Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

 

Международный неврологический журнал №7 (101), 2018

Вернуться к номеру

Эффективная фармакотерапия болевого синдрома при диабетической полинейропатии: фокус на прегабалин

Авторы: Татьяна Чистик

Рубрики: Неврология

Разделы: Справочник специалиста

Версия для печати


Резюме

Діабетична полінейропатія (ДПН) — найбільш часте ускладнення цукрового діабету, що нерідко супроводжується больовим синдромом. В огляді розглянуті механізми формування нейропатичного болю при ДПН, а також доступні на даний час підходи до лікування. Прегабалін є препаратом першої лінії для лікування нейропатичного болю при діабетичній полінейропатії. Його застосування у пацієнтів з ДПН зменшує інтенсивність больового синдрому, відновлює сон, покращує показники фізичної активності, загальне самопочуття і якість життя пацієнтів, що підтверджено численними клінічними дослідженнями.

Диабетическая полинейропатия (ДПН) — наиболее частое осложнение сахарного диабета, нередко сопровождающееся болевым синдромом. В обзоре рассмотрены механизмы формирования ней-ропатической боли при ДПН, а также доступные в настоящее время подходы к лечению. Прегабалин является препаратом первой линии для лечения нейропатической боли при диабетической полинейропатии. Его применение у пациентов с ДПН уменьшает интенсивность болевого синдрома, восстанавливает сон, улучшает показатели физической активности, общее самочувствие и качество жизни пациентов, что подтверждено многочисленными клиническими исследованиями.

Diabetic polyneuropathy (DPN) is the most frequent complication of diabetes mellitus, often accompanied by pain syndrome. The review examined the mechanisms of formation of neuropathic pain with DPN, as well as currently available approaches to treatment. Pregabalin is a first-line drug for the treatment of neuropathic pain in diabetic polyneuropathy. Its use in patients with DPN reduces pain severity, restores sleep, improves physical activity, general well-being and quality of life of patients, which is confirmed by numerous clinical studies.


Ключевые слова

діабетична полінейропатія; нейропатичний біль; прегабалін

диабетическая полинейропатия; нейропатическая боль; прегабалин

diabetic polyneuropathy; neuropathic pain; pregabalin

На сегодняшний день сахарный диабет (СД) — важнейшая медико-социальная проблема во всем мире, что объясняется широким распространением данной патологии, наличием тяжелых осложнений и высокой стоимостью средств диагностики и лечения, которые необходимы пациентам на протяжении всей жизни. Современные возможности медикаментозной компенсации сахарного диабета достаточно высоки, однако наряду с его основными проявлениями существуют осложнения, значительно утяжеляющие течение СД и требующие специфической лекарственной терапии [1]. 
К наиболее частым осложнениям СД относится диабетическая полинейропатия (ДПН), которая, по данным большого популяционного обзора M.I. Harris et al. [2], регистрируется у 30 % пациентов с СД 1-го типа и у 36–40 % больных СД 2-го типа. При впервые выявленном сахарном диабете 2-го типа диабетическая полинейропатия диагностируется у 14–20 % больных, при длительности СД более 15 лет число пациентов с ДПН достигает 50–70 % [3]. 
Диабетическая полинейропатия может быть острой и хронической, симметричной и асимметричной, асимптомной или болевой. Хроническая дистальная симметричная сенсорная и сенсомоторная полинейропатия — самые частые ее варианты. Именно эти формы чаще всего сопровождаются болевым синдромом, который, по данным большинства авторов, встречается в 20–50 % случаев [4, 8, 11]. Боль при ДПН вызывает нарушение сна, развитие депрессии, эректильную дисфункцию у мужчин, снижение физической и социальной активности, значительное ухудшение качества жизни пациентов [5, 6]. Также обнаружено, что с увеличением интенсивности боли ухудшаются показатели физического и когнитивного здоровья, что приводит к значительному снижению повседневной активности, работоспособности и раннему выходу на пенсию [8, 9].
Несмотря на то что нормогликемия считается главным условием предотвращения развития диабетической полинейропатии, эта задача не всегда выполнима, и заболевание, как правило, имеет прогрессирующее течение. Терапия боли, обусловленной диабетическим поражением периферической нервной системы, является трудной задачей. Тем не менее в последние годы достигнут определенный прогресс в понимании механизмов развития нейропатического болевого синдрома, а также появились новые возможности его эффективной терапии [7, 11]. 

