Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 10 (622) 2017

Back to issue

Истоки современной неврологии


Summary

Предисловие
Авторы книги «Этюды истории классической неврологии» Сиделковский А.Л. — директор клиники современной неврологии «Аксимед» и Догузов В.Д. — заведующий научно-методическим отделом Национального музея медицины Украины решили приоткрыть занавес уникальной книги, посвященной истории молодой науки с древними корнями — неврологии. Данное издание позволяет проследить основные ветви развития этой отрасли медицины, преемственность и взаимопроникновение научных школ и направлений.
Биографические и исторические эссе в сочетании с уникальным иллюстративным материалом и нередко малоизвестными историческими фактами позволяют читателю заглянуть в увлекательную историю изучения нервной системы

Продолжение. Начало в № 13, 2016

Сиделковский Алексей Леонович, директор клиники современной неврологии «Аксимед», кандидат медицинских наук, врач-невролог высшей категории
Догузов Василий Дмитриевич, заведующий научно-методическим отделом Национального музея медицины Украины МЗ Украины, координатор EAMHMS по Центральной и Восточной Европе

Мадридский университет Комплутенсе

Основателем Мадридского университета можно считать короля Кастилии Санчо IV, который в 1293 году дал свое согласие на открытие школы общего образования в городе Алкала де Энарес (на латыни Комплутум), что неподалеку от Мадрида. Официальный статус университета был присвоен папой Александром VI в 1499 году по инициативе архиепископа Сиснероса. –Обучение медицине проходило в Колледже Богоматери. Вплоть до XVII века университет переживал золотую эру своей деятельности, находясь под влиянием Ренессанса. Его студентами были великие литераторы Мигель де Сервантес и Лопе де Вега. В ходе реформ XIX века королева Изабелла II распорядилась о переносе университета в Мадрид и наименовании его Центральным университетом. Позднее был подтвержден приоритетный статус медицины и фармации, кроме того, медицинскому факультету Мадридского университета было предоставлено исключительное право присваивать докторские степени по медицине. В 1927 году началось строительство нового университетского кампуса со зданиями для медицинского факультета. Гражданская война в Испании и последовавшая за ней диктатура нанесли тяжелый удар — до 40 % сотрудников университета подверглись преследованиям либо бежали за границу. Тем не менее век испытаний был и веком свершений. Кроме всемирно известного Сантьяго Рамона-и-Кахаля, вторым но–белевским лауреатом, связанным с учреждением, является Северо Очоа, открывший механизмы биосинтеза РНК и ДНК. Лишь в 1970 году университет вновь стал называться Мадридским университетом Комплутенсе. Среди медицинских специальностей особенно сильными являются преподавание клинической неврологии, молекулярной нейропсихофармакологии, реабилитации неврологических больных, а также психологии и психотехники.

Сантьяго Рамон-и-Кахаль (1852–1934)

Происхождение Сантьяго Рамона-и-Кахаля не сулило ему особого будущего — он был сыном деревенского парикмахера, хотевшего стать врачом. В детстве мальчик увлекался рисованием и в медицинский колледж Института Уэска поступил лишь под влиянием отца. Учеба из‑под палки привела к прогулам, и юноша был отдан в ученики к парикмахеру и сапожнику. Овладев ремеслами, Рамон-и-Кахаль все же поступил в университет Сарагосы, в котором отец тогда был уже профессором анатомии. Сантьяго довелось и послужить армейским хирургом на Кубе, но заболевание малярией привело к возвращению на континент.
Защитив диссертацию, Рамон-и-Кахаль стал директором анатомического музея. По иронии судьбы микроскоп он увидел лишь в Мадриде на сдаче экзамена по гистологии, но так увлекся микромиром, что вскоре на основе микроскопических исследований подготовил свою первую самостоятельно иллюстрированную книгу о воспалении.
 
С 1883 года Рамон-и-Кахаль занял кафедру сравнительной анатомии в Валенсии. Вскоре ему посчастливилось познакомиться с методом окрашивания нервной ткани с помощью нитрата серебра, разработанным итальянцем Камилло Гольджи. Новые препараты поразили профессора своей четкостью. Переехав в Барселону, он улучшил методику и показал детальную структуру отдельных нейронов. Были получены доказательства в поддержку тезиса о нервной системе как совокупности множества отдельных клеток — появилась «нейронная доктрина».
Исследовав структуру и функции дендритов и аксонов, в 1891 году Рамон-и-Кахаль выдвинул учение о динамической поляризации. Им же были изучены процессы дегенерации и регенерации нервной ткани, выпущены труды по цитоархитектонике головного мозга, разработан метод окрашивания нервной ткани с помощью золота. Став международной знаменитостью, Рамон-и-Кахаль возглавил кафедру гистологии и патологической анатомии в Мадридском университете. Венцом его карьеры стала полученная в 1906 году совместно с Гольджи Нобелевская премия по физиологии и медицине «за работу по изучению структуры нервной системы».

