Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 16 (635) 2017

Back to issue

Слово о родной врачебной династии Врачебная династия Смирновых — Мойбенко в зеркале времени

Authors: Смирнова-Мойбенко Н.С., кандидат медицинских наук

Sections: Нistory of medicine

print version

Память — преданность и долг

Передо мной на рабочем столе только что прочитанный очерк под примечательным названием: «Из славного рода потомственных врачевателей». Этот очерк и снимки к нему содержатся во второй книге дилогии академика И. Трахтенберга «Мой Киев, мои киевляне», издания, популярного не только в среде медиков. Повествование, о котором идет речь, касается известной врачебной династии Маньковских — близких друзей автора книги и нашей семьи Смирновых — Мойбенко. И содержание очерка, и сопутствующие ему снимки впечатляют. Особенно близки мне те, где можно увидеть на одной из прошлых юбилейных встреч рядом с Никитой Борисовичем Маньковским Платона Григорьевича Костюка, Владимира Вениаминовича Фролькиса, Николая Михайловича Амосова.
Всех их уже нет, увы, среди нас.
Передо мной на столе еще одна фотография — это курсанты Киевского института усовершенствования врачей 1937 года выпуска. Среди них имеется снимок Николая Смирнова — бывшего земского врача, родоначальника династии, к которой относится автор настоящего очерка. Кстати, на этом же снимке почти столетней давности можно узнать и некоторых других киевских медиков, имена которых известны медицинской общественности. Среди них из числа преподавателей Института усовершенствования назову профессоров А. Чайку, С. Тимофеева, С. Вайсблата, И. Фрумина, И. Студзинского, тогдашних доцентов Ф. Федоровского, М. Коломийченко, М. Павлова. В завершение этого пролога хочу представиться читателю как представитель врачебной династии Смирновых — Мойбенко, насчитывающей пять поколений медиков — врачей и ученых.
У поэта Николая Заболоцкого есть строки: «...души незримые приметы переносить на полотно...» Этот призыв, это напутствие обращены и ко многим из нас — запечатлевать истоки и неповторимые черты наших родов. А говоря образно, воссоздавать крону и корни наших семейных, дорогих нам династий. Именно в таком понимании, прежде всего для моих близких и родных, мне хочется вновь влюбленными глазами перелистать страницы двух медицинских линий, сыгравших достойную роль в отечественной науке и врачевании, — Смирновых и Мойбенко. Волею судеб и движением сердец они слились в одно древо. Эти скромные страницы не претендуют на литературный этюд с развернутыми коллизиями жизни и судьбы. Они объединяют лишь образы и воспоминания.

Семейное древо Смирновых. Любовь к профессии

Пять поколений семьи Смирновых — Мойбенко посвятили себя медицине. Старейший из врачебной династии, мой дедушка Николай Андреевич Смирнов (1881–1939), родился в Херсоне в семье священнослужителя. Окончил медицинский факультет Дерптского университета (г. Юрьев, впоследствии — Тарту) — одного из старейших университетов того времени.
В 1914 году, в годы Первой мировой войны, Николай Андреевич и его брат, Сергей Андреевич Смирнов, ушли на фронт военврачами. Можно представить себе их самоотверженность. В семье хранится иконка с надписью-напутствием на фронт Николаю Андреевичу от жены — Антонины Онуфриевны: «Молись и не унывай! Не забывай любящих Тебя Антонину, Сережу и Лиду! Бог в помощь! 22/VII 1914, г. Киев».
Сергей Андреевич впоследствии служил врачом российского посольства в Иране.
В 20-е годы семья Смирновых переехала в Кагарлык Киевской области, где Николай Андреевич работал земским врачом. Даже спустя много лет жители Кагарлыка помнили чуткого и безотказного доктора Смирнова. Рассказывали, как «одним уколом» он избавлял больных от малярии.
  
