Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" 10(245) 2008

Back to issue

Исследование эффективности применения Нуклеината в лечении урогенитальных инфекций супружеской пары

Authors: И.И. ГОРПИНЧЕНКО, Ю.Н. ГУРЖЕНКО, О.В. РОМАЩЕНКО, С.Н. МЕЛЬНИКОВ, Е.Ю. ГУРЖЕНКО, ГУ «Інститут урології АМН України», Национальный медицинский университет им. акад. А.А. Богомольца

Categories: Infectious diseases

Sections: Clinical researches

print version

Введение

Проблема распространенности урогенитальных инфекций супружеской пары — одна из важнейших в современной медицине в связи с тем, что она распространяется на лиц наиболее трудоспособного и репродуктивного возраста. В андрологии, сексологии, гинекологии и репродуктологии одной из самых актуальных проблем является вопрос лечения урогенитальных инфекций у мужчин и женщин [1–4].

Их распространенность обусловлена низкой сексуальной культурой общества, пренебрежением правилами безопасного секса, множеством социальных факторов, генетической предрасположенностью индивидуума, характеристикой возбудителей, экологической обстановкой и др. Кроме того, в период обострения воспалительных заболеваний пациенты, отчасти самостоятельно, прибегают к приему значительного количества лекарственных препаратов, в том числе и антибиотиков. Данная терапия, в свою очередь, вызывает неблагоприятное воздействие на организм [5–8].

Во время обострения урогенитальных инфекций у пациентов повышается уровень активационно-пролиферативных процессов, которые проявляются увеличением количества лимфоидных клеток, экспрессирующих рецепторы к трансферрину (CD71+), L-селектину (CD34+), HLA-DR антигены, повышаются концентрации IgМ и IgG, содержание лактоферрина. Кроме того, появляются деструктивно-дегенеративные изменения, что подтверждается повышением у пациентов уровня аутоантител к ДНК, фагоцитарная активность нейтрофильного звена снижается. Ремиссия урогенитальных инфекций у пациентов поддерживается повышенным уровнем активационно-пролиферативных процессов в лимфоцитарно-клеточном звене иммунной системы. Поддержание высокого уровня активности иммунокомпетентных клеток не может продолжаться бесконечно долго, и снижение их функциональной активности должно приводить к повторному возникновению заболевания [7–11].

Нуклеинат — низкомолекулярная, высокоочищенная дрожжевая РНК с молекулярным весом 7000 Дальтон и с последовательностью — 23–35 нуклеотидов [18–20]. Препарат стимулирует миграцию из костного мозга стволовых клеток, повышает напряженность поствакцинального иммунитета на корпускулярные, химические, ассоциированные вакцины и увеличивает образование клеток иммунологической памяти. У людей с приобретенными иммунодефицитами различного происхождения Нуклеинат нормализует сниженное количество Т- и В-клеток, их функциональную активность, существенно стимулирует уменьшенные количества Т-хелперов и Т-супрессоров, устраняет дисбаланс популяций лимфоцитов, нормализует содержание антигенреактивных клеток и сывороточных иммуноглобулинов классов G, А, М, уменьшает число нулевых лимфоцитов, индуцирует выработку эндогенного интерферона. Макрофагальное звено иммунитета также подвержено влиянию натриевой соли РНК. Доказано усиление хемотаксиса, фагоцитарной и переваривающей активности перитонеальных фагоцитов и лейкоцитов. Нуклеинат увеличивает фагоцитарную активность, активирует поли- и мононуклеары, увеличивает эффективность тетрациклинов при смешанной инфекции, вызванной стафилококком и синегнойной палочкой. При профилактическом введении Нуклеинат обусловливает и противовирусный эффект, так как обладает интерфероногенной активностью. Препарат ускоряет формирование прививочного иммунитета, увеличивает его качество, позволяет уменьшить дозу вакцины. Нуклеинат увеличивает содержание РНК и белка в макрофагах в 1,5 раза и гликогена в 1,6 раза, увеличивает активность лизосомальных ферментов, следовательно, увеличивает завершенность фагоцитоза макрофагами. Препарат увеличивает содержание у человека лизоцима и нормальных антител, если их уровень был снижен [12, 13].

