Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

International journal of endocrinology 2(14) 2008

Back to issue

Функциональное состояние гипофизарно-тиреоидной и иммунной систем в прогнозировании исходов ювенильного идиопатического артрита у детей

Authors: А.С. Иванов, ГОУ ВПО «Самарский государственный медицинский университет» Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию Российской Федерации

Categories: Rheumatology, Pediatrics/Neonatology, Endocrinology

Sections: Clinical researches

print version

Введение

Ювенильный идиопатический артрит (ЮИА) по частоте встречаемости по-прежнему стоит на первом месте по сравнению с другими ревматическими заболеваниями детского возраста; отчетливая тенденция к ранней инвалидизации, вовлечение в патологический процесс у некоторых детей внутренних органов (сердце, легкие, печень, почки, глаза) ставят ЮИА в особое положение среди болезней этого профиля [1, 2].

Ранняя диагностика и лечение ювенильного идиопатического артрита у детей — одна из наиболее актуальных проблем педиатрии. Медицинское и социальное значение заболевания определяется несколькими обстоятельствами. Во-первых, основным проявлением ЮИА являются почти постоянные боли и прогрессирующее нарушение функции суставов, приводящие к снижению качества жизни, ранней инвалидизации пациентов. Во-вторых, хронический воспалительный процесс увеличивает риск развития сопутствующих заболеваний (повышенная чувствительность к интеркуррентным инфекциям, остеопоротические переломы и др.). В-третьих, достаточно часто лечение ЮИА, проводимое цитостатиками, кортикостероидами, нестероидными противовоспалительными препаратами, осложняется поражением желудочно-кишечного тракта, нарушением функции почек и других органов. Все это ухудшает качество и продолжительность жизни больных ЮИА.

Проблема усовершенствования диагностики и терапии ЮИА не является сугубо медицинской, она приобретает и социально-экономический характер. Во-первых, это связано со сложностью и подчас дороговизной применяемых методов исследования. Во-вторых, для контроля за течением болезни многие молодые пациенты нуждаются в многолетнем, а иногда и пожизненном лечении с использованием глюкокортикоидных гормонов, цитостатиков, препаратов золота, противовоспалительных и обезболивающих средств, методов консервативной и оперативной хирургии, а также санаторно-курортной, социальной и психологической реабилитации. Кроме того, немаловажное значение имеет и тот факт, что ребенок с наличием хронического инвалидизирующего заболевания требует постоянного ухода при участии одного из взрослых членов семьи, отсюда — затраты на оплату листков нетрудоспособности, материальную помощь.

Таким образом, за диагнозом ЮИА стоят не только постоянные страдания, боль, чувство безысходности у больного ребенка, но и нарушение нормальной личной и общественной жизни членов его семьи [3, 4]. Поэтому исследование функциональных показателей гипофизарно-тиреоидной и иммунной систем позволит улучшить дифференциальную диагностику и эффективную диспансеризацию у больных ЮИА.

Цель настоящего исследования — на основании изучения функционального состояния гипофизарно-тиреоидной и иммунной систем разработать критерии ранней диагностики и эффективной диспансеризации детей, больных ювенильным идиопатическим артритом.

Материалы и методы исследования

Комплексные клинические исследования проведены у 86 детей от 8 до 17 лет, больных различными вариантами ювенильного идиопатического артрита, находившихся на стационарном лечении в детском отделении Самарского областного клинического кардиологического диспансера. Диагноз ЮИА ставился на основании классификации ювенильных идиопатических артритов (Durban, 1997). Всем детям проводилось общеклиническое обследование, изучали данные анамнеза. Лабораторно-инструментальные методы исследования включали: общий анализ крови; биохимическое исследование крови (уровень общего белка и белковых фракций, С-реактивного белка, наличие ревматоидного фактора, содержание серомукоида, фибриногена); рентгенологическое исследование пораженных суставов; электрокардиографию, эхокардиографию. Все дети осмотрены окулистом, оториноларингологом, эндокринологом и ортопедом по необходимости. Контрольную группу составили 20 практически здоровых детей того же возраста.

