Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

 

"News of medicine and pharmacy" 9(244) 2008

Back to issue

Современные взгляды на лечение пациентов с аллергической патологией

Authors: Л.В. КУЗНЕЦОВА, д.м.н., профессор, Национальная медицинская академия последипломного образования имени П.Л. Шупика

Categories: Allergology

Sections: Specialist manual

print version

Высокий уровень и продолжающийся рост аллергических заболеваний является глобальной проблемой современности и заставляет расценивать эту ситуацию как эпидемическую. Проблема аллергии не может не интересовать врачей любых профессий. Это обусловлено постоянными трудностями, которые создают аллергические заболевания и реакции большинству врачей и пациентов [5, 6, 9, 10, 12]. Тем более, что информация о распространенности аллергических заболеваний характеризует также иммунитет населения, прежде всего склонность к формированию гиперчувствительных реакций, влияние неантропогенных и антропогенных факторов на людей, то есть климато-географических и факторов хозяйственной деятельности, так как аллергические заболевания могут служить своеобразным маркером экологического благополучия [4, 7, 8, 11]. В связи со сложившейся ситуацией перед врачами и пациентами стоит проблема выбора наиболее эффективных методов лечения и препаратов, особенно антигистаминного профиля, с целью устранения аллергической патологии и влияния на иммунитет [1–3, 12].

Сегодня врачи хорошо информированы о группе антигистаминных препаратов, о выделении двух принципиальных групп среди них — седативных и неседативных. Наличие седативного эффекта существенно сузило круг показаний и частоту назначения препаратов 1-го поколения, поскольку их употребление приводит к нарушению механизма сна и моторики, способности к сосредоточению, умственной деятельности в целом [4, 6, 9]. Показаниями к применению препаратов этой группы остаются атопический дерматит в фазе обострения, при котором важным является подавление центральных механизмов синдрома зуда, а также детский возраст. Необходимо помнить о наличии доказанного кардиотоксического эффекта, который связан с блокированием выходящего из кардиомиоцита калиевого потока, обеспечивающего реполяризацию клеточной мембраны, удлинение интервала QT и таким образом аритмогенный эффект и развитие веретенообразной тахикардии и синдрома пируэта [10, 12].

В данной работе приведены данные об опыте применения Фрибриса (дезлоратадина) у 75 больных в возрасте от 14 до 50 лет, получавших его в связи с поллинозом.

Дезлоратадин назначали больным в фазе обострения заболевания. Все больные были тщательно обследованы клинически. Наряду с изучением данных анамнеза (в том числе и аллергологического), объективного осмотра больные подвергались рентгенологическому, электрокардиографическому и лабораторному обследованию (клинический анализ крови до и после лечения дезлоратадином; биохимическое обследование крови — белок и белковые фракции, уровень сахара в крови, холестерин, липопротеиды, билирубин, осадочные пробы и др., анализ мочи, анализ кала на дисбактериоз).

Вне фазы обострения аллергологического процесса проводилось аллергологическое обследование больных.

Группа больных поллинозами состояла из 185 человек. Поллиноз был установлен впервые в сезон цветения. Как было замечено, причиной поллиноза у 20 больных была аллергия к пыльце деревьев (ольхи, березы, орешника, дуба, тополя, сосны, каштана, ясеня), у 15 больных — к пыльце трав и цветов (мятлика, ежи сборной, тимофеевки луговой, овсянницы, лисохвоста, рейграса, ржи, подорожника, мать-и-мачехи, одуванчика и др.), у 20 больных — к пыльце подсолнечника и сорняков (лебеды, полыни, амброзии), у 10 — к пыльце деревьев и трав, у 7 — к пыльце деревьев и сорняков, у 3 — к пыльце деревьев, трав и сорняков.

