Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 10 (622) 2017

Back to issue

У истоков японского чуда

Authors: Берсенев В.А.,
заслуженный врач Украины, г. Киев, Украина

Sections: Specialist manual

print version

Краеугольные камни

Продолжение. Начало в № 4, 2017

Основа благосостояния

Привычные представления о бедности недр Японского архипелага не совсем стыкуются с истиной. На втором по величине острове — Хоккайдо — сосредоточена половина запасов каменного угля Японии, здесь же добываются марганец и ртуть, фактически покрывающие потребности промышленности страны в этих металлах. В достаточных количествах разведаны также залежи железа, хрома, свинца, золота, асбеста. Этот остров самый северный. Его столица — Саппоро — принимала в 1972 году зимние Олимпийские игры. Но теплое дыхание океана все же дает о себе знать. Не случайно ели здесь часто обвиты диким виноградом, а бок о бок с березами растет бамбук.
Среди основных продуктов питания японцев — рыба и морепродукты. Земледелие полностью покрывает потребности населения в рисе, овсе, картофеле, красной фасоли, сахарной свекле. Не завозит Япония молоко и масло — своего хватает. И мяса тоже. Оно не то чтобы вытесняет рыбу из рациона, но заставило ее немного по–двинуться.
В начале XXI века население Японии достигло почти 130 миллионов человек, экономика страны является одной из самых развитых в мире. И это при относительной скудости ресурсов. Достаточно сказать, что пахотные земли, пригодные для земледелия, занимают лишь десятую часть площади страны. Каменистые горы занимают более четырех пятых площади.
А государство благоденствует. Почему? Во-первых, в Японии в отличие от некоторых других стран (не будем указывать пальцем) не принято платить за местные ресурсы в десять раз меньше, чем за импортные. Это активно стимулирует добычу ископаемых на японских островах. Добыча постоянно растет, поскольку приносит прибыль. Поэтому у предпринимателей есть резон вкладывать средства в развитие собственной горнодобывающей промышленности.
Во-вторых, в стране не принято разбазаривать рабочее время на праздники и постпраздничные синдромы. Мы уже говорили с вами о том, что на весь год в Японии всего-то семь праздничных нерабочих дней, в сумме — одна неделя. И рабочая неделя в сравнении с другими развитыми странами в Японии длиннее. Нет под рукой последних данных, но лет тридцать-сорок тому назад фактическое время работы лиц наемного труда в этой стране было на 3 часа в неделю больше, чем в Англии, на 4 часа больше, чем в США, и на восемь часов больше, чем в Германии. Думаю и уверен, в наше время соотношение не изменилось.
Что касается качества японской продукции, то приведу свидетельство известного с советских времен теле–ведущего Владимира Познера. Недавно случайно услышал его выступление на оппозиционном российском телеканале «Дождь». Журналист вспоминал, как на излете перестройки вел программу с американским журналистом Донахью. Современные молодые люди не видели этих передач, но представление о них имеют. В одной из них прозвучала реплика, прогремевшая на весь мир: «В Советском Союзе секса нет». Справедливости ради надо сказать, что в оригинале фраза звучала несколько иначе: «На телевидении –Советского Союза секса нет». Сократили фразу редакторы, при трансляции русского варианта. Но, как говорится: «Что с возу упало — гоп, кума, не журысь!»
Во время беседы на «Дожде» зашла речь о свободе слова. Познер рассказал, как они с Донахью посвятили часть передачи качеству американских автомашин и посетовали на то, что в Японии их не покупают. Спорили-спорили и пришли к выводу: потому и не покупают, что японские заводы выпускают машины лучшего качества и по более низкой цене. Вот когда американцы догонят японцев в этом отношении, тогда покупатели в Стране восходящего солнца повернутся к продукции General Motors лицом.
Назавтра хозяин американского телеканала вызвал к себе обоих храбрых журналистов и сообщил, что свобода слова, конечно, — икона современного мира и светоч его. Но как теперь обоим умникам платить зарплату? За счет чего? После передачи компания General Motors сняла свою рекламу…
Информацию о перипетиях со свободой слова пропустим мимо ушей, а на предпочтения японских автолюбителей обратим внимание. Они, кстати сказать, мало чем отличаются от приверженностей покупателей авто во всем мире, включая сами Соединенные Штаты. При прочих равных условиях там до сих пор не снижается спрос на автомашины японских марок.
Источники, из которых мы взяли наставления и советы, были ориентированы на воинское сословие. Оно нуждалось в трудоголиках, но несколько специфического плана. Ибо трудовую деятельность, не связанную с воинской службой, в Средние века было принято презирать. Не только в Японии. Перелистайте в памяти предания, посвященные подвигам франкского марграфа Роланда или князя Игоря из черниговской династии Ольговичей. Вплоть до мифических мушкетеров короля. В первую десятку доблестей этих рыцарей всегда входило владение мечом. О кузнецах, обеспечивающих холодному оружию достоинства дамасской стали, авторы не считали нужным распространяться. Как о чем-то второстепенном.
Линии европейцев придерживались и составители воинских уставов самураев. Но, как и положено вдумчивым чиновникам, не оставляли без внимания любую мелочь, способную повлиять на обороноспособность.
Даже человек ни на что не пригодный и чрезвычайно неловкий будет надежным слугой, если только в нем есть решимость искренне заботиться о своем господине.
  • Нужно учиться, настроившись на работу, ничего не оставлять без внимания.
  • Людям с расчетливыми сердцами недостает чувства долга. А тот, кто не имеет чувства долга, не уважает себя.
  • Грубо обращаясь с людьми, ты уподобляешься лакеям.
  • Никогда в жизни не следует забывать о том, кто оказал вам услугу.
  • С помощью здравого смысла не добьешься великих вещей.
  • Сначала — намерение, затем — просветление.
  • Человек, у которого не хватает мудрости, ругает свое время.
  • Как бы ни хороши были твои слова, если они не имеют отношения к беседе, от них будет мало толку.
  • Если человек не прилагает больших усилий для собственного развития и не ищет поддержки других, из него ничего хорошего не выйдет.
  • Человек должен ясно видеть то, что его ожидает.
  • Жить без ошибок поистине невозможно.
  • Те вещи, которые понять легко, лежат на поверхности.
  • Зная, что умрем, мы в то же время думаем, что все остальные умрут раньше нас и что мы уйдем последними.
  • Если люди не проявляют доблесть на татами, они не проявляют ее и на поле боя.
  • Человек сомнительных достоинств неспокоен, причиняет неприятности и со всеми ссорится.
  • Слуге не подобает менять хозяев.
  • Для слуги не должно быть ничего иного, кроме выполнения своей ра–боты.
  • Быть расточительным — пóшло, а торговаться, сбивая цену до предела, — преступление, ибо лавочник живет торговлей.
  • Проиграв в азартной игре, быстро расплатись. Выиграв, не поддевай проигравшего.
  • Человека следует использовать в соответствии с тем, что он умеет делать лучше всего.
  • Запрещается беспечно относиться к своему финансовому положению и жить не по средствам. Или наоборот — тратить слишком мало.
  • Запрещено проявлять безразличие и увольнять со службы человека без какого-либо дополнительного вознаграждения.
  • При правильном управлении наказание за преступление не будет вызывать у людей озлобленности.
  • Человек должен назначаться на должность по своим способностям и преданности.
  • Трижды в год необходимо посылать способного и честного вассала в поездку по провинции, чтобы он выслушал мнение представителей четырех сословий населения (самураи, крестьяне, ремесленники, торговцы) и помог сформировать политику с учетом высказанных мнений.
  • Изучение еретических мыслей добром не кончается.
  • В сражении следует быть жестоким и дерзким. Но не в повседневной жизни.
  • Когда у начальника отсутствует властность, ему трудно командовать массами.

