Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" №5 (654), 2018

Back to issue

Полковник медицинской службы Борис Эпштейн: «Я бы сделался снова врачом»

Водораздел двух столетий… И вот несется неделя за неделей 2018 год. Его ассоциируют с пробежавшим веком, когда грянула украинская революция. Но есть в этом рубеже и иные исторические краски: те, кто находится на рубеже своего девятого десятилетия, тогда, в грозном сорок первом, в свои восемнадцать ощутили дыхание войны. Это то поколение, которое стало ее хребтом, своей смелостью и кровью цементируя Победу. К нему принадлежит и полковник медицинской службы в отставке, кандидат медицинских наук, заслуженный врач Украины, рыцарь множества боевых и ратных наград Борис Владимирович Эпштейн.
Нельзя не сказать, что к каждой этой служебной, воинской и личностной характеристике Борис Эпштейн двигался горной дорогой. И, может быть, поэтому о нем, о его десятилетиях можно сказать: повесть о настоящем человеке.
Незабываемый трагический июнь 1941 г., когда провидчески прозвучали слова «Враг будет разбит, победа будет за нами», Борис Эпштейн встретил студентом Киевского медицинского. К слову, в книге «Кредо доктора Эпштейна», прекрасно написанной Анатолием Ечкало, я среди фото самых близких, неразлучных побратимов Бориса Владимировича вновь всмотрелся в облик Константина Ивановича Кульчицкого, с которым тесно дружил. Издалека он как бы вдохновляет меня: сложи и эти строки.
Военная труба звала, и Эпштейн среди других волонтеров оказался слушателем военно-медицинской академии вначале в Самаре, а затем в Самарканде. Оттуда ушел в войска, в танковые соединения. На войне как на войне, но есть в ней армады особого риска и значимости — танкодесантные соединения. Врач на бронетанке — для Эпштейна тут не эпитет, а мгновения судьбы. Шел 1944-й, переломный, по сути, в тех битвах, когда в эту страду и стихию с дипломом военврача попал и Борис Эпштейн. Прошел тяжелые бои в Прибалтике, другие огневые полосы, чтобы уже как кадровый военный врач двинуться далее по колеям жизни.
Профессор, заслуженный врач Украины, известный эндокринолог Борис Владимирович Эпштейн вышел на пенсию четыре месяца назад. В этой фразе нет ничего удивительного, если не знать, что д-ру Эпштейну недавно исполнилось 95.
Она была нелегкой, с двойными семейными потерями. Но есть чеховские слова: «Надо жить, надо жить», и они некий эликсир для Бориса Владимировича, для его доблестного и многополезного пути, к которому подходят слова Евгения Евтушенко: «И тем я делаю карьеру, что я не делаю ее». Вдумчивый терапевт, руководитель ряда терапевтических отделений в легендарном 408-м госпитале, где нередко одним из первых он осваивал новшества в гастроэнтерологии и кардиологии — тут свои новеллы с героями, а с ними доктор Эпштейн как бы погибал и воскресал.
Но, если можно так выразиться, «песнью песней» для него стала эндокринология. Собственно, он родоначальник этого направления в госпитале, исключительно важного для любого клинического учреждения. Специализировался по своей инициативе по этой дисциплине в Центральном институте усовершенствования врачей у ведущего эндокринолога страны Е. Васюковой, много лет тесно сотрудничал в НИИ эндокринологии и обмена веществ (ныне академическое учреждение) с его создателем академиком В.П. Комисаренко, академиком Н.Д. Тронько, А.С. Ефимовым. Здесь в дни противостояния эндокринологическим последствиям Чернобыля проявил свой талант младший брат моего героя Евсей Владимирович Эпштейн, член-корреспондент АМН Украины, который, увы, смотрит на нас из выси…
Судьба военного врача, конечно же, сталкивала доктора Эпштейна с когортой ярких военачальников, его коллег. Среди них, например, генерал-майор медицинской службы Михаил Петрович Бойчак, умудренный опытом терапевт, волею судьбы являвшийся начальником госпиталя. Перу М. Бойчака принадлежит семитомное издание истории госпиталя.
Так получилось, что известная в войсках и не только в них поликлиника госпиталя, история которой уходит корнями еще в ХIХ столетие, для меня как бы ассоциируется с днями и годами Бориса Владимировича. Тут в одном из скромных кабинетов он уже в возрасте ветерана на совершенно добровольных началах по средам вел эндокринологический прием. И каждый пациент — а это всегда серьезные недуги — обретал необходимый клинический и реабилитационный маршрут. Тут опять-таки вспоминаются слова песни: «Эти дни когда-нибудь мы будем вспоминать…»
Судьба все же уравновешивает потери и горести. Прекрасный акушер-гинеколог Тамара Федоровна Самбур, любимая жена, утешитель, друг — вот нынешняя отрада Бориса Владимировича. Ее отец, рыцарь без страха и упрека, прошел все круги тоталитарного ада, но это иная тема…
И еще одна, как бы частная ремарка. Борис Владимирович вдруг позвонил мне с лестными словами о публикации по поводу «Павловской сессии», было и такое в псевдонауке, выдававшейся за царство истин. Надо признаться, что в круге моих публикаций отклики достаточно редкостны. Но дело-то не в этом. Просто этот факт свидетельствует: Борис Владимирович остается вдумчивым, много читающим врачом. И поэтому я завершаю этот очерк о докторе, преодолевшем 95-летие, но не утратившем пыла сердца и свежести разума, известным, но харизматически важным пожеланием: «Помедли, помедли, вечерний день!»
Юрий Виленский


Back to issue