Клиническая картина поллиноза выражалась в сезонном (в апреле — мае — при аллергии к пыльце деревьев; в июне — июле — при аллергии к пыльце трав; в августе — сентябре — при аллергии к пыльце сорняков) проявлении конъюнктивита, риносинусопатии, бронхиальной астмы, дерматита, ангионевротического отека Квинке, крапивницы и других симптомов. У 3 больных с аллергией к пыльце деревьев наблюдался рецидивирующий синдром Леффлера в виде проявления в апреле — мае (ежегодно) эозинофильной пневмонии с типичными «летучими» округлой формы тенями в легких, определяемыми рентгенологически, и лейкемоидной реакции эозинофильного типа. У 10 больных поллиноз протекал легко (1-я группа), у 55 больных (2-я группа) отмечалось среднетяжелое течение, и у 10 (3-я группа) — тяжелое течение поллиноза.

При легком течении поллиноза дезлоратадин назначали по 5 мг 1 раз в день (в зависимости от состояния) до исчезновения симптомов болезни; при среднетяжелом течении — по 5 мг 1 раз в день в течение 7–12 дней. При необходимости антигистаминную терапию дезлоратадином продолжить на весь сезон цветения аллергенных растений. Нами была отмечена высокая (85 %) терапевтическая эффективность дезлоратадина. На 2–3-й день лечения исчезали симптомы поллиноза (насморк, чихание, зуд век, светобоязнь), восстанавливалась трудоспособность. Однако при отмене препарата симптомы поллиноза вновь появлялись. При назначении высоких разовых доз дезлоратадина (по 0,05–0,1 г 1 раз в день) уровень сахара в крови при этом не повышался.

Следует особо подчеркнуть, что 57 больных поллинозом до приема дезлоратадина безрезультатно лечились другими антигистаминными препаратами — димедролом, тавегилом, диазолином. У всех 75 больных в фазе обострения поллиноза был получен хороший терапевтический эффект от применения дезлоратадина.

Известно, что при попадании в организм антиген активирует макрофаги и вызывает секрецию ими ряда медиаторов, в том числе и ИЛ-1α, стимулирующего пролиферацию Т-клеток и являющегося главным медиатором местной воспалительной реакции при любом типе воспаления [10–12]. Кроме того, доказано, что в физиологических условиях ИЛ-1α способен повышать активность Th1-клеток, стимулируя секрецию ими ИФН-γ. В норме доминирующей секреторной формой у человека является ИЛ-1α, тогда как практически весь ИЛ-1 a остается внутри клетки или в связанном с цитоплазматической мембраной состоянии [1, 4, 5, 7, 9, 10, 12]. При различных патологических процессах имеет место повышение содержания в интерстициальной жидкости ИЛ-1α [2–4, 8, 11,12]. В настоящее время установлено, что у больных атопическими заболеваниями отмечается функциональная несостоятельность Th-1 клеточной системы, степень которой в числе других факторов обусловливает тяжесть течения атопического воспаления и приводит к снижению синтеза ИФН-γ [2, 3, 6, 12].

В связи с этим преобладание субпопуляций Th2-клеток, ответственных за дифференцировку В-лимфоцитов, IgE -ингибирующее действие ИФН-γ на синтез IgE приводит к гиперпродукции IgE, что играет важную роль в патогенезе иммунной стадии атопического воспаления и является основным патогенетическим механизмом в развитии любых атопических воспалительных реакций, к числу которых относят и поллиноз [3, 5, 7, 11, 12].

В связи с этим нам представилось актуальным провести сопоставление содержания в сыворотке крови ИЛ-1α, ФНО-α, ИНФ-γ и характеристики тяжести клинического процесса у больных поллинозом. У изучаемой группы больных поллинозом (75 человек) определяли уровень содержания в сыворотке крови ИЛ-1α, ФНО-α и ИФН-γ спектрофотокалориметрическим методом с использованием набора реактивов для иммуноферментного анализа («Протеиновый профиль», Санкт-Петербург).

