Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" Акушерство и гинекология (597) 2016 (тематический номер)

Back to issue

Влияние нифуратела на вагинальную флору в условиях in vitro: можно ли рассматривать данный препарат как оптимальное средство для лечения бактериального вагиноза?

Authors: Togni G.(1), Battini V.(2), Bulgheroni A.(3), Mailland F.(3), Caserini M.(3), Mendling W.(4)
(1) — Microbiology Laboratory, Unilabs SA, Coppet, Switzerland
(2) — Microbiology Laboratory, IPAS Institute, Ligornetto, Switzerland
(3) — Scientific Department, Polichem SA, Lugano, Switzerland
(4) — Vivantes Clinic for Obstetrics and Gynecology, Berlin, Germany

Categories: Obstetrics and gynecology

Sections: Clinical researches

print version


Summary

Целью исследования было изучение потенциала нифуратела в лечении бактериального вагиноза и сравнение его действия с метронидазолом и клиндамицином в отношении G.vaginalis, А.vaginae и лактобактерий. Материал и методы. Было проведено исследование выращенных и идентифицированных в соответствии со стандартными протоколами клинических изолятов из вагинальных мазков, а также эталонных штаммов бактерий. Рабочие растворы были получены при помощи серийного двукратного разведения в DM80 (нифурател и метронидазол) или в воде (клиндамицин). Инокуляты были подготовлены в бульоне для бруцелл по 0,5 стандарту McFarland. В бруцеллезный агар добавляли 5 мкг гемина, 21 мкг витамина K на 1 мл и 5% овечью кровь (Labobasi), а также антибиотик в соответствующей концентрации, после чего проводили инокуляцию при помощи 2 мкг бактериальной суспензии и инкубировали в течение 3 дней при температуре 36 ± 1°С в анаэробных условиях (А.vaginae) или в атмосфере, обогащенной CO2 (G.vaginalis и Lactobacillus spp.). Результаты. Клиндамицин показал высокую активность в отношении G.vaginalis (МИК для 90 % исследованных штаммов (МИК90) составила 0,25 мкг/мл)
и А.vaginae (МИК90 < 0,125 мкг/мл). Метронидазол продемонстрировал частичную активность в отношении G.vaginalis (МИК8 в диапазоне от < 0,125 до 256 мкг/мл) и А.vaginae (МИК8 в диапазоне от 8 до 256 мкг/мл). Нифурател показал большую активность в отношении G.vaginalis и А.vaginae, чем метронидазол, с МИК8 в диапазоне от < 0,125 до 4 мкг/мл и от < 0,125 до 1 мкг/мл соответственно. Все исследованные штаммы Lactobacillus показали высокую чувствительность к клиндамицину (МИК8 в диапазоне от 0,125 до 1 мкг/мл) и устойчивость к метронидазолу (МИК > 256 мкг/мл). В целом нифурател не был эффективен в отношении молочнокислых бактерий (МИК50 > 256 мкг/мл). Выводы. Нифурател имеет широкий спектр антибактериальной активности, обладая высокой специфичностью по отношению к G.vaginalis и А.vaginae, и не оказывает влияния на лактобациллы.


Keywords

бактериальный вагиноз; G.vaginalis; А.vaginae; Lactobacillus; нифурател; антибактериальная активность

Статья опубликована на с. 12-15

 

Микробная флора влагалища содержит высокие концентрации сложных сообществ бактерий [11, 21]. Здесь в основном преобладают молочнокислые бактерии, которые поддерживают кислую pН и вырабатывают молочную кислоту [14]. Изменения в данной экосистеме могут привести к развитию бактериального вагиноза (БВ) и кандидозного вагинита, на долю которых приходится 90 % вагинальных инфекций [10].

