Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 10(245) 2008

Back to issue

Там, наверху…

Authors: Р.Л. АХМЕТШИН, врач-кардиолог, юрист, г. Донецк

Sections: Medicine. Doctors. Society

print version

С политических вершин все чаще призывают помнить о государственных интересах, отмечают, что истинные державные деятели общественное и государственное должны ставить выше личного, смело идти путем реформ и устранения недостатков. Главное — Украина и человек!

Исключительно следуя таким высоким советам, интересам страны и народа, при этом учитывая, что восхваляющих любые деяния высокого чина в приближенных кругах достаточно, приходиться дополнять их нашими объективными взглядами. Кто-то же должен это делать. Надеюсь, найдутся государственники, которые продолжат и усилят патриотические порывы, учтут предложения и в дальнейшем поспособствуют ликвидации недостатков.

Итак, хотим мы или нет, результат имеющихся преобразований в системе охраны здоровья за последнее десятилетие удручает. Показатели здоровья продолжают усугубляться, нарекания в адрес медиков и системы медобеспечения нарастают, особенно со стороны пациентов. Организовали семейную медицину, приняли стандарты качества лечения, различные программы и т.д. А где плоды? Соответственно, вся совокупность действий и бездействий в медицине и около в целом оценивается как неэффективная (если основной критерий — здоровье нации). Причины и уже сбывающиеся прогнозы регулярно подробно анализировались на страницах газеты «Новости медицины и фармации». Тем не менее еще раз отметим ключевые:

1. Игнорирование законов.

2. Осуществление реформ ради реформ без учета правовой, экономической и социальной составляющих.

3. По крайней мере, создается впечатление, что основная цель реформ — экономия средств.

4. Практически полное отсутствие материальной базы для общедоступной профилактической медицины.

5. Политическая нестабильность, политический популизм, дефицит воистину государственных деятелей.

Справедливым будет заметить, есть и положительные сдвиги — увеличивается финансирование здрвоохранения, растет заработная плата медработников, хотя законы при принятии бюджета по-прежнему не выполняются, да и инфляция накрепко глушит оптимистические настрои. Меняются правительства, министры здравоохранения, к власти приходят различные политические силы, обсуждаются законопроекты, что-то принимается. Где результат?

И это на фоне, можно сказать, единодушной озабоченности здоровьем нации. Казалось бы, консенсус имеет место и нельзя сказать, что вообще ничего не делается. Однако если судить по заболеваемости, продолжительности жизни и т.д., гордиться, увы, не чем. Почему же такой желаемый всеми процесс, имеется в виду эффективная реформа в здравоохранении, отсутствует?

В принципе, варианты могут быть следующие: либо не знают, что делать, либо не могут (даже если знают), либо не хотят (даже если знают и могут), либо все вместе… Но «знатоки» нас продолжают уверять: знаем, можем, хотим, делаем. И результат виден в виде тактики максимально сосредоточить силы и средства для решения задач исключительно на период пришествия, а в остальном — какое укажет направление предводитель партийного каганата, туда и верноподданные тронулись… Отсюда и соответствующие преобразования (или их отсутствие) в здравоохранении, в лучшем случае ради самих преобразований, в худшем — для экономии средств за счет здоровья нации или получении прибыли за счет так называемого «эффекта перелива».

Соответственно, положительные сдвиги в здравоохранении малозаметны. Ибо крайне сложно бороться со следствиями, если реальные причины неизвестны, и вовсе невозможно, коль вместо действительных причин борются с придуманными или выбранными наугад.

Чего ожидать дальше? Предположить дальнейшее развитие событий нам помогут действия и мысли, озвученные из поднебесья. Пожалуй, на данный момент последними являются тезисы, касающиеся медицины, изложенные на съезде интеллектуальной элиты Украины в Киеве.

Обозначим ряд моментов и заметим тенденции.

Значительная часть времени была посвящена вопросам коллективной безопасности и др. проблемам, лишь несколько предложений о здравоохранении. При этом:

1. Цифры, касающиеся медобеспечения, не звучали, однако отмечено, что показатели безрадостные.

2.Заявлено, что проблемы здоровья нации, как бы не совсем связаны с плохим финансированием здравоохранения.

3.Для примера прозвучали сравнения о том, что у нас на душу населения приходиться больше врачей и больше коек, чем в развитых странах, а показатели на порядок хуже, соответственно, дело не в деньгах.

4.Реформам быть.

И еще один момент, — каких либо возражений и дополнений по отношению к сказанному в адрес здравоохранения не прозвучало, хотя по ряду других тем имели место достаточно жесткие критические высказывания — это настораживает. Можно подумать, что причина проблем и дефицита финансов в здравоохранении — большое количество врачей и коек на душу населения. Соответственно, реальным видится поверхностное желание верховодящих сократить медиков и койки (вот она, «реальная реформа»).

Теперь рассмотрим тенденции.

По-прежнему гуттаперчевый четырехугольник имперских отношений «Украина, Россия, Америка, Европа» занимает гораздо большее внимание, чем проблемы простого украинца и его личная повседневная безопасность, при этом определенные негативные тенденции, связанные со здоровьем нации, все же замечаются.

Далее выводы и пояснения в соответствии с пунктами (см. выше).

1. Озвучить цифры и динамику показателей здоровья в Украине за последние 17 лет — продемонстрировать как минимум позорище и стыдобище… Поэтому о них умолчали.

