Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 12 (627) 2017

Back to issue

Истоки современной неврологии


Summary

Предисловие
Авторы книги «Этюды истории классической неврологии» Сиделковский А.Л. — директор клиники современной неврологии «Аксимед» и Догузов В.Д. — заведующий научно-методическим отделом Национального музея медицины Украины решили приоткрыть занавес уникальной книги, посвященной истории молодой науки с древними корнями — неврологии. Данное издание позволяет проследить основные ветви развития этой отрасли медицины, преемственность и взаимопроникновение научных школ и направлений.
Биографические и исторические эссе в сочетании с уникальным иллюстративным материалом и нередко малоизвестными историческими фактами позволяют читателю заглянуть в увлекательную историю изучения нервной системы.

Продолжение. Начало в № 13, 2016


 
Сиделковский Алексей Леонович,
директор клиники современной неврологии «Аксимед», кандидат
медицинских наук, врач-невролог
высшей категории

 
Догузов Василий Дмитриевич,
заведующий научно-методическим отделом Национального музея медицины Украины МЗ Украины, координатор EAMHMS по Центральной и Восточной Европе
Иван Михайлович Сеченов (1829–1905)

Великий физиолог Иван Сеченов в истории неврологии известен как автор работ «О животном электричестве», создатель учения о задерживающих центрах торможения, а также о психических процессах как рефлекторных актах.
Свою карьеру он начал на военной службе, будучи выпускником Петербургского Главного военно-инженерного училища. Покончив с саперным делом и выйдя в отставку в 21 год, Сеченов стал вольнослушателем, а затем и студентом медицинского факультета Московского университета. Углубленно изучал анатомию и физиологию, которую выбрал в качестве своей дальнейшей специальности. Топографической анатомией «заразился» у профессора Ф. Иноземцева. Обучение продолжил за рубежом, в Германии и Австрии. Там он не только поставил множество экспериментов в передовых лабораториях К. Людвига, Ф. Гоппе-Зейлера и Э. Дюбуа-Реймона, применяя приборы собственной конструкции, но и подготовил диссертацию о физиологии алкогольного опьянения. Успешно защитив ее в Петербургской медико-хирургической академии, он принял предложение работать здесь на кафедре физиологии, поступившее от перешедшего в это именитое учреждение профессора И. Глебова. У него Сеченов 
учился еще в Москве и ему был обязан интересом к этой науке. Авторский курс ученого «О животном электричестве» был не только встречен небывалым вниманием слушателей, но и удостоен Демидовской премии, престижнейшей 
тогда награды в Российской империи. Среди свершений Ивана Михайловича в петербургский период также были организация одной из первых физиологических лабораторий и подготовка учебника «Физиология нервной системы». Сеченов шел к подтверждению своих теорий опытным путем. Явление торможения было открыто и экспериментально подтверждено им в 1863 году. Во время годичного отпуска физиолог работал в Париже, где в лаборатории великого Клода Бернара Иван Михайлович показал тормозящее действие головного мозга на спинномозговые рефлексы. Великий Иван Павлов называл это достижение «великим взмахом русского ума в области физиологии нервной системы». По результатам этой работы и появились знаменитые сеченовские «Рефлексы головного мозга» (1863), первоначально озаглавленные «Попытка ввести физиологические основы в психологические процессы». Позднее была установлена возможность суммирования нервными центрами отдельных электрических раздражений. Ощущения Сеченов рассматривал как результат деятельности мозга в ответ на воздействие на чувствительные нервы. 
Около шести лет Сеченов работал в Одессе, на кафедре физиологии Новороссийского университета, где подготовил труд «Кому и как разрабатывать психологию». Переезд был связан и с конфликтами профессора с властью из‑за дискриминации женщин в образовании, а также непринятия кандидатур, представленных Сеченовым на кафедры зоологии (И. Мечников) и гистологии (А. Голубев). В Петербург он все же затем вернулся, но уже на кафедру физиологии Петербургского университета, в лаборатории которого Сеченовым было открыто явление самопроизвольных колебаний биотоков в продолговатом мозге.
   
