Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 15 (634) 2017

Back to issue

Этюды истории классической неврологии

Authors: Сиделковский Алексей Леонович
директор клиники современной неврологии «Аксимед», кандидат медицинских наук, врач-невролог высшей категории
Догузов Василий Дмитриевич
заведующий научно-методическим отделом Национального музея медицины Украины МЗ Украины, координатор EAMHMS по Центральной и Восточной Европе

Sections: Нistory of medicine

print version

Продолжение. Начало в № 13, 2016
Предисловие
Авторы книги «Этюды истории классической неврологии» Сиделковский А.Л. — директор клиники современной неврологии «Аксимед» и Догузов В.Д. — заведующий научно-методическим отделом Национального музея медицины Украины решили приоткрыть занавес уникальной книги, посвященной истории молодой науки с древними корнями — неврологии. Данное издание позволяет проследить основные ветви развития этой отрасли медицины, преемственность и взаимопроникновение научных школ и направлений.
Биографические и исторические эссе в сочетании с уникальным иллюстративным материалом и нередко малоизвестными историческими фактами позволяют читателю заглянуть в увлекательную историю изучения нервной системы.
По законам военного времени
Николай Мартынович Якубович (1816/1817–1879)
Один из первых гистологов в Российской империи, Николай Мартынович Якубович родился на Полтавщине, в семье небогатого помещика. Школьное образование он получил в частном пансионе в Екатеринославе. По окончании Харьковского университета здесь же до 1840 года Якубович был ординатором. Совершенствоваться в анатомии, гистологии, эмбриологии и физиологии он за свой счет отправился в Дерптский университет. Специализацию по анатомии нервной системы Якубович продолжил в качестве помощника прозектора под началом профессора Фридриха Генриха Биддера. Углубленные знания о ЦНС были получены им в ходе работы в Германии у профессоров Альберта Келликера, Рудольфа Вирхова и Эмиля Дюбуа-Реймона. Петербургский период Якубовича начался в 1850‑х с должности врача дома убогих. Затем последовала работа в госпиталях и в редакции Военно-медицинского журнала. В 1853 Николай Мартынович начал читать гистологию и эмбриологию в МХА. В ходе нового европейского турне стали знамениты его работы по строению головного и спинного мозга и сравнительной гистологии нервной системы (Монтионовская премия Парижской академии наук). Не оставшись в Париже несмотря на уговоры Клода Бернара, ученый становится профессором физиологии и гистологии МХА. Изучая ядра черепных нервов, в 1857 году он описал парасимпатическое добавочное ядро глазодвигательного нерва (ядро Якубовича — Эдингера — Вестфаля).
Уже в диссертации Николая Якубовича 1848 года «О слюне» содержалось понятие о «психической секреции», механизм которой лишь спустя много лет был детально изучен Иваном Павловым.
 