В середине 30-х годов семья переехала в Киев, где Николай Андреевич работал заведующим отделением акушерства и гинекологии в Киевской областной больнице. В 1937 году Николай Андреевич окончил курсы усовершенствования хирургов. Находились они тогда на ул. Саксаганского, 75. Это историческое здание, строилось оно для Мариинско-Благовещенской общины сестер милосердия, затем в нем располагались курсы повышения квалификации врачей, затем, в 50–60-е — Институт клинической медицины им. Н.Д. Стражеско, ныне Институт медицины труда им. академика НАМН Украины Ю.И. Кундиева.
Любовь к профессии врача передалась сыну Николая Андреевича — Смирнову Сергею Николаевичу (родился в 1906 году в Херсоне). После окончания Киевского мединститута служил врачом в Киевском понтонном полку, затем в глазном отделении Киевского военного госпиталя. В начале Великой Оте–чественной войны в 1941 году пошел добровольцем на фронт. Прошел всю –войну в качестве врача-окулиста, главного консультанта 1-го Белорусского и Украинского фронтов.
В семье хранится следующее удостоверение, датированное 12 мая 1945 года, за номером 706: «Дано профессору Смирнову Сергею Николаевичу в том, что он по приказанию командующего фронтом маршала Советского Союза тов. Жукова является уполномоченным по восстановлению здравоохранения города Берлина». В разрушенном городе с большим количеством раненых, в том числе и среди мирного населения, С.Н. Смирнов стал ярким носителем устоев отечественной медицины, причем в крайне сложной обстановке.
После окончания войны, в 1948 году Сергей Николаевич защитил кандидатскую диссертацию «Организация врачебной глазной помощи раненым в военно-полевых условиях». Дальнейшая деятельность полковника медслужбы была связана с преподаванием в Киевском военно-медицинском училище, а после демобилизации — в Киевском мединституте, позднее он успешно работал заведующим глазным отделением столичного медгородка. С.Н. Смирнов был предан врачебному делу, поиску новых методов лечения больных — усовершенствовал метод рентген-локализации инородных тел в глазу, создал новый состав глазных капель для лечения начальных форм катаракты. Капли Смирнова выпускались в аптеках по рецепту врача до недавнего времени. Родственница Смирнова Клавдия Митрофановна Давыдова-Мойбенко — врач-эпидемиолог пунктуально капала назначенные ей Сергеем Николаевичем капли (у нее была начальная форма катаракты). Клавдия Митрофановна до последних дней жизни читала без очков.
Сергей Николаевич был мужественным и добрым человеком, преданным своему делу врачом. При тяжелой стенокардии он продолжал работать в клинике, куда с трудом добирался, часто останавливаясь по дороге. В Ворзеле, в санатории, у него развился тяжелейший инфаркт. Сергей Николаевич утешал и успокаивал медсестру в ожидании скорой помощи, которая приехала слишком поздно. На его похороны в 1970 году приехало много благодарных пациентов из разных городов Украины. Рассказывали, как Сергей Николаевич украдкой оставлял под подушкой деньги нуждающимся больным.

Династия Мойбенко: разнообразие медицинских специальностей

Отец моего мужа, Мойбенко Алексей Агеевич (1908 г.р.), окончил Ростовский мединститут, после чего работал на кафедре терапии. В годы войны служил военврачом Ленинградского фронта в звании полковника медслужбы. Принимал участие в эвакуации блокадников по военно-автомобильной дороге, проложенной по льду Ладожского озера. «Водители полуторок ездили с отрытыми дверьми, чтобы успеть выпрыгнуть, если машина начнет тонуть. Только в первую блокадную зиму под лед ушло более тысячи грузовиков. Никто не знает, сколько людей погибло на Дороге жизни — от обстрелов или на тонком льду. Машины — легендарные «полуторки» ГАЗ — доставали со дна озера еще несколько десятилетий».
После окончания войны Алексей Агеевич был назначен начальником курсов усовершенствования врачей-токсикологов при Киевском военном госпитале. Жена Алексея Агеевича Мойбенко, Давыдова Клавдия Митрофановна, — врач-эпидемиолог. В годы войны работала в эвакуации в Средней Азии специалистом по особо опасным инфекциям. Позднее, уже в Киеве, работала в клинической лаборатории.
Их сын Мойбенко Алексей Алексеевич — будущий ученый-патофизиолог и кардиолог, академик НАН Украины, дважды лауреат Государственной премии Украины в области науки и техники, лауреат премии имени А.А. Богомольца и Н.Д. Стражеско.
 
Алексей Мойбенко родился в 1931 году в Ростове-на-Дону. Когда его отец, будучи военным врачом-токсикологом, после окончания войны был переведен на военно-педагогическую службу в Киев, Алексей Мойбенко-младший окончил среднюю школу. В 1949 году он поступил в Киевский медицинский институт и в 1953 г., будучи студентом четвертого курса, как отличник, был переведен на военно-медицинский факультет медицинского института в Куйбышев. Окончив этот факультет с отличием, некоторое время служил военным врачом, а после демобилизации возвратился в Киев.
Путь в науку Алексея Мойбенко начался в Институте клинической медицины имени Н.Д. Стражеско, а продолжился, охватив пять десятилетий плодотворного труда, в Институте физиологии имени А.А. Богомольца НАН Украины.
1956 год явился исследовательским дебютом молодого врача, зачисленного научным сотрудником в отдел патологической физиологии института. Здесь в 1964 году он успешно защитил кандидатскую диссертацию «Гемо–динамические взаимо–отношения между большим и малым кругом кровообращения при острой артериальной гипер–тензии».
В рамках Института клинической медицины А.А. Мойбенко вскоре стал врачом-анестезиологом в хирургической клинике института. Миссия анестезиолога по самой своей природе неотделима от патологической физиологии, и новые знания могли быть применимы в современной кардиологии.
Другой важный этап его научной деятельности связан с открытием в Институте физиологии им. академика А.А. Богомольца отдела биофизики кровообращения. А.А. Мойбенко был направлен в это подразделение в качестве старшего научного сотрудника. В 1973 году он защитил докторскую диссертацию на тему «Кардиогенные рефлексы и их роль в регуляции кровообращения», вышедшую затем в виде монографии. К этому времени эпицентр его исследовательской деятельности обретает новое, более отвечающее современности наименование — отдел экспериментальной кардиологии. В 1974 году А.А. Мойбенко его возглавляет. В 2007 году по его инициативе это подразделение начинает именоваться отделом общей и молекулярной пато–физиологии.
Алексей Алексеевич с 1992 по 2015 год возглавлял Научное общество патофизиологов Украины, входя и в состав совета Международного общества патофизиологов. Под его руководством состоялось пять патофизиологических конгрессов, два всесоюзных симпозиума «Физиология и патофизиология сердца и коронарного кровообращения», несколько профильных пленумов. В 1991 году А.А. Мойбенко был избран академиком НАН Украины. Он — автор и соавтор ряда фундаментальных печатных трудов, в том числе «Розвиток патофізіології в Україні» (2009) и «Эндогенные механизмы кардиопротекции как основа патогенетической терапии заболеваний сердца» (2008). Его перу принадлежат 400 научных публикаций, он подготовил 6 докторов и 33 кандидата наук.
В рамках патофизиологии кровообращения была разработана модель иммунного поражения сердца, что привело А.А. Мойбенко в соавторстве с Н. Максютиной, Н. Мохортом, А. Пархоменко, Е. Коваль к созданию одного из перспективных кардиопротекторов — корвитина. Этот препарат, выпускаемый в Киеве серийно, представляет собой растворимую форму одного из первых постигнутых наукой флавоноидов — кверцетина и находит все более широкое применение в кардиологии. Покинул нас академик А.А. Мойбенко неожиданно, уйдя из жизни 8 мая 2015 года. Светлая память моему дорогому и любимому человеку.
Дочь Алексея Алексеевича, Марина, работала врачом в Институте кардиологии им. Н.Д. Стражеско, она кандидат медицинских наук. Внук А.А. Мойбенко, Александр, после окончания Киевского мединститута успешно занимается клиническими исследованиями.