 

После объединения румынских княжеств возникла необходимость в модернизации научной и культурной жизни. Так в 1866 году появилось Румынское литературное общество. С расширением спектра деятельности организации уже в следующем году она стала называться Румынским академическим обществом. Оно включало в себя три секции: фило–логии и литературы, истории и архео–логии и естественных наук. Среди 21 основа–теля академии были не только граждане самой Румынии, но и Австро-Венгрии, Российской и Оттоманской империй.
Первым врачом, ставшим президентом общества, был Николае Кретцулеску, реформатор медицины, учившийся в Париже и дважды бывший премьер-министром Румынии. В 1879 году специальным законом общество было реорганизовано в новое национальное учреждение — Румынскую академию. Ее членом был один из первых микробиологов мира Виктор Бабеш, чье имя носят тельца Бабеша — Негри, обнаруживаемые в клетках гиппокампа при бешенстве. Он описал около 50 микроорганизмов, разработал и воплотил программу профилактических прививок в Румынии. В этой же области трудился и его известный ученик Ион Кантакузино, как и учитель, работавший в Институте Пастера в Париже. Его заслуги в борьбе с эпидемиями, в частности холерными, были высоко оценены Лигой наций. Также историки академии чтят имена вирусолога и иммунолога Константина Левадити и патриарха румынской эндокринологии Константина Пархона, долгое время возглавлявшего кафедру неврологии и психиатрии в Ясском университете.
После отречения короля и прихода к власти коммунистов академия пережила радикальные чистки, в 1948 году она лишилась двух третей своих членов, а решением от 1960 года 12 институтов и научных центров медицинского профиля были переданы в ведение Академии медицинских наук.
В последние десятилетия румынская наука переживает ренессанс. Активно работает и медицинская секция Румынской академии, одним из изданий которой является «Румынский неврологический журнал».

Георге Маринеску(1863–1938)

Основоположник неврологической школы в Румынии, Георге Маринеску родился в Бухаресте, здесь же учился в гимназии и университете. По окончании учебы он не ограничился практической работой в больнице и стал ассистентом профессора Виктора Бабеша, поднявшего вместе с учениками румынскую медицину на европейский уровень. Маринеску по совету старшего коллеги отправился в Париж, где в Сальпетриере у Жана-Мартена Шарко трудился бок о бок с Пьером Мари, Жозефом Бабинским и Фульгансом Раймоном. Вместе с Мари румынский ученый описал патологические изменения, приводящие к развитию акромегалии.
В другой столице, Берлине, его патроном в науке был Эмиль Дюбуа-Реймон. Здесь Маринеску совместно с Бабешем и французом Полем Блоком издал свой «Атлас патологической гистологии нервной системы», увидевший свет в 1892 году. Сотрудничество с Блоком также привело к появлению работ о болезни Фридрейха, изменениях головного мозга при хронической эпилепсии и о треморе при болезни Паркинсона. Вдвоем они обнаружили «узелки», которые впоследствии были названы старческими бляшками. В эти годы ученый занимался и вопросами нейродегенерации, онкологии, общей гистопатологии нервной ткани. Диссертацию, защищенную в Париже, он озаглавил «Отечность руки при сирингомиелии», так появилось название симптома «рука Маринеску». Вернувшись в Румынию уже с докторской степенью, Маринеску возглавил неврологический отдел, а затем и университетскую неврологическую клинику в Бухаресте, воспитав затем целую школу неврологов. Научная продуктивность его была феноменальна, известно около полутора тысяч работ широчайшего спектра: о механизмах клеточного дыхания и тканевого обмена, о черепных нервах, миелитах, нейроинфекциях, регенерации нервов, особенностях и лечении нейросифилиса, а также о вирусной природе летаргического энцефалита и механизме заражения им.
Подводя итог одного из своих главных направлений исследований, Маринеску публикует в 1909 году в Париже труд «Нервная клетка». Позже, на закате жизни, им были описаны ладонно-подбородочный рефлекс, получивший название рефлекса Маринеску — Радовичи и редкая врожденная генетическая патология, впоследствии названная синдромом Маринеску — Шегрена.

