Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

 

"Emergency medicine" 5 (76) 2016

Back to issue

Mytrophan Gryniov: 60 Years since the First Endotracheal Anesthesia in Dnipropetrovsk

Authors: Усенко Л.В., Царев А.В. - ГУ «Днепропетровская медицинская академия МЗ Украины», кафедра анестезиологии и интенсивной терапии, г. Днепр, Украина

Categories: Medicine of emergency

Sections: Нistory of medicine

print version


Summary

В історичному нарисі викладено життєвий шлях Митрофана Максимовича Гриньова (1906–1977), який в 1956 р. провів перший у Дніпропетровську ендотрахеальний наркоз і присвятив свою професійну і наукову діяльність вивченню проблем анестезіології на зорі її становлення.

В историческом очерке изложен жизненный путь Митрофана Максимовича Гринева (1906–1977), который в 1956 г. провел первый в Днепропетровске эндотрахеальный наркоз и посвятил свою профессиональную и научную деятельность изучению проблем анестезиологии на заре ее становления.

The historic sketch outlined the life journey of Mytrofan Maksymovych Gryniov (1906–1977), who in 1956 performed the first endotracheal anesthesia in Dnipropet­rovsk and devoted his professional and research activities to the study of problems of anesthesiology at the beginning of its formation.


Keywords

історія медицини, М.М. Гриньов, ендотрахеальний наркоз, міорелаксанти, анестезіологія.

история медицины, М.М. Гринев, эндотрахеальный наркоз, миорелаксанты, анестезиология.

history of medicine, M.M. Gryniov, endotracheal anesthesia, muscle relaxants, anesthesiology.

Статья опубликована на с. 110-115

 

Анестезиолог наших дней — не безучастный врач-наркотизатор из экстернов или молодых ординаторов, кое-как отбывающий «тяжкий» труд в полуадминистративном порядке. Это специалист свого дела, от которого многое зависит в успехе предпринимаемой операции. Границы анестезиологии непрерывно расширяются. Она превращается в клиническую науку, активно вмешивающуюся во многие интимные процессы жизнедеятельности организма и механизмы регуляции важнейших функций.

