Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" №11 (698), 2019

Back to issue

Медицина Древнего Вавилона: история, религия, философия

Authors: Опарин А.А., президент Украинской академии истории медицины, д.м.н., профессор,
заведующий кафедрой терапии, ревматологии и клинической фармакологии Харьковской медицинской академии последипломного образования, г. Харьков, Украина

Sections: Нistory of medicine

print version


Summary

Цивилизация Древнего Вавилона принадлежит к одним из древнейших мировых культур [3, 13, 25]. При этом изучение Древнего Вавилона представляет не только сугубо историческое, но и религиоведческое, культурологическое, социальное значение. Наследие этой древней культуры пережило на многие столетия ее саму, определив развитие не только математики (именно в Вавилоне, в частности, впервые заложили основы алгебры и было введено деление часа на 60 минут, а минуты — на 60 секунд), астрономии (составлена первая в мире карта звездного неба), архитектуры, но и религии, магии, оккультизма, астрологии (именно там были составлены первые гороскопы, появилось понятие сглаза, порчи и гадания) [1, 3, 13].

Наследие Вавилона оказало огромное влияние и на развитие большинства направлений христианства, которое вобрало в ходе исторического процесса весьма многие положения его философии и религии [3, с. 163; 19, с. 46-165], среди которых, в частности: соединение церкви и государства, соблюдение дня солнца как праздничного выходного дня недели (во многих языках Европы до сих пор «воскресный день» переводится как «день солнца» и неделя начинается не с понедельника, как у нас, а с воскресенья), институт жрецов и священников как необходимых посредников между небом и человеком, строгое соблюдение религиозных обрядов как залог спасения, поклонение и обоготворение людей, роскошная храмовая служба, подавляющая человека, заученные молитвы и составление специальных сборников молитв, паломничества к святым местам [10, т. 1, с. 209, 210; 13, с. 174-177].

Наследие Вавилона продолжает жить сегодня и в гороскопах, заговорах, экстрасенсорике, эзотерике, парамедицинских методах диагностики и лечения заболеваний, ставших весьма популярными в наши дни и представляющих большую проблему для общества, способствуя, с одной стороны, росту аморальности и распаду института семьи, а с другой — несвоевременной, отсроченной диагностике заболеваний и порой роковым последствиям от неверно назначенного лечения. Это же самое духовное наследие Вавилона, которое крайне негативно проявляется и в наши дни, оказало свое пагубное влияние и на саму вавилонскую цивилизацию, приведя ее к полному краху.

И в этом процессе деградации данной культуры одну из видных ролей сыграло состояние ее медицинской науки и практики. Последняя характеризовалась практически полным застоем на протяжении двух тысячелетий существования Вавилона при отсутствии даже стремления к какому бы то ни было прогрессу, полном господстве самых примитивных, суеверных, а порой и просто диких представлений, что отмечается на фоне выдающихся открытий в области математики, геометрии, астрономии. Что же могло обусловить подобную статичность именно медицинской науки? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо рассмотреть и проанализировать роль религиозно-философских представлений, игравших ведущую роль в Древнем мире и буквально пронизавших всю жизнь вавилонского общества, в развитии его медицины, что и обусловило цель настоящего исследования.

Цель работы: изучить особенности развития и состояния медицины Древнего Вавилона и определить роль и место религиозно-философских представлений в ее формировании.

1. Врачи-жрецы Древнего Вавилона

В Древней Вавилонии первоначально существовало два класса врачей. Это были жрецы, выполнявшие в том числе и функции врачей, и придворные врачи, хотя и в их методах лечения, как мы увидим ниже, магический элемент был одним из ведущих [16, с. 15, 16].

Причем первый класс врачей был, во-первых, намного более обширным, чем второй, пользуясь всегда наибольшим уважением и влиянием, а во-вторых, он со временем фактически полностью нивелировал светскую медицину вообще как таковую вместе с придворными врачами.

Причина этому заключалась в той всесильной власти, которой обладала жреческая каста в Вавилонии и которая только усиливалась и укреплялась [21, с. 197].

Врач-жрец находился в статусе государственного сановника с довольно высоким государственным окладом [2, с. 31].

Будущие врачи получали свое медицинское образование или, точнее, медицинские представления в жреческих школах, где они преподносились, как и подобает, собственно, жреческим школам, готовящим в первую очередь не врачей, а жрецов, в контексте религии Древнего Вавилона. Специальных медицинских школ в Древней Вавилонии не существовало [23, с. 72].

При этом врачи-жрецы занимались в основном лечением только болезней внутренних органов. Одновременно с этим в текстах, особенно относящихся к эпохе Ново-Вавилонского царства, упоминаются врачи, специализирующиеся на лечении заболеваний глаз, и даже имеется единичное упоминание о женщине-враче, лечившей женские болезни [22, с. 33].

Также врачи Вавилона занимались лечением заболеваний зубов, и до нашего времени сохранились рецепты по изготовлению пломб, состоящих из мастики и белены [16, с. 21]. Упоминаются у вавилонян и врачи, лечившие скот [22, с. 40].

Примечательно, что до нашего времени практически не дошло ни одного имени великого вавилонского врача, и вообще упоминания имен врачей крайне и крайне редки, хотя клинописные таблички содержат огромное количество имен царей, полководцев, начальников провинций, придворных и т.д. Это, безусловно, не является случайным, ибо, с одной стороны, врачи-жрецы выступали лишь как орудие богов, а с другой — только богам принадлежало право жизни и смерти, и поэтому вся слава должна воздаваться только им [2, с. 31].