Самураи и медицина

Начиная медицинскую страницу, напомню об информации, которая никого не оставила равнодушным. Если словосочетание «немецкое качество» на всех континентах произносят с придыханием, то о японском качестве говорят не иначе как сняв шляпу. Именно так в наших широтах реагировали четверть века тому назад на миниатюрные японские приемники, диктофоны, магнитофоны, телевизоры. Разгадка оказалась простой и высокотехничной одновременно.
Общеизвестно, что, находясь в интересном положении, женщины интуитивно осторожны. Заботятся о сохранении плода. Но только японским инженерам пришла в голову мысль обратить эту особенность женского организма на пользу качеству продукции. На участки сборки, требующие максимума внимания и тщательности, они стали ставить будущих мам с третьего по восьмой месяц беременности. В те сроки, когда структуры будущего плода менее уязвимы. Если учесть, что в тех сборочных цехах были созданы идеальные условия с точки зрения комфорта и чистоты рабочих мест, то действительно, если уж беременной женщине работать, то лучшего места не сыскать.
Предшественники, самураи, как люди военные, интересовались боевыми точками на теле человека, нажимая на которые легче положить соперника на лопатки. Как поясняет словарь медицинских терминов, они опирались на методы рефлексотерапии при воздействии на биологически активные точки. В бою самураи целились в эти точки кулаком, ребром ладони или палкой, благодаря чему боль многократно усиливалась. Противника мгновенно парализовало, а то и лишало жизни.
Интересно, что методы акупрессуры самураи использовали и в лечебных целях. Полный курс молодого бойца по-самурайски обязательно включал обучение точечному самомассажу, что, кстати, способствовало лучшему запоминанию активных биологических точек. Как большинство лечебных средств — массаж не исключение — все зависит от силы применения. При относительно слабом воздействии точечный массаж становится весьма впечатляющим стимулятором:
— мобилизует силы бойца во время схватки;
— притупляет болевые ощущения, способствует подавлению страха, усталости, растерянности;
— обладает реанимирующими свойствами, способствует залечиванию последствий травм.
В Средние века и немного раньше к акупрессуре прибегали также при пытках. Иные из точек отзываются на давление куда болезненнее, чем истязание огнем или железом. Также понятно, что тычковые удары в рукопашном бою (а таковые противостояния не потеряли своей эффективности даже после внедрения огнестрельного оружия и артиллерии) являлись важным звеном в подготовке воина. До сих пор японские методики кулачного боя, фехтования на палках, копьях, удары рукоятками мечей и сабель основываются на принципах акупрессуры.
Вся хитрость в сочетании точного знания топографии болевых точек и силы воздействия. В прямой зависимости от места воздействия находится результат схватки. Необходимая доза исцеляет, повышенная — может привести к тяжелым нарушениям в организме, непомерная — убивает.
Существует точка зрения, я с ней абсолютно согласен, что чрезмерное воздействие на определенные биологические точки перекрывает каналы движения жизненных соков и в конце концов ведет к возникновению опухоли. Опустошение канала движения является причиной энергетического дисбаланса.
К своеобразному взгляду самураев на медицину примыкает одна из основ–ных составляющих китайской философии — дао. Возникшее в середине первого тысячелетия до нашей эры, дао провозглашало единство человека с природой, путь к совершенству. В переводе — путь, вернее — правильный и божественный путь, направленный к нравственному совершенствованию.
Приверженцы даосской идеологии особое внимание уделяли здоровью и силе внутренних органов (E), эластичности мышц (M), подвижности суставов (S), чуткости нервных окончаний (N), хорошему кровообращению (V). Когда все пять составляющих в норме — это и есть комфортные условия для жизнедеятельности всего организма.
Добиваться нормы, то есть поддерживать свое здоровье, необходимо тремя способами:
— ограничение в питании;
— тренировка дыхания;
— гимнастика.
