Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

Газета «Новости медицины и фармации» 6(238) 2008

Вернуться к номеру

Костно-мышечная система и возраст

Старение — не более чем плохая привычка, на формирование которой у занятого человека нет времени.

Андре Моруа

16–19 февраля в г. Яремче состоялась I Международная школа-семинар «Костно-мышечная система и возраст». В ней принимали участие ведущие зарубежные и украинские ученые — президент Литовской ассоциации остеопороза профессор В. Алякна (г. Вильнюс, Литва), президент Польской ассоциации остеопороза профессор Я. Бадурский (г. Белосток, Польша), заведующая лабораторией соединительной ткани Института патологии позвоночника и суставов им. проф. М.И. Ситенко АМН Украины профессор Н.В. Дедух (г. Харьков). Организаторами школы-семинара выступили Украинская ассоциация остеопороза, Украинская ассоциация менопаузы, андропаузы и заболеваний костно-мышечной системы, президентом которых является заслуженный деятель науки и техники Украины, д.м.н., профессор В.В. Поворознюк, а также Ивано-Франковский государственный медицинский университет (ректор — академик АМН Украины, профессор Е.М. Нейко). Спонсорами данного мероприятия выступили фармацевтические компании Hoffman — La Roche, Sagmel, «Фармак», Dr.Reddy's, Mepha, Polfarma, Servier, Olfa.

От имени ректората Ивано-Франковского государственного медицинского университета с приветственным словом выступил проректор по научной работе, зав. кафедрой госпитальной терапии № 1 д.м.н., профессор Н.Н. Середюк. Он отметил, что в г. Яремче подобное мероприятие проходит впервые, и выразил надежду, что в будущем зимняя школа-семинар также будет проходить здесь. Затем профессор познакомил участников школы с историей Ивано-Франковского государственного медицинского университета, рассказал о его научной базе.

Научную программу школы открыл проф. В.В. Поворознюк. Его доклады были посвящены вопросам эпидемиологии, диагностики и лечения остеопороза. Общеизвестно, что для лиц пожилого возраста характерно развитие патологических изменений со стороны костно-мышечной системы, таких как остеоартроз мелких и крупных суставов и позвоночника, остеопороз. В 2001 году началась Всемирная декада заболеваний костно-мышечной системы, основное внимание уделяется остеопорозу, остеоартрозу, боли в спине, ревматоидному артриту. Эти заболевания выбраны не случайно, так как имеют большое медико-социальное значение и частота каждого из них ассоциируется с возрастом. С учетом постарения населения в мире в последние годы данная проблема становится все более актуальной.

По данным на 1 января 2005 года, украинские женщины старше 40 лет составляют 52,3 %, старше 50 лет — 37,2 %. Средний возраст наступления менопаузы — 48,7 года. То есть почти половина взрослых женщин в Украине находятся в постменопаузальном периоде и имеют выраженные изменения со стороны костно-мышечной системы. Среди взрослых мужчин в Украине мужчины старше 60 лет составляют 16,3 %. Средняя продолжительность жизни женщин составляет 72 года, мужчин — 59–60 лет.

Одним из заболеваний, ассоциированных с возрастом, является остеопороз — системная патология костной ткани, которая характеризуется уменьшением костной массы и риском возникновения переломов. Проблема является не только медицинской, но и социальной, если учесть то, что у людей, имевших остеопоротические переломы, продолжительность жизни снижается на 12–15 %. 50 % пациентов после перелома бедренной кости не могут передвигаться без посторонней помощи, а треть теряет способность к самообслуживанию; летальность после перелома данной локализации составляет 15–25 %. Риск развития остеопоротических переломов у женщин старше 50 лет составляет 39,7 %, у мужчин — 13,1 %. Для сравнения, у женщин в возрасте 50 лет риск развития других распространенных заболеваний следующий: рака молочной железы — 9 %, а сердечно-сосудистой патологии — 40 %.

