Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 11 (623) 2017

Back to issue

Истоки современной неврологии


Summary

Предисловие
Авторы книги «Этюды истории классической неврологии» Сиделковский А.Л. — директор клиники современной неврологии «Аксимед» и Догузов В.Д. — заведующий научно-методическим отделом Национального музея медицины Украины решили приоткрыть занавес уникальной книги, посвященной истории молодой науки с древними корнями — неврологии. Данное издание позволяет проследить основные ветви развития этой отрасли медицины, преемственность и взаимопроникновение научных школ и направлений.
Биографические и исторические эссе в сочетании с уникальным иллюстративным материалом и нередко малоизвестными историческими фактами позволяют читателю заглянуть в увлекательную историю изучения нервной системы.

Продолжение. Начало в № 13, 2016

 
Сиделковский Алексей Леонович,
директор клиники современной неврологии «Аксимед», кандидат
медицинских наук, врач-невролог
высшей категории
 
Догузов Василий Дмитриевич,
заведующий научно-методическим отделом Национального музея медицины Украины МЗ Украины, координатор EAMHMS по Центральной и Восточной Европе

Варшавский медицинский университет

Первой успешной попыткой организации высшего медицинского образования в Варшаве стало открытие в 1809 году врачебно-академического факультета (Врачебной академии) при Школе права. Спустя семь лет академия была включена в качестве врачебного факультета в состав Варшавского университета. Кроме магистров медицины, акушеров, хирургов, дантистов и офтальмологов факультет готовил также аптекарей и ветеринаров. После закрытия университета четверть века сохранялся вакуум, пока в 1857 не открылась Медико-хирургическая академия. Первым ее президентом стал киевский профессор терапии и патологии Федор Цыцурин. Вновь врачебным факультетом она стала в 1862 в Варшавской главной школе, чье место затем занял Императорский Варшавский университет. Его выпускником 1875 года был Самуэль Голдфлам, впоследствии профессор неврологии и исследователь миастении. Вместе с Эдвардом Флатау, описавшим носо-подбородочный рефлекс и несколько симптомов менингита, они считаются основателями польской неврологии. Яркой фигурой первой половины ХХ века является профессор Казимир Оржеховский. В послевоенный период на базе врачебного факультета была создана Медицинская академия, с 2008 года именуемая Варшавским медицинским университетом.

Йозеф Брудзинский (1874–1917)

Как и целый ряд польских врачей рубежа XIX и XX веков, Йозеф Поликарп Брудзинский испытал на себе влияние как российской, так и западноевропейских научных школ. Сын помещика, по окончании гимназии в Варшаве он сначала учился в Юрьевском университете (ныне университет Тарту), окончил же Московский университет.
Вернувшись в Польшу, Брудзинский вскоре поехал на стажировку по педиатрии. Сначала в Краков, затем в австрийский Грац, к Теодору Эшериху, одному из первых специалистов по детским инфекционным заболеваниям. Кроме того, молодой врач побывал в Англии, Франции, Германии и Швейцарии. Этот опыт был успешно реализован — при непосредственном участии Брудзинского в Лодзе вскоре была организована образцовая детская больница Анны-Марии, которой он руководил и за которую удостоился золотой медали.
В 1910 году в Варшаве по его замыслу была создана больница Кароля и Марии, как и в Лодзи — на средства меценатов. Здание было спроектировано так, чтобы предотвратить распространение ин–фекций.

Особенный интерес для ученого представляла менингеальная симптоматика, которую он изучал и в клинике, и экспериментально, на животных.
Продолжая направление исследований российского невролога Владимира Кернига, Брудзинский привнес в практику такие диагностические приемы, носящие его имя, как нижний, верхний, средний и щечный симптомы. 

Описаны они были в период с 1908 по 1916 год. К тому времени уже были широко известны его работы по рефлексам, вопросам эпидемиологии, пищеварения, организации врачебной помощи и различным проблемам педиатрии. Заслуги ученого были признаны: в 1909 году в Ягеллонском университете Кракова Йозеф Брудзинский без экзаменов был признан доктором медицинских наук.

В конце жизни Брудзинского произошло еще одно важное событие: с началом Первой мировой войны и приходом немцев полякам удалось договориться о восстановлении Варшавского университета с польским языком обучения, где выдающийся педиатр стал первым ректором. Политически активный профессор, член временного госсовета, он участвовал в провозглашении независимого Королевства Польского. Преждевременная смерть ученого в конце 1917 года была вызвана осложнениями –нефрита.
     

