Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" №14 (709), 2019

Back to issue

Бронходилататор нового поколения доксофиллин (Аэрофиллин): улучшенный профиль безопасности и выраженные противовоспалительные свойства

Authors: Татьяна Чистик

Categories: Pulmonology

Sections: Specialist manual

print version

В соответствии с современными представлениями, синдром бронхиальной обструкции — это клинический симптомокомплекс, ведущим признаком которого является экспираторная одышка, возникающая вследствие ограничения воздушного потока в бронхиальном дереве, преимущественно на выдохе, обусловленного бронхоспазмом, отеком слизистой оболочки бронхов и дискринией [1–4]. Под последним термином понимается повышенная продукция патологического бронхиального секрета с измененными свойствами (в первую очередь — повышенной вязкости), нарушающего мукоцилиарный клиренс и закупоривающего просвет бронхов [5]

В подавляющем большинстве случаев синдром бронхиальной обструкции является результатом воспалительного процесса в слизистой оболочке бронхиального дерева, чаще — его дистальных отделов, вызванного разнообразными причинами экзо– и эндогенного происхождения [3, 6]. Нередко это проявление острых заболеваний — острого бронхита или пневмонии либо хронических болезней — хронического обструктивного заболевания легких (ХОЗЛ) и бронхиальной астмы (БА) [3, 6].

На сегодняшний день известно, что развитие синдрома бронхиальной обструкции обусловлено сложной морфофункциональной перестройкой стенки бронхиального дерева под воздействием инфекционных патогенов и аллергенов с развитием в ней персистирующего воспаления [3, 4, 6]. В свою очередь, воспаление запускает каскад иммунологических реакций, способствующих выходу в периферический кровоток медиаторов 1–го и 2–го типов: гистамина, лейкотриенов, простагландинов [7]. Их повреждающее действие приводит к утолщению (вначале — обратимому) стенки бронхов вследствие отека подслизистого слоя и гиперплазии бронхиальных желез, гипертрофии гладкой мускулатуры, фиброзных изменений [4].

Уже на ранних этапах развития патологического процесса определяется повышение секреторной активности бокаловидных клеток, увеличение их количества, что сопровождается повышением продукции слизистого секрета с большой молекулярной массой. Это приводит к снижению функциональной активности микроворсинок мерцательного эпителия, дистрофическим изменениям эпителиоцитов, а также нарушениям в системе сурфактанта [2, 4]. Следствием этих патологических процессов является мукоцилиарная недостаточность, сужение просвета воздухоносных путей и увеличение бронхиального сопротивления.

Немаловажная роль в развитии бронхиальной обструкции также отводится расстройствам вегетативной нервной регуляции. При этом изменяется соотношение симпатической и парасимпатической иннервации в пользу последней. Возбуждение холинорецепторов, преобладающих над адренорецепторами, приводит не только к сужению бронхов, но и к стимуляции секреции бронхиальных желез [8].

Кроме того, одним из важных моментов, приводящих к бронхиальной обструкции, является прикрепление (бриджинг) двух молекул иммуноглобулина Е к мембране тучных клеток с последующим высвобождением активных медиаторов. Они вызывают немедленную аллергическую реакцию с развитием полиморфонуклеарных, мононуклеарных и макрофагальных инфильтратов, характерных для запоздалой аллергической реакции, усиливая спазм бронхов и стимулируя бронхиальную секрецию [9].

Острые проявления бронхиальной обструкции при остром бронхите имеют факультативный (транзиторный) характер, подвергаясь обратному развитию самостоятельно или под влиянием лечения.

При ХОЗЛ и БА синдром бронхиальной обструкции является органическим и сопровождается выраженными изменениями структуры тканей, частично обратимыми в результате терапии. К обратимым процессам относятся бронхоспазм, отек и гиперсекреция слизи; к необратимым — утолщение стенки бронхов [10].