У врачей Вавилона был в распоряжении вспомогательный персонал, в задачи которого входило изготовление лекарств, ибо сами вавилонские врачи считали ниже своего достоинства такое занятие [16, с. 17]. На этот же вспомогательный персонал возлагались обязанности и по уходу за больными [2, с. 31].

«Посещая больного, древневавилонский врач, бритоголовый, в длинных одеяниях, носил с собою медицинскую сумку, в которой находились бинты, лекарства и инструменты. С важным видом, точно священнодействуя, приступал он к обследованию пациента, чтобы установить характер болезни, определить, какой демон вселился в него (все заболевания объяснялись обычно вселением в человека злого духа), и, соответственно, выбрать метод лечения».

В наше время каждый врач имеет свою печать, которую он ставит на рецепт. Имели свои цилиндры-печати и древневавилонские врачи. Одна из них принадлежала врачу города Лагаша Ур-лугаль-эдинне, жившему в конце XXII века до нашей эры. На ней изображены его «орудия производства» — хирургические иглы и два сосуда с мазями.

Некоторые «ассиро-вавилонские медики пользовались широкой известностью. Иногда они отправлялись даже за границу для оказания помощи высокопоставленным пациентам. Когда опасно заболел египетский фараон Аменхотеп III (XV век до нашей эры), к нему был направлен ассирийский медик. Об этом свидетельствует дошедшая до нас царская переписка. Из другого документа мы узнаем о поездке вавилонского врача в Малую Азию для лечения царя хеттов Муваталлу (около 1300 года до нашей эры)» [14, с. 264].

Здесь стоит отметить вообще весьма большую популярность и влиятельность вавилонских жрецов, да и сам Вавилон по праву многие столетия считался негласной жреческой столицей всего мира, куда за тайными знаниями приезжали жрецы, философы, путешественники от Греции до Египта.

Врачи-жрецы весьма тщательно оберегали свое исключительное право на лечение больных как с помощью государства, которое в Вавилоне было неразрывно связано со жречеством, так и с помощью того, что все тексты заклинаний, молитв, магических формул записывались не на разговорном ассирийском или вавилонском языках, понятных населению, а на языке древних шумеров [12, с. 54].

Таким образом, древнешумерский язык в Ассирии и в Вавилонии выполнял фактически ту же роль, что и латинский в Средневековой Европе. На многих табличках повторяется формула: «непосвященный да не прочтет» [12, с. 54].

Сама передача медицинских знаний строго контролировалась жрецами и осуществлялась только для узкого круга специально посвященных в это лиц. Клинописные тексты жрецов четко свидетельствуют об этом [28, с. 301].

Более того, названия большинства лекарственных препаратов в клинописных текстах обозначены совершенно не ясными, не поддающимися идентификации знаками, которые представляли собой шифр, чтобы непосвященный не мог даже прочесть лечебные прописи [20, с. 302].

Анализ этих врачебных прописей показывает, каким действием они обладали — жаропонижающим, мочегонным, отхаркивающим, однако состав их остается неизвестным [23, с. 65].

2. Лечебные направления Вавилонии: ашипуту и асуту

В Древней Вавилонии до середины I тыс. до н.э. существовало два основных направления лечения: ашипуту (в переводе с аккадского языка — «искусство заклинания»), которым занимались ашипу («заклинающие»), и асуту (в переводе с аккадского языка — «искусство врачевания»).

Ашипу, бывшие жрецами, учили, что болезнь вызывается в подавляющем большинстве случаев демонами и только лишь изредка возникает вследствие лихорадки [22, с. 39]. На основании гаданий, данных астрологии ашипу делал прогноз заболевания, применяя для лечения различные магические методы, которые мы рассмотрим подробно в следующей главе.

Параллельно с ашипу в ранний период истории Вавилонии существовали и врачеватели асу [22, с. 39].

Они связывали болезни не только с потусторонними силами, но и с естественными причинами, и поэтому в их текстах весьма немного упоминаний о демонах [23, с. 63].

Но и они свое лечение начинали с магических методов, например с «полоскания против силы клятвы» [23, с. 63].

Асу в лечении наравне с магическими средствами использовали и растительные средства, в частности, почки различных растений, жиры животного происхождения для смазывания, различные виды масел, водные компрессы и массажи [12, с. 52].

Примечательно, что слова «медицина» и «зелень» по-вавилонски звучали одинаково, что говорит о роли лекарственных растений в медицине Вавилона [14, с. 269].

При этом асу сами собирали, хранили и составляли лекарственные сборы, в состав которых входило, как правило, несколько ингредиентов, вплоть до 20. Лекарства варили обычно на меде, пиве, воде, уксусе или твердом жире [23, с. 65].

Как мы отмечали выше, некоторые медикаменты вавилонян легко поддаются расшифровке, но значительно труднее установить, о чем именно идет речь. Совершенно ясно, что многие термины обозначают в переводе: «рыбья трава», «солнечное растение», «лисье вино», «горькое зерно», «полевой стебель», «полевая трава», «язык», «морской зуб», «сладкая трава», «горькая трава», «змеиное ухо», «трава жизни». Но какие это травы и растения — об этом можно строить только догадки.

Менее обширен перечень медикаментов, изготовлявшихся из продуктов животноводства, а также из рыб и насекомых, но и он насчитывает десятки наименований. Для приготовления лекарств использовались кровь, молоко, сливки, мясо, жир и кости животных, яйца птиц, пчелиный мед, рыбий жир и многое другое. Но в то же время влияние магической медицины сказывалось здесь на каждом шагу.