Иммунологическое обследование включало изучение основных показателей клеточного и гуморального иммунитета. Идентификацию лимфоцитов и их субпопуляций осуществляли стандартным методом иммунофлюоресцентного анализа с использованием моноклональных антител к их поверхностным антигенам (СD) (определялись СD3+, СD4+, СD8+, СD16+, СD95+, иммунорегуляторный индекс СD4+/СD8+). Среди показателей гуморального звена иммунитета изучали уровень основных классов иммуноглобулинов: М, А, G. Концентрацию иммуноглобулинов определяли методом радиальной иммунодиффузии в агаровом теле по Манчини (1965). Для определения ЦИК использовался полиэтиленгликоль (ПЭГ 6000). В низкой концентрации он преципитирует преимущественно растворимые комплексы «антиген — антитело» с различной молекулярной массой. Оценку содержания ЦИК проводили методом спектрофотометрии, основанным на прямой регистрации потери проходящего света или интенсивности светорассеяния при добавлении полиэтиленгликоля с помощью спектрофотометра. Содержание ЦИК рассчитывали по формуле: ЦИК = (Дк – До) x 100 % / Дк.

Определение комплемента сыворотки крови проводилось гемолитическим способом и основано на его способности лизировать эритроциты барана, сенсибилизированные кроличьими антителами. С3-компонент комплемента определялся по реакции 50% гемолиза.

Уровни цитокинов в сыворотке крови детей основной и контрольной групп (ФНО-α, ИЛ-1β, ИЛ-4, ИЛ-6) определяли методом иммуноферментного анализа с использованием наборов данных монокинов производства ООО «Протеиновый контур» — Института особо чистых биопрепаратов (г. Санкт-Петербург, Россия). Содержание в сыворотке крови ТТГ, Т3, Т4 определялось с помощью метода иммуноферментного анализа в сыворотке крови детей для диагностики in vitro.

Полученные количественные результаты исследований обработаны методом вариационной статистики. Рассчитаны статистические показатели, характеризующие выборку исследований: средняя арифметическая (М), среднее квадратичное отклонение (σ), ошибка средней величины (m), коэффициенты корреляции (r). Достоверность различий средних величин оценивали при помощи критерия Стьюдента — Фишера с использованием параметрических и непараметрических тестов и оцен-ки достоверности показателей (p). Различие оценивалось как достоверное при p < 0,05 (вероятность ошибки менее 5 %).

Результаты исследования и их обсуждение

Изучая клиническую характеристику, мы установили, что ювенильный идиопатический артрит чаще встречался у девочек. В группу обследованных детей вошли 56 девочек (65,2 %) и 30 мальчиков (34,8 %), соотношение мальчиков и девочек — 1 : 1,9.

У 12 детей (13,9 %) был выявлен отягощенный наследственный анамнез среди родственников I и II степени родства по ревматическим заболеваниям. Практически здоровыми до возникновения ювенильного идиопатического артрита считались только 24 (28 %) из 86 обследованных детей. Провоцирующие факторы, предшествовавшие развитию ЮИА, обнаружены только у 64 больных (74,4 %). У 42 детей (48,8 %) это были острые и хронические инфекционные заболевания. У 16 больных (18,7 %) провоцирующую роль в развитии ЮИА сыграло травматическое поражение суставов. У 6 детей (6,9 %) заболевание связано с фактором переохлаждения.

Варианты течения ЮИА были представлены в виде олигоартрита у 58 детей (67,5 %) и полиартрита у 28 детей (32,5 %). Из 58 обследуемых с олигоартритом у 36 (41,9 %) наблюдался персистирующий олигоартрит, у 22 (25,6 %) детей — распространенный олигоартрит. 28 (32,5 %) детей наблюдались с диагнозом «полиартрит серонегативный» (табл. 1).

При персистирующем олигоартрите преобладало поражение крупных и средних суставов нижних конечностей (85,9 %). По частоте поражения на первом месте находились коленные суставы (68,8 %), далее — голеностопные (14 %), затем локтевые (6,4 %). Реже встречались поражения межфаланговых суставов пальцев кистей (4,6 %) и тазобедренных суставов (3 %). Единичные случаи составили поражения лучезапястного сустава (1,6 %) и суставов шейного отдела позвоночника (1,6 %).

