Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 6 (614) 2017

Back to issue

Этюды истории классической неврологии

Authors: Сиделковский Алексей Леонович
директор клиники современной неврологии «Аксимед», кандидат медицинских наук, врач-невролог высшей категории
Догузов Василий Дмитриевич
заведующий научно-методическим отделом Национального музея медицины Украины МЗ Украины, координатор EAMHMS по Центральной и Восточной Европе

Sections: Нistory of medicine

print version

Продолжение. Начало в № 13, 2016
Предисловие
Авторы книги «Этюды истории классической неврологии» Сиделковский А.Л. — директор клиники современной неврологии «Аксимед» и Догузов В.Д. — заведующий научно-методическим отделом Национального музея медицины Украины решили приоткрыть занавес уникальной книги, посвященной истории молодой науки с древними корнями — неврологии. Данное издание позволяет проследить основные ветви развития этой отрасли медицины, преемственность и взаимопроникновение научных школ и направлений.
Биографические и исторические эссе в сочетании с уникальным иллюстративным материалом и нередко малоизвестными историческими фактами позволяют читателю заглянуть в увлекательную историю изучения нервной системы.
Национальный госпиталь неврологии и нейрохирургии
Колыбель британской неврологии» была основана семьей Чандлер в 1859 году. Открылся госпиталь на следующий год по адресу: Лондон, Квинс Сквер, 24, под названием «Национальный госпиталь для парализованных и эпилептиков». Он считается первым в мире специализированным учреждением такого рода. В числе сотрудников в ранний период работы госпиталя были Джон Хьюлингс Джексон, Томас Баззард, Уильям Говерс, Дэвид Фэрриер и Говард Генри Тут. Около половины пациентов того периода составляли эпилептики, которых лечили преимущественно бромидами, ежегодно расходуя от 2 до 5 тонн данных препаратов. Дэвид Фэрриер известен как экспериментатор, на новом уровне продолживший опыты Густава Фритча и Эдуарда Гитцига и опубликовавший одну из первых детальных карт коры головного мозга. Уже через несколько лет после старта научной и лечебной работы было выкуплено соседнее здание, а в 1880‑е старые здания были заменены новыми, специально построенными.
Ключевые сотрудники госпиталя стояли также у истоков создания Национального общества по изучению эпилепсии, основанного в Лондоне в 1892 году. Практически тогда же при госпитале появляется первая школа для медицинских сестер неврологического и нейрохирургического профиля, а также хирургическое крыло. Расширение за счет соседних зданий продолжалось, что позволило открыть школы массажа и электротерапии.
В 1950 году к комплексу было пристроено здание Института неврологии Университетского колледжа Лондона. В настоящее время Национальный госпиталь неврологии и нейрохирургии входит в Ассоциацию клиник Университетского колледжа Лондона и занимает почетное место в британском гиде для пациентов по всему спектру неврологических проблем, а также патологий, требующих нейрохирургического вмешательства. В то же время он остается на первых местах как учебное и научно-исследовательское учреждение.
Уильям Говерс (1845–1915)
Мать Уильяма Ричарда Говерса потеряла мужа и двоих детей в результате эпидемии. Мальчику было всего 11 лет, когда семья покинула Лондон.  Его отправили к родственникам в Оксфорд, где ребенок изучал латынь, французский, немецкий, английский и письмо. Уже в 16 лет юноша работал на ферме, пока не поступил в ученики к деревенскому доктору. Затем семья вернулась в Лондон, где Уильям успешно поступил в Университетский колледж. При выборе дальнейшего пути важную роль для Говерса сыграли сэр Уильям Дженнер, старший врач в госпитале Университетского колледжа, и Джон Рассел Рейнолдс, привлекший внимание к неврологии. После трех лет обучения в Королевском хирургическом колледже в 1870 году Уильям получил золотую медаль и тогда же приступил к работе в Национальном госпитале для парализованных и эпилептиков. Старшим коллегой его здесь был основатель британской неврологии Джон Хьюлингс Джексон. Говерс вел амбулаторный прием, проводил вскрытия, обучал студентов азам неврологии.