Основными клиническими проявлениями бронхиальной обструкции при данных патологиях являются хорошо известные симптомы [5, 11]:

► экспираторная одышка, которая усиливается при физической нагрузке и часто ночью. В тех случаях, когда одышка внезапно возникает на фоне предшествующего нормального дыхания, сопровождается мучительным ощущением удушья и продолжается несколько часов, говорят о приступе удушья;

► кашель с отхождением вязкой слизистой или слизисто–гнойной мокроты. После отхождения мокроты состояние больного часто улучшается;

► ослабление голосового дрожания, коробочный перкуторный звук, ослабленное везикулярное дыхание с удлиненным выдохом — симметрично над легкими с обеих сторон;

► сухие свистящие хрипы (wheezing) над легкими с обеих сторон, которые часто слышны и дистанционно;

► участие в акте дыхания вспомогательной дыхательной мускулатуры, особенно при выдохе;

► при тяжелом состоянии — вынужденное положение тела пациента сидя с фиксацией плечевого пояса, цианозом его видимых слизистых оболочек, иногда — акроцианозом.

У пациентов с длительным стажем бронхиальной обструкции нередко определяется дефицит массы тела, эмфизематозный тип грудной клетки. Перкуторные и аускультативные данные у таких больных во многом зависят от степени бронхиальной обструкции и выраженности эмфиземы легких.

Основным принципом лечения синдрома бронхиальной обструкции при остром бронхите, ХОЗЛ и БА является воздействие на ведущие патогенетические звенья патологического процесса — бронхоспазм, воспаление и отек слизистой оболочки бронхов, дискринию [3, 4, 12].

Современные возможности терапии синдрома бронхиальной обструкции

Наиболее предпочтительной формой выпуска средств для лечения бронхиальной обструкции являются ингаляционные препараты. Главное преимущество ингаляционной терапии заключается в возможности доставки лекарственного средства непосредственно в дыхательные пути, при этом достигается быстрый положительный эффект, а также отмечаются высокая местная концентрация препарата и низкая системная биодоступность, что и определяет высокий терапевтический индекс (отношение желаемых и нежелательных эффектов) и безопасность лекарственного препарата [16].

Однако при всех своих преимуществах ингаляционная форма имеет крайне низкий комплайенс, что обу–словлено психологическим неприятием пациентом ингалятора, высокой стоимостью, неудобством применения, необходимостью обучения больного технике выполнения ингаляции [17]. Поэтому обычно пациенты, страдающие бронхообструктивным синдромом (БОС), прибегают к ингаляционным формам препаратов лишь в тех случаях, когда тяжесть заболевания приносит серьезный дискомфорт. Так, в исследовании N.S. Breekveldt–Postma et al. [18] было продемонстрировано, что пациенты с легкой персистирующей БА через год после назначения ингаляционных b2–агонистов в 85 % случаев самостоятельно прекращают лечение; при тяжелой форме прекращение лечения фиксировалось у 60 % лиц. В наблюдении Krishnan et al. было установлено, что только 50 % пациентов через 7 дней после выписки из стационара по поводу обострения БА сохраняют приверженность к лечению, остальные 50 % прекращают применять ингаляционные формы препаратов [19].

Еще одним важным аспектом, влияющим на приверженность, являются затраты на лечение. Установлено, что финансовые соображения являются главными у каждого пятого пациента, безосновательно прекращающего лечение [20]. В крупном исследовании P.J. Castaldi et al. [21] среди 16 000 пациентов с хроническими заболеваниями легких неприверженность к лечению из–за стоимости ингаляторов наблюдалась у 31 % больных. В нем также наглядно показано, что приверженность к применению ингаляторов является ахиллесовой пятой при лечении БА и ХОЗЛ: из–за цены препаратов от применения ингаляторов отказываются на 42 % чаще, чем от других медикаментов, применяемых при бронхообструктивных заболеваниях. 

   ►    Таким образом, если позволяет степень тяжести синдрома бронхообструкции и клиническая ситуация (к примеру, легкая или умеренная факультативная бронхообструкция при остром бронхите), то врач зачастую рекомендует препараты в форме таблеток или сиропа, более предпочтительные с точки зрения комплайенса.