П.К. Дьяченко, В.М. Виноградов. Частная анестезиология, 1962 г.
В этом году Днепропетровская школа анестезиологов и реаниматологов отмечает два знаменательных события — 60 лет со дня проведения первого эндотрахеального наркоза в Днепропетровске и 110 лет со дня рождения человека, осуществившего этот первый шаг, который послужил началом становления анестезиологии в городе и области как самостоятельной науки и специальности, — Митрофана Максимовича Гринева.
Внедрение эндотрахеального обезболивания способствовало небывалому расширению возможностей хирургии. С этой точки зрения событие 60-летней давности приобретает особую значимость и одновременно вызывает интерес к личности, с именем которой оно связано.
Удивительна судьба этого человека. Весь его жизненный путь свидетельствует о необычайной целеустремленности, большой работоспособности и постоянном стремлении к максимально полной самореализации. 
Митрофан Максимович Гринев родился в 1906 г. в большой крестьянской семье в слободе Воронежской губернии и после окончания 4 классов сельской школы был отдан на обучение сапожнику, где и работал до призвания в Красную Армию в 1917 г. 
Митрофан Максимович всегда испытывал потребность в знаниях, поэтому во время службы в армии самостоятельно готовился к поступлению в Тамбовское объединенное кавалерийское училище, артиллерийское отделение которого он закончил в 1933 г. А уже в 1934 г. поступает в Военно-медицинскую академию (ВМА) в Ленинграде. Таким образом, сбылась его заветная мечта о высшем образовании. После окончания в 1939 г. ВМА М.М. Гринев становится военным хирургом и в годы Великой Отечественной войны — ведущим хирургом полевого подвижного госпиталя (ППГ) Волховского, Ленинградского и 1-го Украинского фронтов. После окончания войны, в 1945–1948 гг., он был назначен на должность ведущего хирурга 2-й воздушной армии, а с 1948 по 1950 г. — начальником медико-санитарной части и хирургом Челябинского авиационного училища. 
Потребность в постоянном профессиональном развитии заставила Митрофана Максимовича поступить слушателем на факультет усовершенствования врачей ВМА. Именно с этого времени (1950 г.) его всецело захватила идея использования миорелаксантов в качестве компонента общего обезболивания при хирургических вмешательствах, которая не покидала его на протяжении всех последующих лет жизни. 
В то время в ВМА находилась одна из ведущих хирургических клиник страны, созданная выдающимся хирургом Петром Андреевичем Куприяновым (1893–1963). Нужно сделать небольшое отступление и подчеркнуть, что П.А. Куприянов одним из первых предпринял реальные шаги, направленные на практическую реализацию мировых достижений в области анестезиологии. Так, уже в 1954 г. в клинике фактически сформировалось нештатное анестезиологическое отделение. А с 1956 года П.А. Куприянов настойчиво добивался создания в ВМА кафедры анестезиологии, с тем чтобы приступить к систематической подготовке специалистов этого профиля для вооруженных сил. В качестве временной меры было решено начать подготовку анестезиологов в клинике на базе упомянутого выше внештатного отделения анестезиологии. Первая группа из 6 врачей прошла обучение в 1956 г., вторая — в 1957 г. [1]. Причем в 1957 г. на кафедре прошли подготовку по анестезиологии доц. А.И. Трещинский и А.Я. Маловичко — основатели анестезиологии в Украине [2]. В 1958 г. в ВМА наконец была учреждена кафедра анестезиологии, которую до последних дней жизни возглавлял П.А. Куприянов.
Однако первые шаги были сделаны намного раньше. Так, в 1947 году П.А. Куприянову удалось на 3 месяца откомандировать в Швецию в клинику профессора V.O. Björk одного из своих сотрудников — Милия Николаевича Аничкова (1920–1991) для освоения принципиально нового метода ведения больных с использованием интубации трахеи и искусственной вентиляции легких. Необходимо подчеркнуть, что V.O. Björk вместе с C.G. Engström (в 1955 г. он создал первый респиратор объемного типа, получивший название Engström ER 311) являлись пионерами использования в клинической практике интубации трахеи, трахеостомии и проведения искусственной вентиляции легких (ИВЛ) в мире [3]. 
М.Н. Аничков, возвратившись из командировки, не только овладел методикой интубации трахеи и проведения эндотрахеального наркоза, но также привез с собой эндотрахеальные трубки, ларингоскоп и аппарат для ингаляционного наркоза фирмы «Мак-Кессен» (США). В 1946 году М.Н. Аничков совместно с Максимом Семеновичем Григорьевым (1903–1974) проводят первый в Советском Союзе эндотрахеальный наркоз, а уже в 1948 г. накопленный опыт его проведения был изложен ими в ставшей уже классической монографии «Интратрахеальный накроз в грудной хирургии», которая в 1950 г. была переиздана [4].