Очень кратко о себе

Я, дочь Сергея Николаевича Смирнова Нина Сергеевна Смирнова-Мойбенко, продолжила традиции своей семьи — окончила Киевский медицинский институт. Со студенческих лет занималась экспериментальными исследованиями на кафедре патологической физиологии. После окончания института трудилась в отделе патофизиологии Института клинической медицины им. Н.Д. Стражеско, где занималась патологией кровообращения. Защитила кандидатскую диссертацию, затем преподавала на кафедре патологической физиологии Киевского медицинского университета. С благодарностью вспоминаю учителей в науке — профессоров Н.Н. Сиротинина, Н.Н. Зай–ко, Л.Я. Данилову, оказавших влияние на мое увлечение патологической физиологией.
Позволю себе следующее отступление: моя бабушка со стороны мамы, Анна Васильевна Поддубная (из старинного польского княжеского рода Понятовских), с 2 до 25 лет воспитывалась в семье профессора Василия Парменовича Образцова (с 1893 г. — профессор Киевского университета. В 1909 году совместно с Н.Д. Стражеско впервые поставил прижизненно диагноз закупорки венечных артерий сердца и описал в 1910 году клиническую картину инфаркта миокарда).
Мать моей бабушки — дворянка Понятовская владела имением недалеко от имения Образцовых (село Топорки, Житомирская область). Ее дочь влюбилась в управляющего имением Образцовых — Василия Кучеревского. Они поженились вопреки воле матери — брак она не признала.
В этом браке родилось 5 детей. В молодом возрасте, матери детей было всего 28 лет, оба родителя умерли, оставив детей сиротами. Их бабушка, Понятовская, детей к себе не взяла. Самого младшего ребенка — мою бабушку Анну 2 лет профессор В.П. Образцов взял в свою семью, где она воспитывалась вместе с дочерью Образцова до своего замужества. В 25 лет Анна вышла замуж за инженера Управления железных дорог Н.Ф. Поддубного. Дочь от первого брака Василия Парменовича Образцова с Александрой Гущиной — Наталья к тому времени вышла замуж за будущего выдающегося кардиолога Николая Стражеско.
Многие события из жизни семьи Образцовых — Стражеско прошли перед ее глазами: драматическая история влюбленности В.П. Образцова в княжну Варвару Чегодаеву, жену профессора Киевского университета, выдающегося патолога Владимира Линдемана. Последующая дуэль двух знаменитых ученых того времени, развод В.П. Образцова с первой женой, Александрой Гущиной. В 20-м году профессор Образцов был арестован. Вопреки официальной версии его смерти вследствие болезни бабушка рассказывала, что после выхода из тюрьмы Василий Парменович покончил с собой. У бабушки был собственный дом с большим фруктовым садом на ул. Мельникова, 53, который стоял перед нынешним зданием «Киевэнерго». В голодные 20–30-е годы моя бабушка поддерживала как первую жену Образцова — Александру, так и вторую жену, Варвару.
С огромной любовью и благодарностью вспоминаю и чту память своих близких из нашей родной врачебной династии. Этот очерк — свидетельство сохранения памяти о них, особо о моем рано ушедшем из жизни муже — истинном ученном-–медике, человеке долга, патриоте, наследнике славных традиций нашей общей династии. 


Back to issue