Всего-то три составляющих. Однако при расшифровке они оказываются не такими простыми, как на первый взгляд.
Питание
Главное — исключить алкогольные напитки, в ограниченном количестве можно есть пряности. Зато обстоятелен список овощей и мучного. Налегать надо на фрукты, орехи, –ревень, соки. Больше всего претензий у приверженцев даоизма к мясу. На их взгляд, оно утяжеляет организм, –мешает циркуляции внутренних соков.
Дыхание есть проявление животворной энергии
Методикам дыхания самураи постоянно уделяли внимание, развивали и усложняли их, модернизировали и дополняли. Даоисты были уверены, что дыхательные упражнения в сочетании с медитацией повышают общий тонус организма благодаря стимуляции гормональной активности. Главное и основное — регулярно прибегать к лечебному дыханию, не прерывать занятий.
Гимнастика
Ее ассоциировали и адаптировали со временем года. Считалось, что весной надо уделять особое внимание печени, летом — сердцу, осенью — легким, зимой — почкам.
Если все предписания и рекомендации выполнять регулярно и с полной выкладкой, то реальные ресурсы физиологии и психики человека удастся довести до совершенства. Признаки совершенства:
— способность одним ударом расколоть восемь кирпичей;
— умение растереть пальцами орех в порошок;
— возможность спрыгнуть с высоты в 20 метров и не получить даже царапины.
Что же касается прикладного применения медицинских знаний самураями, то и тут в средневековых талмудах достаточно конкретных указаний. Даже если, на наш взгляд, они кажутся противоречивыми и исключающими друг друга.. Как, например, такой постулат: «Прежде всего самурай обязан помнить, что он должен умереть. Только тогда он сможет прожить жизнь в соответствии с верностью и сыновьей почтительностью, избегнуть мерила зол и несчастий, уберечь себя от болезней и бед и насладиться долгой жизнью».
  • И в мирное время стойкий самурай — старый он или молодой, но пораженный болезнью, — должен показать свою твердую решимость и спокойно расстаться с жизнью.
  • Чаще всего люди полагают, что делают другим добро, когда говорят им нелицеприятные вещи.
  • Даже болезненный ребенок, у которого велико желание приносить пользу хозяину, укрепит свое здоровье и перестанет болеть. Будет воздерживаться от любовных утех и делать прижигания.
  • Но больше в древних текстах все-таки жизненного опыта, не потерявшего своего значения и по сей день.
  • Если хочешь заглянуть в сердце человека — заболей.
  • Рыба не будет жить там, где есть только чистая вода.
  • Внешний вид многих людей оставляет желать лучшего, потому что они очень редко смотрятся в зеркало.
  • В этом мире неопределенностей нельзя быть уверенным даже в настоящем.
  • Если человек считает, что он никогда не выживет из ума, — это уже может быть проявлением его старческого слабоумия.
  • Старческое слабоумие проявляется в том, как человек уступает своим склонностям. Их легко скрывать, пока силен, но когда состаришься, некоторые черты характера начнут бросаться в глаза и позорить его.
  • В древности боль в животе называлась зельем тщедушных, потому что она приходила внезапно и лишала человека возможности двигаться.
  • Долго бежать трудно, выбиваешься из сил. Зато до чего приятно потом постоять и отдохнуть. Или посидеть и отдохнуть. Самое приятное — взять подушку и крепко уснуть.
  • Жизнь ценнее богатства, ибо без жизни богатство бесполезно.
  • Сонливость внушается. Зевота внушается. Ощущение быстроты или медлительности течения времени также можно внушить.
  • Чтобы испугать противника, нужно сделать что-то неожиданное.
  • Голос обладает жизнью. Голос передает энергию.
  • Подлинно опытные люди всегда рассудительны.
  • Глупца не вылечит никакое лекарство.
  • Если вы будете думать, что сего–дняшний день — единственный в вашей жизни, вы не будете растрачивать его на пустяки.
  • Продле–вайте свою жизнь. Если вам пятьдесят лет, живите, пока вам не исполнится шестьдесят. Если вам шестьдесят, живите, пока вам не исполнится семьдесят…
  • Плохой запах позволяет получать хорошие благовония.
  • Человеку, который овладел техникой врачевания и постиг принципы, нет равных.