В одном из рецептов прописывается «молоко от белой коровы», в другом — «белой козы», в третьем — «белой ослицы». Многие же рецепты имеют чисто магический характер. Так, например, рекомендуется для лечебных целей мышиный язык, волос собаки, волос гиены, олений рог, ухо желтого быка, кожа газели, жир черной змеи, куриный глаз, крыло коршуна, панцирь черепахи.

Столь же причудливо переплетаются рациональные элементы с магией в том разделе вавилонской фармакопеи, который посвящен минеральным медикаментам и снадобьям. Для лекарств применялись дорогой лазоревый камень, гипс, известняк, сера, квасцы, которые преимущественно доставлялись из Египта, медь, всевозможные соли. В то же время вавилоняне верили в целебные свойства пыли, собранной в покинутом доме, или праха, взятого с могилы, черепков разбитого горшка и речной пены [14, с. 270].

Примечательно, что тяжелобольных пациентов вавилонским врачам было запрещено посещать. «Если человек страдает… причем поражены его голова, лицо, все тело и даже корень его языка, то врач не должен касаться такого больного, такому человеку суждено умереть, и выздороветь он не может». Этот текст содержит далее указание на то, что врач не должен вообще являться к такому больному [16, с. 19, 21].

Это делалось с целью поддержания авторитета врача, который мог бы упасть при лечении им безнадежно больного пациента.

О работе врачевателей-асу ценнейшую информацию дают письма врачевателя при храме близ Ниппура Мукаллима (XIV в. до н.э.). Так, в одном из них он сообщает правителю Ниппура Энлиль-кидинни о лечении восьми юношей, кожа которых покрылась гнойниками, сопровождавшимися лихорадкой и воспалением дыхательных органов, в другом — о лечении девушек, страдавших, по всей вероятности, также заболеваниями дыхательных органов [23, с. 67].

В библиотеке царя Ашшурбанипала, обнаруженной при раскопках в Ниневии, найдено весьма большое количество медицинских текстов, содержащих как различные заговоры против тех или иных болезней, донесения врачей о здоровье царственных особ, лекарственные прописи, так и целые медицинские книги. К ним относится, в частности, работа, озаглавленная «Когда человеческая голова охвачена жаром», где дано подробное описание болезней, в том числе и заразных, всех частей головы. В книгу включены также разделы, посвященные «умопомрачению», «облысению» и болезням висков, ушей и глаз.

Серия книг, начинающаяся словами «Когда тяжело его устам», описывает все болезни органов дыхания, начиная от обычной простуды и кончая чахоткой.

В третьей серии разобраны болезни печени и сердца, в четвертой говорится о ревматизме, подагре и некоторых других заболеваниях [14, с. 269].

В клинописных табличках описано довольно большое количество симптомов различных заболеваний, но и они находятся в теснейшей взаимосвязи с магическими представлениями и суевериями [16, с. 18].

Широко использовались вавилонскими жрецами различные виды массажей. Примечательно, что в отношении прогноза заболеваний асу и ашипу весьма разнятся между собой. Так, у ашипу в подавляющем большинстве случаев преобладают негативные, пессимистичные прогнозы, в то время как у асу, напротив, оптимистические.

Стоит, однако, подчеркнуть, что врачеватели-асу были также весьма тесно связаны с религией Вавилона и своей покровительницей считали богиню Гулу [23, с. 63].

Однако врачеватели-асу, как явствует из клинописных текстов, были весьма уязвимы, и неудачи проводимой ими терапии связывали не столько с их методами, сколько с тем, что они мало уделяли внимания богам, магии и астрологии [22, с. 39].

Между двумя направлениями существовала конкуренция, завершившаяся победой ашипу [23, с. 67].

К XI веку до н.э. врачеватели-асу не упоминаются вовсе [22, с. 40], что свидетельствует об окончательном вытеснении магией тех и без того скромных методов и представлений о лечении болезней, не основанных на ее философии, а к середине I тыс. до н.э. происходит окончательное объединение ашипу и асу под полным контролем ашипу [22, с. 40].

Так наблюдается окончательная победа религиозных магических представлений над собственно медицинскими. Как метко заметил крупнейший специалист по истории Месопотамии проф. Лео Оппенхейм, «престижным стало то, что мы называем ненаучной медицинской спекуляцией» [20, с. 304]. К концу существования независимых Ассирии и Вавилона даже копирование медицинских текстов не производится [20, с. 309].

Так медицинская наука Вавилонии, еще только делавшая первые робкие шаги, окончательно погружается в мир магии, оккультизма и суеверий. Подводя итог древнемесопотамской медицине, проф. Л. Оппенхейм отмечает: «Месопотамская медицина всегда оставалась на низкой ступени развития» [20, с. 309].

3. Хирурги Древнего Вавилона

Хирурги Древней Вавилонии не только не были жрецами, но и вообще не были врачами, принадлежа к классу ремесленников [2, с. 31].

Примечательно, что древнейший свод законов Древнего Вавилона, относящийся к правлению царя Хаммурапи (1792–1750), весьма подробно регламентирует работу хирургов, приписывая им весьма крупные вознаграждения в случае удачных операций и одновременно с этим — весьма тяжкие, неадекватные по своей жестокости наказания в случае неудачи при операциях, и в то же время вообще ничего не говорит о деятельности врачей-жрецов, лечивших заболевания внутренних органов.

Объясняется это, видимо, тем, что жреческое сословие, как служители богов, не были подответственны светским законам в принципе. К тому же, согласно уверениям жрецов, они лишь были орудиями в руках богов, и поэтому неудачи в проводимом ими лечении объясняются не их некомпетентностью, а волей самих небожителей.