История изучения проблемы остеопороза началась давно. Так, в 1890 году в Дерпте была защищена первая диссертация, посвященная остеопорозу у лошадей. Выводы которой состояли в том, что снижение содержания извести в корме (кальция) в развитии остеопороза играет главенствующую роль, профилактика имеет первостепенное значение, а самым надежным способом лечения является соблюдение соответствующей диеты. В 1941 году впервые был описан постменопаузальный остеопороз: дано определение постменопаузального остеопороза, указывалось, что у женщин, которые перенесли операцию по удалению яичников, через некоторое время возникают переломы тел позвонков. Позже было выделено понятие метаболических остеопатий. К ним относятся остеопороз (в основе лежит уменьшение костной массы), остеомаляция (нарушение минерализации костной ткани), остеофиброз (замещение костной ткани соединительной) и остеопетроз (формирование грубоволокнистой ткани).

В докладе были представлены данные нескольких посвященных остеопорозу исследований, которые проводились в разных странах на протяжении последних лет. Так, например, в одном из исследований выяснилось, что у украинских женщин в возрасте 50–59 лет потеря костной массы в позвоночнике и бедренной кости происходит в большей степени, чем у женщин в Америке и других странах Европы. Это связано прежде всего с тем, что в Украине у женщин в постменопаузальном периоде практически не проводится профилактика остеопроза — далеко не все женщины принимают препараты кальция и витамина D, заместительную гормональную терапию. По данным исследования, проводимого профессором В.В. Поворознюком и соавт., у мужчин в возрасте 60–69 лет показатель костной массы на уровне бедренной кости ниже, чем в 20–29 лет, а в 70–79 лет этот показатель еще ниже. Частота остеопоротических переломов тел позвонков у мужчин и у женщин в возрасте 50–64 года примерно одинакова. Это свидетельствует в пользу того, что для мужчин остеопороз является не менее актуальной проблемой, чем для женщин, поэтому мужчины старшего возраста, которые обращается с жалобами на хронические боли в спине, должны быть обследованы на предмет остеопороза. Среди пациентов с остеопоротическими переломами проксимального отдела бедренной кости 47 % умирает на протяжении первых 6 месяцев, а в течение первого года умирает 73 % пациентов.

Профессор В.В. Поворознюк подчеркнул значимость первичной профилактики остеопороза и акцентировал внимание на том, что ее необходимо проводить в детском и подростковом возрасте. Не следует забывать, что наибольший прирост костной массы у девочек имеет место в препубертатном и пубертатном периодах — в 11–15 лет, а у мальчиков — в 12–16 лет. Вообще до 16 лет накапливается 85 % костной массы, из них 60–70 % — в пубертатном периоде. После 20 лет существенного прироста костной массы не наблюдается. Таким образом, целевая аудитория для проведения первичной профилактики — дети в возрасте 11–16 лет. Одним из ведущих факторов, влияющих на прирост костной массы, является адекватное поступление в организм кальция и витамина D. Также отмечена роль уровня полового развития: при позднем наступлении менархе минеральная плотность костной ткани (МПКТ) у девочек достоверно ниже, чем при нормальном половом развитии.

Профессор В.В. Поворознюк остановился и на проблеме вторичного остеопороза. Была отмечена необходимость не преуменьшать значения приема глюкокортикоидов в развитии остеопоротических изменений, так как эти препараты обусловливают нарушение абсорбции кальция в кишечнике, а также приводят к гипогонадизму. У лиц старше 50 лет, которые принимают кортикостероиды, глюкокортикоидиндуцированный гипогонадизм сочетается с физиологическим, то есть наблюдается так называемый суммарный эффект, в результате чего развиваются достаточно выраженные изменения костной ткани.

Отдельное внимание было уделено остеопорозу у постинсультных больных: в этих случаях нередко имеет место гемиостеопороз на стороне поражения. При этом риск смерти от остеопоротических переломов выше, чем у людей, страдающих остеопорозом, но не перенесших инсульт. В случае развития постинсультного остеопороза у мужчин индекс прочности костной ткани восстанавливается до исходных цифр через год после инсульта, у женщин такого не наблюдается.

Базисной терапией при остеопорозе являются препараты кальция в сочетании с витамином D. У пациентов, которые их принимают, уже через 9 месяцев снижается риск развития переломов и повышается плотность костной ткани. При этом следует не забывать о преимуществе цитратных форм кальция над карбонатными. Второй группой препаратов для лечения остеопороза являются бисфосфонаты, их обязательно должны принимать пациенты, у которых показатель Т меньше 2,5 сигмального отклонения. Также используется стронция ренелат.

