Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

International neurological journal 2(18) 2008

Back to issue

Проблема депрессии у больных с хроническими соматическими заболеваниями

Authors: С.М. Мороз, Украинский государственный НИИ МСПИ, г. Днепропетровск

Categories: Neurology, Psychiatry

Sections: Clinical researches

print version

Хронические соматические заболевания относятся к числу тех факторов, которые способствуют стойкому снижению трудоспособности, нередко приводят к ранней инвалидизации [3].

Патогенное влияние соматического заболевания на психическую сферу выявляется нарушением психической деятельности человека в социуме. Выделяют два вида патогенного влияния соматической болезни на психику: соматогенное и психогенное [1, 3]. В действительности они представлены в единстве нарушений психики под влиянием соматического заболевания, но выделение этих двух видов необходимо, так как соматогенный и психогенный компоненты влияют на психическую сферу в различных соотношениях в зависимости от нозологии. Отдельно следует отметить, что тяжелая соматическая болезнь зачастую изменяет биологические условия жизнедеятельности вследствие соматогенной интоксикации или явлений гипоксии. Все это определяет динамику жизнедеятельности, устойчивость человека к физическим и психическим нагрузкам, уровень энергетического потенциала деятельности, сохранности ее операционального состава [7, 8].

Основной формой влияния соматического заболевания на психику человека является психогенная — психологическая реакция личности на заболевание и его последствия. При хроническом заболевании это влияние распространяется на всю структуру отношений человека и его личность [4]. Из этого следует, что внутренняя картина болезни при различных соматических заболеваниях играет существенную роль в протекании самого заболевания и реадаптации больного в социуме.

Также следует говорить о механизме замкнутого круга, сущность которого состоит в том, что нарушение, возникающее первоначально в соматической сфере, вызывает психопатологические реакции, а последние являются причиной усугубления соматических расстройств. Так по замкнутому кругу и развертывается целостная психосоматическая картина заболевания [4, 7].

Отдельно следует выделять проблему лечения больных, имеющих различные соматические жалобы, при которых не удается обнаружить субстрат этих жалоб. Чаще всего данная проблема решается совместными усилиями врача-интерниста и психиатра. Особенно острой данная проблема становится при наличии у больного депрессивного расстройства, которое не только существенно детерминирует протекание того или иного соматического заболевания, но и во многом определяет результат его лечения.

Проблема сопутствующего депрессивного расстройства при соматической патологии становится тем более значимой в ситуации все большего роста данной патологии в общей массе заболеваний населения. Так, по данным ВОЗ, 4–5 % населения Земного шара страдает депрессиями, при этом риск развития большого депрессивного эпизода составляет 15–20 %. Депрессия является хроническим рецидивирующим заболеванием, причем повторные эпизоды возникают примерно у 60 % больных. В 15 % наблюдений пациенты, страдающие депрессией, совершают суицидальные попытки (60 % всех попыток самоубийства). При этом только 20 % больных прибегают к медицинской помощи, причем большинство из них обращаются к терапевтам. По американским прогнозам, к 2010–2030 гг. депрессии, количество которых возрастает в геометрической прогрессии, выйдут на первое место в мире по распространенности, обойдя сердечно-сосудистые заболевания. Показатель смертности при депрессивных расстройствах лишь ненамного уступает этому показателю при сердечно-сосудистых заболеваниях. Лишь 30 % депрессий (из числа 20 % обратившихся) диагностируются своевременно, и лишь 25 % пациентов получают необходимую антидепрессивную терапию. Среди соматических больных в условиях стационарного лечения до 35 % имеют сопутствующее депрессивное расстройство. Такая патология выявляется у 33–42 % онкологических больных, у 45–47 % больных, перенесших инсульт (в течение первых 2 недель), 45 % больных с инфарктом миокарда (в течение первых нескольких дней), у 35 % больных с инфарктом миокарда в течение 3–4 месяцев [2, 5, 9].