Одновременно с этим в Вавилонии занятие хирургией, благодаря интригам жрецов, было сопряжено с опасностью для жизни. Достаточно привести следующую статью из знаменитого кодекса Хаммурапи, чтобы убедиться в этом. Статья 218: «Если лекарь сделал человеку тяжелую операцию бронзовым ножом и убил этого человека или же он вскрыл бельмо у человека бронзовым ножом и выколол глаз человеку, то ему должны отрубить кисть руки».

Столь суровый и недвусмысленный закон заставлял врачей быть настороже, избегать в сомнительных случаях хирургического вмешательства. Бесспорно, что неоправданно тяжелое наказание за неудачную операцию, которая не всегда была результатом врачебной ошибки, тормозило развитие хирургии.

«Врачи-хирурги считались, по-видимому, врачами второго сорта, хотя, как правило, по своим знаниям превосходили своих коллег-терапевтов… хирурги не имели нужды прибегать к магии… Не удивительно поэтому, что врачи-терапевты, искусство которых в значительной мере базировалось на магии, видели в лице хирургов опасных соперников. Между терапевтами и хирургами в течение веков шла глухая непрекращающаяся борьба. Она очень схожа была с той, которая велась в Европе вплоть до XVIII столетия, когда людьми науки считались только терапевты, а хирурги почитались ремесленниками и занимались своей профессией преимущественно в банях и цирюльнях.

Интриги придворных врачей-жрецов и привели, очевидно, к тому, что в кодекс Хаммурапи были включены статьи, сурово карающие хирургов за каждую неудачу и оплошность» [14, с. 263].

Итак, что же представляли собой медицинские статьи законов Хаммурапи?

Законы Хаммурапи

(215) Если лекарь сделал человеку тяжелую операцию бронзовым ножом и спас человека или же он вскрыл бельмо (?) у человека бронзовым ножом и спас глаз человеку, то он может получить 10 сиклей серебра.

(216) Если это сын мушкенума, то лекарь может получить 5 сиклей серебра.

(217) Если это раб человека, то хозяин раба должен дать лекарю 2 сикля серебра.

(218) Если лекарь сделал человеку тяжелую операцию бронзовым ножом и убил этого человека или же он вскрыл бельмо у человека бронзовым ножом и выколол глаз человеку, то ему должны отрубить кисть руки.

(219) Если лекарь сделал тяжелую операцию бронзовым ножом рабу мушкенума и убил его, то он должен возместить раба за раба.

(220) Если он вскрыл ему бельмо бронзовым ножом и выколол ему глаз, то он должен отвесить серебром половину его покупной цены.

(221) Если лекарь срастил сломанную кость у человека или же вылечил больной сустав, то больной должен заплатить лекарю 5 сиклей серебра.

(222) Если это сын мушкенума, то он должен заплатить 3 сикля серебра.

(223) Если это раб человека, то хозяин раба должен заплатить лекарю 2 сикля серебра [28, с. 28].

Здесь стоит отметить один важный момент. Дело в том, что слово, переведенное в некоторых вариантах как «бельмо», дало некоторым повод писать о том, что якобы вавилоняне умели оперировать катаракту. Однако аккадское слово nakkaptu, переведенное ранее как «бельмо», на самом деле, как теперь показано, «является существительным от аккадского глагола nakapu, то есть «бодать», и означает место, которым бодают, т.е. лоб, бровь, висок. Сильный надрез в этой части головы мог производиться в различных ситуациях при абсцессах, нагноении раны и всегда был неизменно сопряжен с большим риском повредить глаз, сосуды или нервы. Особенно при отсутствии соответствующих анатомических знаний у вавилонян» [23, с. 68, 69]. Один из ведущих ассирологов мира проф. Лео Оппенхейм также указывает на то, что ни о какой операции катаракты в кодексе Хаммурапи речи не идет [20, с. 303].

Чтобы представить себе уровень цен, упоминаемых в законах Хаммурапи, приведем несколько примеров. «Во времена Хаммурапи на один сикль серебра (ок. 8,4 г) можно было купить 300 л зерна. По нормам потребления того периода мужчине требовалось в год: около 550 л зерна (ячмень) из расчета 1,8 л в день (мясо ели только во время обрядов жертвоприношения), 2,5–3 л растительного масла в месяц на умащения и 1,5 кг шерсти в год на платье. Для женщин и детей нормы зерна были в два раза меньше.

Таким образом, пять сиклей серебра составляли большую сумму; на них можно было целый год кормить несколько человек» [11, т. I, с. 130; 14, с. 264].

Одной из частых операций, которая выполнялась в Древних Ассирии и Вавилоне, была кастрация мужчин для обслуживания гаремов правителей. Причем эту варварскую операцию производили ветеринары — мунашу (от аккадского «целитель скота»). Позднее кастрацией стали заниматься специально обученные этому люди (Сорокина. Атлас истории медицины. Первобытное общество. Древний мир. Указ. соч. С. 72). Учитывая как антисептические условия, в которых она проводилась, так и саму ее изуверскую методику, по которой она осуществлялась, мы можем только догадываться о числе людей, которые погибали при ее проведении.

4. Понятие болезни

Основной чертой медицины Древнего Вавилона была полная зависимость ее от религии, и поэтому все медицинские понятия как практического, так и теоретического плана имели под собой религиозную основу. Учитывая же, что в религии Вавилона центральное место занимали астрология и магия, то именно они и определяли развитие всей вавилонской медицины, начиная от общих понятий и заканчивая методами профилактики и лечения [12, с. 55].