Интеллект — путь к мудрости

В том что браки совершаются исключительно на небесах, сомневаются даже работники загсов, регистрирующие по совместительству и разводы. С выбором профессии — вообще все в тумане. Особенно тех профессий, которые поглощают человека целиком и являются свидетельством полнокровной жизни. Как уверяли во времена моей молодости знающие люди, полнокровная жизнь — это тогда, когда утром с радостью идешь на работу, а вечером в том же состоянии возвращаешься домой. Впрочем, и эта формула с некоторым изъяном. Когда профессия и дело твоей жизни совпадают, домашние редко бывают в восторге.
Все мы родом из детства, его солнечные блики сопровождают каждого из нас до седых волос. Прежде не задумывался, не придавал значения, а недавно прокрутил перед глазами картинки своей дошкольной жизни и отчетливо увидел, что они в основном связаны с медицинской помощью. Мне 5 лет. Яркий кадр — посещение зубной поликлиники. Как все нормальные люди, не люблю сидеть под дулом бормашины, даже самой современной. А в те времена стоматологи орудовали воистину слесарными инструментами. Однако боли или каких-то других неприятных ощущений не помню. Зато могу рассказать, какие птицы летали за окном кабинета и какие деревья росли. Видимо, врач сумел отвлечь юного пациента. Согласитесь, совсем не лишний прием в арсенале доктора. В этот кабинет меня и потом водили, я всегда туда шел с радостью, а не с опаской.
Возможно, сыграли свою роль рассказы родителей о седом профессоре, который избавлял меня от боли в голове. В общем, о медицинском поприще задумался еще в школе. Повезло с институтом. У нас, в Архангельске, в самом северном медицинском вузе страны, преподавали, не побоюсь этого слова, корифеи. О каждом ходили легенды, в правдивости которых можно было убедиться в любой операционный день. Профессор Барков, например, сшивал после удаления желудка пищевод с двенадцатиперстной кишкой, до сих пор мало кому удается повторить столь виртуозную операцию. Кафедрой офтальмологии заведовал молодой и энергичный Станислав Николаевич Федоров, тот самый. Кстати сказать, врач, признанный вторым знаменитым человеком за всю историю Украины, Николай Михайлович Амосов тоже учился в нашем институте, закончил еще до войны.
К серьезным исследованиям в неврологии меня привлекали со второго курса. После защиты диплома и кандидатской диссертации ушел в науку с головой. Без отрыва от практической врачебной деятельности. Чем, собственно, без малого полвека и занимаюсь. Правда, в начале научной работы я не очень задумывался о законах метамерии, о разбитом на части-метамеры теле человека. Все 66 метамеров как бы автономны, но в то же время являются неделимыми составляющими единого целого. Куда больше меня поначалу тревожил дефицит лекарств, особенно нехватка живительного церебролизина, замечательного препарата для нервной системы.
Вводили эту драгоценную (куп–ленную за валюту) жидкость, как большинство остальных лекарств, в ягодичную мышцу. Формально правильно. Но ведь у человека, кроме двух мышц, на которых сидим, имеются еще 695. Всего, значит, мышц 697. И все они, если говорить на юридическом языке, предусмотрены для внутримышечного введения. Те же, что расположены вблизи очага поражения, доставят скомпрометированным структурам гораздо больше живительного снадобья — посредники по дороге ничего не растащат за услуги.
Когда на пике исследований, подкрепленных реальными клиническими сдвигами, удалось на недельку нырнуть в санаторную тишину, мои наблюдения и прозрения сами собой сложились в стройную систему активной помощи людям, страдающим от недугов неврологического характера. Благодаря побуждению местных, метамерных, нервных властей человека, к выполнению возложенных на них природой функций. В свое время коллеги назвали это мое открытие медицинским аналогом периодической системы Менделеева.
Приятно было слышать столь высокий комплимент, но не буду на нем акцентировать внимание читателя. Возьму пример с первооткрывателя периодической системы. Спонсоры самого известного российского дореволюционного энциклопедического словаря — словаря Ф.А. Брокгауза и И.А. Эфрона — привлекли Дмитрия Ивановича Менделеева к редактированию статей по химии. В солидном и красочно изданном многотомнике помещена и статья о периодической системе. Однако без привычного для нас упоминания имени автора. Первооткрыватель посчитал неловким и неуместным прикрепить к названию таблицы фамилию автора. Свою фамилию…