Следует отметить, что именно депрессивное расстройство имеет наиболее сильное влияние на течение и прогноз соматического заболевания:

— больные хуже устанавливают отношения с людьми и менее адекватны в социальном взаимодействии, в том числе и с лечащим врачом;

— больные страдают от неспособности выполнять повседневные обязанности и не справляются с семейными и рабочими проблемами, а также не придерживаются лечебного режима;

— у депрессивных больных часто возникают подозрения о неизлечимости соматического заболевания;

— депрессия приводит к усилению соматических симптомов (боль) и ухудшает прогноз соматического заболевания (снижает вовлеченность больного в лечебный процесс, приводит к пролонгированию госпитализации, пациент реализует саморазрушающее поведение вплоть до суицида, снижается вероятность обращения за помощью) [4, 7, 8].

Терапия депрессивных расстройств в структуре соматического заболевания включает круг лечебных и профилактических мероприятий, требующих участия не только врача-интерниста, но и врача-психиатра и психотерапевта. Психотерапевтическая помощь, оказываемая параллельно с медикаментозным лечением, помогает снизить влияние психотравмирующих переживаний, во многом детерминирующих появление и устойчивость заболевания. Но полный объем необходимой помощи требует также и медикаментозного вмешательства.

Предлагается следующий алгоритм оказания помощи больным с психическими расстройствами в общесоматической сети:

— выявление жалоб психического характера;

— выявление соматических симптомов, которые не укладываются в структуру основного заболевания и не подтверждаются данными объективных исследований;

— выявление и диагностирование психопатологического синдрома;

— назначение патогенетической терапии;

— получение согласия пациента на лечение в письменном виде на основании предоставления полной информации о психическом расстройстве;

— предложение пациенту консультации врача-психиатра.

Проявления депрессивных расстройств следует рассматривать в четырех направлениях:

1. Настроение и аффект-печаль, сниженная реактивность на приятные/неприятные события, чувство опустошенности, апатия, напряженность, раздражительность, гнев.

2. Интеллектуально-когнитивная сфера — снижение концентрации внимания, самооценки, самоидентификации, самообвинение (без причины), чувство вины, беспомощность, нерешительность, пессимизм, желание умереть, суицидальные идеи.

3. Психомоторная активность — ретардация (замедление движений тела, сниженная лицевая экспрессия, сужение коммуникационной сферы) или ажитация (неусидчивость, бесцельная неконтролируемая гиперактивность).

4. Соматовегетативные проявления — изменение базовых функций (бессонница, сонливость, повышение/снижение аппетита, снижение сексуального влечения), изменение витального тонуса функций (чувство постоянной усталости, слабости, недостаток энергии), неприятные телесные ощущения (ноющая боль в различных частях тела, чувство напряженности, холода, тяжести в теле), висцеральные симптомы (гастроинтестинальные, кардиоваскулярные жалобы) [1, 4, 8].

Собственно фармакотерапия должна быть максимально простой, позволяющей оказывать помощь в полном объеме в соматическом стационаре врачом-интернистом. При выборе антидепрессанта следует учитывать следующие моменты:

— предпочтительность монотерапии;

— безопасность и переносимость;

— быстрота наступления терапевтического эффекта;

— вероятность фармакодинамического и фармакокинетического взаимодействия с другими препаратами;

— удобство назначения (в плане простоты подбора оптимальной дозировки, легкости соблюдения терапевтического режима);

— существующий опыт применения;

— цена лекарства в соотношении с экономической эффективностью [2, 5, 6].

Отдельно следует отметить, что терапия исключительно соматических симптомов заболевания при наличии сопутствующего депрессивного расстройства зачастую приводит к более длительному процессу лечения, эффект которого менее выражен и менее устойчив.

В соответствии с этим целью нашего исследования явилось изучение эффективности лечения соматических расстройств с учетом наличия депрессивного расстройства в сочетании с соматической патологией.

Материалы и методы исследования

В исследование была включена группа больных с ведущим соматическим заболеванием (легочная и сердечно-сосудистая патология) в количестве 76 человек (мужчины и женщины в равном соотношении). Средний возраст больных составил 47,9 ± 1,3 года (от 41 до 58 лет). Обследование проводилось на базе терапевтического и кардиологического отделений Украинского государственного НИИ медико-социальных проблем инвалидности. Больным был проведен клинико-психопатологический осмотр, в результате чего они были разделены на 3 группы: 1-я — группа условной нормы — без выраженных психопатологических синдромов; 2-я — группа больных с депрессивными синдромами различной степени выраженности, согласившихся на дополнительную медикаментозную терапию; 3-я — группа больных с депрессивными симптомами, отказавшихся от дополнительной медикаментозной терапии и проходивших индивидуальную поддерживающую психотерапию.