Механизмы развития болевого синдрома при диабетической полинейропатии

При ДПН боль является нейропатической и возникает в результате прямого поражения Аδ- и С-типа нервных волокон, ответственных за передачу импульса от различных рецепторов (тактильных, некоторых болевых, температурных и рецепторов внутренних органов) в центральную нервную систему. В ответ на это происходит высвобождение ряда агентов (гистамина, серотонина, простациклинов, лейкотриенов, цитокинов, брадикинина), усиливающих боль и воспаление (периферическая сенситизация). Также в месте поражения выделяются нейротрофические факторы (субстанция Р, кальцитонин-ген-родственный пептид, фактор роста нерва и др.), способствующие еще большему усилению боли и поступлению потока болевых импульсов в центральную нервную систему (центральная сенситизация).
На клеточном уровне, вследствие поражения нерва, активируются нейрокинин-1-рецепторы, что приводит к смене заряда на мембране клетки и избыточному поступлению ионов Са внутрь клетки. Ионы Са активируют фермент протеинкиназу С, имеющую сродство к белковым субъединицам, входящим в состав NMDA-рецепторов нейронов задних рогов спинного мозга. Они связываются с ионами магния и открывают каналы, через которые кальций начинает активно поступать внутрь клетки, вызывая стойкое возбуждение мембраны.
Кроме того, ионы кальция, поступая в клетку, активируют внутриклеточные ферменты, в том числе нитритоксидсинтазы, что вызывает синтез оксида азота. Последний играет роль свободно диффундирующего нейротрансмиттера, резко усиливающего болевую передачу. Именно с нейротрансмиттерными функциями оксида азота связывают феномен «взвинчивания», который характеризуется резким увеличением амплитуды потенциалов действия на мембране чувствительных нейронов заднего рога спинного мозга [14].
Активация NMDA-рецепторов обусловливает передачу спинальным нейронам более легко стимулированной боли и требует большей антиноцицептивной активности для ее устранения [15]. Кроме того, NMDA-рецепторы могут обусловливать образование новых соединительных окончаний нейрональных клеток, что приводит к рассредоточению болевого сигнала. 

Алгические формы диабетической полинейропатии

Болевой синдром при ДПН чаще всего развивается у больных с дистальной симметричной сенсомоторной полинейропатией. Типичными жалобами пациентов являются покалывание и онемение в стопах и голенях, усиливающиеся в ночное время. В то же время у больных могут возникать резкие, стреляющие, пульсирующие и жгучие боли. У части пациентов отмечаются аллодиния (боль в ответ на неболевой стимул) и гиперестезия (повышенный ответ на тактильный стимул). Все вышеописанные расстройства относят к позитивным сенсорным симптомам нейропатической боли. К негативным симптомам относят болевую и температурную гипестезию, которые в начальных стадиях заболевания представлены умеренно в дистальных отделах, но по мере прогрессирования распространяются проксимально и могут вовлекать руки. Сухожильные рефлексы, как правило, снижены, а мышечная слабость ограничивается мышцами стопы [11].
Несколько реже боли возникают при диабетической асимметричной нейропатии, обусловленной васкулитическим процессом в эпиневрии. Как правило, данная форма ДПН развивается у пожилых людей с умеренным или неустановленным диабетом. Боль часто начинается в пояснице или в области тазобедренного сустава и распространяется вниз по ноге с одной стороны. При этом отмечается слабость и похудение мышц бедра, таза на той же стороне [16].
Диабетическая тораколюмбальная радикулопатия, возникающая вследствие поражения нервных корешков, характеризуется болями в плечевом поясе с одной или двух сторон в сочетании с кожной гиперестезией и гипестезией в области пораженных корешков. Эта форма ДПН чаще встречается у пожилых пациентов с большим стажем сахарного диабета [11, 16].
При кетоацидозе может развиться острая болевая нейропатия, проявляющаяся сильными жгучими болями и снижением веса. Отмечается достаточно выраженная аллодиния и гипералгезия при минимальном сенсорном и моторном дефиците [17].