При этом основными предъявляемыми к ним требованиями являются способность препаратов воздействовать на все три звена патогенеза БОС (воспаление, дискринию и бронхоспазм), а также их достаточная безопасность.

Пероральные средства для лечения бронхообструкции в Украине представлены следующими препаратами: монтелукаст, рофлумиласт, сальбутамол, теофиллин (аминофиллин), доксофиллин.

Пероральные b2–агонисты в Украине представлены сальбутамолом. Известно, что сальбутамол стимулирует b2–адренорецепторы, расположенные на уровне мелких бронхов. Вследствие этого активируется аденилатциклаза, обусловливая увеличение внутриклеточной концентрации циклического аденозинмонофосфата (цАМФ) и стимуляцию работы кальциевого насоса, результатом чего является уменьшение концентрации ионов кальция в миофибриллах и дилатация бронхов [22, 23].

Однако, как показывает анализ многочисленных исследований, проведенных в развитых странах, отмечено минимальное количество доказательств эффективности перорального сальбутамола при бронхиальной астме и отсутствие таковых подтверждений в лечении бронхиолита и острого кашля. В национальных рекомендациях Австралийского общества пульмонологов (2014) [25] пероральная форма сальбутамола не рекомендуется во всех возрастных группах из–за медленного начала действия и высокой частоты побочных реакций, проявляющихся нарушениями сна и поведения. Она может играть лишь ограниченную роль в лечении детей с легкой формой БА в возрасте до 2–3 лет.

Global Initiative for Asthma (GINA, 2019) [24], British Thoracic Society/Scottish Intercollegiate также ограничили применение короткодействующих b2–агонистов (сальбутамол), что связано с их провоспалительным эффектом, увеличением эозинофильного воспаления и разрегулированием b–рецепторов, увеличением числа госпитализаций и смертности, связанных с их приемом. При пероральном приеме в сравнении с ингаляционным использованием в 6 раз возрастает системное действие сальбутамола, что связано с его более высокой дозой, подвергающейся системной абсорбции. Это приводит к развитию таких побочных эффектов, как тремор, тахикардия, нервозность и нарушение сна [24]. Пероральная форма сальбутамола не рекомендуется ни для лечения кашля, ни для лечения БА большинством действующих национальных и международных руководств, кроме исключительных случаев [24, 25].

Авторы кокрановского метаанализа 2015 г. (Craig S.) пришли к заключению, что b2–агонисты (сальбутамол) неэффективны при остром бронхите у детей и взрослых и при этом вызывают выраженные побочные эффекты — нервозность, тремор и шаткость при ходьбе.

На протяжении длительного времени при синдроме бронхообструкции применялся эреспал (фенспирид), обладающий выраженной противовоспалительной активностью. Механизм его действия не до конца изучен и связан с блокадой Н1–гистаминовых рецепторов и a1–адренергических рецепторов, что противо–действует бронхо–констрикции [33].

В настоящее время эреспал (фенспирид) отозван с фармацевтического рынка. Это связано с его влиянием на удлинение интервала QT, что может приводить к угрожающим для жизни полиморфным желудочковым тахикардиям типа «пируэт» на электрокардиограмме.

Сегодня для базисной противовоспалительной терапии при синдроме бронхообструкции применяются модификаторы лейкотриенов [7, 23], представителем которых является монтелукаст, блокирующий лейкотриеновую составляющую специфического воспалительного ответа и позволяющий достичь контролируемого течения БА и аллергического ринита. Однако его использование в лечении других заболеваний, сопровождающихся синдромом бронхиальной обструкции, таких как ХОЗЛ, острый бронхит, неэффективно. Кроме того, данный препарат не влияет на гладкую мускулатуру бронхов [26].

Рофлумиласт — ингибитор ФДЭ IV типа, обладающий противовоспалительным действием, применяется, в отличие от монтелукаста, исключительно при тяжелых формах ХОЗЛ.