Говоря о диагностике остеопороза с позиции доказательной медицины, профессор В.В. Поворознюк подчеркнул, что остеопороз относится к легко диагностируемым заболеваниям. С помощью определения МПКТ можно диагностировать остеопороз гораздо раньше, чем ожидается возникновение первого остеопоротического перелома. Профессор перечислил и охарактеризовал современные методы диагностики остеопороза. Для оценки МПКТ в настоящее время наиболее широко применяется рентгеновская и ультразвуковая денситометрия. Золотым стандартом для измерения МПКТ является двойная рентгеновская абсорбциометрия (DEXA). МПКТ должна определяться: всем женщинам в возрасте 65 лет и старше; всем мужчинам в возрасте 70 лет и старше; всем взрослым с низкоэнергетическими переломами или с болезнью (состоянием), которая вызывает нарушения метаболизма костной ткани; взрослым, принимающим лечение в связи с низкой плотностью костной ткани у них (для контроля проводимого лечения); пациентам, не принимающим терапию, но у которых состояние костной ткани требует назначения адекватного лечения. Числовым выражением диагноза «остеопороз» при DEXA является Т-критерий. При этом в оценке МПКТ следует ориентироваться на самый низкий Т-критерий, полученный у данного больного. Проф. В.В. Поворознюк акцентировал внимание на том, что Т-показатель определяют только у женщин в постменопаузальном периоде и у мужчин старше 50 лет. У пациентов других возрастных групп при оценке МПКТ следует ориентироваться на критерий Z. Докладчик подробно рассказал о проведении оценки Т-критерия (согласно рекомендациям ВОЗ), напомнив, что разные участки скелета имеют разную МПКТ, однако референтная база есть только для Т-критерия, определяемого при исследовании бедренной кости. Назначать лечение, направленное на стабилизацию уровня или увеличение МПКТ, следует, если показатель Т-критерия меньше –2 сигмальных отклонений, а при наличии факторов риска переломов — при Т-критерии меньше –1 сигмального отклонения. При повторном определении МПКТ и оценке динамики этого показателя под влиянием лечения нельзя сравнивать между собой Т-показатель в динамике, так как он изменяется с возрастом за счет физиологического старения организма.

Лекции президента Польской ассоциации остеопороза проф. Я. Бадурского были посвящены эпидемиологии остеопороза и патофизиологии болевого синдрома.

Докладчик раскрыл тему остеопороза не только с точки зрения классического определения этого заболевания (когда снижена МПКТ), но и рассмотрел те ситуации, когда данная патология имеет место при нормальном уровне МПКТ. В 1993 году ВОЗ было дано определение остеопороза: это уменьшение костной массы, которое ведет к увеличению риска переломов. Согласно этому определению, причиной остеопоротических переломов является потеря костной массы. Однако в 1994 году рабочая группа ВОЗ обсуждала проблему наличия остеопоротических переломов у пациентов с уровнем МПКТ в пределах нормы. В связи с этим в ряде стран Европы было проведено эпидемиологическое исследование с целью изучения распространенности остеопоротических переломов и определения МПКТ в этих случаях. В результате этого исследования было установлено, что только у 19,5 % пациентов с остеопоротическим переломом шейки бедренной кости Т-критерий был менее –2,5 сигмальных отклонений. В 2002 году опубликованы данные подобного исследования в Польше: согласно его результатам, только у 15 % женщин с переломом шейки бедренной кости Т-критерий был ниже –2,5 SD, у 43 % женщин имела место остеопения (Т-показатель в пределах от –1,0 до –2,5 SD), а 42 % пациентов имели нормальную костную массу. Также докладчик привел результаты еще нескольких европейских исследований, в которых низкая МПКТ отмечалась только в некоторых случаях остеопоротических переломов шейки бедренной кости.

В 2001 году рабочая группа National Osteoporosis Foundation, проанализировав более 3 тысяч публикаций на данную тему, дала новое определение остеопороза — это заболевание, характеризующееся низкой прочностью кости, которое ведет к увеличению риска развития переломов. Таким образом, на частоту переломов при остеопорозе влияет показатель прочности кости. Прочность кости уменьшается с возрастом (наступление менопаузы, развитие возрастных изменений костной ткани) — происходит перфорация костных трабекул, в кости появляются микротрещины, микропереломы. Наличие этих процессов следует учитывать при назначении антирезорбентов.