Диагностические и дифференциально-диагностические критерии ДПН

Клиника диабетической полинейропатии имеет сходство с клиникой полинейропатии другой этиологии (алкогольной, токсической, воспалительной), поэтому ее диагноз устанавливают методом исключения, на основании следующих 5 критериев диагностики [40]:
1. Наличие сахарного диабета.
2. Длительная гипергликемия — обычно в течение нескольких лет.
3. Признаки дистальной симметричной, преимущественно сенсорной ПНП, наиболее выраженной в нижних конечностях.
4. Исключение других, кроме СД, причин полинейропатии.
5. Признаки сосудистых осложнений СД (ретинопатия, нефропатия и др.).
Ни один из критериев не является абсолютным, однако наличие 2 из 5 критериев повышает вероятность диагноза ДПН. 
Диагностика диабетической полинейропатии в практике семейного врача состоит в проведении недорогих и не требующих сложного медицинского оборудования исследований, а именно [41]:
— при осмотре стоп определяют наличие рубцов и безболезненных трофических изменений, что говорит о нарушенной чувствительности;
— пальпация сосудов стоп для исключения макроангиопатии в результате атеросклероза периферических артерий;
— оценка вибрационной чувствительности с помощью градуированного камертона. Снижение вибрационной чувствительности — ранний и специфический симптом диабетической полинейропатии;
— определение температурной чувствительности. Температурную чувствительность исследуют, используя пробирки с горячей (40–45 °С) и холодной (5–10 °С) водой. Больной должен определить, теплой или холодной пробиркой к нему прикоснулись, а также сказать, насколько ярко он ощущает температурные раздражения в разных участках кожи. Невозможность четко отличить теплый на ощупь предмет от холодного также свидетельствует в пользу начинающейся периферической диабетической полинейропатии;
— результаты определения тактильной (тупой — острый предмет) и болевой чувствительности с помощью иглы несут ту же информацию, что и приведенные выше тесты.
Тактильную чувствительность исследуют, используя различные средства: кисточку, клочок ваты, бумагу. Для исключения суммации раздражений прикасаться к коже необходимо отрывисто.
Для проверки болевой чувствительности используют обычную иголку или булавку, прикасаются к телу то тупым, то острым концом иголки. Уколы должны быть короткими и не очень частыми. Во время каждого прикосновения больной должен узнать характер раздражения и отвечать: «Остро» или «Тупо». Желательно также определение уровня артериального давления в горизонтальном и вертикальном положении больного, а также после физической нагрузки. Отсутствие изменения давления в различных положениях говорит о наличии вегетативной полинейропатии.
Дополнительные специальные исследования, способствующие проведению дифференциальной диагностики, должен проводить врач-диабетолог или невролог.