Полученные нами данные демонстрируют достоверную зависимость концентрации уровня провоспалительных цитокинов в сыворотке крови от тяжести течения поллиноза. Особо выраженные нарушения отмечены у пациентов во время тяжелого течения поллиноза, выявленные изменения достоверно отличались от значений, полученных в группе сравнения (табл. 1).

Группу больных пищевой аллергией составили 28 человек. Диагноз пищевой аллергии был установлен на основании клинических данных — аллергологического анамнеза и объективного осмотра; в фазе ремиссии он был подтвержден внутрикожными пробами с пищевыми аллергенами, вспомогательными методами специфической диагностики. Было установлено, что причиной аллергических реакций (крапивница, отек Квинке, атопический дерматит, риносинусопатия, конъюнктивит, васкулит) были шоколад, кофе, орехи, пшеница, яйца, куриное мясо, говядина, баранина, молоко, кефир, гречневая крупа, сайра, треска, сельдь, клубника, яблоки, сливы, апельсины, горох и др.

У 9 больных отмечалось легкое течение аллергического заболевания, у 4 — среднетяжелое и у 5 — тяжелое. Из 18 больных пищевой аллергией 8 страдали хроническими болезнями желудочно-кишечного тракта (гастритом, энтероколитом, гепатитом, холециститом), у 10 больных обнаружен дисбактериоз кишечной флоры.

Дезлоратадин назначали после очистительной клизмы на фоне диеты, исключающей употребление пищевых аллергенов, по 5 мг 1 раз в сутки. Курс лечения длился 3 недели. Хороший терапевтический эффект с полным исчезновением симптомов аллергии наблюдался у 15 больных. Только у 3 больных применение дезлоратадина уменьшило, но не купировало полностью крапивницу. Не исключено, что отсутствие полного терапевтического эффекта при назначении препарата внутрь обусловлено длительным и тяжелым воспалительным процессом в желудке и кишечнике, резко выраженным дисбактериозом, способствующими проявлению аллергии.

Группа больных лекарственной аллергией состояла из 84 человек. Клиническими проявлениями лекарственной аллергии были крапивница, отек Квинке, контактный дерматит, бронхиальная астма, васкулиты, риносинусопатия, конъюнктивит, синдром Стивенса — Джонсона, сывороточная болезнь, остаточные явления анафилактического шока (крапивница, дерматит, отек Квинке). Причиной лекарственной аллергии была сенсибилизация антибиотиками (пенициллин, стрептомицин, тетрациклин, левомицетин, ривампицин, линкомицин и др.), сульфаниламидами, витаминами (В1, В6), 5-НОК, невиграмоном, анальгином, амидопирином, аспирином, делагилом, преднизолоном, димедролом, а также введением противостолбнячной сыворотки. Лекарственная аллергия наблюдалась в основном у больных хроническими соматическими заболеваниями (ревматизм, ревматоидный артрит, системная красная волчанка, хронический нефрит, хронический пиелонефрит, хронический гепатит, хроническая пневмония), реже — при острых заболеваниях (острая пневмония, ангина, острые респираторные заболевания и др.).

Больные поступали в клинику в тяжелом (42 человека) и среднетяжелом (12 человек) состоянии на 2–7-й день заболевания. 15 человек поступали после предварительного неэффективного лечения другими антигистаминными препаратами. Дезлоратадин назначали по той же схеме, что и при лечении больных пищевой аллергией.

Уменьшение проявления аллергии наблюдалось на 2–5-й день лечения дезлоратадином, полное исчезновение симптомов — на 7–10-й день лечения. Терапевтический эффект отсутствовал у 13 больных при тяжелом течении лекарственной аллергии (бронхиальная астма, васкулит, синдром Стивенса — Джонсона). Дезлоратадин применяли также при лечении 55 больных сывороточной болезнью, назначая его тем больным, у которых наряду с лимфоаденопатией, полиартралгией, высокой температурой и другими симптомами сывороточной болезни наблюдались крапивница и ангионевротический отек Квинке. У всех больных в результате применения дезлоратадина исчезли уртикарные высыпания и отек Квинке.