Уильям Говерс был энтузиастом стенографии, создал Общество медицинской фонографии (стенографии по фонетической системе) и всячески поощрял студентов записи клинических лекций этим методом. Увлекался он и изготовлением гравюр, а также изучением мхов.
В дальнейшем Уильям Говерс опубликовал работы по эпилепсии (лекции), о диагностике заболеваний спинного мозга (здесь впервые появляется описание феномена коленной чашечки), руководство по офтальмоскопии и монографию по псевдогипертрофическому параличу. Вершиной его наследия является «Руководство по заболеваниям нервной системы», впервые вышедшее в двух томах в конце 1880‑х и кратко называемое «Библия» за свой объем и популярность. Историки подчеркивают, что в отличие от Джона Хьюлингса Джексона, не опубликовавшего ни одной книги, Говерс был не только плодовитым автором, но и отличался ясностью изложения. Описывая зрительные симптомы эпилепсии, с которой в силу места работы ему приходилось сталкиваться еджедневно, он писал, что у одного из пациентов предвестником приступа всегда была голубая звезда, появлявшаяся в поле зрения левого глаза, после ее приближения наступала потеря сознания. Касаясь научных находок Говерса, отметим, что им были описаны передний спинно-мозжечковый путь (путь Говерса), тетаническая эпилепсия (в книге «Эпилепсия и другие судорожные болезни»), создана анатомическая классификация нервных болезней. Были выделены такие группы, как заболевания периферических нервов, заболевания спинного мозга, болезни головного мозга, общие и функциональные заболевания нервной системы. По имени автора названы описанные им симптомы: парадоксальное расширение зрачка на свет при нейросифилисе и отсутствие сокращения мимических мышц на стороне поражения лицевого нерва при насильственном выворачивании нижней губы больного, пытающегося удержать губы сомкнутыми.
Успешный тандем Говерса с хирургом Виктором Горслеем привел к проведению первых в истории медицины вмешательств при опухолях спинного мозга. В 1897 году Уильям Говерс, член Королевского общества, врач-консультант Национального госпиталя, был удостоен рыцарского звания за заслуги в области неврологии.
Сэмюель Вильсон (1878–1937)
Сэмюель Александр Кинниер Вильсон был сыном пресвитерианского священника, ирландца по происхождению, работавшего в американском штате Нью-Джерси. После смерти мужа мать Кинниера Вильсона с детьми перебралась на свою родину, в Эдинбург. Юноша закончил здесь медицинский факультет, после чего работал ассистентом профессора Байрома Брамвелла, специализировавшегося на нервных болезнях. Особые успехи были показаны Кинниером Вильсоном в области физиологии. Стажировку он проходил у Пьера Мари в Париже, несколько месяцев провел и в Лейпциге.
В Национальном госпитале, с которым, начиная с 1904 года, была связана практически вся карьера Кинниера Вильсона, его коллегой и наставником был Джон Хьюлингс Джексон. Среди прочих,молодой специалист изучал группу пациентов с непроизвольными движениями, экстрапирамидальной ригидностью и дизартрией. Вскрытия умерших больных с этой симптоматикой показали наличие размягчения хвостатого ядра (caudate nuclei) в сочетании с лобулярным циррозом печени.
Описывая предвестники мигрени, от которой страдал его друг, Кинниер Вильсон отмечал, что у того перед приступом на протяжении многих лет было одно и то же характерное видение: человек в белых одеждах за длинным столом в сводчатой комнате с тремя окнами.
В 1912 году ученый опубликовал работу, где назвал эту патологию прогрессирующей лентикулярной дегенерацией (ныне — болезнь Вильсона — Коновалова, или гепатоцеребральная дистрофия). Значительная часть деятельности, как практической, так и научной, была, конечно, связана и с эпилепсией. Из других учреждений, где работал Кинниер Вильсон, стоит отметить Вестминстерский госпиталь и госпиталь Королевского колледжа. В последнем он в 1919 году занял пост младшего невролога, считающийся первой чисто неврологической должностью во всей Великобритании, в 1928 стал старшим неврологом.