Факторы риска развития остеопоротических переломов: наличие низкоэнергетических травм после 50 лет, наличие переломов шейки бедренной кости у родителей, ревматоидный артрит, прием кортикостероидов, курение, алкоголизм. Предиктором остеопоротических переломов, как уже отмечалось выше, является и низкая костная масса. Кроме этого, риск развития переломов обратно пропорционален индексу массы тела пациента. Докладчик обратил внимание на важность оценки риска возникновения переломов, представил алгоритм ведения больного с остеопорозом, рекомендованный ВОЗ, по которому определяется риск (высокий, умеренный, низкий) и в зависимости от этого решается вопрос о назначении лечения — терапия назначается тем пациентам, у которых риск переломов выше популяционного уровня.

Доклады президента Литовской ассоциации остеопороза проф. В. Алякны были посвящены эпидемиологии остеопороза в Литве и качественным изменениям в костной ткани. Профессор отметил, что на риск развития остеопоротических переломов влияют 2 фактора: прочность кости и падение (риск, тип падения и сила травмы). Прочность кости определяется ее массой, величиной, минеральной плотностью, макро- и микроархитектурой и такими свойствами костной ткани, как резорбция, минерализация, структура коллагена, наличие микропереломов. Докладчик представил слайды, отображающие микроархитектуру разных видов костей при остеопорозе и в норме, механизм формирования и деструкции трабекулярной кости, наличие микропереломов, а также напомнил о составе кости (85 % органической части кости составляет коллаген I типа) и строении коллагена I типа. Профессор В. Алякна перечислил и охарактеризовал способы определения факторов прочности кости (костная масса — МПКТ, величина, микроструктура, степень восстановления костной ткани — гистоморфометрия).

По данным эпидемиологического исследования, проводимого в Литве, наибольший уровень МПКТ у здоровых женщин отмечается в возрасте 20–39 лет (критериями исключения были воздействие высокой дозы радиации в анамнезе, беременность, состояния, вызывающие развитие вторичного остеопороза, ранняя менопауза, вредные привычки, прием лекарственных препаратов). В исследовании, в котором изучалась частота остеопоротических переломов костей предплечья в литовской популяции, показано, что наибольшее количество переломов отмечается в возрасте 50–54 лет и старше 70 лет, причем в зимнее время этот показатель еще выше. Профессор В. Алякна представил данные исследования проблемы остеопоротических переломов проксимальной части бедренной кости у мужчин и женщин старше 50 лет, проживающих в Вильнюсе. Через год после возникновения перелома показатель смертности составляет 30 %.

Доклады проф. Н.В. Дедух (г. Харьков) были посвящены анатомии, патофизиологии костной ткани, а также структурно-морфологическим особенностям суставов и межпозвоночных дисков. Профессор выделила факторы, влияющие на функциональную активность костной ткани: стимулирующие (паратгормон, кальцитриол, тироксин, интерлейкины, фактор некроза опухоли, макрофагальный колониестимулирующий фактор, гранулоцитарно-макрофагальный колониестимулирующий фактор, фактор стволовых клеток, простагландины) и ингибирующие (кальцитонин, эстрогены, тестостерон, интерферон G, интерлейкин, трансформирующий фактор роста). Была продемонстрирована структура фиброзного кольца и студенистого ядра в норме и патологии, деструктивные изменения структур диска, нарушение целостности суставных покрытий дугоотростчатых суставов при остеохондрозе, структурная организация суставного хряща. Была рассмотрена морфология суставного хряща и его физиологическая регенерация, а также представлены механизмы развития остеоартроза с точки зрения морфолога.

Тема вторичного остеопороза при заболеваниях внутренних органов была рассмотрена в докладе проф. Л.П. Мартынюк (Тернопольский государственный медицинский университет). В развитии вторичного остеопороза играют роль следующие факторы: эндокринные заболевания (сахарный диабет, гипогонадизм, болезнь Иценко — Кушинга и др.), бронхиальная астма, системные заболевания соединительной ткани, заболевания печени, желудочно-кишечного тракта, почечная недостаточность, почечно-канальцевый ацидоз, заболевания крови, прием кортикостероидов, тиреоидных гормонов, антацидов, иммунодепрессантов.