При распространенном олигоартрите преобладало поражение межфаланговых суставов пальцев кистей (29,5 %) и коленных суставов (23,5 %). При полиартикулярном варианте суставной синдром характеризовался вовлечением в патологический процесс суставов шейного отдела позвоночника (5,7 %), межфаланговых суставов пальцев кистей (14,3 %) и пястнофаланговых суставов (5,7 %).

Функциональные изменения у большинства больных соответствовали 1-му и 2-му функциональным классам, что составило 74,5 % от общего числа обследованных. У 22 детей (25,5 %) функциональное состояние суставов и способность к самообслуживанию были сохранены.

Рентгенологические изменения при ЮИА характеризовались умеренно выраженным эпифизарным остеопорозом, то есть соответствовали 0, I рентгенологическим стадиям у 62 детей (72,1 %). У 20 детей (23,25 %) отмечалась II рентгенологическая стадия и у 4 детей (4,65 %) — III рентгенологическая стадия.

Клиническая активность воспалительного процесса при ЮИА у 59 детей (68,6 %) соответствовала I степени, у 27 (31,4 %) — II степени.

Развернутое иммунологическое исследование крови с определением субпопуляций лимфоцитов проводилось у 86 детей, больных олигоартикулярным и полиартикулярным вариантами ЮИА. Из обследованных 3400 человек были отобраны 100 детей первой группы здоровья  с равномерным распределением по возрастно-половому составу. Следует отметить, что статистически значимых различий в иммунологических показателях в зависимости от половой принадлежности у здоровых детей не отмечалось. В дальнейшем при анализе субпопуляционного состава лимфоцитов в сравниваемых группах использовались только средние значения параметров и относительные величины (в процентах), которые являются более информативными и не зависят от индивидуальных колебаний лейкоцитарной формулы крови.

При определении средних значений иммунологических показателей проводилась раздельная статистическая обработка параметров клеточного и гуморального иммунитета. Наиболее выраженными и статистически значимыми изменениями в клеточных субпопуляциях лимфоцитов периферической крови сопровождался полиартикулярный вариант ЮИА, причем степень достоверности отличий от здоровых детей с возрастом больных увеличивалась. Изменение состава СD-маркеров лимфоцитов при полиартрите носило определенный характер: существенное повышение содержания Т-лимфоцитов хелперов (СD4+), снижение содержания супрессоров (СD8+), соответствующее повышение иммунорегуляторного индекса (ИРИ) (СD4+/CD8+). Также отмечалось увеличение CD95+ (FasAg+/Apo1) во всех возрастных группах.

При олигоартикулярном варианте ЮИА выраженность изменений показателей клеточного иммунитета носила тот же характер, что и при полиартикулярной форме ЮИА, только степень этих изменений была менее выражена. Помимо оценки возрастных изменений субпопуляционного состава лимфоцитов при ЮИА, особого внимания заслуживает рассмотрение зависимости состояния клеточного иммунитета от степени клинико-лабораторной активности воспалительного процесса.

При первой степени активности при полиартикулярном и олигоартикулярном вариантах ЮИА отмечается повышение содержания в сыворотке крови Т-хелперов (CD4+), снижение Т-супрессоров (CD8+), увеличение иммунорегуляторного индекса (CD4+/CD8+), снижение уровня Т-киллеров (CD16+) и увеличение CD95+ (FasAg+/Apo1). При второй степени активности изменения субпопуляционного состава лимфоцитов были такие же, как и при первой степени активности, но более выражены.

В результате проведенных исследований было установлено, что при полиартикулярном и олигоартикулярном вариантах ЮИА при длительности заболевания более трех лет изменения в клеточном иммунитете были наиболее выражены и характеризовались: снижением супрессорной активности Т-лимфоцитов, выраженным повышением хелперной активности, соответственно, повышением иммунорегуляторного индекса, значительной активацией лимфоцитов, экспрессирующих специализированный рецептор к индукции апоптоза (рис. 1).

Следует отметить, что статистически значимые различия с показателями у здоровых детей отмечались только при полиартикулярном варианте течения и при длительности заболевания более трех лет. Наблюдалось повышение уровня IgА, IgG, IgМ, ЦИК. Такие изменения можно расценить как наличие у детей, больных ЮИА в течение трех лет и более, активного воспалительного процесса.

Таким образом, определение СD-маркеров и других показателей клеточного иммунитета достаточно полно характеризует иммунологический процесс при различных вариантах ЮИА и может быть использовано в ранней диагностике хронических воспалительных заболеваний суставов у детей.