Яркой страницей работы Кинниера Вильсона было создание в середине 1920‑х годов двадцатиминутного кинофильма, где были показаны пациенты с различными двигательными нарушениями: болезнью Паркинсона, сенильной хореей, старческим тремором, хореями Хантингтона и Сиденгама, истерическими расстройствами, рассеянным склерозом и, собственно, болезнью Вильсона. Необычное для такой документалистики качество фильма объясняют использованием кинопленки «Кодак», а также дружбой врача с великим Чарли Чаплином.
Уже после смерти выдающегося невропатолога, в 1940 году, вышла его фундаментальная двухтомная «Неврология».
Королевское географическое общество
В 1830 году, когда было основано Лондонское географическое общество, ничто не предвещало его будущей славы. Оно представляло собой группу людей, собиравшихся за обедом в клубе на Риджент-стрит, чтобы побеседовать о новостях науки. Своего здания у общества не было вплоть до 1870 года, его члены занимали комнаты в Королевском садоводческом обществе и ряде других зданий. При поддержке короля Вильяма IV общество стало Королевским географическим обществом, что было подтверждено хартией, подписанной королевой Викторией в 1859 году.
История общества была озарена именами таких ученых и путешественников, как исследователи Африки Давид Ливингстон и Генри Стэнли, один из первооткрывателей Южного полюса Роберт Скотт (его имя носит море Скотта в Антарктике), еще один героический полярник Эрнест Шеклтон, а также первые покорители Эвереста барон Генри Хант и Эдмунд Хилари. В ходе экспедиций участники нередко получали экстремальный опыт выживания и преодоления медицинских проблем.
Королевское географическое общество стало местом сбора информации, знаний, карт и схем. Оно в значительной мере способствовало преподаванию географии в британских университетах, в частности, оплачивая ставки первых преподавателей в Оксфорде и Кембридже. Периодические издания общества пропагандировали достижения его членов и новейшие открытия. В 1870 году общество получило свой постоянный адрес в Лондоне — Сэвил Роу, 1. Адрес стал нарицательным для всех любителей путешествий и географических изысканий. В своей теперешней штаб-квартире в Лоутер Лодж общество обосновалось в 1913 году. Тогда же вступать в его ряды впервые позволили женщинам.
В 2004 году коллекции общества стали широкодоступными для публики, открылись читальный зал и выставочный павильон.
Чарлз Дарвин (1809–1882)
Сложно представить другую фигуру, которая бы в последние века породила такое количество дискуссий. Волна споров, поднятая вокруг учения Чарлза Дарвина и его теории эволюции, разделила человечество на две практически непримиримые группировки — эволюционистов и креационистов. Между тем его многогранное наследие отнюдь не сводится к вопросу происхождения человека. Выводы Дарвина позволили по‑новому взглянуть на продолжавшееся миллиарды лет постепенное усложнение всех форм живой жизни, избежавших вымирания. Появились реальные основания полагать, что отдельные органы и системы также претерпевают изменения в ходе бесконечной смены поколений. Особое внимание ряда анатомов, биологов и физиологов привлекла эволюция нервной системы в животном мире — от примитивных ланцетников до высших млекопитающих.
«Мне кажется, что порядок появления борозд и извилин в мозгу человеческого зародыша превосходно согласуется с основами эволюционной теории…» Чарлз Дарвин
К медицине Чарлз Дарвин имеет прямое отношение хотя бы уже по своему происхождению и первоначальному характеру образования — он был сыном врача, помогал отцу в его работе и даже некоторое время изучал медицину в Эдинбургском университете. Однако довольно быстро юноша понял, что биология гораздо ближе к его сфере интересов и в качестве натуралиста присоединился к пятилетней кругосветной исследовательской экспедиции на судне «Бигль» (1832–1837). Геологические, зоологические наблюдения и собранные коллекции наряду с возможностью наблюдать отличия родственных видов на разных островах и ареалах обитания, сравнивать ископаемые останки с современными потомками вымерших видов дали Дарвину уникальную возможность в ясной форме и на огромном материале выразить идеи, к которым научный мир подходил к этому времени. А именно — наличие преемственности и эволюции в живом мире и существование естественного отбора, в ходе которого менее успешные виды вымирают.