Одной из причин остеопороза при бронхиальной астме (БА) является длительный (пожизненный) прием кортикостероидов, под воздействием которых происходит угнетение остеобластов, снижение абсорбции кальция в кишечнике и увеличение его реабсорбции в почечных канальцах. Втора причина развития остеопороза при БА — воспалительный синдром, при котором повышается продукция фактора некроза опухоли, происходит активация интерлейкинов-1, -6, усиление костной резорбции. Другими предрасполагающими факторами являются гиподинамия пациентов с БА, а также усиление катаболических процессов в организме, что сопровождается снижением массы тела.

Существенное влияние на уменьшение костной массы оказывают кортикостероиды. Доказано, что длительный прием ингаляционных кортикостероидов в суточной дозе более 800 мкг обусловливает развитие остеопороза, поэтому больные с БА, принимающие эти препараты, нуждаются в дополнительном поступлении кальция и витамина D. Докладчик привела данные сравнительного исследования МПКТ у пациентов с БА, которые в сочетании с кортикостероидами принимали препараты кальция, и у пациентов, которые препараты кальция не принимали. Было выявлено, что при сочетанном приеме кортикостероидов и препаратов кальция на протяжении года имела место стабилизация костной массы и отсутствие ее дальнейшего уменьшения.

В развитии остеопороза у пациентов с сахарным диабетом 1-го типа основную роль играет дефицит инсулина, который приводит к недостатку витамина D и уменьшению абсорбции и увеличению экспрессии кальция. Дефицит инсулиноподобного фактора роста приводит к угнетению функции остеобластов и развитию ангиопатий сосудов, кровоснабжающих кость. При сахарном диабете 2-го типа остеопороз развивается вследствие сочетания у пациентов таких состояний, как гипергликемия и менопауза. В исследовании больных сахарным диабетом 1-го и 2-го типов, в сочетании с нефропатией и без нее, было выявлено, что в группе пациентов с сахарным диабетом 1-го типа еще до развития почечной недостаточности остеопения или остеопороз встречаются у большего числа больных, чем в группе сахарного диабета 2-го типа. При развитии нефропатии у пациентов обеих групп отмечается существенное уменьшение МПКТ, и ее выраженность не зависит от типа диабета.

Остеопороз при заболеваниях печени и желудочно-кишечного тракта развивается прежде всего вследствие нарушения гидроксилирования витамина D в печени, нарушения абсорбции кальция и витамина D в кишечнике.

Профессор Л.П. Мартынюк подробно рассмотрела вопросы развития остеопороза при патологии почек. Например, почечный канальцевый ацидоз сопровождается метаболическим ацидозом, гипофосфатемией, гипопротеинемией, нарушением активности щелочной фосфатазы, уменьшением экскреции аммиака, что ведет к развитию почечной недостаточности и остеомаляции. Для болезни де Тони — Дебре — Фанкони характерны снижение в крови уровней кальция и неорганических фосфатов, увеличение активности щелочной фосфатазы, метаболический ацидоз, глюкозурия, гипераминоацидурия, цитратурия, формирование костных деформаций.