Особое место среди препаратов нуклеиновых кислот занимает иммунная РНК макрофагов, представляющая собой информационную РНК, которая вносит в клетку фрагмент антигена; следовательно, происходит неспецифическая стимуляция иммунокомпетентных клеток нуклеотидами. Неспецифическими стимуляторами являются синтетические двухцепочечные полинуклеотиды, которые стимулируют антителообразование, увеличивают антигенный эффект неиммуногенных доз антигена, обладающего антивирусными свойствами, связанными с интерфероногенной активностью. Их механизм действия сложен и недостаточно выяснен. Двунитчатая РНК включается в систему регуляции синтеза белка в клетке, активно взаимодействуя с клеточной мембраной. Особое место занимает иммунная РНК макрофагов, которая представляет собой информационную РНК, вносящую в клетку фрагмент антигена и вызывающую неспецифическую стимуляцию иммунокомпетентных клеток нуклеотидами [14].

Будучи препаратом очищенной РНК, Нуклеинат является источником веществ, которые необходимы организму для восстановления любой поврежденной клетки (например, при воспалении или воздействии инфекции) или создания новых (например, клеток иммунного ответа). Потребность в РНК значительно возрастает в период заболеваний, в период повышения активности работы иммунной системы (при встрече с инфекцией или нарушении деления клеток при онкологических заболеваниях), при воздействии любых неблагоприятных для иммунной системы факторов, повышенных нагрузках (физических и психологических), в пожилом возрасте.

Таким образом, Нуклеинат, как препарат очищенной РНК, является стимулятором лейкопоэза и антиинфекционной резистентности организма за счет стимуляции энергетического обмена в клетках макрофагальной системы. Он служит хемоаттракантом для лейкоцитов и лимфоцитов, усиливая их миграцию с одновременным повышением содержания АТФ, АДФ, АМФ и МАО. Действие на Т- и В-лимфоциты опосредовано активацией макрофагов и выражается в повышении титра антител, улучшении кооперации клеток, иммунном ответе. Важным является то, что Нуклеинат влияет на функцию иммунной системы и количество иммунокомпетентных клеток в зависимости от их исходного уровня, повышая сниженные и понижая повышенные показатели, то есть проявляет иммуномодулирующие свойства.

Цель работы — оценить переносимость и установить терапевтическую эффективность Нуклеината — дрожжевой РНК как иммуномодулирующего препарата у супружеских пар с урогенитальными инфекциями.

Материалы и методы

Исследование проводилось на базе отдела сексопатологии и андрологии ГУ «Інститут урології АМН України».

Дизайн исследования

Согласно разработанным критериям, в исследование включались 50 супружеских пар с наличием урогенитальных инфекций в возрасте от 18 до 52 лет и длительностью заболевания от 2 месяцев до 8 лет. Все больные были поделены на две однородные (по 25 супружеских пар) группы.

Заболевания, диагностированные по результатам проведенного комплексного обследования, представлены в табл. 1, 2.

Клиническая картина у больных до лечения: алгический синдром беспокоил 32 (64 %) пациентов клинической и 29 (58 %) пациентов контрольной групп, дизурические явления соответственно 25 (50 %) и 27 (54 %), обильные слизисто-гнойные выделения из половых путей — 13 (26 %) и 15 (30 %), периодические слизисто-гнойные выделения из половых путей — 8 (16 %) и 8 (16 %), ощущение зуда в уретре — 36 (72 %) и 35 (70 %). Бессимптомное течение наблюдалось у 8 (16 %) и 7 (14 %) пациентов.

Диагноз устанавливался на основании общепринятых принципов: микроскопии окрашенных мазков, исследовании нативного препарата, культуральным методом, а также методом ПЦР.