Обследовано 63 больных риносинусопатией. У 30 из них наблюдалось легкое течение заболевания, у 30 — среднетяжелое и у 3 — тяжелое. У 25 больных была диагностирована риносинусопатия вследствие аллергии к домашней пыли, эпидермальным, грибковым и бактериальным аллергенам, сухому корму рыб (дафния, гамарус). У этих больных наряду с риносинусопатией были выражены симптомы бронхоспазма. У 12 больных аллергическая риносинусопатия сочеталась с бронхиальной астмой, вызванной аллергией к домашней пыли и к эпидермальным аллергенам. 35 больных до назначения дезлоратадина безуспешно лечились другими антигистаминными препаратами.

По поводу аллергической риносинусопатии больные принимали дезлоратадин по 5 мг 1 раз в день в течение 3 нед. У 48 больных отмечался хороший терапевтический эффект, т.е. полное отсутствие клинических проявлений риносинусопатии. В последующем этим больным проводилась специфическая гипосенсибилизация. Неэффективным лечение дезлоратадином оказалось у 5 больных риносинусопатией, возникшей вследствие бактериальной аллергии на фоне рецидивирующего поллиноза слизистой оболочки носа и органических изменений (гипертрофия раковин).

Дезлоратадин обладает низкой липофильностью, не проникает через гематоэнцефалитический барьер и не оказывает седативного и снотворного действия. Он не имеет адренолитической и холинолитической активности. Помимо блокады Н1-рецепторов дезлоратадин уменьшает содержание гистамина в тканях за счет активации диаминоксидазы, инактивирует гистамин. Поэтому не лишним будет напомнить, что дезлоратадин обладает своими общеизвестными преимуществами: это единственный антигистаминный препарат, обладающий двойным механизмом действия — он не только блокирует гистаминовые рецепторы, но и непосредственно разрушает гистамин в тканях. Дезлоратадин эффективен у 100 % больных поллинозом и у 97,5 % больных с пищевой аллергией. Противозудные свойства дезлоратадина выше, чем у любого другого антигистаминного средства, поэтому он высокоэффективен в лечении дерматитов, а также для облегчения зуда при ветряной оспе. Дезлоратадин обладает способностью уменьшать явления бронхоспазма, что отличает его от других противоаллергических средств и позволяет использовать в комплексном лечении бронхитов с обструктивным компонентом. Дезлоратадин не вызывает сонливости и является одним из низкотоксичных антигистаминных средств, что позволяет принимать его детям. Дезлоратадин обладает широким спектром действия, показан при поллинозе, пищевой и лекарственной аллергии, острой и хронической крапивнице, ангионевротическом отеке Квинке, аллергической ринопатии, дерматозах (экзема, псориаз, нейродермит, кожный зуд), а также неинфекционно-аллергических реакциях и бронхоспастическом компоненте. Противопоказаний к применению практически нет, но его нужно принимать с осторожностью при тяжелых заболеваниях сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта и печени. Дезлоратадин показан людям, работа которых требует быстрой физической или психической реакции (вождение транспорта, работа на компьютере и т.д.). Он не усиливает угнетающее действие алкоголя и снотворных на ЦНС, обладает слабыми М-холиноблокирующими свойствами, но при сниженной моторике желудочно-кишечного тракта всасывание медленно абсорбирующих медикаментов может усиливаться (например, антикоагулянты непрямого действия — кумарины).

Таким образом, дезлоратадин (Фрибрис, компания Mili Healthcare, Великобритания, представлен двумя формами выпуска — таблетки и сироп) является высокоэффективным препаратом при лечении обострения следующих аллергических заболеваний: поллинозов, крапивницы, отека Квинке, риносинусопатии, атопического и контактного дерматита, конъюнктивита, вызванных пищевыми, лекарственными, эпидермальными, бытовыми и грибковыми аллергенами.