В последние годы благодаря развитию методов количественного определения уровней продукции цитокинов был достигнут значительный прогресс в понимании роли некоторых цитокинов в норме и при патологии.

Доказано, что помимо избыточной активности Т-хелперов, ведущей к повышенной функции В-лимфоцитов, у детей с ЮИА отмечено преобладание Th1 над Th2. Активность Th1- и Th2-лимфоцитов находится под цитокиновым контролем. Цитокины, выполняющие многочисленные регуляторные функции, синтезируются и выделяются различными воспалительными клетками. При этом Th1-лимфоциты продуцируют преимущественно ФНО-α, Th2-лимфоциты — ИЛ-4. Таким образом, определяя уровень ФНО-α и ИЛ-4, можно судить о соотношении Th1 и Th2 среди Т-хелперов и, следовательно, о характере общего и местного иммунного ответа.

ИЛ-1 является пусковым сигналом для развития основных иммунных реакций при ЮИА: способствует «подготовке» поверхностных рецепторов на Т-лимфоцитах к связыванию с антигенами, увеличивая их количество, индуцирует синтез ИЛ-2 Т-лимфоцитами с преимущественно хелперной активностью, служит также в качестве триггерного фактора для продукции других медиаторов (ИЛ-6, ФНО-α и др.). ИЛ-6 способствует как обострению хронических, так и хронизации острых воспалительных процессов. Выделяясь несколько позже, чем ИЛ-1 и ФНО-α, ИЛ-6 подавляет их образование и поэтому относится к цитокинам, завершающим развитие воспалительной реакции.

В связи с вышеизложенным нами были проведены исследования уровней цитокинов в сыворотке крови детей, больных ювенильным идиопатическим артритом. Для расчета нормы использовали данные, полученные в результате обследования 20 условно здоровых детей. У детей с полиартритом и распространенным олигоартритом содержание ИЛ-1в в сыворотке крови было ниже нормы, а у детей с персистирующим олигоартритом при II степени активности — выше и составило 136 ± 0,9 пкг/мл.

Содержание ИЛ-4 и ИЛ-6 в сыворотке крови у детей, больных полиартритом, персистирующим и распространенным олигоартритом, было в пределах нормы. Содержание ФНО-α в сыворотке крови у больных ЮИА было выше нормы. Так, при полиартикулярном варианте I степени активности содержание ФНО-α было равно 14,5 ± 0,5 пкг/мл, а при II степени активности — 16,6 ± 0,7 пкг/мл. При персистирующем олигоартрите I степени активности содержание ФНО-α в сыворотке крови было равно 13,25 ± 0,85 пкг/мл, а при II степени активности — 14,8 ± 0,5 пкг/мл.

При распространенном олигоартрите I степени активности содержание ФНО-α в сыворотке крови было равно 14,6 ± 0,2 пкг/мл, II степени активности — 15,7 ± 0,5 пкг/мл. Это свидетельствует о прямой зависимости содержания ФНО-б в сыворотке крови от степени активности патологического процесса.

При длительности заболевания менее одного года отмечено высокое содержание ИЛ-1в в сыворотке крови при персистирующем олигоартрите — 140 ± 0,5 пкг/мл, при полиартрите и распространенном олигоартрите содержание ИЛ-1в в сыворотке крови было ниже нормы. Высокое содержание ФНО-α в сыворотке крови отмечалось при полиартрите (12,9 ± 0,1 пкг/мл) и распространенном олигоартрите (12,1 ± 0,5 пкг/мл). При персистирующем олигоартрите содержание ФНО-α в сыворотке крови было ниже нормы и составило 7,55 ± 0,9 пкг/мл. Содержание ИЛ-4, ИЛ-6 в сыворотке крови при олигоартикулярном и полиартикулярном вариантах было ниже нормы.