Последний период жизни ученого был вновь связан с Московским университетом, где он читал лекции о ЦНС в качестве приват-доцента, а затем занял освободившуюся кафедру физиологии и организовал собственную лабораторию. В ней изучал поглощение углекислоты солевыми растворами (тогда же было сформулировано правило Сеченова), физиологию дыхания (подтвердил роль гемоглобина в транспорте газов), утомляемость человека и правильную организацию работ. Придерживаясь весьма прогрессивных взглядов, Сеченов также читал лекции на Высших женских курсах, затем — на курсах для рабочих. Уже на закате жизни Иван Михайлович написал «Автобиографические запис–ки», интересные и сегодня.
Григорий Антонович Захарьин (1829–1897)

С именем Григория Антоновича Захарьина неразрывно связано основание московской клинической школы и активное внедрение анамнестического метода исследования больных, начатое еще М. Мудровым. Как следует из писем самого ученого, родился он в Пензе, затем вместе с отцом жил в Саратовской губернии. В 1847 он начал обучение на медицинском факультете Московского университета. Большую роль в становлении Захарьина сыграл ученик М. Мудрова, профессор кафедры внутренних болезней А. Овер. По окончании обучения выпускник остался ординатором факультетской терапевтической клиники, делал обзоры новинок европейской медицинской литературы для «Московского врачебного журнала». Затем, после защиты диссертации о послеродовых заболеваниях, Григорий Антонович отправляется во Францию и Германию. Привезя из командировки идеи для реформирования преподавания в Москве, он становится адъюнктом Факультетской терапевтической клиники. Завоевав популярность среди коллег и студентов, Захарьин был вскоре назначен ординарным профессором диагностики и терапии, затем — профессором и директором Факультетской терапевтической клиники. Его популярные «Клинические лекции» были многократно изданы, в том числе и в Европе.

 

При прямом содействии Захарьина в Московском университете шло движение к выделению неврологии из внутренней медицины, равно как и других дисциплин. Еще в 1889 году, за несколько лет до работ английского невропатолога Г. Хэда (Геда), он сформулировал учение о зонах кожной гиперестезии при заболеваниях внут–ренних органов. По имени двух ученых эти зоны получили название зон Захарьина — Геда.
Одним из первых в России Григорий Антонович отвел важную роль в лечении гигиене, влиянию климата, применению курортов и изучению бальнеологических эффектов.
   
Алексей Яковлевич Кожевников (1836–1902)
Основоположник российской неврологии Алексей Яковлевич Кожевников родился в семье рязанского чиновника. Уже по окончании медицинского факультета Московского университета в 1858 году определяется направление его интересов — свою диссертацию молодой врач посвятил прогрессивной локомоторной атаксии. Успешная защита и присвоение степени доктора медицины произо–шли в 1865 году.
Желая усвоить передовой научный опыт, Александр Яковлевич отправляется на три года в Европу, побывав в Германии, Англии, Швейцарии и Франции. Его учителями в этот период были такие светила, как Рудольф Вирхов, Альберт фон Келликер, Вильгельм Гризингер, Эмиль Дюбуа-Реймон. Во Франции он стажируется в клинике Жана-Мартена Шарко, изучает как клиническую неврологию, так и гистологию нервной системы. Уже во время этой стажировки Кожевников вносит значительный вклад в изучение бокового амиотрофического склероза, впоследствии неоднократно возвращаясь к патогенезу данного заболевания. С 1869 года он становится первым в Российской империи доцентом по курсу нервных и душевных болезней, а с 1884 года — и первым профессором новосозданной кафедры. Также Кожевников преподавал частную патологию и терапию, долгое время возглавлял университетские неврологическую и психиатрическую клиники.
   