Препараты ксантинового ряда также широко применяются в клинической практике при обструктивных заболеваниях органов дыхания [27–29]. До недавнего времени эта группа была представлена препаратами теофиллина и аминофиллина, механизм действия которых связан с неселективным ингибированием активности фосфодиэстеразы, блокадой аденозиновых рецепторов и снижением трансмембранного транспорта ионов кальция внутрь гладкомышечных клеток за счет влияния на кальциевые каналы [30]. Следствием этого [30] является бронходилатация, возникающая за счет снижения активности фосфодиэстеразы и нарастания концентрации цАМФ в гладких миоцитах бронхов. Причем указанные эффекты особенно выражены при наличии бронхообструкции.

Однако кроме положительного действия теофиллину и аминофиллину присущи выраженные побочные эффекты, многие из которых приводят к жизне–угрожающим состояниям. Данные препараты увеличивают частоту и силу сокращений миокарда, способствуют выделению эндогенных катехоламинов, повышают потребность сердечной мышцы в кислороде, вызывают нарушения сердечного ритма — фибрилляции предсердий, желудочковые экстрасистолии, трепетание и мерцание желудочков, снижают артериальное давление, стимулируют желудочную секрецию, вызывают бессонницу. В метаанализе N. Horita et al. (2016) были получены результаты, которые свидетельствуют, что применение теофиллина ассоциируется с увеличением общей смертности больных с ХОЗЛ [35].

Помимо этого, теофиллину свойственен крайне узкий терапевтический индекс (от 5 до 20 мкг/мл), что требует постоянного тщательного контроля состояния здоровья пациентов, принимающих этот препарат [31]. Пристальное внимание также необходимо при использовании теофиллина у пациентов пожилого возраста, поскольку возможны определенные отличия в фармакокинетике, наличие сопутствующих заболеваний и лекарственные взаимодействия при одновременном применении других медикаментов.

Указанные побочные реакции резко ограничивают возможность применения теофиллина.

   ►    Доксофиллин (Аэрофиллин) — единственный в Украине представитель нового поколения метилксантинов с улучшенным профилем безопасности [32] и ярко выраженными противовоспалительными свойствами, также эффективный при кашле [44].

Молекула доксофиллина была синтезирована итальянской фармацевтической компанией АВС Farmaceutici. В Украине оригинальный препарат доксофиллина доступен под брендом Аэрофиллин.

В отличие от теофиллина доксофиллин имеет диаксолоновую группу в 7–й позиции, благодаря чему его афинность к аденозиновым рецепторам типа А1 и А2 существенно снижается, а следовательно, снижается и частота развития побочных реакций, связанных с антагонистическим подавлением активации таких рецепторов. Кроме того, не являясь антагонистом блокаторов кальциевых каналов, доксофиллин не влияет на внутриклеточный транспорт кальция [31].

Предполагается, что доксофиллин селективно блокирует фосфодиэстеразу типа IIА, что сопровождается повышением внутриклеточного цАМФ. Накопление в клетках цАМФ вызывает активацию протеинкиназы, которая, в свою очередь, приводит к открытию кальций–активируемых больших калиевых каналов, благодаря чему снижается сократительная активность гладких мышц и происходит расслабление мышц бронхов [30].

Интересно, что расслабление гладкомышечных клеток бронхов посредством повышения цАМФ происходит также под влиянием В–агонистов, однако другим путем — благодаря активации адренорецепторов.

Доксофиллин (Аэрофиллин) имеет хороший профиль безопасности в сравнении с теофиллином и аминофиллином, не вызывает сердцебиение, нарушение ритма, тахиаритмию, бессонницу, повышение секреции соляной кислоты, гипотензию. Он не влияет на цитохромные ферменты CYP1A2, CYP2E1 и CYP3A4, вследствие чего не взаимодействует с другими лекарственными средствами и дает более стабильные концентрации в сыворотке [38].