Метамерия позволяет идентифицировать и эффективно лечить почти 200 синдромов заболеваний позвоночника из теоретически возможных трех сотен, активно противостоять детскому церебральному параличу и другим тяжким недугам малышей. Возвращать радость жизни старикам… Интересующихся подробностями отсылаю к своим монографиям, статьям и научно-популярным книгам. Их общее число превысило три сотни, а тираж — более 300 тысяч.
Когда углубился в книги о самураях, об их представлениях о счастье в жизни, понял, что мне, видимо, удалось соединить воедино свою предрасположенность к медицине с учебой и практической деятельностью. Самураи, правда, делали упор исключительно на военную подготовку, ее ставили во главу угла. Но кто сказал, что в остальных сферах человеческой деятельности упорство, труд и прочие полезные составляющие нашей жизни имеют меньшее значение для развития интеллекта и постижения мудрости?
В подтверждение еще раз заглянем в «Книгу самурая», уже под этим углом.
  • Детей не следует осуждать за отсутствие образованности, это полностью вина их родителей.
  • Самурай не может позволить себе презирать лошадь только потому, что ему не нравится масть или у нее редкая грива.
  • Изучение военных искусств сделает умного от природы еще умнее, а глупого от природы — не столь безнадежным.
  • Если самурай недоволен какими-то поступками своей жены, он должен разумными доводами убедить ее согласиться с ним.
  • Древние говорили, что в Китае скупость считается равной глупости.
  • Когда возникает опасность спора, всегда помни, что твоя жизнь принадлежит не тебе, а твоему господину. Умеряй свой пыл, в этом долг сдержанного и верного самурая.
  • Стирать одежды два-три раза в год достаточно, но сердце необходимо очищать каждый день, засыпая и просыпаясь, все равно оно легко загрязняется.
  • Очень легко подхватить болезнь жадности, особенно если поручено собирать деньги для своего господина и следить за их расходом. Тут легко возгордиться, не отказывать себе ни в чем, одеваться в дорогие одежды… Такой вассал называется вором. А чиновник-вымогатель наносит своему хозяину еще куда больший вред.
  • Злой дух, проникший в советника, может ввести в заблуждение хозяина и склонить его к несправедливости и безнравственности.
  • Если человек поклоняется всему иностранному и думает, что ничего хорошего, за исключением китайского, не существует, то знания его далеки от совершенства.
  • Хуже всего, когда человек ни в чем не сомневается.
  • Работать до тех пор, пока не умру.
  • Когда мудрость и смелость приходят вместе с состраданием, они становятся подлинными.
  • Великий гений созревает не сразу.
  • По достижении 40 лет глупые и мудрые достаточно повидали, чтобы ничто не могло изменить их нрава. На Востоке священниками не назначают людей, не достигших этого возраста, а в Англии — водителей автобуса.
  • Опасен тот, кто ни разу не ошибался.
  • Искусствами под стать заниматься людям искусства, а не самураям.
  • Конфуций стал мудрецом потому, что стремился к учению с пятнадцатилетнего возраста, а не потому, что учился на старости лет.
  • Если ты помогаешь людям и идешь навстречу даже тем, кто был с тобой в ссоре, ты будешь в хороших отношениях со всеми.
  • Делать что-то для себя — мелочно и недостойно; такие поступки всегда оборачиваются злом.
  • О достоинствах людей прошлого можно судить по тому, как поступают их потомки.
  • Внимательно вглядевшись в достоинства людей, ты увидишь, что они неотличимы от мудрости, человечности и смелости.
  • Ночные атаки нужно начинать с подветренной стороны, с наветренной следует разжигать костры.
  • Переведем дух, обилие сгустков мудрости тоже ведь подавляет. Наш разговор клонится к концу, а столько еще осталось за кадром... Сосредоточимся на важном.
  • Религии различны, но в своих самых сокровенных проявлениях все они сводятся к единому пониманию.
  • Если вы сосредоточите внимание только на одном из листьев дерева, которое видите перед собой, вы не увидите всех остальных.
  • Ежечасно контролировать ум, который отпущен на свободу.
  • Мудрый человек приближает к себе и удаляет от себя людей в соответствии с их порядочностью.
Пора остановиться и в заключение перечислить восемь пунктов мудрости, которые необходимо постичь каждому уважающему себя самураю.
  1. Не допускайте неискренности в мыслях.
  2. Путь познается в тренировках.
  3. Глубоко входите в каждое действие.
  4. Изучайте пути всех профессий.
  5. Различайте в мирских делах приобретение от потери.
  6. Замечайте то, что трудно заметить.
  7. Обращайте внимание даже на пустяки.
  8. Не делайте ничего бесполезного.