«Анатомические знания не получили в Двуречье значительного развития. Вавилонская религия, запрещавшая вскрытие трупов умерших, сильно тормозила изучение человеческого организма. Те крохи анатомических знаний, которыми располагали древневавилонские медики, основывались на случайных и отрывочных сведениях, полученных на поле боя при оказании помощи раненым, а также на исследованиях животных, которых приносили в жертву богам. И хотя строение человеческого тела существенно отличается от строения тела животных, вавилонские врачи механически распространяли на человека многое из того, что присуще только животным. Жизненной сущностью человеческого организма вавилоняне считали кровь, которую делили на «кровь дня» (светлую артериальную) и «кровь ночи» (темную венозную)» [14, с. 264].

Именно крови и, в меньшей степени, другим циркулирующим в организме человека жидкостям вавилонские жрецы отводили видное место в поддержании здоровья [16, с. 18].

«Большое значение придавали вавилонские врачи сердцу, печени, почкам и в то же время явно игнорировали такие органы, как мочевой пузырь и селезенка, а нервы не отличали от сухожилий... Об истинных физиологических функциях различных органов они имели самое смутное представление, хотя каждому из них приписывали определенное свойство, а некоторые даже наделяли способностью управлять душевными волнениями и умственной деятельностью. Ухо и глаз считались органами, управляющими вниманием. Сердце, по представлению вавилонян, руководило разумом, печень — настроением, желудок — хитростью, нос — высокомерием» [14, с. 264].

Итак, что же представляла собой болезнь в понимании вавилонских врачей?

Болезнь как одержимость демонами

Вавилонская медицина, как мы уже указывали, была тесно связана с магией и колдовством. Болезни считались наваждением демонов, проникших в организм человека, и главная задача врача состояла в изгнании последних из больного с помощью различных заговоров и заклинаний [3, с. 210; 6, с. 271].

При этом различалось семь основных демонов, каждый из которых вызывал болезнь той или иной части тела [12, с. 55].

Один из них вызывал болезни головы, другой — шеи, третий — груди, четвертый — чрева, пятый — рук, шестой — ног, седьмой — половых органов [10, т. 1, с. 220].

Болезнь как следствие действия колдунов

Как мы уже отмечали выше, магические представления и страхи пронизывали всю жизнь вавилонянина, и поэтому вера в силу колдунов была в Вавилонии распространена, как, пожалуй, практически нигде в Древнем мире, и именно их действиями вавилоняне объясняли значительнейшую часть своих недугов. «Кроме злобных демонов, для человека не менее опасны колдуны и ведьмы. Они даже сильнее демонов, так как последние их слушались и являлись по их требованию. Они действовали или дурным глазом, или злым словом, магическими формулами, или при помощи волшебных зелий, или, наконец, проделывая символические волхвования над изображением жертвы, зарывая ее в могилу, сожигая, бросая в неприступные места и т.п. Против них служили амулеты на теле, или у входов дощечки с молитвами или заклинаниями, а также идольчики добрых гениев «шеду» и «ламассу», соответствовавших крылатым быкам и львам у храмов и дворцов. Кому и это не помогало, должен был обращаться к силе, высшей ведьм, — к религии богов добра и света и к ее служителям.

Таким образом, храмы наполнялись ищущими помощи жрецов, и «требы» последних состояли большею частью в задаче парализовать вред ведьм и демонов. Для этого они должны были бороться их же оружием: амулетами, заклинаниями, магическими действиями. Ведьмы приготовляли изображения своей жертвы и мучили их — жрецы лепили фигурки демонов и ведьм и сжигали их при различных церемониях; ведьмы употребляли магические формулы — жрецы составляли множество заклинаний, известных в настоящее время в виде сборников под различными именами (маклу, шурпу, «сожжение», «злые демоны»); ведьмы действовали зельем — жрецы варили декокты из различных трав и волшебных растений, давали их пить или поливали ими.

Здесь соприкасается уже магия с медициной, которая среди вавилонских жрецов имела своих представителей и культивировалась при храмах» [25, т. 1, с. 139].

Болезнь как предначертание свыше

В религии Древнего Вавилона одно из центральных мест занимала астрология. Вавилоняне считали, что все события в жизни людей предначертаны на небе и именно «от процессов на небе, по мнению вавилонского врача, зависели все явления в здоровом организме и все изменения в больном; ими определялся ход эпидемических заболеваний и колебания в частоте определенных болезней; при всех врачебных мероприятиях приходилось, таким образом, принимать в соображение ход небесных светил» [16, с. 17].

Болезнь как следствие несоблюдения религиозных предписаний

Вавилонские жрецы учили, что болезнь может быть обусловлена и совершением человеком греха. Однако при этом «грехом считалось нарушение этикета по отношению к богам, т.е. погрешности и неисправности ритуального характера (например, уклонение от жертвоприношения или несоблюдение обрядности во всех ее, даже мелочных, подробностях, календарных предписаний и т.п.)» [25, т. 1, с. 140].

При этом первоначальное представление о грехе как нарушении Заповедей Божьих, имевшее место на заре человеческой истории и полно и глубоко сохраненное и представленное на страницах Библии, в Вавилонии со временем было полностью заменено грубыми языческими представлениями. Равно как и не увенчались успехом религиозные реформы последних лет жизни вавилонского царя Навуходоносора (605–562), направленные на восстановление монотеистического культа. И поэтому все эти реформы и религиозные порывы, отраженные в некоторых вавилонских текстах, не увенчались успехом [25, т. 1, с. 143].