Это получило подтверждение в большом количестве клинических исследований, посвященных изучению эффективности и безопасности доксофиллина в сравнении с теофиллином и аминофиллином. В исследовании M.F. Goldstein et al. [39] 346 пациентов с БА были случайным образом распределены на четыре группы: в течение 12 недель участники 1–й группы принимали 400 мг доксофиллина 3 раза в сутки (основная группа, стандартная доза), 2–й — 250 мг теофиллина 3 раза в сутки (группа активного контроля), 3–й — по 200 мг доксофиллина 3 раза в сутки (основная группа, низкая доза), 4–й — плацебо. Каждые 2 недели всем участникам проводили функциональные спирометрические тесты. Также учитывались записи показаний индивидуальных пикфлоуметров, частота астма–тических приступов и необходимость ингаляционного применения агонистов b2–адренорецепторов (препараты сальбутамола).

Уже через 2 ч после приема 400 мг доксофиллина или 250 мг теофиллина отмечено значимое улучшение таких спиро–метрических показателей, как ОФВ1, ПСВ, МОС25–75, ФЖЕЛ по сравнению с группой плацебо. Частота приступов БА и, соответственно, необходимость ингаляционного применения сальбутамола также значительно снизились как в группе получавших 400 мг доксофиллина 3 раза в сутки, так и в группе активного контроля по сравнению с группой плацебо (p < 0,05). Однако при этом значимо большее количество больных, принимавших теофиллин, были вынуждены отказаться от лечения в связи с развившимися побочными эффектами по сравнению с участниками, принимавшими доксофиллин в стандартной дозе (p = 0,001). С учетом полученного в результате соотношения «польза/риск от применения препаратов» авторы исследования рекомендуют отдавать предпочтение доксофиллину.

В 2018 году были опубликованы результаты сравнительного метаанализа применения Аэрофиллина и теофиллина при ХОЗЛ, который включал 14 исследований с общим количеством участников около 1000 (Cazzolla M. еt al.). Было показано, что побочные эффекты при использовании теофиллина встречаются в 3 раза чаще, чем при использовании Аэрофиллина. Наиболее распространенными из них были тахикардия, нарушение ритма, бессонница и диспепсия. Кроме того, было продемонстрировано, что отказ от лечения вследствие побочных эффектов был в 4 раза реже для Аэрофиллина, нежели для других ксантинов [36].

В мультицентровых двойных слепых плацебо–контролируемых рандомизированных исследованиях DOROTНEO I и DOROTНEO II, проведенных на базе 37 клинических центров в США, оценивалась эффективность доксофиллина в сравнении с теофиллином и плацебо.

В каждом из исследований был недельный период, на протяжении которого субъект принимал плацебо, после чего проводились 12–недельный период лечения и однонедельная одиночная слепая фаза выведения плацебо. В DOROTНEO I все пациенты были рандомизированы 1 : 1 : 1 : 1 для получения 200 мг доксофиллина, 400 мг доксофиллина, 250 мг теофиллина и плацебо. В DOROTНEO II пациенты были рандомизированы 1 : 1 : 1 для получения 400 мг доксофиллина, 250 мг теофиллина и плацебо. Все препараты принимались перорально 3 раза в день на протяжении всех фаз исследования.

Результаты исследований показали, что доксофиллин в дозе 400 мг достоверно (р > 0,05) не повышал риск возникновения нежелательных явлений в сравнении с плацебо. Напротив, у пациентов, получающих терапию теофиллином в дозе 250 мг, риск побочных эффектов был значительно выше в сравнении с плацебо (р < 0,05). Это позволило авторам исследования сделать вывод, что доксофиллин является перспективной альтернативой теофиллину и при этом обладает –улучшенным профилем «эффективность/безопасность» в лечении пациентов, страдающих бронхиальной астмой.

Эффективность и безопасность доксофиллина в педиатрической практике у детей старше 3 лет с острым бронхитом, сопровождающимся бронхообструктивным синдромом, были продемонстрированы в ретроспективном исследовании Bagnato et al. [40]. Результаты данного исследования подтверждают эффективность и хорошую переносимость препарата педиатрическими пациентами при остром бронхите.