2. Что касается денег. Можно сказать просто — как всегда, дело не в деньгах, а в их количестве. Проведем некоторые простые подсчеты — приблизительные, но зато демонстративные. Вспомним, что в соответствии с законом в Украине должно выделяться не менее 10 % от бюджета; ВОЗ для развивающихся стран рекомендует не менее 6 %, чтобы поддерживать хотя бы какой-то уровень медобеспечения; в США на здравоохранение выделяется около 17 % от их бюджета. У нас уже в течение 17 лет даже до четырех не дотягивает. В среднем для простого счета возьмем от 3 до 3,3 %. То есть получается, что ежегодно выделяют в три раза (10 : 3,3 = 3), или на 6,7 %, меньше, чем по закону (10 – 3,3 = 6,7), и в два раза, или на 3 % (6 – 3 = 3), меньше, чем рекомендует ВОЗ для выживания (6 : 3 = 2). Итак, за 17 лет сумма долга перед здравоохранением будет равна 6,7 ´ 17 = 113,9 % годового бюджета, или 3 ´ 17 = 51 % (если бы соответствовало минимально рекомендуемой ВОЗ). Таким образом, за эти годы здравоохранением недополучен более чем один годовой бюджет государства, предусмотренный законом! Соответственно, новое оборудование и технологии не внедрены, имеющиеся давно не соответствуют современным количественным и качественным требованиям.

Теперь от расчетов перейдем к обыденности. В быту каждому ясно, что если даже очень хочешь иметь машину, то за деньги, выделенные на один стул, автомобиль все равно не приобретешь. Остается, как в стародавние времена, ходить пешком, а для доставки грузов, к примеру, километров за 50, использовать соответствующее значительное количество носильщиков с носилками. Был бы грузовичок — понадобился бы один водитель, пара грузчиков, в итоге багаж доставлялся быстрее и в больших объемах. Но для покупки машины нужны деньги, которых давать не хотят. А если без наличия транспорта ликвидировать носильщиков, доставить груз в нужное место будет некому. Выход элементарный. Сначала выделить деньги для покупки нужной машины, купить, начать ездить и только тогда носильщики будут бесполезны. Плавно переходим к пункту 3.

3. Как отмечено выше, за 17 лет не закуплено медицинское оборудование и технологии для диагностики и лечения на сумму одного годового бюджета Украины. Что это значит? Рассмотрим ряд самых простых ситуаций, понятных даже для людей, далеких от медицины.

Ранняя диагностика для большинства недоступна. Например, компьютерные томографы и другое оборудование, позволяющее, скажем, выявлять опухоли на ранних стадиях. В итоге больные попадают на операционные столы запущенные. Такой больной гораздо дольше занимает койку и больше рабочей силы медиков участвует в его лечении и уходе, и затраты на медикаменты больше на несколько порядков. Результат же все равно плачевный… Опоздали…

Или — за рубежом широко используются эндоскопические операции. Мы тоже умеем это делать. Однако многим больным по старинке выполняются полостные, травматичные операции даже там, где можно было использовать новые технологии, общепризнанно позволяющие в несколько раз сократить пребывание на койке, количество осложнений, медикаментов и трудодней медиков. Но при условии, если бы было соответствующее оборудование.

Наконец, даже имеющееся оборудование и др. ресурсы используются неэффективно, так как огромное количество больных буквально тянут до последнего с обращением за помощью к медикам и поступают в более тяжелом состоянии, даже если они знают о своих болезнях и ознакомлены с тактикой действий при обострениях, а это автоматически увеличивает койко-дни со всеми вытекающими обстоятельствами.

Мало того, значительное количество времени занимает оформление медработниками различной документации для прокурора и абсолютно бесполезной для здоровья больного. Затрачиваемое время вполне сопоставимо (а часто даже больше) со временем, затраченным непосредственно на больного. Шесть лет учебы и интернатура для того, чтобы заниматься письмом, разве это рационально?

Таким образом, эти и другие факторы способствуют или прямо ведут к увеличению пребывания больного на койке, а значит, на душу населения требуется большее количество коек, помещений и медработников. Здесь же заметим, что новое оборудование, технологии и подходы (профилактика и лечение на ранних стадиях) в лечении больных способны сократить пребывание на койке в несколько раз, а многие и вовсе будут лечиться амбулаторно. В тоже время необоснованное, тем более насильственное, сокращение коек, больниц, медиков, в том числе замена узких специалистов врачами широкого профиля и т.д., лишь усугубляет ситуацию, а при отсутствии соответствующей материальной базы ведет к катастрофе. Не возможно на стуле перевести груз, предназначенный для грузовика, на то же расстояние и за равное время с автомобилем.

То есть если хотим сократить пребывание больного на койке и наиболее эффективно использовать квалификацию медработников, нужно как минимум обеспечить материальной базой. Вновь актуален п. 2…

Что касается п. 4. После разговоров о коллективной безопасности все-таки вспомнили и о медицине. То есть безопасность и призрак здравоохранения все же связаны. Да и время реформирования, со слов сверху, уже пришло. А в нашей ситуации вынуждены добавить — надежда еще теплится.


Similar articles

Authors: Р.Л. АХМЕТШИН, врач-кардиолог, юрист, г. Донецк
"News of medicine and pharmacy" 5(209) 2007
Date: 2008.07.07
Sections: Medicine. Doctors. Society
Authors: Р.Л. АХМЕТШИН, врач-кардиолог, юрист, г. Донецк
"News of medicine and pharmacy" 7(211) 2007
Date: 2007.12.20
Sections: Medicine. Doctors. Society
Authors: Р.Л. АХМЕТШИН, врач-кардиолог, юрист
"News of medicine and pharmacy" 9(244) 2008
Date: 2008.10.21
Sections: Medicine. Doctors. Society

Back to issue