При длительности заболевания от одного до трех лет отмечалось высокое содержание ИЛ-1β в сыворотке крови при персистирующем олигоартрите, что соответствовало 88,65 ± 0,35 пкг/мл, повышение содержания ФНО-α в сыворотке крови — 13,05 ± 0,25 пкг/мл, содержание ИЛ-4 и ИЛ-6 в сыворотке крови оставалось ниже нормы. При полиартрите и распространенном олигоартрите отмечалось снижение в сыворотке крови уровня ИЛ-1β, ИЛ-4, ИЛ-6 и повышение содержания ФНО-α, значения которого составили при полиартрите 15,6 ± 0,8 пкг/мл, а при распространенном олигоартрите — 4,1 ± 0,5 пкг/мл.

При длительности заболевания более трех лет отмечено, что при персистирующем олигоартрите происходит снижение содержания в сыворотке крови ИЛ-1β до средних значений (42,1 ± 0,2 пкг/мл) и увеличение содержания ФНО-α до 14,2 ± 0,8 пкг/мл. При полиартрите и распространенном олигоартрите отмечалось снижение содержания в сыворотке крови ИЛ-1β, ИЛ-4, ИЛ-6, содержание ФНО-α было выше нормы и составило при распространенном олигоартрите 16,2 ± 0,2 пкг/мл, а при полиартрите — 16,7 ± 0,6 пкг/мл.

Таким образом, содержание ИЛ-1β при персистирующем олигоартрите находится в прямой зависимости от продолжительности заболевания. При длительности заболевания около трех лет происходит окончательное формирование иммунологических механизмов поддержания хронического воспалительного процесса. В результате проведенных исследований содержания цитокинов в сыворотке крови больных было установлено, что для ЮИА характерно увеличение в сыворотке крови провоспалительных цитокинов ФНО-α и ИЛ-1β (при персистирующем олигоартрите), что может быть использовано для ранней диагностики ювенильного идиопатического артрита; четко выражена закономерность снижения уровня ИЛ-1β в сыворотке крови при персистирующем олигоартрите при увеличении длительности заболевания; повышение уровня ФНО-α в сыворотке крови коррелирует со степенью активности воспалительного процесса и длительностью заболевания.

Нами также были проведены исследования содержания ТТГ, Т3, Т4 в сыворотке крови у 86 детей, больных ювенильным идиопатическим артритом. Для расчета нормы использовали данные, полученные в результате обследования 20 условно здоровых детей. Следует отметить, что статистически значимых различий показателей гормонов ТТГ, Т3 и Т4 в зависимости от пола и возраста у здоровых детей не отмечалось.

При рассмотрении содержания гормона Т3 в сыворотке крови при олигоартикулярном и полиартикулярном вариантах ЮИА в зависимости от степени активности патологического процесса были отмечены особенности. При I степени активности наблюдалось увеличение содержания в сыворотке крови Т3: при персистирующем олигоартрите — 5,1 ± 0,9 нмоль/л, при распространенном олигоартрите — 5,3 ± 0,7 нмоль/л. При полиартрите содержание трийодтиронина в сыворотке крови было равно 6,5 ± 0,6 нмоль/л. При II степени активности содержание в сыворотке крови Т3 у детей с персистирующим олигоартритом — 6,1 ± 0,8 нмоль/л, при распространенном олигоартрите — 7,2 ± 0,6 нмоль/л. При полиартикулярном варианте течения содержание в сыворотке крови Т3 было равно 13,6 ± 0,5 нмоль/л.

Таким образом, проведенные исследования показали прямую зависимость содержания гормона Т3 от степени активности воспалительного процесса.

При рассмотрении содержания в сыворотке крови ТТГ отмечалась тенденция к нарастанию его содержания при персистирующем олигоартрите II степени активности, средние значения — 1,92 ± 0,52 мкМЕ/мл. При распространенном олигоартрите и полиартрите содержание ТТГ в сыворотке крови было ниже нормы.

При анализе содержания тироксина в сыворотке крови было отмечено его снижение как при олигоартикулярном, так и при полиартикулярном вариантах ЮИА.

Нами проведен анализ содержания в сыворотке крови ТТГ, Т3 и Т4 в зависимости от продолжительности заболевания ЮИА у детей и подростков.

При длительности заболевания менее одного года отмечалось значительное увеличение содержания Т3 в сыворотке крови при полиартрите, уровень его равен 3,7 ± 0,3 нмоль/л. При персистирующем олигоартрите содержание Т3 было равно 2,5 ± 0,5 нмоль/л, а при распространенном олигоартрите — 2,6 ± 0,2 нмоль/л. Содержание в сыворотке крови ТТГ и Т4 оставалось в пределах нормы.