Фармакотерапия диабетической полинейропатии

На первом этапе лекарственной терапии пациентов с ДПН необходимо достижение показателей гликемии, близких к норме [19]. Далее фармакотерапия ДПН предусматривает два направления — симптоматическое лечение с целью уменьшения выраженности болевого синдрома и патогенетическое, направленное на восстановление пораженных нервов. В последнем случае используются α-липоевая кислота, бенфотиамин, ингибиторы альдозоредуктазы, ингибиторы протеинкиназы С и сосудистые препараты [20]. Это направление терапии является чрезвычайно важным, проводится длительными курсами и во многом предопределяет прогноз заболевания.
Для лечения нейропатической боли при ДПН используют различные нелекарственные методы лечения — хирургическую декомпрессию малоберцового нерва, лазерную терапию, акупунктуру, магнитотерапию, биологическую обратную связь, чрескожную электронейростимуляцию. В качестве основных групп лекарственной терапии применяют антидепрессанты, антиконвульсанты, опиоиды и местные анестетики [11].
Трициклические антидепрессанты (ТЦА) блокируют обратный захват норадреналина и серотонина в пресинаптических нейронах, что способствует активизации нисходящих антиболевых влияний и торможению прохождения болевой афферентации. Однако помимо блокирования обратного захвата норадреналина и серотонина, ТЦА в разной степени блокируют постсинаптические мускариновые, холинергические, α1-адренергические и гиста-миновые рецепторы. В свою очередь, это сопровождается такими нежелательными эффектами, как сухость во рту, синусовая тахикардия, запор, задержка мочи, спутанность сознания, нарушение памяти, седативный эффект, сонливость, ортостатическая гипотензия, головокружение. Также ТЦА следует применять с осторожностью у пациентов с сердечной патологией, глаукомой, задержкой мочи или вегетативными нарушениями. Они могут вызывать нарушение равновесия и когнитивные расстройства у пациентов преклонного возраста. Не случайно Американское общество геронтологов отмечает, что применение ТЦА связано со значительным риском возникновения побочных эффектов у пациентов преклонного возраста, не рекомендуя им назначение амитриптилина. Кроме того, ТЦА метаболизируются при участии ферментов системы цитохрома Р450, поэтому они могут вступать во взаимодействие с другими препаратами, которые тоже метаболизируются этими ферментами [21, 22].
Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС) имеют по сравнению с ТЦА более благоприятный профиль переносимости. Однако испытания, проводимые среди пациентов с нейропатической болью при ДПН (флуоксетин, пароксетин), демонстрируют их ограниченную эффективность [23, 24].
В последние годы для лечения пациентов с нейропатической болью начали назначать такие ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина, как венлафаксин и дулоксетин. Они обеспечивают уменьшение нейропатической боли, однако также не лишены побочных эффектов, вызывая тошноту, бессонницу, сухость во рту, сонливость, головокружение, запор, потливость, нервозность, астению и нарушение эякуляции [25, 26]. 
Опиоиды не нашли широкого применения в лечении болевой формы ДПН, поскольку действуют на систему дыхания, сердечную деятельность, ЖКТ и мочевыводящую систему, вызывая потенциально опасные побочные эффекты. Обезболивание с помощью опиоидов также связано с проблемами толерантности к лекарственным препаратам и развития физической зависимости [27].
Применение местных анестетиков (пластыри и гели с 5% содержанием лидокаина, капсаицин в виде гелей, кремов) обеспечивает уменьшение боли только в месте контакта, не распространяясь за пределы площади его нанесения, что может быть удобным лишь для пациентов с небольшой зоной распространения боли [28]. 
Эффективность антиконвульсантов I поколения в лечении нейропатической боли обусловлена блокированием натриевых каналов и ингибированием эктопической активности в пресинаптических сенсорных нейронах. Исследования карбамазепина, фенитоина, вальпроата при болевой форме ДПН показали их эффективность в лечении нейропатической боли, однако такие нежелательные побочные явления, как головокружение, двоение, диарея, когнитивные расстройства, не позволяют рассматривать их в качестве терапии первой линии [21, 22]. 
В последние годы доказана высокая эффективность антиконвульсантов II поколения — габапентина и прегабалина в терапии болевых форм нейропатии [29]. Их появление стало новым современным этапом в лечении нейропатической боли, вызванной как диабетической полинейропатией, так и другими заболеваниями.

Прегабалин — препарат первой линии для лечения нейропатической боли при диабетической полинейропатии