Бронхорасширяющий эффект доксофиллина, даже в низкой дозе, сравним с таковым при назначении ингаляционного антихолинергического препарата длительного действия — тиотропия бромида. В мультицентровом рандомизированном двойном слепом исследовании Y. Hu et al. (2011) [37] приняли участие 127 пациентов с хроническим обструктивным заболеванием легких, получающих ингаляционный тиотропия бромид (18 мг/день) либо пероральный доксофиллин (0,2 г 2 р/день) на протяжении 12 и 24 недель.

Через 12 недель терапии было отмечено значительное улучшение всех показателей внешнего дыхания, а также увеличение дистанции при выполнении теста 6–минутной ходьбы, уменьшение одышки как в группе, получающей тиотропия бромид, так и в группе, принимающей доксофиллин. Через 24 недели не было выявлено статистической разницы в эффективности и безопасности тиотропия бромида и доксофиллина.

Помимо бронхорасширяющего эффекта для доксофиллина характерна высокая противовоспалительная активность, обусловленная ингибированием фактора активации тромбоцитов, тромбоксана А1, антилейкотриеновой и антигистаминной активностью. Как свидетельствуют результаты экспериментального исследования по изучению противовоспалительного действия доксофиллина на модели воспаления легких у мышей, противовоспалительный эффект дексаметазона в низкой дозе плюс доксофиллин в низкой дозе является эквивалентом 10–кратной дозе дексаметазона, вводимого самостоятельно [41].

В исследовании R. Cogo и A. Castronuovo (2010) при изучении эффективности перорального доксофиллина в дозе 400 мг 2 р/сут у пациентов с ХОЗЛ было показано, что бронхиальная биопсия до терапии и через 3 месяца после нее демонстрирует статистически значимое уменьшение воспалительной инфильтрации и пролиферации клеток. Уменьшение картины воспаления свидетельствует о том, что потенциал доксофиллина при ХОЗЛ не ограничивается только бронхорасширяющим действием. Он также способен уменьшать бронхолегочное воспаление [42].

Противовоспалительное действие доксофиллина подтверждается и в исследовании M.G. Rajanandh, в котором приняли участие более 100 пациентов с легкой и умеренной БА в возрасте от 4 до 62 лет, рандомизированные на две группы. На протяжении 120 дней пациенты первой группы получали ингаляционный будесонид и монтелукаст, а второй — ингаляционный будесонид с доксофиллином. Результаты исследования показали одинаково хорошую эффективность и безопасность терапии в обеих группах, подтвержденную клинически и лабораторно. Также было отмечено, что доксофиллин приводит к уменьшению миграции нейтрофилов, ингибированию лимфоцитов, нейтрофилов, активации моноцитов и ингибированию медиаторов воспаления [43].

Таким образом, доксофиллин оказывает влияние на все звенья патогенеза бронхообструктивного синдрома, что максимально расширяет возможности его применения. Показаниями к назначению доксофиллина (Аэрофиллин) являются любые заболевания легких с бронхиальным спастическим компонентом, включая ХОЗЛ и БА. Также его применение необходимо в составе комплексной терапии острого бронхита, который сопровождается бронхоспазмом на фоне острой респираторной инфекции. У таких пациентов короткий курс доксофиллина положительно влияет на бронхоспазм и значительно улучшает самочувствие за счет купирования воспаления, спазма и уменьшения кашля. Дозировка доксофиллина (Аэрофиллин) у пациентов в возрасте от 6 до 12 лет должна составлять по 0,5 таблетки 2–3 р/сут (12–18 мг/кг в сутки), а у пациентов с 12 лет — по 1 таблетке 2–3 р/сут [39].

Выводы

1. Синдром бронхиальной обструкции — это клинический симптомокомплекс, обусловленный нарушением проходимости дыхательных путей, который встречается при таких заболеваниях, как острый бронхит, хроническое обструктивное заболевание легких, бронхиальная астма. В патогенезе этого синдрома лежат воспаление, дискриния и бронхоспазм.

2. Пероральные формы средств для лечения бронхообструкции в Украине представлены следующими действующими веществами: монтелукаст, рофлумиласт, сальбутамол, теофиллин (аминофиллин), доксофиллин.