    
Организаторские способности ученого проявились в его деятельном участии в создании университетской психиатрической клиники, а также в качестве основателя и председателя Московского общества невропатологов и психиатров. В 1892 году при новой неврологической клинике на Девичьем поле открылся Неврологический музей, затем названный именем своего создателя и обретший отдельное здание. В мировой литературе с именем ученого также связаны термины «Кожевниковская эпилепсия», «синдромы Кожевникова» (I и II), «афазия Кожевникова — Вернике». Его обстоятельные работы также были посвящены офтальмоплегии, астеническому бульбарному параличу и столь любимому им музею. Как справедливо отмечается историками медицины, Алексей Яковлевич Кожевников оставил после себя не только ряд признанных и уважаемых клинических и научных центров, но и целую школу невропатологов и психиатров, многие представители которой получили мировую известность и оказали влияние на весь дальнейший ход медицинской мысли.
Владимир Карлович Рот (1848–1916)
Происходил из семьи орловского аптекаря Карла Рота, выходца из Швеции. Окончив гимназию с золотой медалью, Владимир Карлович поступил на медицинский факультет Московского университета. Смог проявить себя еще будучи студентом, за работу, посвященную желтухе, удостоился еще одной золотой медали, а по окончании учебы в 1871 году был оставлен при университете для дальнейшей научной и преподавательской карьеры. Значительную роль в судьбе Рота сыграл его учитель А.Я. Кожевников. Именно Алексей Яковлевич в 1873 году предложил кандидатуру молодого специалиста для работы в неврологическом отделении московской Старо-Екатерининской больницы, бывшей уже в то время важным научно-практическим центром и ценной клинической базой для университета. В дальнейшем Владимир Карлович много сделал для развития клиники и отделения для хронических больных. Затем, после стажировки в Европе, в том числе в Париже у Шарко, Ранвье, Брока, Бернара и Вульпиана, а также в клиниках Вены (у Мейнерта и Бенедикта) и Берлина (у Вирхова, Фрерихса, Вестфаля), Владимир Рот возвращается в Москву. Приват-доцентом он стал в 1885 году. Уровень его работы «О мышечной сухотке» на степень доктора медицины, представленной в 1895 году, был столь высок, что степень honoris causa автор получил без защиты. В этом же году Владимир Карлович стал экстраординарным профессором университета, в 1902 — ординарным. Высшей же его ступенью в качестве преподавателя стало звание заслуженного профессора.
Одной из основных тем его работы было изучение мышечной атрофии, классификация отдельных ее форм и выделение связанных спинальных симптомокомплексов. В 1887 году был опубликован «Носографический обзор прогрессивных мышечных атрофий». Также ученым были детально описаны клиника поражения серого вещества спинного мозга и признаки сирингомиелии.
Своего главного учителя Владимир Рот начал заменять на посту заведующего –кафедрой в 1899 году, а после смерти Кожевникова возглавил и неврологическую клинику.
Редкие публикации Рота, которых известно лишь около 30, обладали глубоким содержанием и отвечали весьма высоким требованиям самого автора. В 1895 году он описал особую форму невралгии наружного кожного нерва бедра, называемую впоследствии болезнью Рота. Владимир Карлович был также соучредителем Московского общества невропатологов и психиатров, активным деятелем Пироговского общества, международных съездов, занимался общественной деятельностью и организацией санаториев.
В 1911 году в знак протеста против реакционной политики министра просвещения Л. Кассо профессор Владимир Рот ушел из университета вместе с группой других прогрессивных преподавателей.
Владимир Александрович Муратов (1865–1916)
Один из ярких учеников А.Я. Кожевникова и представителей созданного им Московского неврологического центра. После окончания медицинского факультета Владимир Муратов остается в ординатуре, готовит диссертацию «Вторичные перерождения при очаговых страданиях двигательной сферы мозговой коры». Успешная ее защита открывает дорогу к приват-доцентуре, работе прозектором и консультантом по нервным болезням во многих больницах Москвы.
В последующий период руководства тамбовскими и саратовскими психиатрическими лечебницами стараниями Муратова были проведены важные реформы, инициировано строительство новых больничных зданий, активизирована научная деятельность, обучение служащих и сделан шаг к созданию патронажной службы и семейного присмотра за душевнобольными. На посту руководителя университетской неврологической клиники и заведующего кафедрой (1911–1916) в Москве Владимир Александрович также проявил себя способным организатором, при котором состоялось открытие Неврологического института, о котором мечтал Кожевников. В состав института включили музей, библиотеку, ряд необходимых лабораторий и вспомогательных учреждений.
Владимир Александрович успешно соединял в своих исследованиях интерес к анатомии нервной системы и глубокое изучение клиники заболеваний. Перу ученого принадлежат работы об анатомии ассоциативных связей мозолистого тела с корой лобных, теменных и затылочных долей мозга, о морфологии верхних ножек мозга и гиперкинезе как следствии дисфункции их системы, о травматических и сосудистых поражениях мозга. Отдельной его заслугой является вклад в учение об энцефалитах, их инфекционной природе и формулировка термина «параинфекционное заболевание». Также отмечается ключевая роль Муратова в развитии неврологии детского возраста, основоположником которой в Российской империи он общепризнан. Здесь его внимание привлекали гидроцефалия, неврозы, детский церебральный паралич и другие темы, впоследствии вошедшие в печатное издание клинических лекций (1898).