Прегабалин (S-[+]-3-изобутилгаба) является липофильным аналогом гамма-аминомасляной кислоты, модифицированной в 3’-положении для облегчения диффузии через гематоэнцефалический барьер. Он имеет высокую аффинность к α2-дельта-протеину потенциалзависимых кальциевых каналов ЦНС, что приводит к снижению входа кальция в пресинаптический нейрон, в результате чего уменьшается высвобождение главных медиаторов боли — глутамата, норадреналина и субстанции Р перевозбужденными нейронами. В свою очередь, это приводит к снижению глутаматной стимуляции NMDA-рецепторов и редукции болевого синдрома [31, 32].
Прегабалин характеризуется высокой биодоступностью, которая составляет не менее 90 % и не зависит от принятой дозы препарата, обладает линейной фармакокинетикой при приеме 150–600 мг/сут. Он не связывается с белками плазмы, не метаболизируется в печени и не взаимодействует с цитохромом Р450, при этом большая часть препарата (до 98 %) в неизмененном виде выводится почками, что следует учитывать при его назначении пациентам с почечной недостаточностью. Прегабалин не имеет лекарственных взаимодействий, что позволяет назначать его в сочетании с другими препаратами [32].
Результаты большинства исследований свидетельствуют о том, что даже в максимальной дозировке прегабалин отличается хорошей переносимостью, применение его сопровождается незначительными побочными эффектами, большинство из них имеет легкую и умеренную выраженность, что не требует прекращения приема препарата. При нейропатической боли начальная доза прегабалина составляет 150 мг/сут. В зависимости от индивидуальной реакции пациента и переносимости препарата доза может быть повышена через 3–7 дней до 300 мг/сут и, если необходимо, — до максимальной (600 мг/сут) еще через 7 дней [32]. 
Препарат позволяет достаточно быстро и эффективно купировать такие проявления нейропатической боли при ДПН, как тревога, депрессия, нарушение сна, улучшить общее состояние и качество жизни пациентов, что доказано в ряде клинических исследований.
В рандомизированном контролируемом клиническом исследовании J. Rosenstock et al. (2004) оценивалась эффективность прегабалина в сравнении с плацебо у 146 пациентов с болевой диабетической полинейропатией [34]. На протяжении 8 недель пациенты основной группы (n = 76) получали прегабалин в дозе 300 мг/сут, пациенты группы контроля (n = 70) — плацебо. Результаты исследования продемонстрировали достоверное уменьшение выраженности болевого синдрома и улучшение показателей качества жизни по опроснику SF-36 (улучшение общего состояния, восстановление сна, снижение тревоги) у пациентов, принимающих прегабалин, а также его хорошую переносимость. 
Аналогичные результаты при применении прегабалина у больных с нейропатическим болевым синдромом, обусловленным ДПН, были получены при обследовании 111 больных в условиях мультицентрового открытого несравнительного исследования [39]. Достоверное уменьшение болей наблюдалось при применении препарата в дозах как 75 мг, так и 300 мг 2 раза в сутки при 3-недельном курсе лечения.
В условиях мультицентрового рандомизированного плацебо-контролируемого двойного слепого исследования, проведенного в группе, состоявшей из более 250 больных и продолжавшегося в течение 12 нед., было установлено, что препарат одинаково эффективен как при диабетической полинейропатии, так и при постгерпетической невралгии [38]. Положительный эффект регистрировался как при применении фиксированной дозы (по 300 мг 2 раза в сутки), так и при постепенном ее наращивании от 150 до 600 мг/сут. Обе схемы лечения оказались достоверно более эффективными по сравнению с плацебо. Необходимо также отметить, что в исследовании принимали участие пациенты с достаточно тяжелым болевым синдромом длительного течения.
Также эффективность прегабалина в лечении нейропатической боли была продемонстрирована в ходе 6 масштабных клинических исследований с участием 9000 больных. Все исследования были рандомизированными, двойными слепыми, плацебо-контролируемыми, длительностью до 13 недель. Дозировка прегабалина была гибкой или фиксированной — от 75 до 600 мг/день. Во всех без исключения исследованиях, во всех дозах прегабалин показал высокую эффективность по сравнению с плацебо, значительно, до 60 % и более, уменьшая не только интенсивность боли, но и параллельно восстанавливая нарушенный сон и качество жизни [33]. 
Согласно результатам проведенного метаанализа, включающего 9 рандомизированных исследований с участием 2056 пациентов [35], эффект при приеме прегабалина отмечался на 2–3-й день терапии, продолжаясь до конца исследований, а количество респондеров с 50% и более снижением интенсивности боли составило порядка 65 % пациентов. Пациенты значительно чаще оценивали свое состояние как улучшение после приема прегабалина по сравнению с приемом плацебо. Препарат улучшал качество сна и общее состояние пациентов с болезненной диабетической полинейропатией. Часть из описанных выше исследований имела продолжение в открытой фазе, при которой средняя длительность приема прегабалина составила 15 месяцев, а максимальная — 3,5 года. Эти данные позволяют говорить о прегабалине как об эффективном и безопасном средстве для длительной терапии нейропатической боли при диабетической полинейропатии.
В открытом рандомизированном исследовании, проведенном E. D’Urso De Cruz et al. в 2005 году, было показано, что применение прегабалина у пациентов с нейропатической болью при ДПН, рефрактерной к терапии габапентином, трициклическими антидепрессантами или другими препаратами, достоверно уменьшало интенсивность боли по ВАШ, выраженность тревоги и нарушений сна [36].
В Германии было проведено открытое исследование с участием 10 300 пациентов, в том числе был включен 5091 пациент с диабетической полинейропатией. Кроме больных с ДПН в исследовании принимали участие пациенты с другими нозологиями: болью в спине с нейропатическим компонентом, постгерпетической и тригеминальной невралгией, алкогольной полинейропатией, другими различными полинейропатиями и нейропатической болью вследствие опухоли. Достоверное снижение интенсивности боли отмечалось уже на 1-й неделе терапии. К 6-й неделе лечения прегабалином интенсивность боли снизилась в среднем на 62 %, при этом у пациентов улучшались сон и настроение [37].
В 2004 году для лечения нейропатической боли при ДПН прегабалин был официально одобрен FDA и Европейской комиссией по лечению боли [29, 30]. В рекомендациях Американской ассоциации неврологов (2011) для лечения болевой ДПН в качестве препарата первой линии рекомендуется прегабалин (класс А), второй линии — габапентин, вальпроат натрия, амитриптилин, дулоксетин, венлафаксин, капсаицин, морфин и трамадол (класс В) [30]. 