3. Пероральный сальбутамол не рекомендуется ни для лечения кашля, ни для лечения БА большинством действующих национальных и международных руководств, кроме исключительных случаев.

4. Модификаторы лейкотриенов назначаются только при БА и аллергическом рините. Использование их в лечении других заболеваний, сопровождающихся синдромом бронхиальной обструкции, таких как ХОЗЛ, острый бронхит, не–эффективно.

5. Рофлумиласт применяется исключительно при тяжелых формах ХОЗЛ.

6. Метилксантины I поколения оказывают выраженные побочные эффекты, многие из которых приводят к жизне–угрожающим состояниям. Они увеличивают частоту и силу сокращений миокарда, способствуют выделению эндогенных катехоламинов, повышают потребность сердечной мышцы в кислороде, вызывают нарушения сердечного ритма — фибрилляции предсердий, желудочковые экстрасистолии, трепетание и мерцание желудочков, снижают артериальное давление, стимулируют желудочную секрецию, вызывают бессонницу.

7. Доксофиллин — единственный в Украине представитель нового поколения метилксантинов, обладающий мощной бронходилатирующей активностью, высокими противовоспалительными свойствами и улучшенным профилем безопасности в сравнении с метилксантинами I поколения. В Украине доксофиллин представлен брендом Аэрофиллин («Мегаком»).

8. Аэрофиллин селективно блокирует фосфодиэстеразу типа IIА, что сопровождается повышением внутриклеточного цАМФ. Накопление в клетках цАМФ вызывает активацию протеинкиназы, которая, в свою очередь, приводит к открытию кальций–активируемых больших калиевых каналов, благодаря чему снижается сократительная активность гладких мышц и происходит расслабление мышц бронхов. При этом Аэрофиллину за счет низкой афинности к аденозиновым рецепторам свойственно значительно меньшее количество побочных эффектов.

9. Аэрофиллин обладает бронходилатирующим, противовоспалительным и противокашлевым действием, что определяет его эффективность в лечении острых бронхитов, ХОЗЛ, БА. Многочисленные исследования свидетельствуют о высокой эффективности и благоприятном профиле безопасности Аэрофиллина в лечении данных патологий.

10. Показаниями к применению Аэро–филлина являются заболевания легких с бронхиальным спастическим компонентом и бронхиальная астма.

11. Дозировка доксофиллина (Аэрофиллин) у пациентов в возрасте от 6 до 12 лет должна составлять по 0,5 таблетки 2–3 р/сут (12–18 мг/кг в сутки), а у пациентов с 12 лет — по 1 таблетке 2–3 р/сут [39].

Подготовила Татьяна Чистик

Список литературы находится в редакции


Similar articles

Authors: А.И. ДЯДЫК, А.Э. БАГРИЙ, В.А. ЕФРЕМЕНКО, Н.Л. СУРОВЦЕВА, А.В. ОНИЩЕНКО, А.А. СУПРУН, Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького, кафедра внутренних болезней, общей практики и семейной медицины
"News of medicine and pharmacy" 13-14(249-250) 2008
Date: 2008.11.10
Categories: Allergology, Pulmonology
Sections: Specialist manual
Authors: М.А. Захарова, зав. отделением пульмонологии 7-й городской клинической больницы (Симферополь, АР Крым); А.А. Хренов, зав. кафедрой внутренней медицины № 1 Крымского государственного медицинского университета им. С.И. Георгиевского
"News of medicine and pharmacy" 7(320) 2010
Date: 2010.08.06
Authors: Ю.И. ФЕЩЕНКО, Л.А. ЯШИНА, М.А. ПОЛЯНСКАЯ, С.В. ПАЛКОВСКИЙ, Ю.А. МАТВИЕНКО, ГУ «Национальный институт фтизиатрии и пульмонологии им. Ф.Г. Яновского АМН Украины»
"News of medicine and pharmacy" 5-6(272-273) 2009
Date: 2009.04.21

Back to issue