Иван Михайлович Балинский (1827–1902)
Патриарх российской психиатрии Иван Михайлович Балинский провел детство в доме своего деда, известного польского ученого, профессора Анджея Снядецкого. Школьные годы прошли в Варшаве, после чего Иван Михайлович поступил в Медико-хирургическую академию в Петербурге. Начав чтение лекций по педиатрии, Балинский вскоре полностью переключается на душевные болезни, с 1857 он впервые в Российской империи выделяет психиатрию как отдельный предмет и создает целую школу своих последователей. Новатор по натуре, Балинский по образцу ведущих европейских учреждений в 1867 создает при МХА первую психиатрическую клинику в Российской империи. Она стала образцовым центром изучения как душевных, так и нервных болезней, поднятого впоследствии на новый уровень учеником Балинского И. Мержеевским. Опыт был распространен Иваном Михайловичем при подготовке им планов по созданию и развитию больниц в Харькове, Киеве, Одессе, Новгороде, Казани, Твери и Владимире. Балинским также было создано «Общество санкт-петербургских врачей для помешанных», впоследствии ставшее ядром для Петербургского общества психиатров.
Как вспоминал ученик Балинского профессор Иван Сикорский, детальные клинические разборы больных показывали удивительную проницательность и смелость суждений Ивана Михайловича, всегда подтверждавшихся впоследствии.
Борис Семенович Дойников (1879–1948)
Сын петербургского врача, воспитанник школы Владимира Бехтерева, Борис Семенович Дойников закончил ВМА в 1902 году, после чего служил в армии военным врачом. В период Русско-японской, Первой мировой и Гражданской войн приобрел большой практический опыт. В межвоенное время с 1906 года работал в Германии, специализировался по нормальной и патологической гистологии нервной системы.
Вернувшись в клинику нервных болезней ВМА, Борис Семенович изучал внутриствольную топографию периферических нервов, гистопатологию симпатических узлов, возрастную морфологию ЦНС, гистологию оболочек головного мозга. Отдельной группой стоят исследования изменений нервной системы при таких инфекциях, как бешенство, дифтерия, скарлатина и брюшной тиф.
В 1926 году в Ленинградском институте хирургической невропатологии Дойниковым была открыта лаборатория по изучению гистопатологии нервной системы. Также его усилиями в 1932 году была создана лаборатория нормальной и патологической морфологии нервной системы во Всесоюзном институте экспериментальной медицины (Ленинград). Начиная с 1936 года, Борис Семенович сменил профессора Михаила Аствацатурова на посту заведующего кафедрой нервных болезней ВМА. В период Советско-финской и Второй мировой войн Дойников уделял большое внимание нейротравмам, создал в клинике нейрохирургическое отделение.
Большую известность Борису Дойникову принесла работа 1911 года, посвященная вопросам нормальной и патологической гистологии периферических нервов и гистологии невритов, а также процессам регенерации.
Михаил Иванович Аствацатуров (1877–1936)
Михаил Аствацатуров, «потомственный дворянин, сын отставного полковника, армяно-григорианского вероисповедания», родился в городе Дербент. По окончании гимназии в Тбилиси он поступил на физико‑математический факультет Санкт-Петербургского университета, где учился на отделении естественных наук. Поступив затем сразу на третий курс медицинского факультета Юрьевского университета, вскоре перевелся в ВМА.
В 1904 году как лекарь с отличием оставлен в клинике академика В. Бехтерева. Уже в ранний период вышли работы «О негативном и позитивном колебании нервного тока», «Изменение раздражительности около поперечного разреза нерва», «О кровяном давлении при эпилепсии».
После защиты диссертации об исследовании речевой функции и стажировки в Европе ученый работал в Варшаве, затем — в Петербургском николаевском военном госпитале. С 1916 по 1936 год Аствацатуров возглавлял кафедру нервных болезней ВМА, оставив множество учеников. Профессор развивал эволюционное направление, занимался инфекционными и хирургическими заболеваниями нервной системы, изучал пирамидные симптомы и расстройства чувствительности. Большую популярность получили «Учебник нервных болезней» (8 переизданий) авторства Аствацатурова и его же «Руководство по военной невропатологии».
Уже во время учебы в Санкт-Петербургском университете Аствацатуров был удостоен золотой медали за сочинение «О продолжительности переживания физиологических препаратов».
Леон Абгарович Орбели (1882–1958)
Бесстрашный и самоотверженный экспериментатор, академик Леон Орбели окончил ВМА в 1904 году, после чего до 1920 года работал в тесном сотрудничестве с Иваном Павловым в отделе физиологии Института экспериментальной медицины. Начальный период научной деятельности Леона Абгаровича был посвящен изучению условных рефлексов со зрительного анализатора. Результатом исследований локализации механизмов замыкания условных рефлексов стал вывод, что условные рефлексы являются функцией проекционных зон коры больших полушарий.