Выводы

Таким образом, диабетическая полинейропатия — наиболее распространенное осложнение сахарного диабета, нередко сопровождающееся болевым синдромом, трудно поддающимся лечению. В основе формирования нейропатической боли при ДПН лежит активация NMDA-рецепторов, ответственных за трансмембранный транспорт положительно заряженных ионов, в первую очередь кальция. 
Влияние прегабалина на патогенез нейропатической боли преимущественно связано с блокированием притока кальция через вольтажзависимые кальциевые каналы в пресинаптические окончания нейронов, расположенных в задних рогах спинного мозга, гипоталамусе, гиппокампе, обонятельных луковицах, миндалевидном теле, мозжечке и коре головного мозга. Взаимодействие прегабалина с α2-дельта-протеином приводит к уменьшению выделения в нейрональные синапсы нейропептидов (субстанция Р, глутамат, норадреналин), что сопровождается снижением глутаматной стимуляции NMDA-рецепторов и редукцией болевого синдрома при ДПН.
Применение прегабалина при ДПН позволяет достичь быстрого и значимого клинического действия — более 60 % снижения выраженности боли при незначительном числе побочных эффектов, что является важным достижением на пути прогресса в лечении болевой диабетической нейропатии. 
В настоящее время на фармацевтическом рынке Украины доступен Неогабин (компания «Фарма Старт», группа компаний «Асино») — прегабалин, произведенный в соответствии со швейцарскими стандартами качества, гарантирующий высокую эффективность и безопасность лечения нейропатической боли при диабетической полинейропатии. Препарат имеет дозировки 75 мг и 150 мг, что делает удобным индивидуальный подбор терапевтической дозы, а приемлемая цена обеспечивает доступность терапии для широкого круга пациентов, страдающих нейропатической болью.

Список литературы

1. Кулигина Ю. Надежная помощь при диабетической нейропатии // Фармацевтический вестник. — 2009. — № 23 (555).

2. Harris M.I., Eastman R., Cowie C. Symptoms of sensory neuropathy in adults with NIDDM in the U.S. population // Diabetes Care. — 1993. — Vol. 16. — P. 1446-1452.

3. Melton L.J. III, Dyck P.J. Epidemiology // Diabetic Neuropathy. — 2nd ed. / P.J. Dyck, P.K. Thomas., eds. — Philadelphia: W.B. Saunders, 1999. — P. 239-278.

4. Бегма А.Н., Бегма И.В. Мильгамма композитум в лечении диабетической полинейропатии // Справочник поликлинического врача. — 2009. — № 9. — С. 44-47.

5. Перцева Н.О., Михайлинчик И.Н. Современный взгляд на патогенетическую терапию диабетической полинейропатии // Международный эндокринологический журнал. — 2014. — № 7 (62). — С. 56-59.

