведено прогностичне значення галектину-3 у розвитку нестабільної стенокардії, повторних інфарктів міокарда, гострих порушень мозкового кровообігу та серцево-судинної смерті протягом 30 місяців. Встановлено зв’язок між високою концентрацією галектину-3 через 6 місяців після інфаркту правого шлуночка і частотою комбінованої кінцевої точки.

Изучалось прогностическое значение галектина-3 в развитии сердечно-сосудистых осложнений при 30-месячном наблюдении 155 больных с инфарктом миокарда правого желудочка на фоне Q-инфаркта задней стенки левого желудочка. Уровень галектина-3 определялся на 2-е сутки острого инфаркта и через 6 месяцев наблюдения (Platinun ELISA). Доказано прогностическое значение галектина-3 в развитии нестабильной стенокардии, повторных инфарктов миокарда, острых нарушений мозгового кровообращения и сердечно-сосудистой смерти в течение 30 месяцев. Установлена связь между высокой концентрацией галектина-3 через 6 месяцев после инфаркта правого желудочка и частотой комбинированной конечной точки.

It has studied the prognostic value of galectin-3 in the development of cardiovascular complications at 30-month follow-up of 155 patients with myocardial infarction of the right ventricle on the background of the ­Q-myocardial infarction of the left ventricle posterior wall. The level of galectin-3 was determined on the 2nd day of acute myocardial infarction and in 6 months of follow-up (Platinun ELISA). It has proved the prognostic significance of galectin-3 in the development of unstable angina, myocardial re-infarction, stroke and cardiovascular death within 30 months. The connection has been established between the high concentration of galectin-3 in 6 months after the right ventricle myocardial infarction incidence and the rate of the combined cardiovascular endpoint.


Keywords

галектин-3, інфаркт міокарда правого шлуночка, серцево-судинні ускладнення, предиктори.

галектин-3, инфаркт миокарда правого желудочка, сердечно-сосудистые осложнения, предикторы.

galectin-3, myocardial infarction of the right ventricle, cardiovascular complications, predictors.

Статья опубликована на с. 70-74

 

Одним из основных факторов, влияющих на прогноз пациентов, перенесших инфаркт миокарда (ИМ), является размер некроза сердечной мышцы [17]. В связи с этим особую настороженность вызывает выживаемость больных, перенесших бивентрикулярный ИМ [16]. Инфаркт миокарда правого желудочка (ПЖ) наблюдается при Q-ИМ задней стенки (ЗС) левого желудочка (ЛЖ) в 30–50 % случаев, хотя в ряде литературных источников указывается более значительная вариабельность частоты (14–84 %), что в первую очередь свидетельствует о недостаточной настороженности в выявлении правожелудочкового повреждения при Q-ИМ ЗСЛЖ [10, 14]. На сегодняшний день не сформировано единого мнения о вкладе ИМ ПЖ в ближайший и отдаленный прогноз больных [13]. Ряд исследователей объясняет увеличение риска фатальных осложнений не столько фактом инфарцирования ПЖ, сколько обширностью некроза ЛЖ [7]. С другой стороны, есть убедительные данные, свидетельствующие о непосредственном влиянии инфаркта ПЖ на увеличение смертности и фатальных осложнений как в остром периоде, так и в долгосрочной перспективе [8, 10, 16]. 