Начиная с 1918 года, без малого 30 лет ученый заведовал физиологическим отделением Государственного НИИ имени П. Лесгафта, старейшего физкультурно-образовательного учреждения в России. Параллельно шла и преподавательская работа в качестве профессора физиологии в Первом Ленинградском медицинском институте и в ВМА. В родной академии, где профессор преподавал на протяжении четверти века, до 1950 года, семь последних лет он был начальником учреждения. Организаторский опыт был востребован и на посту директора Физиологического института имени И. Павлова, а также Института эволюционной физиологии и патологии высшей нервной деятельности имени И. Павлова (в деревне Колтуши под Ленинградом).
Как вспоминал профессор Д. И. Панченко, участвовавший в работах академика Орбели и сам воспроизводивший его эксперименты, в 1933 и 1938 годах Леон Абгарович провел на себе два опыта, едва не стоившие ему жизни. В первом случае он находился в пневмокамере, где была создана разреженная атмосфера, по плотности соответствующая 12‑километровой высоте. В результате он потерял сознание и пришел в себя лишь через четыре часа. Во втором случае, на Черном море, Леон Абгарович провел опыт по изучению условий нехватки кислорода, будучи запертым в кабине подводной лодки.
В обоих случаях экспериментатор запретил прекращать эксперимент до момента потери им сознания. Эти, а также другие исследования Орбели заложили основы для советской авиационной, космической и подводной медицины.
В историю науки академик Орбели вошел как создатель учения об адаптационно-трофической функции симпатической нервной системы и эволюционной физиологии, исследователь органов чувств, выдающийся физиолог и военный медик.
Степан Иванович Карчикян (1890–1965)
Неподалеку от Еревана находится важнейший духовный и религиозный центр Армении — Эчмиадзинский кафедральный собор и окружающий его храмовый комплекс. Расположен он в городе Вагаршапат (Эчмиадзин), где в крестьянской семье и появился на свет Степан Карчикян. Закончив реальное училище в 1910 году, он поступает в Военно-медицинскую академию. Первую серьезную практику после выпуска Степан Иванович получил, будучи ординатором госпиталя в Гродно, впоследствии — заведующим нервным отделением. Вернуться в науку удалось лишь в 1918 году.
В 1936 ученый описал относящийся к псевдобульбарным дистанс-оральный рефлекс, впоследствии названный его именем. Кандидатскую степень он получил без защиты диссертации, а докторскую — за работу о субкортикальных рефлексах в области лица. В войну Карчикян был главным консультантом-невропатологом санслужбы Ленинградского фронта. В 1949 году ему было присвоено звание генерал-майора медицинской службы, тогда же Степан Иванович возглавил кафедру нервных болезней ВМА, где и трудился до отставки в 1962 году.
Под руководством профессора М. Аствацатурова в ВМА С. Карчикян специализировался по проблематике войсковой неврологии. Еще до Второй мировой он прошел ступени от ординатора до исполняющего обязанности начальника кафедры.
Александр Викторович Триумфов (1897–1963)
Александр Викторович Триумфов, оставивший свой след сразу в ряде научных школ, главным образом, был известен как специалист по боевым травмам нервной системы и неврологии в военной медицине, нейрогистологии и нейроинфекциям. Ученым был описан целый ряд симптомов и синдромов: глубокие брюшные рефлексы, особый локальный гипергидроз при паротите и другие.
Родился он в Царском селе (современный город Пушкин), неподалеку от Петербурга, в семье инженера. Окончив реальное училище в 1913 году, Триумфов поступил в Военно-медицинскую академию, сразу после окончания которой работал военным врачом в действующей армии.
Работал под началом профессоров В. Осипова, М. Аствацатурова и В. Бехтерева (в Государственном институте медицинских знаний). Короткое время был экспертом-невропатологом в Ленинградском НИИ трудовой экспертизы, откуда и был в 1932 году направлен Наркоматом здравоохранения в Новосибирск в качестве профессора кафедры нервных болезней местного Института усовершенствования врачей, а затем стал и первым главой аналогичной кафедры в Новосибирском медицинском институте, создав новую научную школу. В 1938 профессор вернулся в Ленинград, работал в III ЛМИ, после чего стал начальником кафедры нервных болезней в ВМА и главным невропатологом ВМФ СССР. После войны, удостоенный многих наград военного времени, ученый был избран членом-корреспондентом АМН СССР.
Александр Триумфов начал работу еще в царских войсках, а в 1919 году вернулся в академию уже из Красной армии.
 