6. Курушина О.В., Барулин А.Е. Полинейропатии при соматических заболеваниях: роль невролога в диагностике и лечении // РМЖ. Медицинское обозрение. — 2013. — № 36. — С. 18-23.

7. Гурьева И.В., Давыдов О.С. Прегабалин в лечении болевой диабетической невропатии // Эффективная фармакотерапия. Эндокринология. — 2008. — № 1.

8. Дзяк Л.А. Менеджмент нейропатической боли при диабетической полинейропатии // http://health-ua.com/pics/pdf/ZU_2014_Nevro_3/15.pdf.

9. Melton L.J., Dyck P.J. Clinical features of the diabetic neuropathies/epidemiology / P.J. Dyck, P.K. Thomas, A.K. Asbury et al., eds. // Diabeticneuropathy. — Philadelphia: WB Saunders, 1987. — P. 27-35.

10. Anand P., Terenghi G., Warner G. et al. The role of endo-genous nerve growth factor in human diabetic neuropathy // Nature Med. — 1996. — Vol. 2. — P. 703-707.

11. Данилов А.Б. Нейропатическая боль. — М., 2003. — 60 с.

12. Dyck P.J., Dyck P.J.B. Diabetic polyneuropathy. Diabetic Neuropathy / Ed. by P.J. Dyck, P.K. Thomas. — 2nd еd. — Philadelphia: W.B. Saunders, 1999. — Р. 255-78.

13. Vinik AI. Diabetic neuropathy: pathogenesis and therapy // Am. J. Med. — 1999. — 107 (suppl. 2). — 17-26.

14. Sima A. Metabolic alterations of peripheral nerve in diabetes // Semin. Neurol. — 1996. — 16. — 129-37.

14. Thomas P.K. Classification, differential diagnosis and staging of diabetic peripheral neuropathy // Diabetes. — 1997. — Vol. 46(suppl. 2). — S54-57.

15. Oyibo S., Prasad Y.D., Jackson N.J. et al. The relationship between blood glucose excursions and painful diabetic peripheral neuropathy: a pilot study // Diabet. Med. — 2002. — Vol. 19. — P. 870-873.

16. Барсукова Е. Нейропатическая боль: что мы знаем о ней? По материалам XIV Российского национального конгресса «Человек и лекарство» (16–20 апреля, г. Москва) // Здоровье Украины. — 2015. — № 12-13.

17. Аметов А.С., Сокарева Е.В. Диабетическая периферическая нейропатия: как справиться с болью? // РМЖ. — 2012. — № 31. — 1562.

18. Демидова И.Ю., Храмилин В.Н., Игнатова О.Ю. Диабетическая дистальная полинейропатия // https://cyberleninka.ru/article/n/diabeticheskaya-distalnaya-polineyropatiya.

19. Kasznicki J. Advances in the diagnosis and management of diabetic distal symmetric polyneuropathy // Arch. Med. Sci. — 2014. — 10, 2. — 345-354.

20. Vinik A.I. Diabetic neuropathy: pathogenesis and therapy // Am. J. Med. — 1999. — 107 (suppl. 2). — 17-26.

21. Rull J.A., Quibrera R., Gonzales-Millan H., Lozano Castaneda O. Symptomatic treatment of peripheral diabetic neuropathy with carbamazepine (Tegretol): double-blind cross-over trial // Diabetologia. — 1969. — 5. — 215-8.

22. Wilton T.D. Tegretol in the treatment of diabetic neuropathy // S. Afr. Med. J. — 1974. — 48 (20). — 869-72.

23. Max M.B., Lynch S.A., Muir J. et al. Effects of desipramine, amitriptyline, and fluoxetine on pain in diabetic neuropathy // N. Engl. J. Med. — 1992. — 326. — 1250-6.

24. Sindrup S.H., Gram L.F., Brosen K. et al. The selective serotonin reuptake inhibitor paroxetine is effective in the treatment of diabetic neuropathy symptoms // Pain. — 1990. — 42. — 135-44.

25. Goldstein D.J., Lu Y., Detke M.J. et al. Duloxetine vs. placebo in patients with painful diabetic neuropathy // Pain. — 2005. — 116 (1-2). — 109-18.