Дружба

Не все установки самураев представляются мне истиной в последней инстанции. По причине их средневекового происхождения. В обстановке постоянной борьбы кланов между собой путь самурая был чуть ли не единственно возможным. И все же человеку, воспитанному на европейской культуре и литературе последних столетий, трудно, даже в мыслях, низвести женщину с пьедестала. До положения приспособления для продолжения рода. В голове не укладывается, не то чтобы брать за образец. Однако из песни, в том числе из японской песни, слова не выкинешь. Что написано пером, не вырубишь –топором.
Не кажутся мне образцами для подражания и отношения самураев между собой. Преувеличенное почтение к начальнику-сюзерену еще как-то можно понять. Но считать своего хозяина живым богом, поклоняться ему, считать честью умереть за него… Согласитесь, не самая достойная цель и жизненная задача.
Несколько послевоенных поколений в нашей стране выросли на стихах фронтовых поэтов. А они считали, что локоть друга — самая главная опора в жизни. Хотя стихи одних поэтов издавались миллионными тиражами, а другие (тот же Владимир Высоцкий) не дождались признания Союза писателей. В прежних книгах я не раз обращался к творчеству Валентина Николаевича Сахарова, главного инженера одного из знаменитых киевских заводов. Начинал он курсантом-гардемарином в военно-морском училище. Как и я, дослужился до звания капитан-лейтенанта в запасе.
Сахаров писал: «С ранней юности флот обучал только дружбе меня». И еще: «даже госпиталь, не служба, хотя почти что схоронил, лечил все больше как-то дружбой…» Согласен. Ничего надежнее, чем понятие «дружба», в мире нет и не предвидится. Очень жаль тех идеологов, в том числе составителей первоисточников самураев, которые дружбу считали чем-то второстепенным. В лучшем случае — вспомогательным.
  • Заводи друзей только среди отважных, верных долгу, умных и влиятельных. Таких людей мало, выбрать надо одного, на которого можно положиться.
  • На письмо нужно ответить письмом, пусть ответ даже будет в одну строку.
  • Когда пишешь письмо, оно должно выглядеть так, чтобы его не стыдно было повесить на стену.
  • Жить и работать только на себя — мелочно и недостойно.
  • Взаимное доверие возникает только тогда, когда люди посвящают друг другу жизни.
  • Правильно ли будет, когда один человек не найдет применения другому лишь потому, что тот ему не по душе?
  • Даже если дело в какой-то степени касается тебя, лучше остаться в стороне, если тебя никто не просит вмешиваться.
  • Самурай не должен без необходимости принимать на себя обязательства.
  • Когда самурая прошлого просили о каком-либо одолжении, он первым делом решал, стоит его делать или нет, в последнем случае он сразу же отказывался.
  • Тот, кто настолько глуп, что считает себя не нуждающимся в дружеском разговоре, полагая, что в советах друзей нет необходимости, и желая все делать по-своему, при этом совершая одну глупость за другой, будет не слишком любим своими друзьями.
  • Сообща выполнять свои обязанности — вот должное поведение самурая.

Судьба и суеверия

Все врачи в той или иной степени суеверны. Я — не исключение. По всей видимости, суеверие врачей в какой-то степени — продукт или следствие интуиции. Недаром хихоньки да хаханьки сопровождают суеверия моряков, поваров, даже космонавтов. А вот над медиками, над их заморочками, не принято смеяться. И это правильно.
Начну с общепринятой приметы — со дня, который тяжелый. Как-то именно в понедельник стрессовая ситуация чуть не свалила меня с ног. С тех пор завел за правило: лечение новых пациентов начинать со вторника. Не я один такой, все мы спотыкаемся о приметы. Наберитесь нахальства, поинтересуйтесь, что под плащом у человека, обходящего десятой дорогой черную кошку? Чаще всего под плащом окажется… белый халат. Кошка, да еще черная, да еще по пути на дежурство — такого нехорошего предзнаменования врагу не пожелаешь.
Никто из нашего племени ни за что не вернется домой, если забыл зонтик или завтрак. О пятнице, да еще выпавшей на 13-е число, лучше не вспоминать. Если бы какой-либо весельчак вздумал утверждать, что на этот день назначен всемирный потоп, медики уж точно поверили бы. Пройдитесь по самой современной больнице или поликлинике, присмотритесь к номерам. Вряд ли рядом с кабинетом № 12 обнаружите кабинет № 13. Скорее всего — № 14.