При длительности заболевания ЮИА от одного до трех лет отмечалось высокое содержание в сыворотке крови Т3 при полиартрите — 7,8 ± 0,4 нмоль/л. При персистирующем варианте олигоартрита содержание в сыворотке крови Т3 составляло 5,3 ± 0,2 нмоль/л, а при распространенном олигоартрите — 6,3 ± 0,1 нмоль/л. Содержание Т4 при персистирующем олигоартрите повышалось и составило 25,3 ± 0,3 пмоль/л.

При длительности заболевания более трех лет содержание в сыворотке крови трийодтиронина при полиартикулярном варианте ЮИА было равно 3,9 ± 0,6 нмоль/л, при персистирующем олигоартрите — 3,1 ± 0,2 нмоль/л и при распространенном олигоартрите — 3,5 ± 0,2 нмоль/л. Содержание в сыворотке крови ТТГ и Т4 не превышало норму.

При длительности заболевания ЮИА более трех лет содержание Т3 в сыворотке крови было выше нормы, но меньше, чем при длительности заболевания детей от одного года до трех лет. При длительности заболевания ЮИА более трех лет отмечается тенденция к снижению содержания Т3 в сыворотке крови.

Проведенные исследования содержания гормонов Т3, Т4 и ТТГ в сыворотке крови у больных ЮИА показали следующее: высокий уровень Т3 в сыворотке крови коррелирует со степенью активности воспалительного процесса; при длительности заболевания более трех лет содержание Т3 остается выше нормы, но отмечается тенденция к его снижению; при длительности заболевания более трех лет содержание Т4 и ТТГ остается ниже нормы.

Таким образом, на основании проведенных исследований можно отметить, что при длительности заболевания более трех лет у детей с ЮИА происходит перестройка деятельности гипоталамо-тиреоидной системы, что, по-видимому, связано с формированием адаптационных механизмов в патологических условиях существования организма и хронизации процесса.

В настоящее время большое внимание уделяется роли ТТГ гипофиза, а также гормонов, непосредственно выделяемых щитовидной железой. Взаимоотношения между ТТГ, щитовидной железой и тимусом имеют большое значение для поддержания как иммунного, так и эндокринного гомеостаза.

В связи с этим были исследованы состояние и взаимосвязь эндокринной и иммунной систем и их роль в патогенезе ЮИА при различных вариантах течения и степени активности.

У детей с полиартритом выявлена прямая корреляционная связь в зависимости от степени активности между содержанием Т3, Т4, ТТГ, ИЛ-1, ФНО-α, ИЛ-6, СD4+, CD8+, CD4+/CD8+, CD16+, CD95+ и обратная связь ИЛ-4 с данными показателями.

У детей с персистирующим олигоартритом анализ корреляционных связей гормонов эндокринной системы, цитокинов и клеточных маркеров лимфоцитов показал прямую зависимость между ними.

У детей с распространенным олигоартритом анализ корреляционных связей гормонов эндокринной системы, цитокинов, клеточных маркеров лимфоцитов показал прямую зависимость между Т3, Т4, ИЛ-1β, ИЛ-4, ФНО-α, CD4+, CD8+, CD16+, CD95+ и обратную зависимость между CD4+/CD8+, ИЛ-6, ТТГ и данных показателей.

Для более наглядного представления о взаимосвязи эндокринной и иммунной систем у больных ЮИА мы построили модель регулирования в n-мерном пространстве изучаемых признаков (рис. 2). На каждой из осей координат многомерного пространства признаков выделили верхнюю и нижнюю границы нормы изучаемых параметров, а также соответствующие границы для больных детей. Отклонение от нормы в ту или иную сторону мы считали проявлением срыва адаптационных реакций организма. Чем активнее и тяжелее протекало заболевание, тем более значимо отличались изучаемые параметры от физиологических.

Таким образом, при ЮИА происходит активация передней доли гипофиза на фоне снижения активности периферических эндокринных желез. Подобный тип функционирования эндокринной и иммунной систем характерен для хронического процесса. Это проявляется недостаточной эффективностью проводимой терапии, торпидностью, вовлечением в процесс новых органов и систем. Экзогенное введение глюкокортикоидных гормонов значительно улучшает течение заболевания, но не ликвидирует процесс, что является отражением срыва компенсаторно-приспособительных механизмов адаптации при ювенильном идиопатическом артрите.