В связи с этим выявление дополнительных маркеров риска, которые могли бы расширить возможности стратификации раннего и отдаленного прогноза больных с ИМ ПЖ, не теряет своей значимости.
В качестве надежного инструмента ранней диагностики ИМ, оценки риска и терапевтического мониторинга широкое распространение в клинике получило использование биологических маркеров [5]. В последние годы предметом научного интереса является исследование клинической роли галектина-3 — представителя семейства β-галактозидсвязывающих протеинов, который принимает участие в многочисленных физиологических и патологических процессах, включая межклеточное взаимодействие, рост клетки, неопластическую трансформацию, стимуляцию апоптоза, ангиогенеза, индукцию воспаления и фиброза [3, 11]. 
Результаты клинических испытаний доказали возможность использования серийного исследования галектина-3 в качестве маркера риска осложнений у больных с острой и хронической сердечной недостаточностью (СН) [12, 15]. Ряд научных исследований указывает на тесную связь галектина-3 с развитием неблагоприятных клинических последствий у больных с острым коронарным синдромом (ОКС) [6, 9]. Однако прогностическая роль галектина-3 совсем не изучалась у больных с ИМ ПЖ, что повышает клинический интерес к этому вопросу.
Цель работы: оценить прогностическую значимость галектина-3 в формировании комбинированной конечной точки при 30-месячном наблюдении у пациентов, перенесших инфаркт миокарда правого желудочка на фоне Q-инфаркта миокарда задней стенки левого желудочка.

Материалы и методы

Обследовано 155 больных, которые находились на лечении в кардиологическом отделении Сумской городской клинической больницы № 1 в период с декабря 2010 по июнь 2014 г. с диагнозом «острый Q-ИМ ЗСЛЖ с вовлечением ПЖ». Возраст пациентов — от 34 до 83 лет (64,11 ± 0,78 года), среди них было 103 (66,5 %) мужчины и 52 (33,5 %) женщины.
Острый Q-ИМ ЗСЛЖ и инфарцирование ПЖ диагностировали на основании клинического и лабораторно-инструментального обследований в соответствии с рекомендациями Европейского общества кардиологов (2012) [17]. 
Стадию СН по Стражеско — Василенко и функциональный класс (NYHA) устанавливали в соответствии с рекомендациями Украинского общества кардиологов (2012) [1]. 
Уровень галектина-3 определяли на 2-е сутки ИМ и через 6 месяцев в сыворотке венозной крови больных методом твердофазного иммуноферментного анализа с использованием набора реактивов Human Galectin-3 Platinum ELISA (Vienna, Austria). 
Общий период наблюдения составил 30,6 ± 4,5 месяца. Оценивали комбинированную конечную точку, которая включала сердечно-сосудистую смерть, нестабильную стенокардию (НС), повторный ИМ и острые нарушения мозгового кровообращения (ОНМК). Эти осложнения были зарегистрированы у 62 (40 %) больных с постинфарктным кардиосклерозом на фоне ИМ ПЖ и ЗСЛЖ, что объединило этих пациентов в группу с осложненным течением (1-я группа). У 93 (60 %) человек постинфарктный период в течение 30 месяцев протекал относительно благоприятно (2-я группа).
Статистическую обработку полученных данных проводили с помощью пакета статистических программ Statistica 8.0 (StatSoft Inc, США) с использованием непараметрического критерия Манна — Уитни. Достоверность результатов оценивали по t-критерию Стьюдента для зависимых и независимых выборок. Для сравнения качественных характеристик использовали критерий χ2 Пирсона (при малой выборке с поправкой Йетса). Для выявления связи между показателями и оценки относительного вклада каждой независимой переменной использовали многофакторный регрессионный анализ с расчетом стандартизованных регрессионных коэффициентов. Оценку кумулятивной доли пациентов без конечных точек определяли путем построения таблиц дожития с графическим изображением методом Каплана — Мейера с использованием модели Кокса. Для всех видов анализа отличия считали статистически достоверными при р < 0,05.

