Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" №12 (667), 2018

Back to issue

Вновь о благословенной Конча-Заспе, а еще о приметах минувшего и свидетельствах мудрого природозащитника

Authors: Трахтенберг И.М., академик, д.м.н.

Sections: Нistory of medicine

print version

Їдьте, люди, та пошвидше
в мудре царство Шарлемана.
Максим Рильський
Часто приходится слышать совершенно
необоснованные возражения против
комплексного характера Конча-Заспы.
…Объективные данные опровергают
все эти обвинения.
Николай Шарлемань, 1931 год
Приближается к завершению пора традиционных летних отпусков. Как сказалась близость к природе на здоровье пребывавших на отдыхе? Вопрос отнюдь не праздный. Ведь связь здоровья с окружающей человека природой общеизвестна. Но для оценки ее медиками основания особые. Когда практические врачи и ученые-медики способствуют внедрению в повседневную практику природоохранных мероприятий, то они тем самым вносят и свою лепту в обеспечение положительного влияния природных фактов на здоровье людей.
В предыдущей публикации на страницах периодического издания «Новости медицины и фармации», а также в книге «Здравниця Конча-Заспа. Традиції, досвід, перспективи», издание которой было приурочено к 60-летию со дня основания санатория, об этом уже шла речь. В тех же публикациях были приведены и основные данные об этом целебном лесном урочище на бывшей монастырской земле.
Напомню читателю, что еще в те далекие годы зеленые угодья красочных мест, о которых идет речь, привлекали внимание тех, кто их посещал. Особо упоминалось о впечатляющем зрелище отражения бурной зелени в прозрачной голубой глади двух круглых озер, именуемых Конча и Заспа. Надо думать, ими любовались и мирные жители тех мест, и гости, их посещающие, и казацкие воины, в том числе Богдана Хмельницкого, после тяжелых ратных сражений.
Сейчас в этой своей записи хотел бы продолжить рассказ об истории урочища, сопроводив его рядом подробностей от видного отечественного природозащитника Николая Шарлеманя. Но прежде — немного о нем самом.
В книге Алексея Василюка «Микола Шарлемань: напровесні заповідної справи», увидевшей свет в прошлом, 2017, году, рассказывается о Николае Васильевиче Шарлемане как о скромном ученом природоведения, которому Украина обязана становлением в стране природных заповедников. Не случайно именно изданием упомянутой выше книги о его жизни и деятельности началась публикация содержания отечественных исследований, посвященных истории охраны природы первой половины ХХ столетия. В серии этих публикаций представлены данные как о природоохранных мероприятиях, так и об их инициаторах, включая биографические материалы и анализ их научного наследия.
Данные о его жизни и деятельности, в которой значительное место занял природный заповедник Конча-Заспа, к сожалению, малоизвестны широкому читателю. Попытаюсь хотя бы немного восполнить этот пробел. Родился Николай Шарлемань в феврале 1887 года в Украине в семье немца по происхождению Василия Шарлеманя из династического рода Каролингов, потомки которого эмигрировали из Франции вначале в Германию, а затем в Россию. Отец его работал в Кременчуге Полтавской губернии мастером на кожаном производстве, а дед был собственником завода сельскохозяйственных машин в Москве. На профессиональную судьбу будущего ученого повлиял опыт его дяди по материнской линии О. Лингарта, увлекавшегося орнитологией. Когда в 1890 году семья переехала в Киев, молодой Шарлемань поступил на учебу в Первое реальное училище, но не закончил его, так как был исключен за участие в забастовке киевских учащихся, протестовавших против еврейских погромов. Он стал вольным слушателем агрономического факультета столичного политехнического института по специальности «прикладная зоология». Одновременно он работал в комиссии по благоустройству Киевского зоопарка, а затем на Днепровской биостанции.