При этом необходимо отметить, что внедрение эндотрахеального наркоза в клиниках Советского Союза проходило очень трудный путь из-за непонимания. Многие ведущие хирурги того времени были его противниками. Только прогрессивно мыслящие хирурги понимали, что за эндотрахеальным наркозом и возникающей наукой анестезиологией будущее хирургии. Так, Н.М. Амосов (1913–2002) писал, вспоминая начало собственной кардиохирургической практики: «Нет, любимая местная анестезия для сердца не подойдет! Нужен интратрахеальный наркоз: из аппарата, через трубку в трахее, с искусственным дыханием. Так пришлось осваивать новую специальность — анестезиологию» [5].
В воспоминаниях В.И. Бураковского (1922–1994), касающихся Института хирургии им. А.В. Вишневского, так был описан этап (1957–1960 гг.) становления анестезиологии: «…мне пришлось наблюдать, как всего лишь под местной анестезией удалялись легкие, делали резекцию пищевода. Со временем здесь была произведена попытка использовать для таких операций вариант интратрахеального наркоза, который не могу назвать сколько-нибудь гуманным. Больному под ингаляционной анестезией кокаином (или прокаином) вводили трубку в трахею, затем тампонировали полость рта бинтом… и оперировали (удаляли легкие или производили резекцию пищевода) под местным обезболиванием… Помню, как Петр Андреевич Куприянов горько пошутил, обращаясь к одному из противников наркоза: «Вы уже сделали шаг вперед, введя больному в трахею трубку, остается еще один — дать наркоз» [6]. Хотя именно А.А. Вишневский (1906–1975) внес большой вклад в развитие отечественной анестезиологии. Так, в 1961 г. вверенный ему журнал по его инициативе получил новое название — «Экспериментальная хирургия и анестезиология», в нем начали публиковаться статьи по проблемам анестезиологии, а затем и реаниматологии; нужно было время для осознания важности новой специальности. После смерти А.А. Вишневского данный журнал в 1976 г. получил название «Анестезиология и реаниматология».
Именно под руководством М.Н. Аничкова и М.С. Григорьева М.М. Гринев в ВМА проходит обучение интубации трахеи и проведению эндотрахеального наркоза.
Вторым направлением клиники П.А. Куприянова стала разработка проблемы использования миорелаксантов в анестезиологической практике. Впервые в мире миорелаксанты (интокострин) были использованы Гарольдом Гриффитом и Энид Джонс в Монреале в 1942 г. при аппендэктомии в условиях циклопропанового эндотрахеального наркоза [7]. В 1943 г. интокострин в анестезиологической практике применил Куллен и сообщил о 250 случаях его применения при эндотрахеальном наркозе. В 1945 г. Гриффит сообщил об опыте использования миорелаксантов у 300 пациентов [8]. Это была эпоха стремительного внедрения миорелаксантов в анестезиологическую практику. 
В Советском Союзе впервые миорелаксанты (тубокурарин) во время наркоза были использованы М.С. Григорьевым и М.Н. Аничковым в 1947 г., которые обобщили опыт их применения в анестезиологической практике в первой в СССР монографии «Кураре и курареподобные препараты в хирургии», изданной в 1957 г.
М.М. Гринев включается в исследование механизмов действия миорелаксантов, проводимое клиникой, и под руководством М.С. Григорьева выполняет работу «Клиническое применение пиролаксона и дитилина». Это были прекрасные годы вдохновения и надежд в жизни М.М. Гринева. Однако им не было суждено получить дальнейшее развитие, поскольку по распоряжению военного руководства М.М. Гринев был направлен в Киевский военный округ и затем в Днепропетровский военный госпиталь.
Но мечта о применении полученных знаний об эндотрахеальном наркозе оставалась. Митрофан Максимович был глубоко убежден, что большая хирургия без него невозможна. Но реализовать в военном госпитале свои наработки не удалось, и он подает рапорт на увольнение из вооруженных сил. В 1955 году М.М. Гринев демобилизовался.
Начинаются упорные поиски хирургической клиники, в которой он смог бы реализовать свои знания и умения. Однако они были неудачными, и тогда он принимает предложение занять должность начмеда больницы Приднепровской железной дороги. В больнице было приобретено необходимое анестезиологическое оборудование, и в 1956 году М.М. Гринев проводит первый в Днепропетровске и Днепропетровской области эндотрахеальный наркоз. Это был смелый шаг специалиста, который сумел увидеть великое будущее специальности, которая только зарождалась. 
Позже по предложению профессора Д.П. Чухриенко он переходит работать на кафедру госпитальной хирургии № 2 Днепропетровского медицинского института, где активно проводит научные исследования, а в 1959 г. защищает кандидатскую диссертацию на тему «Мышечные релаксанты при современных методах обезболивания». В своей диссертации М.М. Гринев писал: «Интратрахеальный метод наркоза позволяет контролировать дыхательные пути, систематически отсасывать из бронхиального дерева слизь и гной, поддерживать на необходимом уровне насыщение кислородом организма и точно дозировать наркотик» [8]. 
За период 1956–1958 гг. под руководством М.М. Гринева в клинике 2-й госпитальной хирургии Днепропетровского медицинского института было проведено уже 700 оперативных вмешательств с использованием миорелаксантов в условиях эндотрахеального наркоза. 