Определение содержания в крови лейкоцитов и подсчет лейкоцитарной формулы осуществлялись унифицированным методом. Уровень IgM, IgA, IgG в сыворотке крови определялся с помощью иммуноферментных тест-систем производства ООО «Укрмедсервис» (Донецк, Украина). Показатели экспрессии мононуклеарами крови молекул CD3, CD4, CD8, CD22 определяли с помощью соответствующих моноклональных антител фирм Ortho в реакции прямой иммунофлюоресценции. Фагоцитарная активность нейтрофилов устанавливалась в тесте с латексом. Люминолзависимую хемилюминесценцию лейкоцитов исследовали на серийном хемилюминометре ХЛМ 1 Ц-01, работающем в режиме счета фотонов (имп./сек) и снабженном самописцем для непрерывной регистрации кривых ХЛ. Проводимая статистическая обработка полученного материала включала анализ средних величин, проверку распределения вариационного ряда на нормальность. В связи с тем, что большинство вариационных рядов имели ненормальное распределение, вычислялись медиана (Mе), ошибка медианы (m), W-критерий Вилкоксона с помощью программы Medstat [15–17].

Лечение

Больным контрольной группы для получения антибактериального эффекта назначали антибактериальные, противопротозойные и противогрибковые препараты (азимед, орнизол, флоксиум, дифлюзол). Пациенты также получали симптоматическое лечение, физиотерапию (лазеротерапию, магнитотерапию), витамины. Больным клинической группы с целью коррекции иммунного статуса и улучшения проникновения антибиотика в зону воспаления назначали иммуномодулятор Нуклеинат.

Все супружеские пары обследованы в динамике. Для изучения эффективности лечения были использованы клинические, лабораторные, инструментальные показатели.

Иммунологическое исследование больных осуществлялось до назначения Нуклеината и через 14 суток приема препарата. Использовались следующие методы: исследование общего анализа крови, биохимических показателей, показателей общего иммунного статуса, антител к ДНК (нативных, денатурированных и формалинизированных).

Результаты и их обсуждение

Изменения клинической картины заболевания при комплексном лечении выявлены довольно быстро — исчезновение выделений из уретры, ощущения зуда, жжения и гиперемии губок мочеиспускательного канала у мужчин (более 70 % больных в течение 3 дней). У большинства женщин клинической группы — 14 из 16 (87,5 %) — также выявили быстрое снижение интенсивности и продолжительности болевого синдрома. При исследовании динамики алгического синдрома у супружеских пар клинической группы необходимо отметить, что алгический синдром был ликвидирован в результате лечения у 29 из 32 (90,6 %) больных. Боль при пальпации предстательной железы у мужчин клинической группы ликвидирована у 23 из 25 (92 %) пациентов. Явления дизурии до лечения беспокоили 25 больных клинической группы, а после лечения — 3 (эффективность составила 88 %). Обильные выделения из половых путей ликвидированы у всех пациентов (эффективность — 100 %), а периодические выделения — у 7 из 8 (87,5 %) больных клинической группы. Обобщая вышесказанное, можно сделать вывод, что клиническая эффективность курса лечения в клинической группе, по данным различных показателей, составила 87,5–100,0 %. В контрольной группе алгический синдром был купирован у 25 из 29 (86,2 %) пациентов, дизурические явления соответственно у 23 из 27 (85,1 %), обильные слизисто-гнойные выделения из половых путей — у 13 из 15 (86,6 %), периодические слизисто-гнойные выделения из половых путей — у 7 из 8 (87,5 %), ощущение зуда в уретре — у 32 из 35 (91,4 %) пациентов. Эффективность курса лечения в контрольной группе, по данным различных показателей, составила 85,1–91,4 %.

Для изучения динамики воспалительного процесса в предстательной железе мужчин нами проанализированы результаты световой микроскопии секрета железы до и после лечения. До лечения в поле зрения микроскопа у больных с хроническим простатитом и уретропростатитом находили 92,1  ±  11,2, а после курса комплексной противовоспалительной терапии — 7,3 ± 0,8 лейкоцита (рис. 4). То есть практически этот показатель достоверно доведен до нормы.

Аналогичные показатели определились и у женщин: в мазках слизистой влагалища до лечения в поле зрения диагностировалось 88,7  ±  10,2 лейкоцита, а после лечения — 8,1  ±  1,1.