Часть путевых заметок выходила в виде статей в материалах, издаваемых Геологическим обществом, а также Королевским географическим обществом (спонсором ряда экспедиций), но настоящей сенсацией стала его книга «О происхождении видов», изданная в 1859 году. Она сразу сделала Дарвина врагом консервативно настроенных церковных кругов по всему миру, так как отрицала неизменность однажды созданных творцом видов и четко указывала на поразительную схожесть строения человека и приматов.
В науку, и в медицину в частности, идеи дарвинизма проникали благодаря биологам немцу Эрнсту Геккелю и англичанину Томасу Гексли. Оппозицией эволюционного учения были ярые сторонники целлюлярной патологии Рудольфа Вирхова.
Но камень старых догм уже был спущен по склону горы. Одним из образцовых последователей Дарвина был физиолог Людвиг Эдингер, значительно упрочивший концепцию усложнения нервной системы и разделивший структуры мозга на филогенетически старые и новые.
Оксфордский университет
Точная дата основания старейшего университета Англии неизвестна, сохранились лишь достоверные сведения, что преподавание велось уже в 1096 году. Первоначально малое число студентов увеличилось лишь после политического запрета английским студентам учиться в Париже, объявленного королем Англии Генрихом II Плантагенетом в 1167 году.
Оксфорд является совокупностью отдельных колледжей, старейшими из действующих поныне являются Университетский колледж, а также Баллиол и Мертон. За столетия своей деятельности престижный источник знаний завоевал признание церкви и знати, включая королей, оставаясь в то же время центром научных и религиозных споров. Так, в XVI веке оксфордский либеральный философ Джон Локк, бывший также врачом, пострадал за свои взгляды и был вынужден покинуть Англию. Один из главных его трудов — «Опыт о человеческом разумении», где рассматриваются вопросы появления идей, теории познания, роли языка и слов. XVIII век — век открытий не обошел Оксфорд стороной, здешний астроном Эдмунд Галлей открыл комету, носящую его имя, и предсказал ее возвращение.
Биологи, химики и медики университета тоже вписали свои страницы в летопись науки. Лайнус Полинг получил Нобелевскую премию по химии за рентгеноструктурный анализ биологических веществ (1964), а Дороти Ходжкин была удостоена такой же награды за изучение природы химических связей (1954). В области физиологии и медицины у Оксфорда 16 нобелевцев из числа преподавателей, выпускников и лекторов. Среди них Эрнст Чейн (1945, за открытие пенициллина и его свойств), Пол Нёс (2001, за открытие ключевых регуляторов клеточного цикла), Сидней Бреннер (2002, за открытие генетического регулирования развития и программируемой смерти клеток), Оливер Смитис (2007, за открытия в области стволовых клеток и рекомбинации ДНК) и Джон Гёрдон (2012, за работы в области биологии развития и получения индуцированных стволовых клеток).
Томас Уиллис (Виллизий) (1621–1675)
В мае 1994 года в английском местечке Грейт Бедвин на стене особняка Айви Коттедж, построенного еще в XIV веке, появилась табличка от Всемирной федерации неврологии. Ею была увековечена память «отца неврологии» Томаса Уиллиса. В десятилетнем возрасте он переехал с семьей в деревню Норт Хинкси, неподалеку от Оксфорда.
Вскоре после начала учебы в именитом оксфордском Крайстчёрч-колледже юноше пришлось поучаствовать в войне против Оливера Кромвеля на стороне короля Карла I, сделавшего этот колледж своей штаб-квартирой. Бакалавром медицины Уиллис стал в 1646, после чего сразу начал практиковать в Оксфорде и его окрестностях. Как это было принято издревле, врачи отправлялись по окрестным городам, где проходили ярмарки, и там подыскивали себе пациентов. Уиллис опрашивал больных и их родственников, изучал мочу пациентов, одним из первых отметил наличие сахара в моче у диабетиков и добавил в название болезни слово «сахарный».