Бактериальный вагиноз является полимикробным синдромом, характеризующимся изменением флоры влагалища при замещении лактобактерий эндогенными условно-патогенными бактериями [24]. Этими патогенными микроорганизмами, в частности, являются Gardnerella vaginalis и Atopobium vaginae, представленные в высоких концентрациях [1, 18, 27]. Связь между наличием А.vaginae и бактериальным вагинозом была подчеркнута лишь недавно [8] благодаря появлению новых молекулярных методик, которые способствовали его обнаружению. Несмотря на то, что роль А.vaginae в возникновении БВ понятна далеко не полностью, связь между данным микроорганизмом и бактериальным вагинозом доподлинно известна [1, 17, 18, 27], как и то, что при БВ А.vaginae находится на поверхности вагинального эпителия в виде биопленки вместе с другим микроорганизмом — G.vaginalis [25].
Терапией выбора при бактериальном вагинозе является системное или местное применение метронидазола и клиндамицина. По данным предыдущих исследований, частота выздоровления после недельного курса лечения составила от 70 до 96 % при применении обоих антибиотиков, а частота возникновения рецидивов — от 49 до 66 % [2, 13, 16].
К основным причинам безуспешного лечения бактериального вагиноза и полной эрадикации возбудителей можно отнести такие факторы, как недостаточная диагностика этиологических факторов БВ [23], их фармакологическая устойчивость [20], сохранение прикрепленной бактериальной биопленки после лечения [26], а также наличие сложной микробной популяции с предполагаемой устойчивостью к противомикробным препаратам. Нифурател — это производное нитрофурана с выраженной активностью в отношении Trichomonas vaginalis [4, 7] и широким спектром антибактериального действия [7, 19, 22]. 
Целью данного исследования было изучение потенциала нифуратела в лечении бактериального вагиноза и сравнение его действия с метронидазолом и клиндамицином в отношении G.vaginalis, А.vaginae и лактобактерий.
Было проведено исследование обоих клинических изолятов, а также эталонных штаммов бактерий. Были выращены и идентифицированы в соответствии со стандартными протоколами клинические изоляты из вагинальных мазков (оснащение для взятия вагинальных мазков было предоставлено компанией Maditest, Vevey, Швейцария). Кроме того, были идентифицированы штаммы Lactobacillus при помощи амплификации ДНК и последующего секвенирования (Microsyath, Balgach, Швейцария) [29].
Были исследованы штаммы А.vaginae (n = 10; КФМГУ 38953T, КФМГУ 42099, КФМГУ 43049, КФМГУ 44161, КФМГУ 44116, КФМГУ 44125, КФМГУ 44156, КФМГУ 44258, КФМГУ 48515 и КФМГУ 55226; коллекционный фонд микроорганизмов Гетеборгского университета, Швеция), G.vaginalis (n = 22; клинические изоляты АТКФМ (американский тип коллекционного фонда микроорганизмов) 14018 и 21) и Lactobacillus spp. (n = 20; Lactobacilius crispatus КФМГУ 27076A и 4 клинических штамма; L.iners КФМГУ 24626 и 2 клинических штамма; L.gasseii КФМГУ 24836 и L.jensenii КФМГУ 35572T и 11 клинических штаммов).
Исходные растворы нифуратела (Polichem, Lugano-Pazzallo, Швейцария) и метронидазола (Sigma-Aldrich, Мюнхен, Германия) были подготовлены в диметилсульфоксиде (DM80; Sigma-Aldrich) в концентрации 51,2 мг/мл. Клиндамицин (Sigma-Aldrich) растворяли в воде до концентрации 0,64 мг/мл. Исходные растворы либо использовались сразу, либо сохранялись при температуре 60 °C. Рабочие растворы были получены при помощи серийного двукратного разведения в DM80 (нифурател и метронидазол) или в воде (клиндамицин).
Слои питательной среды в чашке Петри были приготовлены по стандартным протоколам ИКЛС (Института клинических и лабораторных стандартов) [3]. Диапазоны исследованных концентраций находились в пределах от 0,125 до 256 мкг/мл для нифуратела и метронидазола и от 0,125 до 64 мкг/мл для клиндамицина.
Инокуляты были подготовлены в бульоне для бруцелл по 0,5 стандарту McFarland (от 1 • 108 до 2 • 108 КОЕ/мл) путем суспендирования колоний, выращенных на колумбийском кровяном агаре из 5% овечьей крови (Labobasi, Novazzano, Швейцария) в течение 3 дней при температуре 36 ± 1 °С в анаэробных условиях (А.vaginae) или в атмосфере, обогащенной СО2 (G.vaginalis и Lactobacillus spp.).
В бруцеллезный агар добавляли 5 мкг гемина, 1 мкг витамина K1 на 1 мл и 5% овечью кровь (Labobasi), а также антибиотик в соответствующей концентрации, после чего проводили инокуляцию при помощи 2 мкг бактериальной суспензии и инкубировали в течение 3 дней при температуре 36 ± 1 °С в анаэробных условиях (А.vaginae) или в атмосфере, обогащенной CO2 (G.vaginalis и Lactobacillus spp.) [3].
Проведенный контроль качества показал, что питательная среда в виде дополненного бруцеллезного агара и конечная концентрация диметилсульфоксида в среде (1 %) не влияли на рост бактерий всех исследованных штаммов. Кроме того, минимальные ингибирующие концентрации (МИК8) для двух контрольных штаммов, G.vaginalis АТКФМ 14018 и Bacteroides fragilis АТКФМ 25285, находились в допустимых диапазонах как для метронидазола, так и для клиндамицина (данные не представлены).
Полученные нами результаты (табл. 1) свидетельствуют о том, что клиндамицин показал высокую активность в отношении G.vaginalis (МИК для 90 % исследованных штаммов (МИК90) составила 0,25 мкг/мл) и А.vaginae (МИК90 < 0,125 мкг/мл), что соответствует результатам предыдущих исследований культур G.vaginalis [12, 15] и А.vaginae [5]. Метронидазол продемонстрировал частичную активность в отношении G.vaginalis (МИК8 в диапазоне от < 0,125 до 256 мкг/мл) и А.vaginae (МИК8 в диапазоне от 8 до 256 мкг/мл). Эти результаты также соответствуют ранее опубликованным данным [5, 12, 15]. Нифурател показал большую активность в отношении G.vaginalis и А.vaginae, чем метронидазол, с МИК8 в диапазоне от < 0,125 до 4 мкг/мл и от < 0,125 до 1 мкг/мл соответственно.
Все исследованные штаммы Lactobacillus показали высокую чувствительность к клиндамицину (МИК8 в диапазоне от 0,125 до 1 мкг/мл) и устойчивость к метронидазолу (МИК > 256 мкг/мл). В целом нифурател не был эффективен в отношении молочнокислых бактерий (МИК50 > 256 мкг/мл). Более чувствительными к нифурателу среди всех микроорганизмов оказались только штаммы L.iners (n = 3) (МИК8 составляла 8, 16 и 256 мкг/мл). Следует отметить: данные предыдущих исследований показали, что L.iners встречается чаще, чем другие лактобациллы, в тех образцах, которые имеют оценку по шкале Ньюджента > 4 баллов [6], а также после лечения метронидазолом [9]. Более того, данный микроорганизм в некоторой степени предрасполагает к возникновению аномальной микрофлоры влагалища [28]. Хотя в этих наблюдениях использовалось только три штамма L.iners, предполагается, что нифурател может быть полезным не только в уничтожении бактерий, таких как G.vaginalis и А.vaginae, но и в стимуляции развития других видов Lactobacillus, кроме L.iners. Для подтверждения этих частичных наблюдений следует проводить дальнейший анализ.
Итак, наши результаты показывают, что нифурател является хорошим потенциальным препаратом первой линии для лечения бактериальных вагинозов. Действительно, в условиях in vitro он проявляет высокую активность в отношении бактерий, вызывающих БВ, и не влияет на нормальную вагинальную флору, представленную лактобациллами. На основании этих обнадеживающих результатов продолжаются два базовых клинических исследования по лечению вагиноза средствами местного, а также системного (пероральное введение) действия, целью которых является подтверждение того, имеет ли данный антибиотик реальные преимущества по сравнению со стандартными методами лечения бактериального вагиноза.
Перевод с англ. П. Огилько
Оригинал статьи опубликован 
в Antimicrob. Agents Chemother. — 
2011 May. — 55(5). — 2490-2