Алексей Александрович Остроумов (1844–1908)
Один из крупнейших терапевтов России, Алексей Остроумов под влиянием семейных традиций сначала окончил семинарию, но затем поступил на медицинский факультет Московского университета, где учился у профессоров Г. Захарьина, И. Варвинского, А. Бабушкина. Короткое время Остроумов работал врачом в подмосковной больнице. В клинику Захарьина он вернулся в 1871 году в качестве ординатора и подготовил диссертацию «О происхождении первого тона сердца», где доказал, что он имеет клапанное происхождение.
Во время пятилетней стажировки в зарубежных клиниках Алексей Александрович подготовил статьи по иннервации кровеносных сосудов и потовых желез. Особенно плодотворной была его работа в лаборатории немецкого патолога Ю. Конгейма, автора оригинальной теории воспаления. После возвращения в Москву Остроумов достаточно быстро прошел путь от доцента до успешного, любимого студентами профессора, руководителя университетской клиники госпитальной терапии. Им были улучшены условия преподавания, ведения научной и лечебной работы, клинику называли не иначе как «остроумовская». К больным относился с вниманием и был врачом-меценатом, построившим за свой счет родильный дом в Сухуме, городе-курорте, где сам проходил лечение.
Научная деятельность Алексея Александровича отличалась концентрацией на нескольких направлениях. Кроме выше–упомянутых работ он оставил важную публикацию «О происхождении отека под влиянием нервов», одним из первых подчеркивал влияние внешней среды и наследственности на здоровье человека и развитие патологии. Продолжая традиции школы Мудрова — Захарьина, Остроумов сочетал тщательную диагностику (с новейшими на тот момент методами исследования) и понимание необходимости лечить больного, а не болезнь. Эти же подходы он как преподаватель смог привить своим ученикам. Записанные ими яркие клинические лекции профессора пережили несколько переизданий.
Михаил Семенович Маргулис (1876/1879–1951)
Визитной карточкой обширного наследия Михаила Семеновича Маргулиса являются его работы по нейроинфекциям и демиелинизирующим болезням нервной системы, в ходе которых было проведено множество экспериментальных исследований. Такие методы, как контрастная рентгенография с введением торотраста (суб–арахноидально и в периферический нерв), были применены им впервые в СССР.
С именем ученого связано сразу несколько мест на исторической карте медицины. После окончания физико-математического факультета в Одессе Маргулис за три года прошел курс медицинского факультета Московского университета. С 1903 года на протяжении четверти века он работал в неврологическом отделении Старо-Екатерининской больницы, став его заведующим в 1915 году. В 1909 году по плану Маргулиса и П. Преображенского для него был построен новый каменный корпус.
Начиная с 1918 года Михаил Семенович — профессор кафедры нервных болезней Московского университета. Работая в своей ключевой тематике, Маргулис экспериментально и на патологоанатомических исследованиях показал, что нейро–инфекция распространяется по невральным путям поэтапно. Всего ученый оставил более 130 работ, подготовил монографии об энцефалитах, хронических инфекционных и паразитарных заболеваниях нервной системы. Долгое время был популярен написанный в соавторстве с М. Кролем и Н. Гращенковым (Проппером) «Учебник нервных болезней».
Около двадцати лет Михаил Семенович стоял во главе кафедры нервных болезней ЦИУВ (ныне РМАПО), в музее академии ему отведено почетное место. На протяжении многих лет Маргулис также входил в правление Всесоюзного и Московского обществ невропатологов и психиатров.
Григорий Иванович Россолимо (1860–1928)
Еще один воспитанник А.Я. Кожевникова, Григорий Иванович Россолимо родился в Одессе, происходил из многочисленной греческой диаспоры «Южной Пальмиры». По окончании Ришельевской гимназии он поступает на медицинский факультет Московского университета и посвящает ему практически всю свою дальнейшую жизнь.
Григорий Иванович прошел те же карьерные ступени, что и его предшественники, после ординатуры был ассистентом, затем приват-доцентом в университете. Диссертацию посвятил «Экспериментальному исследованию по вопросам о путях, проводящих чувствительность и движение в спинном мозгу» (1887). С 1890 по 1911 параллельно руководил отделением нервных болезней в Ново-Екатерининской больнице, был в числе более ста преподавателей, ушедших из университета в знак протеста. Около пяти лет Григорий Иванович занимался делами организованного им на свои средства Института детской неврологии и психологии, впоследствии подаренного им Московскому университету. Вопросы педагогики, дефектологии, детской неврологии и психофизиологии составляют значительную часть его наследия. Невритом Россолимо названа рецидивирующая форма неврита детского возраста, описанная автором в 1899 году. Затем Россолимо сменил ушедшего из жизни в 1916 году В.А. Муратова на посту заведующего кафедрой нервных и душевных болезней и директора клиники нервных болезней и Неврологического института.
Биографы отмечают новаторский подход профессора Россолимо, причем как в науке, так и в практике. Одним из первых он обратился к нейрохирургическим методам лечения кист и опухолей головного мозга, под его руководством была проведена первая в Москве люмбальная пункция, разработаны многие инструменты для клинических обследований. Важной была и деятельность Россолимо по организации целого ряда научных обществ и «Журнала невропатологии и –психиатрии им. Корсакова». К первой четверти ХХ века относится целый ряд публикаций Россолимо в российской и зарубежной литературе, где был описан пальцевой рефлекс, с тех пор называемый рефлексом Россолимо.

   


Similar articles


Back to issue