Когда Томас учился в частной школе Сильвестр в Оксфорде, то всегда отдавал взятую из дома еду беднякам. Религиозно настроенный, до увлечения медициной Уиллис даже хотел стать священником. Уже став врачом, неимущих пациентов он лечил бесплатно.
Важной стороной его деятельности являлось участие в заседаниях научного клуба в Оксфорде, из которого выросло Королевское общество. Уиллис принимал участие в борьбе с эпидемиями, осматривая до тысячи пациентов в неделю, оплачивал организацию лаборатории. Вокруг него образовался круг учеников и коллег, в который входили знаковые фигуры. Это были один из первых микроскопистов мира Роберт Гук, анатом Ричард Лауэр и хирург Эдмунд Кинг (сделавшие первое переливание крови от человека к человеку), врач и великий архитектор Кристофер Рен (придумавший подобие инъекционной иглы). Как отмечают историки британской неврологии, дом Уиллиса в Оксфорде, где проходили вскрытия, изучалась анатомия и функции отдельных составляющих нервной системы, вскоре стал подобием первого неврологического института. Уиллису приписывают и авторство в отношении самого термина «неврология», им было дано описание целого ряда нервов (включая все пары черепных), артериального круга в основании головного мозга (виллизиев круг) и указание на опасность привыкания к опию.
При поддержке Карла II ученого назначили профессором Оксфорда и присудили степень доктора медицины. В Лондон он переехал в 1667 по настоянию Гилберта Шелдона, епископа Кентерберийского, своего пациента и покровителя. Проведя последние годы в столице, в 1675 Уиллис умер от плеврита и удостоился чести быть погребенным в Вестминстерском аббатстве.
Магдален колледж
Целый ряд оксфордских колледжей, несмотря на то, что они являются неотъемлемой частью единого целого под названием «Оксфорд», имеют настолько глубокую и самобытную историю, что имеют право быть отдельно представленными на страницах нашей книги.
Одним из таких колледжей является Магдален колледж, он же колледж Магдалины. Его основателем в 1458 году был епископ Винчестерский, лорд-канцлер Вильям Уэйнфлит. При нем колледж успел стать и одним из богатейших в Оксфорде, обзавелся рядом зданий и коллекцией скульптур.
Примечательно, что первыми зданиями колледжа стали постройки, унаследованные от госпиталя Святого Иоанна. В 1467 территория колледжа была окружена стеной, в последующие два десятилетия были построены часовня, зала и библиотека. Символом колледжа и всего Оксфорда считается квадратная башня, построенная к 1505 году.
Первым своим великим ученым колледж считает химика, ботаника и геолога профессора Чарлза Даубени. Кроме обширного научного наследия в этих областях, он знаменит своими усилиями по развитию колледжа, в частности, при нем в середине XIX века были построены лаборатории и основана школа естественных наук.
Репутация и традиции Магдален колледжа охранялись на протяжении веков, неудивительно, что именно он был выбран как место учебы для будущего короля Эдварда VIII, дяди ныне царствующей королевы Елизаветы II. Колледж гордится своими Нобелевскими лауреатами по физиологии или медицине, в числе которых лорд Говард Флори (1932 год, за открытие пенициллина и его свойств), сэр Питер Медавар (1960 год, за открытие приобретенной иммунной толерантности) и сэр Джон Экклс (1963 год, за открытия, касающиеся ионных механизмов возбуждения и торможения в периферических и центральных участках нервных клеток).
Среди нескольких сотен учебных программ, предлагаемых вниманию абитуриентов, есть неврология, клиническая неврология, медицина сна, изучение опорно-двигательного аппарата, эндоваскулярная нейрохирургия (с нейрорадиологией) и многие другие.
Чарлз Шеррингтон (1857–1952)
Присуждение Нобелевской премии по физиологии или медицине за открытия, так или иначе связанные с неврологией, само по себе редкость. И тем ценнее для неврологов такое высокое признание вклада в развитие их специальности.