При этом необходимо отметить, что немногие исследователи решаются получать ответы на волнующие их вопросы путем проведения экспериментов на себе. М.М. Гринев глубоко интересовался влиянием больших доз дитилина на болевую чувствительность и функционирование основных систем организма. Эксперимент был проведен им на себе и 5 добровольцах — сотрудниках клиники. 
Цель исследования заключалась в определении действия дитилина в дозах, которые применялись в анестезиологической практике у лиц в сознании, в условиях ИВЛ и нанесения болевого раздражения. М.М. Гринев писал в диссертации о своих ощущениях при проведении эксперимента: «Внутривенное введение 10 мл 1% раствора дитилина, продолжавшееся в течение 10 с, никакого ощущения не вызывало. Через 30 с после введения препарата появились безболезненные фасцикулярные подергивания мимических мышц лица, которые волной распространялись на мышцы туловища и продолжались несколько секунд; вслед за этим появились сильнейшие болезненные сокращения глубоких мышц: вначале мышц глотки и гортани, затем жевательных и глазных мышц; затем шеи, грудной клетки, живота, верхних конечностей, нижних конечностей и в последнюю очередь диафрагмы, причем довольно точно ощущалось сокращение каждой группы мышц, в том числе и диафрагмы в указанной последовательности, которое протекало очень быстро. Вслед за сокращением, в такой же последовательности, наступал их паралич и потеря ощущения тела. Так, после паралича диафрагмы — тело совершенно не ощущалось, сознание было ясным, слух четкий, при поднятии век проводившим исследование — виден был только свет. При повторном введении препарата (через 3 мин) — ощущалось сокращение только глоточных мышц, но с меньшей силой, которое дальше не распространялось. Тактильная чувствительность почти полностью исчезала: при ларингоскопии слышны были только звуки стука ларингоскопа об зубы, интубация и тампонада полости рта бинтом — не ощущалась; не ощущались также движения грудной клетки при управляемом дыхании. 
Через минуту после повторного введения препарата наносилось болевое раздражение — захват кожи в области грудной клетки бельевыми цапками с интенсивным оттягиванием и закручиванием. При нанесении этой травмы боль ощущалась, но интенсивность ее не превышала боли, которая ощущалась при производстве пункции вены для введения препарата.
Через 8 мин после первого введения препарата появились сокращения диафрагмы (которые также ощущались) и очень неприятные ощущения в глотке от тампона, о котором исследуемый хотел дать знать, но не мог; еще через минуту стал восстанавливаться тонус мышц нижних конечностей, затем примерно через каждую минуту наступало восстановление остальных групп мышц в такой последовательности: мышцы грудной клетки, живота, верхних конечностей, шеи, лица и через 6 мин от начала сокращения диафрагмы — восстанавливался тонус всех групп мышц, а вместе с ними и ощущения тела. В этот момент я уже мог говорить, самостоятельно подняться и встать на ноги, но при этом ощущалась скованность тела» [8, с. 65-66].
Необходимо указать, что через 1 час после окончания исследования у М.М. Гринева появился озноб и повышение температуры тела в течение 7 часов до 40 °С, которая через 5 часов снизилась до нормы (рис. 1А). Автор расценил гипертермию как случайную пирогенную реакцию, не связанную с дитилином, а обусловленную низким качеством очистки используемой в качестве растворителя дистилированной воды, поскольку в остальных случаях такой реакции не наблюдалось. Автор также отметил после проведенного эксперимента развитие довольно интенсивной мышечной боли при движениях и глубоких вдохах. Через 5 дней она прошла. Также было отмечено повышение систолического артериального давления с 125 до 190 мм рт.ст. через 4 мин после введения дитилина (рис. 1А).
Эксперимент был заснят в виде кинофильма под названием «Эксперимент на себе» и был продемонстрирован на IX съезде хирургов Украины, проходившем в Днепропетровске в 1958 г. [9].
В 1965 году М.М. Гринев защищает докторскую диссертацию на тему «Влияние искусственной вентиляции легких, различных видов наркоза и операционной травмы на динамическое равновесие внутренней среды организма». 
Его перу принадлежит более 40 научных работ по экспериментальному обоснованию использования миорелаксантов при различных хирургических вмешательствах, оценке особенностей проведения эндотрахеального наркоза, в том числе у детей. 
В 1967 г. за заслуги в развитии анестезиологии М.М. Гринев был избран почетным членом Днепропетровского областного общества анестезиологов и реаниматологов.
Нелегкая, скромная, но красивая жизнь Митрофана Максимовича Гринева — свидетельство силы духа, проявления постоянного стремления к познанию и достижению цели. Облик очень скромного в жизни человека и профессионала — анестезиолога с большой буквы — Митрофана Максимовича Гринева является примером самоотверженности и профессиональной верности и достоен подражания, следуя девизу Н.И. Пирогова: «Оставайся верен своему призванию: терпи, борись и дорожи своим призванием так же, как жизнью».