Результаты и обсуждение

По результатам 30-месячного периода наблюдения комбинированная конечная точка исследования была достигнута у 62 (40 %) пациентов — 1-я группа. Регистрировалось 50 (32,2 %) случаев повторных госпитализаций по поводу НС, повторный ИМ перенесли 15 больных (9,6 %), ОНМК — 9 (5,8 %) обследованных. В ходе наблюдения по сердечно-сосудистым причинам умерли 14 человек (6,4 %). 
На момент включения в исследование группы пациентов с осложненным течением постинфарктного периода и без осложнений не отличались по гендерному признаку, количеству курильщиков и частоте употребления алкоголя. 
Исходные характеристики 1-й группы больных характеризовались старшим возрастом (67,70 ± 0,95 года; р = 0,0001), большей продолжительностью анамнеза ишемической болезни сердца (ИБС) (в 2,3 раза; р < 0,0001) и количеством перенесенных ОНМК (24,2 %; р = 0,0145) и ИМ (в 3 раза; р = 0,002). В перечне сопутствующей патологии у них достоверно чаще диагностировали сахарный диабет (СД) (38,7 %; р = 0,0156), артериальную гипертензию (АГ) (91,9 %; р = 0,026) и периферический атеросклероз нижних конечностей (25,8 %; р = 0,0037) (табл. 1). 
Галектин-3 играет роль посредника в межклеточном взаимодействии. Для него характерны многочисленные аутокринные и паракринные свойства, он усиливает провоспалительные сигналы, обладая хемотаксической функцией по отношению к макрофагам и моноцитам, регулирует процессы апоптоза, фиброза и ангиогенеза, что объясняет его участие в процессах атерогенеза, прогрессирования сердечной недостаточности и дестабилизации атеросклеротической бляшки [2, 9]. 
Концентрация галектина-3 на 2-е сутки острого ИМ ПЖ определялась в диапазоне 18,8–42,9 нг/мл (31,48 ± 0,79 нг/мл), при этом средние значения галектина-3 в 1-й группе были достоверно выше показателей пациентов с благоприятным течением –постинфарктного периода (35,61 ± 0,64 нг/мл против 26,83 ± 0,72 нг/мл; р < 0,0001) (табл. 2). 
В результате многофакторного регрессионного анализа было установлено, что уровень галектина-3, определенный на 2-е сутки ИМ ПЖ, был независимым фактором риска нестабильной стенокардии, повторных ИМ и сердечно-сосудистой смертности в последующие 30 месяцев наблюдения (табл. 3).
При повторном исследовании через 6 месяцев после ИМ ПЖ колебания уровня галектина-3 составляли 14,2–60,1 нг/мл, в среднем — 29,28 ± 1,77 нг/мл, что достоверно не отличалось от исходных значений (р = 0,262). В группе пациентов с осложненным течением постинфарктного периода средний уровень галектина-3 составлял 38,61 ± 2,04 нг/мл (р < 0,0001), что достоверно превышало показатель больных 2-й группы — 18,80 ± 0,53 нг/мл (р < 0,0001). В динамике наблюдения было установлено, что в группе пациентов с осложнениями в –постинфарктном периоде уровень галектина-3 через 6 месяцев несколько увеличился (38,61 ± 2,04 нг/мл; р = 0,17), в то же время у больных с отсутствием осложнений он достоверно уменьшился и составлял 18,80 ± 0,53 нг/мл (р < 0,0001) (табл. 2).
Показатели галектина-3, полученные в данном исследовании, соответствуют высоким значениям. Данные литературы указывают, что у пациентов с ОКС средние значения галектина-3 16,7 нг/мл ассоциируются с 2-кратным увеличением риска прогрессирования СН по сравнению с показателем 14,6 нг/мл [9]. В исследовании C.R. de Fillipi и соавт. (2010) среднее нормальное значение галектина-3 у лиц без признаков СН соответствовало уровню 1,092 нг/мл. У пациентов с СН смертность в течение года в нижнем квартиле галектина-3 (< 12,0 нг/мл) составляла 10,3 % и увеличивалась до 32,5 % при концентрации галектина-3, превышающей значения 22,3 нг/мл [4]. 
Пошаговый многофакторный регрессионный анализ продемонстрировал, что уровень галектина-3, определенный через 6 месяцев после ИМ ПЖ, был достоверно и независимо связан с развитием сердечно-сосудистых осложнений — повторными ИМ, нестабильной стенокардией, ОНМК и сердечно-сосудистой смертностью на протяжении 30-месячного периода наблюдения (табл. 4). 
Эти данные находят подтверждение в результатах исследования C. Falcone, S. Lucibello, I. Mazzucchelli еt al. (2011), которые не только продемонстрировали связь галектина-3 с наличием 1–2 сосудистых атеросклеротических поражений коронарных артерий, но и показали достоверное увеличение галектина-3 при развитии клиники нестабильной стенокардии. Авторы указали на целесообразность использования галектина-3 в качестве маркера дестабилизации атеросклеротической бляшки и развития ОКС [6]. 
Результаты 30-месячного наблюдения за пациентами, перенесшими ИМ ПЖ на фоне Q-ИМ ЗСЛЖ, показали наличие прямой связи между концентрацией галектина-3, определенной через 6 месяцев после ИМ ПЖ, и частотой развития комбинированной конечной точки. Кривые выживания Каплана — Мейера распределены в зависимости от наличия у больных комбинированной конечной точки при концентрации галектина-3 выше или ниже среднего значения (29,28 нг/мл) на момент 6 месяцев после ИМ ПЖ.
В исследовании PROVE IT-TIMI 22 было показано, что у пациентов, перенесших острый коронарный синдром, уровень галектина-3, определенного на 7-е сутки, является независимым маркером патологического ремоделирования миокарда и предиктором прогрессирования сердечной недостаточности [9]. Результаты данного исследования также продемонстрировали прогностическое значение галектина-3 у больных с ИМ ПЖ в развитии жизненно опасных осложнений и сердечно-сосудистой смерти в отдаленном периоде инфаркта.