Болезнь как следствие действия змей (червей)

Древневавилонские врачи, наблюдая некоторых паразитов, живущих в организме человека, ибо район Месопотамии как в наши дни, так и в древние времена был одним из центров паразитарных глистных инвазий, сделали заключение, что, во-первых, эти черви образуются из гниющих веществ (кстати, этого антинаучного понимания придерживались и дарвинисты) и, во-вторых, что именно эти черви и приводили к непосредственному формированию того или иного заболевания, истинная причина которого лежала вне организма и была связана с действием злых сил [16, с. 17, 18].

При этом стоит особо отметить, что по представлениям древних народов черви были одним из видов змей, которые вызывают те или иные заболевания [24, с. 39].

В представлении практически всех древних народов змей — это олицетворение, символ сил зла, несущих болезни и смерть [24, с. 46]. В свою очередь, под видом змей действуют, согласно сказаниям народов земли, злые демоны.

«Развитие демонологических представлений особенно сильно отразилось в культе змей. Змеи, как и все животные, стали наделяться душами умерших или демонической силой. Ибо демон, как полагали древние люди, поселившийся в змее или в ее изображении на амулете, способен видеть болезнь в теле человека, т.е. видеть в организме больного подобного себе демона, вызывающего болезнь, и, увидев его, способен обеспечить его изгнание и тем излечить больного. На этой основе развился шаманизм, умилостивляющие и устрашающие методы во врачевании знахарей, колдунов и жрецов. С идеей змеи — носителя гения (ясновидения) связано применение в медицине символа с изображением змеи» [24, с. 51, 52]. Поэтому поселившиеся в организме человека черви (змеи) — это демоны, принявшие только обличье этих существ.

Таким образом, вавилонские врачи истинную причину заболевания искали вне организма, связывая ее с действием злых сил, в то время как само существование заболевания связывали с внутренними процессами в организме [16, с. 17].

5. Методы профилактики заболеваний

Благодаря главным образом раскопкам дворца ассирийских царей в Ниневии, в ходе которых была обнаружена огромная клинописная библиотека, и раскопкам Ашшура, а также глиняным табличкам из Ниппура, Султан-тепе, Богазкейя в руки ученых попало большое количество медицинских текстов, позволяющих составить представление как о выше рассмотренных медицинских направлениях, существовавших в Древней Месопотамии, так и о методах диагностики и лечения, применяемых древними вавилонянами и ассирийцами.

Все эти найденные медицинские документы, в зависимости от того, какому направлению они принадлежали, мы можем условно разделить на две группы.

Первая группа текстов, принадлежащая направлению ашипу, представляет собой откровенно магические тексты, каждый из которых начинается словами: «Если заклинатель идет в дом больного...» Эта серия, по-видимому, является поздней компиляцией… утраченного старовавилонского оригинала. Советов относительно лечения больных не давалось. Врачу сообщался диагноз пациента и часто предлагался прогноз исхода болезни — в лаконичных формулах типа «он поправится», «он умрет», иногда с указанием времени и других обстоятельств. Основная форма — та же, которая принята в собраниях предсказаний.

Лечение, которое прописывается в исключительно редких случаях, носит магический, а не медицинский характер. Медицинские названия недугов также отсутствуют: упоминается, как правило, божество или демон, их вызвавший… таблички, описывающие знамения, которые может получить заклинатель по пути к дому больного. Эти знамения сообщают, что ждет больного — выздоровление или смерть» [20, с. 228, 229].

Методы профилактики и лечения в Древнем Вавилоне основывались на вере в то, что болезни посылаются злыми духами, и поэтому главным является изгнание этих духов с помощью различных методов [6, с. 271; 3, с. 210].

Принесение жертв богам

Молитвы богам были первейшим и главным методом как профилактики, так и лечения заболеваний [1, с. 413].

Против козней злых духов вавилонские врачи учили приносить жертвы и молиться богине Нинхурсаг, которой, по вавилонским верованиям, были подчинены восемь низших духов; богу войны и охоты Нинибу (Нинурте), которого древневавилонские гимны называют «ужасным, властителем храбрых, господином силы, разрушителем врагов, кто наказывает неповинующихся и истребляет мятежников, господином железа» [1, с. 270]; его жене богине Гуле, которая якобы могла оживлять даже мертвых и которая символизировала пламень болезни и смерти [1, с. 271]. Первоначально она была вообще богиней смерти и именовалась в ряде табличек «Великой Врачевательницей» [22, с. 36, 37]. Понятие жизни и смерти было очень тесно связано в понимании вавилонян, верящих, что тот, кто посылает смерть, может даровать и здоровье и жизнь.

Также за выздоровление молились богу Мардуку, верховному богу вавилонян, и богине утренней зари, плодородия, любви, секса и акушерства Иштар [22, с. 37], причем с ее культом было связано одно служение, в котором принимала участие каждая женщина в Вавилонии и о котором мы скажем чуть ниже.

Виды принесения жертв богам и их задабривания в Вавилонии, помимо заклинаний, заговоров [3, с. 210] и жертвоприношений животных, имели и свои поистине отвратительные особенности. К ним относились следующие.

Человеческие жертвоприношения. Сохранился отрывок из гимна, где отец, принося в жертву собственного ребенка, говорит, что он приносит голову ребенка за свою собственную голову, его лицо за свое лицо, его грудь за свою грудь [1, с. 273].