Bibliography

1. Bradshaw C.S. et al. The association of Atopobium vaginae and Gardnerella vaginalis with bacterial vaginosis and recurrence after oral metronidazole therapy // J. Infect. Dis. — 2006. — 194. — 828-836.

2. Bradshaw C.S. et al. High recurrence rates of bacterial vaginosis over the course of 12 months after oral metronidazole therapy and factors associated with recurrence // J. Infect. Dis. — 2006. — 193.  — 1478-1486.

3. Clinical and Laboratory Standards Institute. Methods for antimicrobial susceptibility testing of anaerobic bacteria; approved standard — 7th edition; M11-A7 and M11-S1. — Clinical and Laboratory Standards Institute, Wayne PA, 2007.

4. Coppi F., Bertagnolli V. Esperienze cliniche in urologia con il metilmercadone nuovo chemioterapico furanico // Urologia. — 1965. — 32.  — 678-683.

5. De Backer E. et al. Antibiotic susceptibility of Atopobium vaginae // BMC Infect. Dis. — 2006. — 6. — 51.

6. De Backer E. et al. Quantitative determination by real-time PCR of four vaginal Lactobacillus species, Gardne-rella vaginalis and Atopobium vaginae indicates an inverse relationship between L.gasseri and L.iners // BMC Microbiol. — 2007. — 7. — 115.

7. Dubini F., Furneri P. Attività antimicrobica del nifuratel // G. Ital. Chemioter. — 1985. — 32. — 545-552.

8. Ferris M.J. et al. Association of Atopobium vaginae, a recently described metronidazole resistant anaerobe, with bacterial vaginosis // BMC Infect. Dis. — 2004. — 4. — 5.