Выводы

1. Доказано прогностическое значение галектина-3 в развитии сердечно-сосудистых осложнений на протяжении 30 месяцев наблюдения у больных с ИМ ПЖ на фоне Q-ИМ ЗСЛЖ.
2. Показана связь между высокой концентрацией галектина-3, определенной через 6 месяцев после ИМ ПЖ, с частотой комбинированной сердечно-сосудистой точки по итогам 30-месячного наблюдения.

Bibliography

1. Воронков Л.Г., Амосова К.М., Багрій А.Е. та ін. Рекомендації з діагностики та лікування хронічної серцевої недостатності (2012) // Серцева недостатність. — 2012. — № 3. — ​С. 60-96.

2. De Boer R.A., Voors A.A., Muntendam P. Galectin‑3: a novel mediator of heart failure development and progression // European Journal of Heart Failure. — 2009. — ​Vol. 11. — ​P. 811-817.

3. Calvier L., Miana M., Reboul P. et al. Galectin‑3 mediates aldosterone-induced vascular fibrosis // Atheroscler. Thromb. Vasc. Biol. — 2013. — ​Vol. 33 — ​P. 67-75.

4. De Filippi C., Felker M. Galectin‑3 in Heart Failure — ​Linking Fibrosis, Remodeling and Progression // US Cardiology. — 2010. — ​Vol. 7(1). — ​P. 67-70.

5. Doehner W. Diagnostic biomarkers in cardiovascular disease. Diagnostic biomarkers in cardiovascular disease: the proteomics approach // Eur. Heart J. — 2012. — ​Vol. 33, № 18. — ​P. 2317-2324.

6. Falcone C., Lucibello S., Mazzucchelli I. et al. Galectin‑3 plasma levels and coronary artery disease: a new possible biomarker of acute coronary syndrome // J. Immunopathol. Pharmacol. — 2011. — ​Vol. 24(4). — ​P. 905-913.

7. Halkin A., Singh M., Nikolsky E. et al. Prediction of mortality after primary percutaneous coronary intervention for acute myocardial infarction. The Cardillak Risk Score // J. Am. Coll. Cardiol. — 2005. — ​Vol. 45. — ​P. 1397-1405.

8. Hamon M., Agostini D., Page O. et al. Prognostic impact of right ventricular involvement in patients with acute myocardial infarction: Meta-analysis // Crit. Care Med. — 2008. — ​Vol. 36. — ​P. 2023-2033.