История неврологического молотка

Рубеж XVIII–XIX веков стал ключевым временем для начала развития физических методов исследования в медицине, свое место в арсенале врачей завоевывали аускультация, перкуссия и пальпация. Следом за ними расширялся и инструментарий нарождающейся неврологии. По иронии судьбы один из краеугольных камней в появлении молотков заложил кардиолог и пульмонолог Людвиг Траубе, применявший молоток для перкуссии. Старт проверки рефлексов был дан позже, с открытиями Карла Вестфаля и Вильгельма Эрба. На этой странице представлена эволюция развития неврологических молотков, инструмента, ставшего неотъемлемым зрительным символом специальности. По представленным здесь моделям можно увидеть, сколько специалистов вносили свои модификации. Многие из разновидностей, несмотря на сравнительную давность своего появления, еще долгое время будут применяться в практике.

Московский университет

Старейший университет России был открыт согласно указу императрицы Елизаветы Петровны в 1755 году. Первоначально в его составе было три факультета, свойственных классическим университетам: юридический, медицинский и философский. На медицинском, где обучение студентов началось в 1758 году, было лишь три профессора: анатомии, химии и натуральной (естественной) истории.
В начале XIX века преподавались также медицина судебная и практическая, хирургия, терапия, патология, физиология и повивальное искусство. Так как долгое время подавляющее большинство преподавателей были иностранцами, обучение велось на латыни. Этим объясняется тот факт, что успешными студентами-медиками, а впоследствии учеными и врачами-практиками стал ряд украинцев — выпускников Киево-Могилянской академии, Черниговского и Харьковского коллегиумов, обладавших хорошим знанием древних языков. В еще большей степени это утверждение относится к Московской медико-хирургической академии, которая влилась в состав университета в 1841 году.
Исторические перипетии века, чередование реакции и «оттепелей» напрямую отражались на университетских уставах и всей жизни студентов и преподавателей. Тем не менее в 1846 году университет обзавелся госпитальной клиникой с анатомо-патологическим кабинетом. К концу «золотого» в плане бурного развития расцвета содействовавшей образованию благотворительности и уровня профессуры периода второй половины XIX — начала ХХ века медицинский факультет Московского университета представлял собой целый комплекс учре–ждений, включая здания на Девичьем поле (клинический городок 1890‑х годов постройки). Среди прочих это были институты общей патологии, физиологический, гигиенический, множество кабинетов, коллекций и музеев, среди которых был и неврологический. В обширном списке клиник были клиника нервных болезней с приютом и психиатрическая клиника.
В советский период в ходе реформ системы образования в 1930 году факультет был выделен в отдельное учреждение — Первый московский медицинский институт, но об этом периоде истории будет упомянуто отдельно.
Матвей Яковлевич Мудров (1776–1831)
Фигура профессора Матвея Яковлевича Мудрова занимает особое место в истории медицины. Один из основателей российской терапевтической школы, он был хорошо знаком с передовыми идеями европейской медицины и отличался редкой по тем временам готовностью быстро воплощать новации в практике преподавания. По происхождению он был из духовного сословия.
В Московский университет он пришел в 1796 году после семинарии, народного училища в Вологде и подготовительных занятий в старшем классе университетской гимназии. Большое влияние на Мудрова оказал уроженец Черниговщины профессор Федор Политковский (1756-1809), четверть века преподававший в университете терапию. Матвей Яковлевич стал продолжателем его идей о влиянии нервной системы на течение болезней, методике сбора анамнеза и осмотра больных.
Несмотря на наличие целого ряда ярких личностей среди преподавателей, университет отличался и многими недостатками — профессорам нередко приходилось совмещать чтение совершенно разных курсов, были проблемы с отсутствием клиник и «недостатком анатомических и хирургических орудий». Поэтому, получив степень кандидата, Мудров едет в Петербург в ординатуру, слушает лекции великого анатома Петра Загорского и хирурга Ивана Буша. Затем последовала командировка за границу для изучения хирургии, терапии, акушерства и глазных болезней. Учился в Берлине (у К. Гуфеланда), Гамбурге, Геттингене, Вене, Париже (у проф. А. Порталя, Ф. Пинеля), не обошел вниманием медицинские музеи и благотворительные учреждения. Своих учителей, в том числе и заграничных, он помнил и затем всячески поддерживал, когда они уже потеряли свои посты.
Подготовленная за границей диссертация на акушерскую тематику была представлена в Московский университет, удостоивший его степени доктора медицины и звания экстраординарного профессора. Полученные знания дали Мудрову возможность успешно проявить себя в качестве заведующего отделением военного госпиталя в Вильне и при ликвидации эпидемии. Этот опыт нашел отражение в его лекциях по военной медицине и гигиене в войсках, чтение которых он начал в Московском университете в 1808 году. Через пять лет Матвей Яковлевич стал ординарным профессором патологии, терапии и клиники в медико-хирургической академии. Профессор Мудров был организатором и директором клинических институтов при академии и университете, пять раз избирался деканом медицинского факультета.
В то же время он оставался много практикующим и бескорыстным врачом, за 22 года собравшим 40 томов подробных историй болезни своих пациентов. При этом он считал, что во врачебном искусстве нет врачей, окончивших свою науку, и продолжал познавать новое. Подводя итог своей практике, Мудров говорил, что врачевание состоит не в лечении болезни и даже ее причин, а именно в лечении самого больного.
Иустин Евдокимович Дядьковский (1784–1841)
Как и многие современники, Иустин Евдокимович Дядьковский начал свое образование с семинарии, чтобы затем сменить изу–чение духовных дел на анатомию и медицину. В Москве он окончил с серебряной медалью курс в медико-хирургической академии. С началом войны с Наполеоном адъюнкт Дядьковский оставил занятия наукой и стал военным врачом, занимаясь не только ранеными, но и успешной ликвидацией эпидемий, к чему возвращался и впоследствии. Вернувшись в академию, занял кафедры ботаники и фармакологии. Затем, в 1816 году защитив диссертацию «Рассуждение об образе действия лекарств на человеческое тело», он получил степень доктора медицины, тогда же возглавил кафедры патологии и терапии.
Ординарным профессором терапевтической клиники в академии Иустин Евдокимович стал в 1826, а с 1831 года он уже ординарный профессор кафедры терапии и директор терапевтической клиники Московского университета. Будучи учеником выдающегося врача-универсала, анатома и организатора медицины Ефрема Мухина (1766-1850), вслед за своим учителем Дядьковский придерживался анатомо-физиологического направления в медицине. Если Мухин пришел к выводу о том, что, абстрагируясь, тело человека можно вообще рассматривать как построенное из одних нервов, управляющих способностями всех органов, то ученик говорил: «Действие нервной системы необходимо для действия прочих систем тела… Без действия нервной системы прочие системы не действуют». В лекциях по частной терапии им были сформулированы направления, подлежащие дальнейшему изучению:
1. Распространение нервной системы в теле человеческом.
2. Свойство ее и отношение ко всем прочим системам тела.
3. Законы, по коим она действует на все прочие подлежащие ей системы.
4. Различие между высшею, или мозговою, и низшею, или узловою, системами.
Иустин Евдокимович придерживался также теории животного электричества. Эта теория, несмотря на свои ошибки, в какой‑то степени предвосхищала понимание электрической природы нервного импульса. Профессор Дядьковский стремился также к выделению нервных болезней в отдельный класс и первым в Московском университете ввел их преподавание в таком качестве. Талантливый диагност и популярный практикующий врач, он не жалел себя, что привело к ухудшению его собственного здоровья и необходимости длительного лечения, так и не увенчавшегося успехом.
Рано ушедший из жизни, ученый оставил после себя яркие лекции, работы о холере и борьбе с ней, а также заложил основы дальнейшего развития неврологии как отдельного направления науки.
      