Bibliography

1. www.anesthvmeda.ru.

2. Владыка А.С., Суслов В.В., Тарабрин О.А. Анестезиология в лицах / Под ред. В.В. Суслова. — ​Изд.  3-е. — ​Сумы: Университетская книга, 2016. — 352 с.

3. Björk V.O., Engström C.G. Thetreatment of ventilatory insufficiency afterpulmonary resection with tracheostomy and prolonge darti ficial ventilation // J. Thorac. Surg. — 1955. — ​Vol. 30. — ​P. 356-367.

4. Григорьев М.С., Аничков М.Н. Интратрахеальный наркоз в грудной хирургии / Под ред. П.А. Куприянова. — ​Изд. 2-е. — ​М.: АМН СССР, 1950. — 90 с.

5. Амосов Н.М. Голоса времен. — ​К.: Оранта-Пресс, 1998. — ​С. 310.

6. Бураковский В.И. Первые шаги. Записки кардиохирурга. — ​М.: Знание, 1988. — 240 с.

7. Усенко Л.В., Царев А.В. Триумф над болью: очерк по истории анестезиологии // Руководство по анестезиологии / Ф.С. Глумчер, А.И. Трещинский. — ​К.: Медицина, 2008. — ​С. 7-21.

8. Гринев М.М. Мышечные релаксанты при современных методах обезболивания (клинико-экспериментальное исследование): Дис… на соискание ученой степени кандидата медицинских наук. — ​Днепропетровск, 1959. — 303 с.

9. Чухриенко Д.П., Гринев М.М. Роль и значение мышечных релаксантов, применяемых при современных методах обезболивания, и некоторые новые данные о действии дитилина // Труды IX съезда хирургов Украинской ССР, 26 июня — ​1 июля 1958 г., г. Днепропетровск. — ​К.: Государственное медицинское издательство УССР, 1960. — ​С. 506-510.

Similar articles

Общие вопросы анестезиологии
Authors: Думанский Ю.В., чл.-корр. НАМН Украины, д.м.н., профессор Кабанова Н.В., д.м.н., профессор кафедры анестезиологии и интенсивной терапии ДонНМУ им. М. Горького Верхулецкий И.Е., завкафедрой хирургических болезней № 1 факультета интернатуры и последипломного образования ДонНМУ им. М. Горького, д.м.н., профессор Синепупов Н.А., доцент кафедры хирургических болезней № 1 факультета интернатуры и последипломного образования ДонНМУ им. М. Горького, к.м.н. Осипов А.Г., доцент кафедры хирургических болезней № 1 факультета интернатуры и последипломного образования ДонНМУ им. М. Горького, к.м.н. Синепупов Д.Н., ассистент кафедры хирургических болезней № 1 факультета интернатуры и последипломного образования ДонНМУ им. М. Горького
"Emergency medicine" 1 (48) 2013
Date: 2013.03.18
Categories: Family medicine/Therapy, Traumatology and orthopedics, Anesthesiology and intensive therapy, Medicine of emergency, Surgery
Sections: Medical education
Навстречу новым горизонтам (исторический очерк)
Authors: Кобеляцкий Ю.Ю., Царев А.В., Криштафор А.А. - Кафедра анестезиологии и интенсивной терапии ГУ «Днепропетровская медицинская академия МЗ Украины»
"Emergency medicine" 6 (53) 2013
Date: 2013.11.12
Categories: Medicine of emergency
Sections: Anniversaries
Authors: В.И. ЧЕРНИЙ, В.Л. КОВАЛЕНКО, А.В. МАЛЬЦЕВ, Е.В. САЛИЕВА, Е.Л. КОВАЛЕНКО, УНЛК Донецкого государственного медицинского университета им. М. Горького, кафедра анестезиологии, интенсивной терапии и медицины неотложных состояний ФПО
"Emergency medicine" 6(7) 2006
Date: 2007.11.19
Categories: Anesthesiology and intensive therapy, Medicine of emergency
Sections: Specialist manual
Authors: Алексеенко В.Л., Рудь Н.В., Вязовский С.Н.
КУ «Днепропетровская клиническая психиатрическая больница» ДОС, г. Днепр, Украина

"Emergency medicine" 4 (75) 2016
Date: 2016.08.31
Sections: Medical forums

Back to issue