Карлов университет

Старейший университет в Чехии и в Центральной Европе появился в 1348 году по воле короля Богемии и Германии Карла IV, будущего императора Священной Римской империи. Медицинский факультет был в составе университета уже на момент его открытия. Как это нередко бывало в эпоху универсализма в науке, его студенты и профессора проявляли себя в разных сферах познания. Зал славы университета хранит имя придворного врача императора Рудольфа II Тадеаша Гаека, знаменитого астронома и математика и автора трактата «О пиве». У этого же императора анатомом служил Ян Ессениус, ректор Карлова университета, дипломат и философ. Врач Йоханнес Марци, многократный декан медицинского факультета, был еще и открывателем дисперсии света и волновой природы света.
Офтальмолог и анатом Иржи Прохаска заложил основы нейрофизиологии, –изучал рефлекторную деятельность, а диссертацию посвятил функциям нервной системы. Роль патологической анатомии в медицине была поднята на новую высоту благодаря Карлу Рокитанскому, выпускнику Карлова университета, работавшему затем в Вене. Основателем чешской рентгенологии был Рудольф Едличка, профессор хирургии. Полному избавлению мира от натуральной оспы мы во многом обязаны усилиям эпидемиолога профессора Карела Рашки, руководителя отдела инфекционных заболеваний ВОЗ.
Анатомии ЦНС и диагностике сирингомиелии посвящены работы Отто Калера. Психиатр и невропатолог, Арнольд Пик описал похожую на болезнь Альцгеймера патологию, носящую его имя, как и характерные при ней тельца Пика. Лишь в последнее десятилетие стало известно о выдающихся трудах его ученика Оскара Фишера, посвященных деменции и болезни Альцгеймера.
Для Украины же особенно славно имя ее уроженца, ректора Карлова университета и декана медицинского факультета Ивана Горбачевского, талантливого биохимика, академика ВУАН и министра здраво–охранения Австро-Венгрии. С нашей страной Карлов университет объединяет и имя его выпускника, профессора Харьковского университета Душана Лямбля, описавшего возбудителя лямблиозов.

Ян Эвангелиста Пуркинье (1787–1869)

Морфолог, врач, физиолог и литератор Ян Эвангелиста Пуркинье является одним из известнейших ученых Чехии. В то же время его влияние не ограничивалось географическими рамками исторической родины и какой‑либо одной сферой в науке. Пуркинье происходил из семьи управляющего дворянским имением. Мальчик получил первоначальное образование в народной школе, увлекался музыкой и языкознанием, после чего изучал богословие, был членом католического ордена пиаристов. Когда знаний, которые могла дать орденская школа, стало недостаточно, юноша поступил в Карлов университет, где изучал философию и медицину.
 
Сразу по окончании университета Пуркинье получил при нем же пост патолого–анатома, но вскоре на кафедре физиологии начал самостоятельные исследования зрения. В этом направлении он преуспел, впервые показав неоднородность преломляемости света в различных средах глаза и описав процесс и особенности формирования изображения на сетчатке. Получив степень доктора медицины, ученый в 1822 году был удостоен профессорского звания в Бреслау (Вроцлаве), где в местном университете произвел революцию в преподавании физиологии.
Но даже в таких сложных условиях Пуркинье добился успехов в офтальмометрии и офтальмоскопии, предвосхищая учение о центральном и периферическом зрении. Изучая микроскопическое строение тканей, он подошел вплотную к созданию клеточной теории, ввел понятие «протоплазма» и был одним из первых открывателей нервных клеток и мерцательного эпителия. Волокна Пуркинье, часть проводящей системы сердца, были открыты им в 1839 году.
Этим успехам способствовали технические усовершенствования, сделанные профессором: в его передовой гистологической лаборатории были применены новые методы окрашивания, уплотнения, просветления тканей, сконструированы новые микротомы и микроскопы.
Вернувшись в Прагу, в 1854 году Пуркинье описал большие ганглиозные клетки мозжечка, носящие его имя. Нервные клетки он описывал как мультипаутинные клетки с дендритами, а всего в нервной системе им морфологически и гистологически были выделены три основные структуры: зернистая красно-серая масса, нервные волокна и масса ганглиозная, состоящая из зерен (нервных клеток с ядром).
 
В экспериментах на себе ученый испытывал действие камфары, белладонны, опия. Иногда это приводило к головокружениям и потере сознания. Так был выведен и закон Пуркинье о зависимости характера головокружения от положения головы.
Профессор был известен и как литератор, причем кроме собственно издания журналов он занимался переводами поэзии. Не чужд был Ян Пуркинье и политики — будучи членом чешского парламента, он входил в партию младочехов.