Храмовая проституция. Одно из центральных мест в вавилонской религии принадлежало храмовой проституции, которая у вавилонян поистине имела общенациональный характер. Выше мы уже отмечали ту особую роль, которую приписывали вавилоняне богине любви Иштар в вопросах акушерства и секса, и за это ее покровительство следовало особо платить. Эта плата осуществлялась каждой вавилонянкой, которая хотя бы раз в жизни должна была пожертвовать своей честью и полученные деньги за это отдать в храм Иштар [5, книга I, 199, с. 87, 88].

Борьба с порчей и сглазом

Магия была краеугольным камнем ассиро-вавилонской религии. Жрецы-врачи учили, что известная формула заклинаний, правильно произнесенная, обязательна для бога [1, с. 273, 274], и с ее помощью можно заставить богов делать то, что угодно людям, и в первую очередь исцелить их от тех или иных недугов или наслать болезни на их врагов!

И, безусловно, таким знанием правильного произнесения формул обладают только врачи-жрецы [1, с. 274, 275].

Борьба с плохими приметами

Страх перед плохими приметами буквально на каждом шагу окружал древнего вавилонянина. Так, «верили, что перебегающая дорогу гиена предвещает несчастье, рыжие тараканы — счастье, а черные — неудачу. Трудно даже перечислить бесконечные приметы, поражающие своей нелепостью, которые заботливо регистрировались и заносились в длинные списки» [21, с. 199].

Этих примет были сотни, и жречество делало все от него зависящее, чтобы, с одной стороны, увеличить число этих примет, а с другой — укрепить веру вавилонян в их опасность. Это все делалось с единственной целью — еще более подчинить людей своей власти и иметь возможность еще больше обирать их. Найденные сегодня многочисленные вавилонские тексты раскрывают нам, как древневавилонские врачи-жрецы предлагали бороться с плохими приметами.

6. Методы лечения заболеваний

Основными направлениями и методами лечения заболеваний в Древней Вавилонии были следующие.

Уничтожение изображения злого духа

Обладая магией, краеугольным камнем своей религии и понимания заболевания, вавилоняне, следуя ее учению, применяли в первую очередь следующий метод лечения заболеваний. Вавилоняне и ассирийцы «делали изображения из глины, асфальта, муки, воска или дерева, представляющие собою нечистого духа, волшебника или ведьму; потом их замарывают, уничтожают, сжигают, бросают в реку, закапывают под дверным порогом или относят на кладбище. Изображения богов или вспомогательных божеств ставятся возле кровати больного по правую и по левую его руку; но иногда таким же образом ставятся отталкивающие, карикатурные изображения демонов. При этом совершаются жертвенные курения и возлияния» [10, т. 1, с. 219].

«Врачи лепили из глины изображения злых духов и разбивали их, полагая, что от этого больной может выздороветь» [6, с. 271].

Применение различных волос

Вавилоняне, как и многие древние народы, приписывали волосам особую магическую силу и полагали, что их сочетание является одним из мощных целебных средств. Поэтому в их «лечебной рецептуре» много рецептов с использованием волос. Один из таких рецептов предписывал следующее: «Возьми 7 лоскутов крашеной шерсти, волос с правого бока осла, волос с левого бока ослицы, волос с осленка, волос с белого поросенка, дорожного жука, пучок черных волос с правой стороны задних ног осла и комок земли с сохи, завяжи тремя узелками и положи все это вокруг шеи».

Заклинания

Они занимали одно из центральных мест в лечении, которое осуществляли вавилонские врачи-жрецы.

«Вавилонянин находился под постоянным страхом демонов, в то же время он чувствовал свои обязанности по отношению к богам и своему доброму гению. Жрецы спасали его от первых, сближали и примиряли со вторыми.

Болезни — дело демонов, несчастия также происходят не без вины их и злых колдунов. Даже сами боги не всегда безопасны от их злодейства…

Люди могут прибегать только к заклинаниям, чтобы избавиться от них, примириться с добрыми богами... Вот почему частный культ носит характер магии, волхвований, а жрецы называются «предсказателями», «волхвами», «заклинателями».

В их обязанности входило изгнание различных демонов болезни, например (особенно часто), женского существа Лабарту, обитавшего в горах или зарослях камыша, имевшего голову львицы, тело осла, рычавшего, как шакал, и изрыгавшего серу… Уже при рождении человека она налицо; она выхватывает дитя из рук родительницы, чтобы всю жизнь мучить его. Чтобы спастись от нее, необходимо обратиться к жрецу, который мог изгнать ее заклинаниями и магическими действиями. До нас дошел ритуал изгнания, а также магические рельефы, считавшиеся, очевидно, чудодейственными. В четырех горизонтальных полосах представлена магическая церемония и ее последствия. Под символами богов стоят семь злых демонов; ниже, по обе стороны постели больного, взывающего о помощи, стоят два жреца-заклинателя, облеченные в рыбий образ — подобия бога-очистителя Эа; за ними — очистительная кадильница; в самом низу — изгоняемая Лабарту убегает верхом и в лодке» [25, т. 1, с. 138, 139].

Против каждого из заболеваний были составлены свои заклинания. «Заклинатели читали магические тексты, которые имелись в таком множестве, что для их целенаправленного поиска создавались специальные каталоги по разделам «Избавить от чар...», «Головная боль», «Болезни горла», «Избавить от злых духов с помощью мучной воды...» и т.п. [13, с. 188].

Применение в лечении кала человека и животных

Как мы уже отмечали, вавилоняне видели основную причину болезней в поселении в людей злых духов, и поэтому для того, чтобы они быстрее покинули человека, больному в качестве лечения назначался человеческий кал и моча. «Считалось, что противное пациенту должно быть противно и засевшему в нем демону» [12, с. 55].