Не может быть и речи, чтобы на подозрительное число назначили штатные операции. При малейшей возможности 13-го операционную вообще закроют на профилактику. Все-таки святая святых больницы. Там самый придирчивый боцман на подоконнике пылинки не обнаружит. Но именно в этой комнате подчас валяются скальпели, зажимы, бинты, вата… Упало и пропало. Скажете, разве трудно поднять и потом продезинфицировать? Как бы не так! Будут спотыкаться, чертыхаться, но никто и не подумает нагнуться. А чтобы беду не накликать!
Наверное, соблюдать осторожность при поворотах на траверзе суеверия надо бы не только врачам. Политикам тоже. Любого масштаба. Думать о том, как их действия отзовутся в «городе и мире». О чем никогда не забывали древние римляне. Есть разные мнения на предмет того, везет или не везет Киеву с мэрами после обретения страной независимости. Впрочем, каждый из них считал своим долгом доказывать, что уж после него что-то останется в истории с хорошей стороны. Никто из них не жалел средств на монументальную пропаганду.
Но это сказка. Переходим к резюме. Еще в конце девяностых один из амбициозных градоначальников украсил Майдан Незалежности стелой, призванной обозначать расстояние в километрах от столицы Украины до областных центров. Со стелы свисали стрелки с кружками на конце, в каждой — цифра количества километров. В кружке рядом со словом «Симферополь» оказалось нехорошее число 666. Тогдашний киевский мэр — человек с высшим образованием. Суеверия и приметы, естественно, презирал. А мог бы призадуматься, чем опасна нехорошая со всех сторон цифра. Она, как известно, в марте 2014 года выстрелила референдумом в Крыму и последующими за ним событиями. Правда, к тому времени в киевском горсовете перемеряли расстояние более точной рулеткой и изменили число на 667. Но было уже поздно. Примета успела оправдать себя на все сто процентов…
Потому над суевериями самураев смеяться не будем. Сами такие, хотя живем в цивилизованном XXI веке в обнимку с компьютерами четвертого поколения, плаваем и летаем на кораблях да истребителях пятого поколения. Что же касается личной линии жизни, то тут самураи вообще не сомневались. Верили в судьбу и в ее предначертания. О том, чтобы перешибить ее энергичными поступками, даже не думали. Что суждено, того не избежать.
  • Если в молодости к человеку судьба не благоволит и он не богат, в этом нет ничего плохого.
  • Хандра, возникшая при встрече с трудностями, ни к чему хорошему не приводит.
  • Преодоление трудностей закаляет характер и открывает дорогу к достойному положению в обществе.
  • Когда дела идут хорошо и стабильно, у многих людей повышается гордость, которая легко может перейти в сумасбродство.
  • Это удача, если человек, обладающий мудростью и характером, умеет ими пользоваться.
  • Чтение книг — занятие для императорского двора. Предназначение самурая — крепко держать в руке дубовый посох, проявлять себя в ратных делах.
  • Удачи и неудачи зависят от судьбы.
  • Человек, которому недостает мудрости, ругает свое время.
  • Человек, успешный в хорошие времена, потерпит неудачу в трудные.
  • Если спросят, что такое поступать хорошо, — это значит переносить страдания.
  • В основе нежелания убивать лежит обычное малодушие.
  • Человеческая жизнь должна быть как можно более тяжелой.
  • Лучше погибнуть в бою с противником, а не позорной смертью человека, подозреваемого в малодушии.
  • Если появляется свобода выбора на поле боя, дела не будет.
  • Если воин привязан к жизни, от него пользы вовсе не будет.
  • Поле битвы — мое убежище.
  • Знатные семьи всегда преследует злой рок.
  • Жизнь подобна сновидению.
  • Если в прошлой карме человека есть следы плохого поведения, его неожиданно постигнет неудача.
  • На пути к смерти важную роль играет судьба, неподвластная воле человека.
  • Мрачное известие может осквернить светлые утренние или дневные часы.
Думается, заключительным аккордом в этой главе, да и во всей книге, послужит абзац из «Дневника путешествия из Тоса в столицу» классика японской литературы Ки-но Цураюки (878–945 гг.): «Слова в Китае и в нашей стране различны, но лунный свет одинаков и у нас, и у них, да и сердца, верно, одни и те же!»