9. Ferris M.J., Norori J., Zozaya-Hinchliffe M., Martin D.H. Cultivation-independent analysis of changes in bacterial vaginosis flora following treatment // J. Clin. Microbiol. — 2007. — 45. — 1016-1018.

10. Fleury F.J. Adult vaginitis // Clin. Obstet. Gynecol. — 1981. — 24.  — 407-438.

11. Fredricks D.N., Fiedler T.L., Thomas K.K., Mitchell C.M., Marrazzo J.M. Changes in vaginal bacterial concentrations with intravaginal metronidazole therapy for bacterial vaginosis as assessed by quantitative PCR // J. Clin. Microbiol. — 2009. — 47. — 721-726.

12. Goldstein E.J. et al. In vitro activities of garenoxacin (BMS 284756) against 108 clinical isolates of Gardnerella vaginalis // Antimicrob. Agents Chemother. — 2002. — 46. — 3995-3996.

13. Greaves W.L., Chungafung J., Morris B., Haile A., Townsend J.L. Clindamycin versus metronidazole in the treatment of bacterial vaginosis // Obstet. Gynecol. — 1988. — 72. — 799-802.

14. Hawes S.E. et al. Hydrogen peroxide-producing lactobacilli and acquisition of vaginal infections // J. Infect. Dis. — 1996. — 174. — 1058-1063.

15. Kharsany A.B., Hoosen A.A., Van den Ende J. Antimicrobial susceptibilities of Gardnerella vaginalis // Antimicrob. Agents Chemother. — 1993. — 37. — 2733-2735.

16. Koumans E.H., Markowitz L.E., Hogan V. Indications for therapy and treatment recommendations for bacterial vaginosis in nonpregnant and pregnant women: a synthesis of data // Clin. Infect. Dis. — 2002. — 35. — 152-172.

17. Menard J.P., Fenollar F., Henry M., Bretelle F., Raoult D. Molecular quantification of Gardnerella vaginalis and Atopobium vaginae loads to predict bacterial vaginosis // Clin. Infect. Dis. — 2008. — 47. — 33-43.

18. Menard J.P. et al. High vaginal concentrations of Atopobium vaginae and Gardnerella vaginalis in women undergoing preterm labor // Obstet. Gynecol. — 2010. — 115. — 134-140.

19. Mendling W., Poli A., Magnani P. Clinical effects of nifuratel in vulvovaginal infections. A meta-analysis of metronidazole-controlled trials  // Arzneimittelforschung. — 2002. — 52. — 725-730.

20. Nagaraja P. Antibiotic resistance of Gardnerella vaginalis in recurrent bacterial vaginosis // Indian J. Med. Microbiol. — 2008. — 26. — 155-157.

21. Oakley B.B., Fiedler T.L., Marrazzo J.M., Fredricks D.N. Diversity of human vaginal bacterial communities and associations with clinically defined bacterial vaginosis // Appl. Environ. Microbiol. — 2008. — 74. — 4898-4909.

22. Savoia D., Leoncavallo N. Investigaciones comparativas sobre algunos compuestos de actividad tricomonicida // Ginecol. Obstet. Mex. — 1970. — 20. — 557-562.

23. Schwiertz A., Taras D., Rusch K., Rusch V. Throwing the dice for the diagnosis of vaginal complaints? // Ann. Clin. Microbiol. Antimicrob. — 2006. — 5. — 4.

24. Sobel J.D. What’s new in bacterial vaginosis and trichomoniasis? // Infect. Dis. Clin. North Am. — 2005. — 19. — 387-406.

25. Swidsinski A. et al. Adherent biofilms in bacterial vaginosis // Obstet. Gynecol. — 2005. — 106. — 1013-1023.

26. Swidsinski A. et al. An adherent Gardnerella vaginalis biofilm persists on the vaginal epithelium after standard therapy with oral metronidazole // Am. J. Obstet. Gynecol. — 2008. — 198. — 97. — e1-6.

27. Verhelst R. et al. Cloning of 16S rRNA genes amplified from normal and disturbed vaginal microflora suggests a strong association between Atopobium vaginae, Gardne-rella vaginalis and bacterial vaginosis // BMC Microbiol. — 2004. — 4. — 16.

28. Verstraelen H. et al. Longitudinal analysis of the vaginal microflora in pregnancy suggests that L. crispatus promotes the stability of the normal vaginal microflora and that L.gasseri and/or L.iners are more conducive to the occurrence of abnormal vaginal microflora // BMC Microbiol. — 2009. — 9. — 116-125.

29. Zucol F. et al. Real-time quantitative broad-range PCR assay for detection of the 16S rRNA gene followed by sequencing for species identification // J. Clin. Microbiol. — 2006. — 44. — 2750-2759.  


Back to issue