Лечение магическими кругами

Весьма большой популярностью в медицине Вавилонии пользовались магические круги, которые очерчивали вокруг больных врачи-жрецы [23, с. 66].

Лечение амулетами

Амулеты, изготовлявшиеся вавилонскими жрецами-врачами на глазах у больного из кожи, шерсти, глины и камня, пользовались огромной популярностью [23, с. 66].

Многие из амулетов люди носили как особые обереги на протяжении всей жизни. К примеру, для защиты от Ламашту «женщины носили на шее маленькие фигурки демонов или клали их под порог своего дома, для того, чтобы отпугивать демонов их же изображением» [13, с. 188].

Особой популярностью пользовались амулеты, изображающие змей, которые якобы в силу этого обладали способностью их отпугивать [24, с. 52].

Лечение согласно астрологическим данным

Учитывая, что астрология занимала одно из центральных мест в религии вавилонян, ни одно дело вавилоняне не начинали без проведения астрологического прогноза. Это, безусловно, касалось и медицины. Поэтому начало лечения, назначение дня для операции, назначение дня даже для родов вавилоняне проводили согласно астрологическому календарю, в котором на основании расположения небесных светил выделялись счастливые и несчастливые дни [12, с. 55].

При этом «плохо приходилось тому, кто заболевал 7, 14, 19, 21 и 28-го числа. Эти дни считались несчастливыми, и врач не имел права в такие дни лечить больных» [14, с. 262].

Огромное число людей умирало от того, что им не была вовремя оказана помощь. Множество родов завершились крайне плачевно, так как никакой помощи при них не проводилось, если они выпадали на несчастливые дни.

Лечение согласно данным гадания

Гадания являлись важной составной частью вавилонской религии, а значит, и жизни каждого вавилонянина. Перед началом каких-либо дел вавилоняне параллельно с астрологией проводили гадания, преимущественно на печени животных. Именно по этим данным вавилонские врачи делали и прогноз заболевания [4, с. 21].

Печень считалась древними вавилонянами главным органом человеческого тела. Были весьма распространены различные модели печени, изготовленные из разного материала [4, с. 20].

Примечательно, что в Древнем Вавилоне существовал весьма своеобразный обычай лечения больных.

«Страдающих каким-нибудь недугом они выносят на рынок... Прохожие дают больному советы о его болезни, если кто-нибудь из них или сам страдал подобным недугом, или видел его у другого. Затем прохожие советуют больному и объясняют, как сами они исцелились от подобного недуга или видели исцеление других. Молча проходить мимо больного человека у них запрещено: каждый должен спрашивать, в чем его недуг» [5, книга I, 197, с. 87].

Данный метод лечения говорит, с одной стороны, об очень низком уровне развития медицинской науки, а во-вторых, о катастрофической нехватке врачей в Древнем Вавилоне. Причем утверждение Геродота о том, что врачей в Вавилоне не было, верно, ибо функции врачей, как мы рассматривали выше, у них всегда выполняли жрецы, и в их методах лечения собственно медицинской составляющей практически не было.

7. Гигиена Древней Месопотамии

Высокий уровень заболеваемости, отмечаемый в странах Древней Месопотамии, поддерживало фактически полное отсутствие даже самых элементарных санитарных понятий и сооружений. Ассирийские и вавилонские города не знали системы канализации, и все отходы выбрасывались прямо на улицу [23, с. 71], и, учитывая постоянную жару, которая характерна для тех мест, мы можем себе только представить, с одной стороны, зловоние, царящее на этих улицах, а с другой — какую питательную основу это составляло для различных инфекционных заболеваний.

И хотя в Ниневии при царе Сеннахерибе была построена плотина для водохранилища, канал в 48 километров и система арочных мостов для проведения воды над ущельями, это был исключительный случай, к тому же несовершенство этого сооружения, в отличие от тех же римских акведуков, приводило к застою там воды, что превращало все эти водоемы в резервуары для инфекций. Поэтому воду из водоемов не пили, а преимущественно употребляли вареное пиво, причем его пили как взрослые, так и дети [23, с. 71], что, в свою очередь, способствовало формированию заболеваний печени и сердца.

Личная гигиена у жителей Древней Месопотамии также практически отсутствовала, если не считать омовений, которые регулярно совершали только жрецы и цари перед принесением жертвоприношений [23, с. 71].

Таким образом, о вавилонской медицине как о науке, по существу, говорить не приходится; можно говорить лишь о ее начатках и о первых опытах применения некоторых рациональных методов распознавания болезней и их лечения [1, с. 414], которые были практически полностью уничтожены безраздельным господством магических практик и представлений.

Выводы

1. Показано, что медицина Вавилонии всецело базировалась на магических и религиозных представлениях, которые определяли как ее философские основы, так и практическую сторону деятельности.

2. Показано, что медицинские научные начатки, имевшие место в древнейший период истории Вавилонии, были в конце концов подавлены грубыми магическими и суеверными представлениями, что привело к регрессу развития вавилонской медицины.

3. Установлено, что регресс развития медицинской науки в Вавилонии находился в прямой и параллельной взаимосвязи с отходом от первоначальных монотеистических представлений, имевших место у древних шумеров, вавилонян, ассирийцев, к политеизму и магии, ставшим центральными в религиозных представлениях вавилонян и предопределившим полный регресс и деградацию развития медицинской науки.

Список литературы

находится в редакции



Back to issue