26. Raskin J., Smith T.R., Wong K. et al. Duloxetine versus routine care in the long-term management of diabetic peripheral neuropathic pain // J. Palliat. Med. — 2006. — 9 (1). — 29-40.

27. Harati Y., Gooch C., Swenson M. et al. Maintenance of the long-term effectiveness of tramadol in treatment of the pain of diabetic neuropathy // J. Diabet. Complicat. — 2000. — 14. — 65-70.

28. Hart-Gouleau S., Gammaitoni A., Galer B. et al. Open-label study of the effectiveness and safety of Lidocaine patch 5 % (Lidoderm) in patients with painful diabetic neuropathy.

29. Lesser H., Sharma U., LaMoreaux L., Poole R.M. Pregabalin relieves symptoms of painful diabetic neuropathy: a randomized controlled trial // Neurology. — 2004. — 63. — 2104-10.

30. Richter R.W., Portenoy R., Sharma U. et al. Relief of painful diabetic peripheral neuropathy with pregabalin: a randomized, placebo-controlled trial // J. Pain. — 2005. — 6. — 253-60.

31. Камчатнов П.Р., Чугунов А.В. Нейропатический болевой синдром: возможности применения прегабалина // Сonsilium Medicum. Неврология. — 2010. — № 2.

32. Инструкция по применению препарата Прегабалин.

33. Freeman R., Durso-Decruz E., Emir B. Efficacy, safety, and tolerability of pregabalin treatment for painful diabetic peripheral neuropathy: findings from seven randomized, controlled trials across a range of doses // Diabetes Care. — 2008. — 31 (7). — 1448-1154.

34. Rosenstock J., Tuchman M., LaMoreaux L., Sharma U. Pregabalin for the treatment of painful diabetic peripheral neuropathy: a double-blind, placebo-controlled trial // Pain. — 2004. — 110 (3). — 628-38.

35. Zhang S.S., Wu Z., Zhang L.C. et al. Efficacy and safety of pregabalin for treating painful diabetic peripheral neuropathy: a meta-analysis // Acta Anaesthesiol. Scand. — 2015. — 59 (2). — 147-159.

36. D'Urso De Cruz E. et al. Lоng term treatment of DPN and PHN with pregabalin in treatment-resistant patients // Рoster presented at ADA. — 2005.

37. Brasser M., Mallison R., Tilke С. Efficacy and Tolerability of Pregabalin in Patients with Peripheral Neuropathic Pain in Real-Life Settings // Poster, presented at EFNS. — 2006.

38. Freynhagen R., Strojek K., Griesing T. et al. Efficacy of pregabalin in neuropathic pain evaluated in a 12-week, randomised, double-blind, multicentre, placebo-controlled trial of flexible- and fixed-dose regimens // Pain. — 2005. — 115 (3). — 254-63.

39. LYRICA Study Group Pregabalin for peripheral neuropathic pain: results of a multicenter, non-comparative, open-label study in Indian patients // Int. J. Clin. Pract. — 2006. — 60 (9). — 1060-7.

40. Котов С.В., Рудакова И.Г., Исакова Е.В., Волченко-ва Т.В. Особенности современных подходов к диагностике и лечению полинейропатии при сахарном диабете (лекция) // РМЖ. — 2016. — № 24. — С. 1620-1626.

41. Дольф Кюнцель. Лечение диабетической полинейропатии в практике семейного врача // http://www.novo.ru/Esparma/russian/doctors/practice.htm

Похожие статьи

Патогенез и современный комплексный подход в лечении болевых синдромов в неврологии
Авторы: Слободин Т.Н., Маслова И.Г.
Национальная медицинская академия последипломного образования им. П.Л. Шупика, г. Киев, Украина
Медсанчасть завода «Мотор Сич», г. Запорожье, Украина

Международный неврологический журнал №6 (100), 2018
Дата: 2018.11.22
Рубрики: Неврология
Разделы: Справочник специалиста
Авторы: Л.А. Дзяк, О.А. Зозуля, Днепропетровская государственная медицинская академия
Международный неврологический журнал 4(20) 2008
Дата: 2009.02.11
Рубрики: Неврология, Эндокринология
Разделы: Справочник специалиста

Вернуться к номеру