Проведенные исследования показали роль эндокринной и иммунной систем в патогенезе ЮИА и возможные пути моделирования иммунного ответа при различных вариантах течения заболевания. Патогенетически важной является активизация гормонов щитовидной железы, стимулирующих активацию провоспалительных цитокинов и иммунной системы в целом.

Выводы

1. ЮИА характеризует определенная иммунологическая картина: повышение содержания Т-хелперов (CD4+), снижение супрессорной активности Т-лимфоцитов (CD8+), значительная активация лимфоцитов, экспрессирующих специализированный рецептор к индукции апоптоза (АРО-1/CD95+), повышение иммунорегуляторного индекса (CD4+/CD8+). Выраженность этих изменений имеет тесную взаимосвязь с вариантом, степенью тяжести заболевания и функционированием цитокиновой сети. В дебюте ЮИА у детей выявлены повышенные концентрации провоспалительных цитокинов в сыворотке крови, что говорит о нестабильности иммунного ответа.

2. При длительности заболевания ЮИА до трех лет происходит увеличение уровня ТТГ, Т3, Т4. При длительности заболевания ЮИА более трех лет происходит снижение уровня ТТГ, Т3, Т4 и продолжается возрастание содержания ФНО-α, что, по-видимому, является одним из факторов хронизации процесса.

3. Определение концентрации ТТГ, Т3, Т4 и уровня основных провоспалительных цитокинов можно использовать как критерии эффективности проводимой терапии и прогноза заболевания.

4. Увеличение уровня провоспалительных цитокинов в сыворотке крови — ФНО-α и ИЛ-1β (при персистирующем олигоартрите) — может быть использовано для ранней диагностики ювенильного идиопатического артрита.


Bibliography

1. Кельцев В.А., Гребенкина Л.И., Кудряшова О.И. и др. Лечение кальциновой остеопороза у детей младшего возраста, больных ювенильным идиопатическим артритом // Тез. докл. XIII Российского национального конгресса «Человек и лекарство». — М. — 2006. — С. 185.

2. Кельцев В.А., Гребенкина Л.И., Иванов А.С. и др. Взаимосвязь эндокринной системы и системы цитокинов при ювенильном идиопатическом артрите у детей // Тез. Докл. юбилейной науч.-практ. конф. — Самара. — 2006. — С. 219.

3. Кельцев В.А., Гребенкина Л.И., Бухарева О.Н. и др. Взаимосвязь иммунной и эндокринной систем у детей и подростков, больных ювенильным идиопатическим артритом // Вестник Самарского государственного университета. — 2006. — С. 58-64.

4. Бухарева О.Н., Иванов А.С., Прокопенко О.И. и др. Взаимосвязь иммунной и эндокринной систем и их место в патогенезе ювенильного идиопатического артрита // Аспирантский вестник Поволжья. — Самара, 2006. — С. 12-14.

Similar articles

Authors: Т.Д. Звягинцева, Я.К. Гаманенко, Харьковская медицинская академия последипломного образования
"News of medicine and pharmacy" Гастроэнтерология (367) 2011 (тематический номер)
Date: 2011.07.14
Authors: Г.А. Галкина, Федеральное государственное учреждение «Ростовский научно-исследовательский институт акушерства и педиатрии Федерального агентства по высокотехнологичной медицинской помощи», Ростов-на-Дону, Россия
International journal of endocrinology 5(17) 2008
Date: 2009.03.02
Categories: Neurology, Pediatrics/Neonatology, Endocrinology
Sections: Clinical researches
Authors: Крутиков Е.С., д.м.н., доцент, Кафедра внутренней медицины № 2, Крымский государственный медицинский университет им. С.И. Георгиевского
"Internal medicine" 1-2(13-14) 2009
Date: 2009.05.26
Categories: Family medicine/Therapy, Therapy
Authors: О.П. Кихтяк, Львовский национальный медицинский университет им. Данила Галицкого
International journal of endocrinology 1(13) 2008
Date: 2008.09.01
Categories: Endocrinology
Sections: Clinical researches

Back to issue