Без подробностей ограничусь сведениями о его дальнейшей природоохранной деятельности, которая отражена в автобиографии и послужном списке занимаемых должностей. Среди них — секретарь Киевского орнитологического общества имени К.Ф. Кесслера, представитель зоологической секции Украинского научного общества, зоолог и ученый-консерватор Зоологического музея Украинской академии наук, представитель географической секции Украинского научного общества, заведующий секцией охраны природы сельскохозяйственного научного комитета Украины, ученый-секретарь комиссии краеведения ВУАН, член Всеукраинского археологического комитета и действительный член научноисследовательской кафедры зоологии, которую возглавлял академик Шмальгаузен, заведующий отделом фаунистики и систематики Института зоологии АН УССР.
В 1924 году ученый был назначен директором заповедника Конча-Заспа, в котором он проработал до 1933 года, и именно по его публикации можно судить о деятельности этого уникального отечественного заповедника. В 1928 году увидел свет первый том сборника научных трудов, посвященных заповеднику.
В книге, о которой упоминалось в начале этих заметок и которая во многом обусловила инициативу их изложения в связи с повествованием истории урочища, содержится 12 статей из числа публикаций Николая Шарлеманя о Конча-Заспе. Рекомендую нынешним приверженцам природы этих красочных и целебных мест ознакомиться с их содержанием указанных публикаций, датированных двадцатыми-тридцатыми годами минувшего столетия. Вместе с печатными заметками Максима Рыльского, опубликованными в более поздние годы на страницах популярной «Литературной газеты», где он вспоминал о натуралистичных записях, скромно подписанных инициалами Н.Ш., и со статьей А. Ющенко, который к годовщине смерти ученого опубликовал о нем и о заповеднике Конча-Заспа обстоятельную статью, читатель сможет подробнее узнать об истории природоохранной деятельности в Украине. Узнать и отдать должное памяти видного ученого-природоведа, призывавшего в своей давней книге и последующих публикациях всех нас к тому, чтобы охранять родную природу. Распространим сегодня этот призыв к нынешней Конча-Заспе — благословенной в прошлом и будем бережно сохранять природоохранные традиции в настоящем и будущем.
N.B.! Досадно, что ранее не знал об этой монографии, где обстоятельно представлены свидетельства отечественного ученого-природозащитника Николая Шарлеманя об истории Конча-Заспы. Если бы знал, то, несомненно, поведал бы о них в своей упомянутой выше книге. И не только о фактах становления и развития питомника Конча-Заспа, но и о тех фотоматериалах, которые были при этом представлены. А они, эти материалы, заимствованные из фотоальбома заповедника Конча-Заспа, и относятся к периоду 1923–1929 годов и сегодня воспринимаются как приметы урочища, пережившего разные времена. Многие из них сохраняются и по сей день. Среди них — знаменитый дуб, под которым сиживала семья Шарлеманя, а ныне — место первого знакомства с урочищем посетителей, дубовый гай, заливаемый водой во время разлива рек, лесные склоны озера Конча и разные места самого озера. Привлекают особое внимание и фотографии, на которых запечатлены члены экспедиции академика В. Вернадского, состоявшейся на озеро Заспа в 1928 году (здесь же и сам академик, снимок еще одного академика — И. Шмальгаузена и его коллег на берегу одного из озер: фотография, на которой в лодке на том же озере Н. Шарлемань). Глядя на эти снимки, особенно те, на которых видны старые дубы, нельзя не напомнить читателю эмоциональный очерк Шарлеманя «Беречь старые деревья», опубликованный в 1958 году в десятом номере журнала «Природа». Не могу удержаться от соблазна процитировать из этого очерка следующую выдержку: «Издавна существует обычай связывать историю того или иного старого дерева с именами выдающихся людей. Так, на острове Хортице, на Днепре, ниже Днепрогэса, существует «дуб запорожцев». В Украине, в селе Прохоровка, на Днепре, растут дубы Т.Г. Шевченко и Н.В. Гоголя. Именем Н.В. Гоголя назван и дуб в Миргороде. В различных местах Украины сохранились дубы А.С. Пушкина. …Надо понять, что старые деревья вовсе не «перестойный» лес, а памятник природы прошлого, а иногда и исторические памятники».
И хотя сказано это было ученым-энтузиастом более полувека назад, прислушаемся и еще раз повторим за ним: «Будем охранять родную природу». Добавив к этому: «И наследовать опыт создавших ее историю». 


Back to issue