Высокая терапевтическая эффективность Фрибриса и отсутствие выраженных побочных эффектов позволяют рекомендовать его применение как в условиях стационара, так и при амбулаторном лечении больных с аллергическими реакциями. Особенностью и преимуществом Фрибриса является абсолютное отсутствие каких-либо побочных эффектов и ярко выраженное гипосенсибилизирующее действие.


Bibliography

1. Астма и аллергия: Справочник / Амер. Легочная ассоциация при участии Н.Х. Эдельмана; пер. с англ. А.Ю. Болотиной; ред. и послесл. В.Д. Прокопенко. — М.: Мир, 2000. — 240 с.

2. Богова А.М. Аллергические заболевания. Эпидемиология неинфекционных заболеваний / Под ред. А.М. Вихерта, А.В. Чаклина. — М.: Медицина, 2001. — С. 92-105.

3. Венгеров Б.Б. Сравнительная характеристика механизма действия бета-2-агонистов // Український пульмонологічний журнал. — 2000. — № 2. — С. 51-52.

4. Гущин И.С. Аллергическое воспаление и его фармакологический контроль. — М.: Фармарус принт, 1998. — 252 с.

5. Дранник Г.Н. Клиническая иммунология и аллергология. Пособие для студентов, врачей-интернов, иммунологов, аллергологов, врачей лечебного профиля всех специальностей. — Киев: Издательство ООО «Полиграф Плюс», 2006. — 482 с.

6. Казмірчук В.Є., Ковальчук Л.В. Клінічна імунологія та алергологія. — Вінниця: Нова книга, 2006. — 528 с.

7. Клиническая аллергология / Под ред. Р.М. Хаитова. — М.: МЕДпрессинформ, 2002. — 624 с.

8. Клиническая иммунология и аллергология / Под ред. Г. Лолора мл., Т. Фишера, Д. Адельмана. — М.: Практика, 2000. — 806 с.

9. Пухлик Б.М. Элементарная аллергология. — Винница: Велес, 2002. — 148 с.

10. Ройт А., Бростофф Д., Мейл Д. Иммунология. — М.: Мир, 2000. — 582 с.

11. Ryzhov S., Goldstein A.E., Matafonov A., Zeng D., Biaggioni I., Feoktistov I. Adenosine-activated mast cells induce IgE synthesis by B lymphocytes: an A2B-mediated process involving Th2 cytokines IL-4 and IL-13 with implications for asthma. Division of Clinical Pharmacology, Department of Pharmacology. — USA, 2004. — 172  р.

12. Seah G.T., Gao P.S., Hopkin J.M., Rook G.A. Interleukin-4 and its alternatively spliced variant (IL-4delta2) in patients with atopic asthma. Windeyer Institute of Medical Sciences, Royal Free and University College Medical School. — UK, 2001. — 164 р.

Similar articles

Authors: А.В. Савустьяненко, к.м.н., Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького
"News of medicine and pharmacy" Аллергология и пульмонология (366) 2011 (тематический номер)
Date: 2011.05.30
Значение антигистаминных препаратов  при лечении аллергических заболеваний у детей
Authors: Абатуров А.Е., Высочина И.Л. Днепропетровская государственная медицинская академия
"Child`s Health" 6 (33) 2011
Date: 2013.01.04
Categories: Pediatrics/Neonatology
The optimal choice of antihistamine medicine in allergic diseases in children
Authors: Абатуров А.Е., Борисова Т.П.
ГУ «Днепропетровская медицинская академия Министерства здравоохранения Украины», г. Днепр, Украина

"Child`s Health" Том 12, №1, 2017
Date: 2017.03.29
Categories: Pediatrics/Neonatology
Sections: Specialist manual

Back to issue