При хронической почечной недостаточности формируются костные нарушения, которые носят название ренальной остеодистрофии. Доказано, что риск развития остеопоротических переломов у пациентов с ренальной остеодистрофией в 6 раз превышает популяционный показатель. В развитии остеодистрофии выделяют два патогенетических механизма: гиперфосфатемию, при которой уменьшается синтез кальцитриола и связывание кальция, в результате чего кальций откладывается в стенках сосудов, и дефицит активной формы витамина D вследствие нефросклероза. Для контроля развития остеодистрофии пациентам с почечной недостаточностью следует раз в полгода выполнять рентгенографию кисти и стопы, а для контроля эффективности лечения пациентов с остеодистрофией рекомендована рентгеновская денситометрия 1 раз в год. Профессор Л.П. Мартынюк отметила, что золотым стандартом для диагностики остеодистрофии является биопсия кости, однако ввиду того, что данный метод является инвазивным, в большинстве случаев пациенты отказываются от его проведения. В настоящее время, согласно новым рекомендациям по ведению пациентов с остеодистрофией, биопсию кости необходимо делать только в случаях, если у пациента имеются переломы в случае минимальной травмы при ХПН IV степени и уровень паратиреоидного гормона в пределах нормы при увеличении щелочной фосфатазы, а также в случаях подозрения на алюминиевую интоксикацию. Что касается терминологии и критериев диагностики, рекомендуется применять Z-критерий, в случае снижения МПКТ не применять термин «остеопороз», а пользоваться термином «сниженная МПКТ». При назначении медикаментозной терапии пациентам с заболеваниями почек следует учитывать такие ключевые моменты: проведение контроля уровня фосфатов и кальция в крови и поддержание кальций-фосфорного произведения в пределах 4,4; поддержание адекватного потребностям организма (в зависимости от степени почечной недостаточности) уровня паратиреоидного гормона, кальцидиола, фармакологическая коррекция нарушений ремоделирования костной ткани. В заключение докладчик остановилась на вопросе проведения паратиреоидэктомии у пациентов с почечной недостаточностью. В настоящее время паратиреоидэктомию у таких пациентов следует проводить в случаях повышения уровня паратиреоидного гормона более чем в 2,5 раза по сравнению с нормой в сочетании с гиперкальциемией, гиперфосфатемией, рефрактерности к терапии активными формами витамина D в максимальных дозах и прогрессирующей кальцификации сердца и сосудов.

Роли питания в профилактике остеопороза был посвящен доклад д.м.н. Н.В. Григорьевой (Институт геронтологии АМНУ, г. Киев). Докладчик еще раз напомнила, что в жизни человека есть два периода, в которые костная масса существенно изменяется, — это пре- и пубертатный период, когда происходит накопление костной массы и период после 50 лет, когда идет интенсивная резорбция костной ткани. Питание, в частности уровень потребления кальция, в эти периоды играет важную роль в формировании предпосылок к развитию остеопороза или их отсутствия. При исследовании уровня кальция, потребляемого с пищей в различных популяциях, было установлено, что в первые годы жизни дети потребляют от 70 до 100 % его суточной нормы, но в возрасте старше 6 лет и в период от 60 до 70 лет уровень потребляемого кальция резко снижается. Причинами дефицита потребления кальция с пищей в возрасте старше 6 лет являются: замена молока безалкогольными карбонатными напитками, питание вне дома, воспитание определенных вкусовых привычек, незнание необходимости употребления продуктов с высоким содержанием кальция, ограничение потребления пищи девочками-подростками, ферментная недостаточность. Н.В. Григорьева представила данные исследования, в котором изучалось состояние питания украинских детей (В.В. Поворознюк, Н.В. Григорьева, 2004). В исследовании участвовали дети, проживающие в крупном промышленном центре, в районном центре и в селе. Было выявлено, что при суточной норме потребления кальция 1000 мг наибольшее количество кальция в сутки (около 600 мг) получали с пищей дети — жители крупного промышленного центра, а наименьшее (400 мг) — дети, проживающие в селе. У 50 % детей младше 6 лет, проживающих в крупном промышленном городе, уровень потребляемого в сутки кальция был ниже 700 мг, около 50 % детей — жителей районного центра и около 60 % детей, проживающих в селе, потребляли в сутки менее 400 мг кальция.

Докладчик охарактеризовала каждую из причин дефицита потребления кальция с пищей. Она продемонстрировала слайды, на которых отображен уровень потребления молока детьми в США (анализ данных с 1945 по 1995 гг.): в 1945 году он был в 4 раза выше, чем уровень потребления безалкогольных карбонатных напитков, данные 90-х гг. обратно пропорциональны предыдущим. Похожая ситуация наблюдается в других странах, в том числе и в Украине. Следующая причина — питание вне дома. Данные исследований показывают, что если родители контролируют питание ребенка, оно является более полноценным; в продуктах, которые ребенок потребляет дома или в школе, уровень кальция выше (425 и 689 мг кальция на 1000 ккал соответственно), чем в продуктах, предлагаемых в фаст-фудах и ресторанах (около 343 мг на 1000 ккал). Еще одна причина низкого потребления кальция с пищей — формирование определенных вкусовых привычек в детстве. По данным исследований, в 30 % семей, живущих в селе, родители питаются совместно с детьми 1 раз в неделю, 1–3 раза в неделю — в 25 % семей, 1 раз в день — в 47 % случаев. В такой ситуации привить культуру питания и привычку употреблять в пищу молочные продукты возможно далеко не всегда.