Также больные были дважды (в начале и через 3 недели) обследованы с помощью оценочной шкалы депрессии Гамильтона (HDRS-21), что позволило определить уровень тяжести депрессивных расстройств. Данная методика проста, надежна и валидна в применении, а также широко распространена, что позволяет соотносить полученные результаты с другими исследованиями.

В медикаментозной терапии был применен Цитагексал — антидепрессант, СИОЗС. Причинами выбора данного препарата были следующие:

— Цитагексал отличается высокой, сопоставимой с трициклическими антидепрессантами эффективностью (до 80 %) и высокой скоростью наступления клинического эффекта (превосходит флуоксетин, сертралин);

— это наиболее селективный серотонинергический антидепрессант;

— стабильность терапевтически эффективной дозировки данного препарата снимает вопрос о необходимости индивидуального подбора доз;

— Цитагексал имеет высокий терапевтический индекс;

— отличается сбалансированным влиянием — отсутствием седативного и самостоятельного психостимулирующего эффекта, препарат обладает «гармонизирующим действием» на настроение;

— Цитагексал хорошо переносится и безопасен при длительном приеме, побочные эффекты возникают достаточно редко, кратковременны и чаще всего проходят бесследно в течение 2–3 недель;

— отмечается практическое отсутствие лекарственного взаимодействия (редкость нежелательных взаимодействий с другими медикаментами) благодаря минимальному метаболизму с цитохромными ферментами печени, данное свойство позволяет широко применять Цитагексал у соматических больных с депрессивными расстройствами и высокой лекарственной нагрузкой (пациенты принимают большое количество других препаратов для лечения основного заболевания);

— отмечается линейная связь между дозой и концентрацией в крови (т.е. препарат не кумулируется);

— Цитагексал прост в дозировании и удобен для приема — один раз в сутки.

Результаты исследования и их обсуждение

Клинико-психопатологически у больных 2-й и 3-й группы были выявлены непсихотические психические расстройства депрессивного регистра. Уровень выраженности депрессивных расстройств по шкале Гамильтона представлен в табл. 1.

В соответствии с выявленными расстройствами были сделаны назначения, согласованы вопросы проведения индивидуальной поддерживающей психотерапии.

У больных 1-й группы (группа условной нормы) на протяжении обследования не наблюдалось значительных изменений психического состояния. На фоне этого процесс редукции соматических симптомов протекал в соответствии с прогнозированными врачами-интернистами изменениями. Первые значимые результаты лечения соматической патологии были достигнуты уже через 10 дней терапии.

У больных 2-й группы уже к исходу первой недели терапии наблюдалось значительное снижение депрессивных симптомов (табл. 2).

Все это сопровождалось значительной редукцией психопатологических симптомов, что позитивно сказывалось на проведении соматической терапии: практически полностью прекратились сильные перепады артериального давления, значительно улучшились показатели ЭКГ-обследования, снизилось число приступов, наблюдалось общее улучшение самочувствия. Максимальное улучшение состояния было достигнуто через 3 недели проведения терапии, но оно не могло считаться полным выздоровлением. После прекращения лечения и выписки из стационара наблюдались рецидивы соматических проявлений, которые так и не были исключены. Больным был рекомендован более длительный прием медикаментов (до полугода и более) и после выписки из соматического стационара. Следует отметить, что для некоторых пациентов такое улучшение соматического состояния наблюдалось впервые за последние несколько лет.

У больных 3-й группы наблюдалась значительно менее выраженная редукция депрессивных симптомов. Первые значимо более низкие результаты были получены только к концу третьей недели, хотя больные этой группы отмечали, что эти изменения они оценивают как стабильные (табл. 2). Наряду с этим следует отметить, что в данной группе на фоне незначительного улучшения общего соматического состояния наблюдалось снижение показателей АД, числа приступов. Больные данной группы более высоко оценивали свои шансы на полное выздоровление, а также проявляли интерес к продолжению психотерапии по окончании лечения в стационаре.