9. Grandin E.W., Jarolim P., Ritterowa L. et al. Galectin‑3 and the development of heart failure after acute coronary syndrome: a pilot experience from PROVE IT-TIMI 22 // Clinical Chemistry. — 2012. — ​Vol. 58. — ​P. 267-273.

10. Jensen C.J., Jochims M., Hunold P. et al. Right ventricular involvement in acute left ventricular myocardial infarction: prognostic implications of MRT findings // AJR. — 2010. — ​Vol. 194. — ​P. 592-598.

11. Kramer F. Galectin‑3: clinical utility and prognostic value in patients with heart failure // Reasearch Reports in Clinical Cardio–logy. — 2013. — ​Vol. 4. — ​P. 13-22.

12. Lok D., Van Der Meer, Porte P. et al. Prognostic value of galectin‑3, a novel marker of fibrosis, in patients with chronic heart failure: data from the DEAL-HF study // Clin. Res. Cardiol. — 2010. — ​Vol. 99. — ​P. 323-328.

13. Ninkovic V., Perunicic J., Ninkovic S. et al. Predictors of In-Hospital Mortality in Patients with Acute Inferior Infarction of the Left Ventricle Accompanied by Right Ventricular Infarction when Treated with Percutaneous Coronary Intervention // J. Clin. Exp. Cardiolog. — 2013. — ​Vol. 4. — ​P. 253-258.

14. Pereira A., Franken R., Sproviery S.R. et al. Impact on hospital mortality and morbidity of right ventricular involvement among patients with acute left ventricular infarction // Sao Paulo Med. J. — 2006. — ​Vol. 124(4). — ​P. 186-191.

15. Shan R.V., Chen-Tournoux A.A., Picard M.H. et al. Galectin‑3, cardiac structure and function, and long-term mortality in patients with acute decompensated heart failure // Eur. J. Heart Fail. — 2010. — ​Vol. 12(8). — ​P. 826-832.

16. Stanley G., Mansi P., Ashok T. Clinical profile and in-hospital outcome of patients with right ventricular myocardial infarction // International Journal of Clinical Medicine. — 2014. — ​Vol. 5. — ​P. 459-463.

17. Steg G., James S., Atar D. et al. ESC Guidelines for the management of acute myocardial infarction in patients presenting with ST-segment elevation. The Task Force on the management of ST-segment elevation acute myocardial infarction of the European Society of Cardiology (ESC) // European Heart Journal. — 2012. — ​Vol. 33. — ​P. 2569-2619.

Similar articles

Galectin-3 as a Risk Factor for Adverse Cardiovascular Events in Long-Term Monitoring of Patients with Right Ventricular Myocardial Infarction on the Background of the Q-Myocardial Infarction of the Left Ventricular Posterior Wall
Authors: Tseluiko V.Y.(1), Lozova T.A.(2), Sasiuk O.S.(2)
(1) - Kharkiv Medical Academy of Postgraduate Education, Kharkiv
(2) - Sumy City Clinical Hospital № 1, Sumy, Ukraine

"Emergency medicine" 6 (69) 2015
Date: 2016.01.20
Categories: Medicine of emergency
Sections: Clinical researches
Хронічна післяінфарктна аневризма: гібернація,апоптоз і вторинний некроз кардіоміоцитів
Authors: Світлик Г.В., Кияк Ю.Г., Чнгрян Г.В., Беш Д.І., Гарбар М.О., Барнетт О.Ю. - Львівський національний медичний університет імені Данила Галицького
"Emergency medicine" 4 (51) 2013
Date: 2013.08.05
Categories: Medicine of emergency
Sections: Clinical researches
Prospects for the Assessment of Heart Rate Turbulence as a Predictor of Fatal Arrhythmias in Patients after Acute Myocardial Infarction
Authors: Фуштей И.М., Голдовский Б.М., Мохамед Феди, Сидь Е.В. - ГУ «Запорожская медицинская академия последипломного образования МЗ Украины», г. Запорожье, Украина
"Emergency medicine" 3 (74) 2016
Date: 2016.06.16
Categories: Medicine of emergency
Sections: Clinical researches

Back to issue