Также показано, что в рационе, дефицитном по содержанию кальция, как правило, имеет место дефицит и других микроэлементов. В частности, у девочек, которые потребляют с пищей менее 800 мг кальция в сутки, в 100 % случаев имеет место недостаток потребления фосфора, магния, цинка и других элементов, участвующих в процессах метаболизма костной ткани.

Уровень кальция, поступающего с пищей у большинства женщин в постменопаузе и женщин старческого возраста, составляет 480 мг/сут. при норме 1500 мг, более 1000 мг кальция в сутки потребляет только 3 % женщин. По данным другого исследования, далеко не все взрослые знают о необходимости потребления адекватных доз кальция — о роли кальция в профилактике остеопороза знает всего 80 % среднего медицинского персонала.

На протяжении четырех дней проведения школы-семинара было заслушано много других интересных докладов, секционные заседания были посвящены не только проблемам остеопороза, рассматривались вопросы клиники, диагностики и лечения остеоартроза, синдрома боли в спине.

Подводя итоги проведения школы-семинара, профессор В.В. Поворознюк отметил: «Идея проведения мероприятия, возникла два года назад. Я благодарен ректору Ивано-Франковского медицинского университета профессору Е.М. Нейко и проф. Н.И. Середюку за помощь в ее реализации. Благодаря нашему сотрудничеству сегодня состоялась первая в Украине международная школа, посвященная проблемам заболеваний костно-мышечной системы. Приятно отметить, что в работе школы-семинара принимают участие ведущие специалисты в области остеопороза и остеоартроза из Польши, Литвы, Украины. Среди слушателей школы есть не только ревматологи, эндокринологи, травматологи и неврологи из всех областей Украины, но и гости из Молдовы. В рамках школы у врачей есть возможность получить новые знания, которые они смогут применять на практике, поделиться опытом. Я уже неоднократно говорил о том, что число больных с патологией костно-мышечной системы неуклонно растет, поэтому очень важно, чтобы данное направление медицины продолжало развиваться. Мне приятно сообщить, что проведение данного мероприятия станет традицией, и в последующие 5 лет зимние школы-семинары будут проводиться здесь, в Яремче. Надеюсь, что в будущем году к слушателям школы присоединятся их польские, литовские, молдавские и белорусские коллеги».

Своим мнением о школе-семинаре с нами поделились также профессор Я. Бадурский и профессор В. Алякна.

Профессор Я. Бадурский сказал: «Хочу поблагодарить организаторов школы за приглашение принять в ней участие. Я рад, что благодаря усилиям профессора В.В. Поворознюка в вашей стране проблеме остеопороза уделяется такое внимание. Данное мероприятие — это возможность для его участников не только послушать лекции ведущих специалистов в области остеопороза, но и поделиться собственным опытом ведения таких больных. Я надеюсь, что в будущем школа соберет еще больше врачей, занимающихся вопросами остеопороза, и не только из Украины».

Профессор В. Алякна отметил: «Я очень рад, что мои украинские коллеги организовали такое мероприятие. Остеопороз — это болезнь, которая существенно влияет на изменение качества жизни больных. Чтобы помочь больным, спасти их от этой «чумы ХХI века», мы и встречаемся. Конечно, ситуации в разных странах различны, поэтому особенно важно поделиться своим опытом. Во всех странах проводятся эпидемиологические исследования, от которых мы можем отталкиваться, решая вопросы диагностики и лечения».

Участники мероприятия имели возможность поучаствовать в дискуссиях, обменяться мнениями по ведению пациентов с патологией костно-мышечной системы. Программа школы-семинара была построена таким образом, что все присутствующие имели возможность не только получить новые знания и поделиться профессиональным опытом, но и отдохнуть, насладившись богатством природы живописной Яремчи и знаменитого курорта Буковель.

Подготовила Наталия Куприненко,
«Новости медицины и фармации»


Похожие статьи


Вернуться к номеру