Римский университет Ла Сапиенца

История лучшего вуза Италии началась на заре XIV века, когда римский папа Бонифаций VIII, в борьбе за светскую и духовную власть, в 1303 году сначала провозгласил превосходство пап над всеми главами держав, а затем основал первый университет в Риме под названием Studium Urbis. Желающих учиться в Вечном городе становилось все больше, и в 1431 году папа Евгений IV отдал распоряжение о строительстве новых зданий неподалеку от Пантеона. Веком расцвета медицины в Римском университете стал век XVI, когда на факультете стали изучать так называемые «простые медикаменты», что затем привело к появлению таких направлений, как спагирика и холистическая медицина, и в то же время способствовало развитию фармакологии. Великий Бартоломео Евстахий, один из отцов научной анатомии, был тогда здесь профессором и проводил вскрытия, а Андреа Чезальпино демонстрировал процесс кровообращения и движения крови от центра к периферии. Во второй половине XVII века произошло новое переселение университета и присвоение имени Сапиенца, то есть «мудрость». Через два столетия освобождение города Рима от папской власти привело к сближению с общеевропейскими процессами в науке. Обе мировые войны негативно отразились на университетской жизни. Во время Первой занятия были приостановлены, а с приходом к власти фашистов часть профессоров отказалась присягнуть дуче Муссолини. Среди покинувших Италию был великий физик-ядерщик Энрико Ферми. Старейшим из медицинских факультетов является факультет медицины и стоматологии, на котором работал и Уго Черлетти. Здесь же трудились выдающиеся исследователи малярии Джованни Грасси, Анджело Челли и Амико Биньями. Последний также известен в неврологии как соавтор описания синдрома Маркиафавы — Биньями, варианта алкогольной энцефалопатии. Знаменит также профессор фармакологии Витторио Эрспамер, занимавшийся нейрофармакологией и впервые выделивший серотонин. На факультете присутствуют кафедры неврологии и психиатрии, а также педиатрии и детской нейропсихиатрии. Более молодой факультет медицины и психологии имеет свою смежную кафедру — неврологии, психического здоровья и органов чувств.

Уго Черлетти (1877–1963)

Ученик Эмиля Крепелина, Алоиза Альцгеймера и Пьера Мари, итальянский невролог Уго Черлетти в первую очередь известен как разработчик электрошоковой терапии. Уроженец области Венето, он учился в Турине и Риме, где в 1901 стал выпускником медицинского факультета университета Ла Сапиенца. Продолжая образование за пределами родины, кроме вышеупомянутых светил, молодой специалист посетил в Гейдельберге Франца Ниссля, в лаборатории которого изучал гистопатологию центральной нервной системы.
Получив право преподавания, Черлетти занимался и подготовкой публикаций, посвященных малярии, атеросклерозу и наличию свидетельств активного воспалительного процесса в головном мозге при сифилисе. За два года до фактического подтверждения наличия бледной спирохеты в ткани мозга больных нейросифилисом ученый самостоятельно пришел к такому же выводу, что привело к спорам с коллегами.
Осмотрев множество жителей альпийских высокогорий, Уго Черлетти описал случаи кретинизма при эндемическом зобе, связанном с нехваткой йода. В качестве профессора нейробиологии он работал сначала в Миланском университете, затем преподавал неврологию и психиатрию в Бари, потом в Генуе и, наконец, снова вернулся в Рим в 1935 году, на этот раз — деканом медицинского факультета в Ла Сапиенца.
Зная об уже существовавшей тогда практике терапевтического воздействия на буйных психических больных инсулиновым шоком и введением кардиазола (метразола), профессор решил уменьшить негативные последствия этих способов, заменив их своей электросудорожной терапией (ЭСТ). Основные надежды в применении этой методики возлагались на излечение больных параноидальной шизофренией. Согласно описанию наиболее известного случая из практики Черлетти, одним из первых пациентов, подвергнутых новому способу лечения, был найденный на улице шизофреник со спутанным сознанием и бредом. После первого же сеанса он вместо постоянного бормотания начал петь, а впоследствии к нему вернулась способность адекватно воспринимать реальность.
Методика затем была успешно применена на сотнях пациентов и стала международной сенсацией. Уго Черлетти, а также его помощник и ученик Лючио Бини стали знамениты и были неоднократно номинированы на Нобелевскую премию.
 
 

 



Back to issue