 
Санкт-Петербургский государственный университет
Несмотря на тот факт, что собственно медицинский факультет в Санкт-Петербургском государственном университете принял первых студентов лишь в 1995 году, традиции изучения и преподавания естественных наук здесь гораздо более древние. Сторонники идеи, что истоки университета восходят к 1724 году, указывают на созданный по замыслу Петра I Академический университет при Петербургской академии наук. Профессора были выписаны из Германии, а число студентов было крайне малым. В числе знаменитых воспитанников Академического университета был его будущий ректор, великий ученый-естествоиспытатель Михаил Ломоносов, который, будучи в первую очередь знаменитым физиком и химиком, оставил работы и по вопросам эпидемиологии, а также профилактики болезней. После его смерти в 1765 году учреждение вскоре практически свернуло свою деятельность.
До 1805 года продолжало действовать училище академии, созданное из остатков университета и Академической гимназии. Второй точкой отсчета является 1819 год, когда на базе бывшего Главного педагогического института и был основан собственно Санкт-Петербургский университет. В числе первых трех факультетов был и физико-математический с естественным отделением. В 1863 на нем появилась кафедра анатомии и физиологии человека и животных. Ею руководил академик Филипп Овсянников, который был известен не только как физиолог, но и как гистолог. Одна из его работ была озаглавлена «Микроскопические исследования нервных корешков в головном мозге». Ученый также изучал спинной мозг рыб и иннервацию сосудов. Большую роль в истории факультета сыграл профессор Иван Сеченов, по чьей инициативе в 1877 году на естественном отделении этого факультета были официально выделены такие специальности, как химия, биология, агрономия и физиология. Среди преподавателей стоит выделить и учителя Ивана Павлова, физиолога Илью Циона, среди прочих тематик изучавшего иннервацию сердца и вестибулярный аппарат человека. Цион был широко известен в Европе, так как работал вместе с Клодом Бернаром, Эмилем Дюбуа-Реймоном и Карлом Людвигом, с которым вместе удостоился Монтионовской премии и открыл нерв-депрессор, подходящий к аорте (нерв Циона — Людвига).
Иван Петрович Павлов (1849–1936)
Как и многие другие видные представители науки, Иван Павлов происходил из духовенства — его отец был высокообразованным священником. В восьмилетнем возрасте болеющего мальчика забрал к себе его крестный — игумен Троицкого монастыря. Он не только выходил ребенка, но и приобщил Ивана к чтению, что сделало возможным его учебу в духовном училище и семинарии.
Будучи увлеченным естествознанием, Иван Петрович поступил на естественное отделение физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета, где одним из его главных наставников стал профессор Илья Цион. Затем Павлов поступил на третий курс МХА, в это же время работал в лаборатории профессора К. Устимовича. Работы этого периода были высоко оценены — за них Иван Петрович был удостоен золотой медали. На базе физиологической лаборатории у профессора Сергея Боткина молодой ученый изучал вопросы рефлекторной регуляции и саморегуляции кровообращения, подготовил диссертацию «Центробежные нервы сердца», защищенную в 1883 году. Это дало возможность вскоре занять пост приват-доцента в ВМА.
В 1886 году Павловым, работавшим тогда с так называемым сердечно-легочным препаратом, был установлен факт выделения тканями легких вещества, предотвращающего свертывание крови.
Весомым направлением работы Ивана Петровича, с 1890 года — профессора фармакологии, затем — физиологии в ВМА, было изучение пищеварения, принесшее ему Нобелевскую премию по физиологии и медицине 1904 года. Многие ставшие классическими опыты были поставлены на базе Института экспериментальной медицины, где ученый параллельно возглавлял отделение физиологии. Показав центральную роль нервной системы в регуляции процесса пищеварения, Иван Петрович в то же время решил задачи получения чистого желудочного сока у подопытных животных. Более того, результаты экспериментов по пищеварению, в частности выделение желудочного сока в ответ на запах, вид пищи, создаваемые условия, совпадающие с прошлыми кормлениями, подвели исследователя к формулировке такого важного понятия, как «условный рефлекс».
Академик 22 академий, Павлов также оставил обширное наследие в области изучения речи, сна, гипноза, локализации функций в коре головного мозга. Оставаясь и после революции бесспорным авторитетом и символом науки, «старейшина физиологов мира» до самой смерти старался создать наилучшие условия как для многочисленных руководимых им научных центров, так и для своих сотрудников. Институт физиологии в Петербурге, которому Павлов отдал более 10 лет жизни, с 1936 года и поныне носит его имя.
Любовь к книге Иван Павлов сохранил навсегда, с годами собрав прекрасную библиотеку. С не меньшим интересом академик пополнял свои энтомологические коллекции, был и заядлым филателистом.
Алексей Алексеевич Ухтомский (1875–1942)
Как гласит автобиография Алексея Ухтомского, его родиной было сельцо Вослома в Ярославской губернии. Мальчику был всего год, когда его забрала к себе на воспитание сестра отца. Среднее образование Алексей получил в Нижегородском кадетском корпусе, закончив его в 1894 году.
Четыре года юноша провел в стенах Московской духовной академии, где изучал теорию познания и историю. Следующей ступенью стал физико-математический факультет, на естественном отделении которого студент углубленно изучал физиологию под руководством профессора Н. Введенского. Уже в 1903 году появляются первые работы Ухтомского: одна — в материалах Пироговского съезда, вторая, «О влиянии анемии на нервно-мышечный аппарат», — в немецком издании. По окончании учебы Алексей Алексеевич остался сначала сверхштатным лаборантом физиологической лаборатории, а затем ассистентом на кафедре физиологии. Здесь он подготовил и в 1911 году защитил работу по теме «О зависимости кортикальных двигательных центров от побочных центральных влияний», где были изучены кортикальные реакции в четырех мышцах одновременно, как он пишет, «в сгибателях и разгибателях коленных сочленений». В том же году начал преподавать физиологию в Психоневрологическом институте, работавшем под началом Владимира Бехтерева.
В начале 1920‑х годов Ухтомский развивает свое учение о доминанте, представляет его в виде доклада на II Всесоюзном съезде психоневрологов и физиологов нервной системы, где указывает на принцип доминанты как один из основных факторов центральной иннервации.
После смерти профессора Н. Введенского, Алексей Алексеевич становится руководителем физиологической лаборатории Ленинградского университета, сосредотачивается на выяснении факторов лабильности и значения физиологического интервала. Президент Ленинградского общества естествоиспытателей, Ухтомский в 1930 годы становится сначала членом-корреспондентом, затем академиком АН СССР. Руководил он и созданным им в 1935 году Институтом физиологии Ленинградского университета. Ленинская премия была присуждена академику за изучение физиологии нервной системы.
Ухтомский вспоминал, что в кадетском корпусе главным его наставником был математик Иван Долбня, ставший затем профессором Горного института. За своим учителем Алексей и последовал потом в Петербург.


Back to issue