Послесловие

«Сострадание — самое драгоценное свойство»
Если отстраниться от сегодняшних представлений о добре и зле и непредвзято взглянуть на отношения между людьми в Средние и более ранние века, то окажется, что на всех пяти континентах люди эволюционировали одинаково, развивались похоже. Порой совпадения даже ошеломляют.
Понимаю, в наш просвещенный век сэппуку (харакири) воспринимается как рудимент, подобно аппендиксу в физиологии, или самоубийство. На апофеоз верности своему господину, да еще столь болезненным способом, мы смотрим совсем не так, как сто, двести и триста лет тому назад. Хотя даже летом 1945 года не только японские солдаты и офицеры, но и генералы самого высокого ранга таким образом «смывали с себя позор поражения и подтверждали верность своему императору».
Нам ли пожимать плечами по поводу их азиатчины? Скифские курганы, рассеянные чуть ли не по всей Украине, скрывают в себе не только золотые украшения древнейшей работы, столь необходимые в царстве мертвых царям и царицам, но и личную охрану повелителей вместе с лошадьми. Воины чаще всего уходили в мир иной не по собственному желанию, а, судя по повреждению скелетов, насильственным путем. Умер хозяин, значит, не уберегли, значит, вперед, за ним…
Мало чем различались обычаи, процветавшие до нашей эры, с нравами просвещенных европейцев совсем-совсем недавно. Уже упоминавшийся мною Отто Эдуард Леопольд фон Бисмарк так описал поступок генерала Леопольда фон Герлаха: «Он душой и телом стоял за короля, даже в тех случаях, когда тот, по его мнению, заблуждался. В конце концов, он почти добровольно поплатился за это жизнью. В очень холодный и ветреный день он шел за гробом своего короля с обнаженной головой, держа каску в руке. Это последнее формальное выражение преданности старого слуги праху своего короля подорвало его и без того слабое здоровье: он заболел рожей лица и через несколько дней умер. Его смерть заставляет вспомнить дружинников древнегерманского князя, добровольно умирающих вместе с ним».
Заносчивость дворянства на наших просторах не особо отличалась от правил поведения в сословии самураев. И те, и другие к населению относились свысока и презирали за неумение владеть истинно рыцарским оружием, каким считали меч или саблю. Третировали этих штатских посильней, чем в недавние времена деды-старослужащие рядовых необученных. Кормились, поились, одевались и вооружались трудами именно земледельцев и ремесленников и позволяли себе измываться над людьми, производящими материальные ценности. На наших просторах — та же картина. Шляхта именовала крепостных скотиной, считала их быдлом, не иначе.
Скажете, все потому, что на протяжении веков отечественная шляхта была иноязычной и являлась вооруженной силой захватчиков? Это правда, хотя и не вся. Лет двести с гаком тому назад казацкой старшине пожаловали земли в пожизненное пользование. Те земли, которые им временно отдавали «на кормление» вместо жалования. И вчерашние демократы, оказавшись в дворянском седле, тут же показали, что пусть они и местные и одной крови, но в качестве крепостников — лютее лютых завоевателей. Столетие спустя, когда крестьян освобождали от крепостной зависимости, потомки одворянившейся старшины дольше и изощреннее пришельцев сопротивлялись высочайшим указам.
Недаром все «прогрессивное общество», или, скажем на современный лад, сознательные граждане, боролись с этими приверженцами старых порядков. Как могли, шли в народ. Вся литература середины XIX века об этом и про это.
Основатель Миргородского курорта генерал-майор царской армии, то есть его превосходительство, Иван Андреевич Зубковский как сын периферийного священника мог поступить учиться только в семинарию. Видимо, в том учебном заведении давали неплохие знания, потому что по окончании этого высшего религиозного учебного заведения он был принят на работу преподавателем математики в Миргородское уездное училище, а в женском училище преподавал русский язык и арифметику.
Продолжать учебу решил на медицинском факультете Киевского университета Святого Владимира. Впоследствии в мемуарах, изданных лишь в начале нынешнего века, объяснил, почему: «Молодежь, рвавшаяся тогда в университеты, предпочитала этот последний факультет, так как считала, что профессия врача поставит их наиболее близко к крестьянской среде, а молодежи в то время, охваченной народническими стремлениями, хотелось работать среди простого народа и для народа преимущественно». Добавим, что представитель духовного звания Зубковский поступил в университет в 1871 году. Десяти лет не прошло после падения крепостничества, отрыжки коего встречались на каждом шагу.
Позволю себе еще одну цитату из воспоминаний И.А. Зубковского. Написал он их по настоятельному совету Павла Григорьевича Тычины в 1930 году: «Помню еще, как один студент — Кривицкий — настаивал на том, чтобы «уходящая в народ молодежь» непременно бы ассимилировалась там сразу с крестьянством и занимала бы в селах профессии и должности, к которым простой народ имел бы наибольшее соприкосновение. Селились бы, например, в качестве ремесленников, торговцев, учителей, фельдшеров, волостных писарей и даже священников. Сам Кривицкий, как окончивший ранее полный курс духовной семинарии, бросил университет, и, по его ходатайству, был рукоположен епархиальным начальством в священники на село, и там, пользуясь всяким случаем, например, поминальным обедом по покойнику, начинал в беседах с крестьянами развивать революционные идеи. Кончилась эта пропаганда священника для него очень скверно. Крестьяне о речах его сообщили уряднику, а сей последний — высшему начальству. Батюшку арестовали и сослали».
В Японии, чем дальше от Средних веков и ближе к нашим временам, тем чаще преклонение перед сильными мира сего, впитанное с молоком матери, давало сбои. Характерен случай с классиком японской литературы писателем Нацумэ Сосэки. В начале ХХ века он был настолько знаменит, что один из могущественных людей — князь Сайондзи — пригласил писателя в числе других литераторов пожаловать к нему в резиденцию для беседы. Можно себе представить, какие «цвета побежалости» пробежали по лицу знатного самурая, когда на столь престижное приглашение Нацумэ ответил, что для беседы о литературе не он должен идти к князю Сайондзи, а князь Сайондзи — к нему… Разумеется, не пошел.
В заключение сошлемся на автора Х века нашей эры, на Сэй-Сенагон. Приведем отрывок из «Записок у изголовья», датированных 998 годом, то есть увидевших свет всего спустя десять лет после того, как на противоположной стороне планеты, в Киеве, у Днепра, Владимир, еще не святой, но уже великий князь, положил начало крещению Руси. Думается, и в этой цитате заключена разгадка таинственной японской души и предпосылок к японскому экономическому чуду. Не в меньшей степени, чем во всем своде уставов, который узаконили самураи.
«Сострадание — вот самое драгоценное свойство человеческой души. Это прежде всего относится к мужчинам, но верно и для женщин.
Скажешь тому, у кого неприятности: «Сочувствую от души!» Или: «Разделяю ваше горе!» — тому, кого постигла утрата… Много ли значат эти слова? Они не идут из самой глубины сердца, но все же люди в беде рады их услышать.
Лучше, впрочем, передать сочувствие через кого-нибудь, чем выразить непосредственно. Если сторонние свидетели расскажут человеку, пораженному горем, что вы жалели его, он тем сильнее будет тронут, и ваши слова неизгладимо останутся в его памяти. 
Разумеется, если вы придете с сочувствием к тому, кто вправе требовать его от вас, то особой благодарности он не почувствует, а примет вашу заботу как должное. Но человек для вас чужой, не ожидавший от вас сердечного участия, будет рад каждому вашему теп–лому слову.
Казалось бы, небольшой труд — сказать несколько добрых слов, а как редко их услышишь!
Вообще нечасто встречаются люди, щедро наделенные талантами, — и впридачу еще доброй душой. Где они? А ведь их должно быть много…» 


Back to issue