У 27 пациентов (21 человека 2-й группы и 6 3-й) в результате проводимого лечения через 21 день наблюдалось значительное улучшение состояния, клинически выражающееся в редукции психопатологических симптомов и объективном улучшении соматических показателей. Побочных эффектов действия Цитагексала не наблюдалось. Данный препарат обладает высокой терапевтической эффективностью в качестве монотерапии депрессивных расстройств в соматическом стационаре.

Полученные клинические изменения, а также изменения уровня депрессивных расстройств с последующим улучшением общего соматического состояния при проведении медикаментозной и психотерапии являются объективным подтверждением ее необходимости при различных видах терапевтической патологии.

Выводы

1. Психопатологически депрессивные расстройства представлены различными формами депрессивных состояний, феноменологически очень разных, требующих высококвалифицированного диагностического подхода и выбора метода лечения.

2. Все больные, имеющие различные соматические жалобы, при которых не обнаруживается субстрат этих жалоб, должны быть осмотрены врачом-психиатром для диагностики психической патологии, сопровождающей соматизированные жалобы больного.

3. Психопатологически феномен депрессии сопровождается как коморбидными психическими, так и соматическими симптомами.

4. При всех вышеуказанных состояниях патогенетически оправданно использование антидепрессантов для их лечения. Цитагексал является препаратом выбора для лечения депрессии в соматическом стационаре.


Bibliography

1. Бойцов С.А., Шуленин С.Н., Парценяк С.А. Донозологическая диагностика в общетерапевтической практике // Новые Санкт-Петербургские врачебные ведомости. — 2001. — № 1. — С. 19-24.

2. Бурчинський С.Г. Новi аспекти фармакотерапії психосоматичної патології // Лiки. — 2004. — № 56. — С. 28-32.

3. Менделевич В.Д. Клиническая и медицинская психология. — М.: МЕДПресс-информ, 2002. — 588 с.

4. Михайлов Б.В., Табачников С.И., Витенко И.С., Чугунов В.В. Психотерапия. — Харьков, 2002. — 762 с.

5. Подкорытов В.С., Серикова О.И. Пароксетин в терапии тревожных и депрессивных расстройств у соматических больных // Medicus Amicus. — 2006. — № 1. — С. 8-9.

6. Сергеев И.И. Психофармакотерапия невротических расстройств // Психиатрия и психофармакотерапия. — 2003. — Т. 5, № 6. — С. 1-14.

7. Смулевич А.Б. Депрессии в общесоматической практике. — М.: МИД, 2001. — 253 с.

8. Смулевич А.Б. Депрессии при соматических и психических заболеваниях. — М., 2003. — 423 с.

9. Goddard A.W., Mason G.F., Almai A. at al. // Archives Gen. Psychiatry. — 2001. — 58. — 556.   

Similar articles

Authors: И.И. КУТЬКО, д.м.н., профессор; В.М. ФРОЛОВ, д.м.н., профессор; Г.С. РАЧКАУСКАС, д.м.н., профессор; Институт неврологии, психиатрии и наркологии АМН Украины, г. Харьков, Луганский государственный медицинский университет, Харьковская медицинская академия последипломного образования
"News of medicine and pharmacy" 11(217) 2007
Date: 2007.11.23
Categories: Neurology
Sections: Specialist manual
Authors: М.Ю. Дробижев, Т.А. Захарчук, Клиника кардиологии ММА им. И.М. Сеченова, НЦПЗ РАМН, г. Москва
International journal of endocrinology 1(7) 2007
Date: 2008.01.15
Categories: Neurology, Endocrinology
Sections: Specialist manual
Authors: Н.М. Михайлова, д.м.н., Т.М. Сиряченко, к.м.н., Научный центр психического здоровья РАМН, г. Москва
International neurological journal 3(7) 2006
Date: 2008.04.23
Categories: Neurology
Sections: Specialist manual

Back to issue