Еще в детстве Чарлз Скотт Шеррингтон лишился отца, долгое время бывшего практикующим врачом в Лондоне. Отчимом его был доктор Калеб Роуз, археолог и геолог, под влиянием которого мальчик увлекся сбором коллекций раковин, монет и окаменелостей, изучал основы физиологии по книге Иоганна Мюллера. В то же время Чарлз писал стихи и любил философию. Но, несмотря на поэтический склад, в 1875 юноша сдает экзамены в Королевскую коллегию хирургов. Учился он также в Госпитале Святого Томаса. После сдачи экзаменов некоторое время Шеррингтон занимался в Кембридже, совмещая успехи в обучении со спортивными достижениями в игре в регби. Профессором Джорджем Хамфри студенту было доверено проведение анатомических демонстраций.
После получения степени он стажировался в континентальной Европе у Рудольфа Вирхова, Роберта Коха и Фридриха Гольца. Одна из первых работ Шеррингтона, выполненная совместно с кембриджским профессором, физиологом и гистологом Джоном Ленгли, была посвящена уточнению влияния локальных повреждений мозга на двигательные функции.
В Ливерпульском университете Шеррингтон работал с 1885 года, позднее стал здесь профессором физиологии. Особенно он интересовался вопросами изучения движения живых организмов, функциями спинного мозга и его рефлексами. Усилия ученого привели к составлению карты иннервации участков тела, в ходе работы над которой было сделано заключение, что чувствительные волокна составляют лишь треть от общего числа нервных волокон, идущих к мышцам, остальные отвечают за передачу двигательной информации.
Было также изучено взаимодействие процессов торможения и возбуждения, включая координацию этого взаимодействия.
Менее известной стороной деятельности ученого является борьба с малярией, холерой и сонной болезнью. В 1913 году профессор возглавил кафедру физиологии в оксфордском Магдален колледже. И хотя Первая мировая радикально сократила число его студентов, которых осталось семеро из девяноста, но и в военное время продолжали выходить публикации по результатам исследований. Общее число выпущенных Шеррингтоном трудов и статей составляет 320 наименований. Его единственная книга была озаглавлена «Интегративное действие нервной системы». В соавторстве или же самостоятельно он также выпустил ряд руководств по физиологии человека и млекопитающих.
Во время войны Шеррингтон также проявил себя как специалист по профессиональным заболеваниям. Он лично отстаивал 12‑часовую смену как простой рабочий на снаряжательном заводе и жил в таком же жилище, как и остальные рабочие. Рекомендации, данные им, свидетельствовали о необходимости сокращения рабочего дня и улучшении условий жизни рабочих.
Чарлз Шеррингтон обогатил науку целым рядом терминов, таких как «проприоцепция», «двигательная единица», «гомогенная группа нейронов». К термину «синапс»,как обозначению места контакта между нейронами профессор пришел вместе с коллегами.
Госпитали Лондона служили Шеррингтону не только как место учебы и работы, но и как вышки для его любимых прыжков с парашютом.
Продолжение в следующем номере... 

Similar articles

Этюды истории классической неврологии
Authors: Сиделковский Алексей Леонович
директор клиники современной неврологии «Аксимед», кандидат медицинских наук, врач-невролог высшей категории
Догузов Василий Дмитриевич
заведующий научно-методическим отделом Национального музея медицины Украины МЗ Украины, координатор EAMHMS по Центральной и Восточной Европе

"News of medicine and pharmacy" 8 (619) 2017
Date: 2017.07.26
Sections: Нistory of medicine
Этюды истории классической неврологии
Authors: Сиделковский Алексей Леонович
директор клиники современной неврологии «Аксимед», кандидат медицинских наук, врач-невролог высшей категории
Догузов Василий Дмитриевич
заведующий научно-методическим отделом Национального музея медицины Украины МЗ Украины, координатор EAMHMS по Центральной и Восточной Европе

"News of medicine and pharmacy" 7 (618) 2017
Date: 2017.07.10
Sections: Нistory of medicine

Back to issue