Федор Иванович Иноземцев (1802–1869)
Своей необычной фамилией Федор Иванович Иноземцев был обязан своему отцу, имевшему персидское или горское происхождение и воспитанному графом П. Бутурлиным. После смерти отца мальчик жил у старшего брата в Харькове, где учился в гимназии, привившей ученику любовь к живой природе и составлению гербариев.
Особенно студент Иноземцев интересовался хирургией, которую преподавал профессор Николай Еллинский, по словам великого Николая Пирогова, «весьма дельный хирург». Он акцентировал внимание студентов не только на своем основном предмете, но и на терапии, фармакологии, анатомии и специфике самостоятельной работы с больными в амбулатории, в чем преуспел и Федор Иванович. Его успехи привели к направлению после получения степени лекаря в Дерптский университет, в недавно организованный –институт подготовки будущих профессоров, а затем за границу, вместе с Н. Пироговым и другими соучениками.
С 1835 года Иноземцев читал в Московском университете курс практической хирургии, длительное время преподавал оперативную хирургию, заведовал хирургической клиникой.
У себя на дому он вел обширный и часто бесплатный прием больных, организовал поликлинику, выполнявшую роль учебной базы для студентов. Профессор был также издателем «Московской медицинской газеты», высказывался в поддержку необходимости проведения врачебных съездов, участвовал в организации врачебного общества в Москве.
Подлинной вехой в истории медицины стала первая в Российской империи операция под эфирным наркозом, проведенная Федором Иноземцевым в 1847 году в Риге. Годом ранее он основал в Москве первую в России факультетскую хирургическую клинику. Заслугой Иноземцева является и та роль, которую он уделял анатомическим исследованиям. В 1860 г. он впервые указал на важность гиперемических явлений со стороны сосудистой системы при изучении патоморфологии нервных болезней. К этому же году относятся его публикации о роли узловатых нервов и спинного мозга в происхождении судорог при столбняке. Среди его работ есть и «Основания патологии и терапии нервного тока», «О народном лечении падучей болезни настойкою ландыша», о ревматизме и холере.
Продолжение в следующем номере...

Similar articles


Back to issue