При УЗИ продольный и поперечный размеры предстательной железы модифицированы после лечения: продольный размер уменьшился с 4,3 ± 0,2 до 4,2 ± 0,1 см, а поперечный — с 4,6 ± 0,4 до 4,4 ± 0,2, что не является достоверным, несмотря на тенденцию к уменьшению размеров предстательной железы после лечения. Размеры семенных пузырьков также уменьшились недостоверно: до лечения — 3,6 ± 0,3, а после лечения — 3,4 ± 0,3 см.

У супружеских пар также было проведено бактериологическое исследование выделений у женщин и секрета предстательной железы у мужчин. Данные представлены в табл. 3.

Данные табл. 3 свидетельствуют о более высокой общей терапевтической эффективности исследуемого курса лечения (94 %) в клинической группе по сравнению с контрольной (88 %).

Виды специфических возбудителей, выявленные методом ПЦР у больных в динамике наблюдения, представлены в табл. 4.

Данные табл. 4 свидетельствуют о высокой общей терапевтической эффективности исследуемого препарата относительно специфических возбудителей (92 %). В контрольной группе наблюдается несколько меньший эффект (88 %).

С целью выявления гематотоксического влияния курса лечения пациентам было проведено исследование показателей периферической крови. Результаты исследования представлены в табл. 5.

Данные табл. 5 свидетельствуют о том, что изучаемые препараты практически не влияют на картину периферической крови.

Для уточнения оценки влияния препарата на функции печени и почек, а также на белковый обмен проведено биохимическое исследование крови. Его основные параметры представлены в табл. 6.

Полученные результаты подтверждают отсутствие у изучаемого препарата нефро- и гепатотоксического эффекта. Достоверных различий в содержании в плазме крови общего белка, трансаминаз, креатинина и мочевины как в процессе лечения, так и в сравнении с контрольной группой не выявлено.

При проведении у обследуемых пациентов общего анализа мочи патологических изменений как до, так и после лечения обнаружено не было. Белок, глюкоза, ацетон, печеночные пигменты, эритроциты, цилиндры, соли в анализах не определялись. Это указывает на отсутствие у изучаемого лекарственного средства нефротоксического эффекта.

Анализируя динамику иммунного статуса у супружеских пар, следует отметить отсутствие значительных изменений в клеточном и гуморальном звеньях.

При изучении иммунитета необходимо отметить снижение показателей фагоцитоза (количество фагоцитирующих нейтрофилов составляло 27 % и фагоцитарное число находилось в пределах нижней границы нормы, при этом НСТ-тест (спонтанный) был повышен и составлял в среднем 19,7 %). У 66 % больных отмечено повышение формалинизированных антител к ДНК в 1,8–2 раза.

На фоне терапии Нуклеинатом у больных было отмечено улучшение показателей иммунитета. Так, количество фагоцитирующих нейтрофилов находилось на нижней границе нормы, то есть было сниженным (но повысилось до 39,8 % в клинической группе и составляло всего до 34 % в контрольной группе). Нормализовались показатели НСТ-теста (10,2 и 12,4 % соответственно).

Период приема Нуклеината переносился хорошо, у пациентов не было зарегистрировано каких-либо побочных эффектов, связанных с приемом этого препарата.

Выводы

1. Использование препарата Нуклеинат в комплексном лечении урогенитальных инфекций у супружеской пары является высокоэффективным. Клиническая эффективность составила 87,5–100 %, а бактериологическая — 92 %. Эффективность курса лечения в контрольной группе составила соответственно 85,1–91,4 и 88 %.

2. Препарат Нуклеинат  оказывает иммуномодулирующий эффект. Экспрессия CD3, CD4, CD22 мононуклеарами, а также средние уровни фагоцитарной активности и хемилюминесценция нейтрофилов, абсолютное число лейкоцитов при урогенитальной инфекции достоверно отличаются от аналогичных показателей в контрольной группе и корректируются на фоне терапии с использованием Нуклеината.

3. Период приема Нуклеината переносился хорошо, у пациентов не было зарегистрировано каких-либо побочных эффектов, связанных с приемом этого препарата.

4. Полученные результаты позволяют рекомендовать использование препарата Нуклеинат в клинической практике у пациентов с урогенитальной инфекцией с наличием иммунологической недостаточности.


Bibliography

1. Сексологія і андрологія / Під ред. акад. О.Ф. Возіанова та проф. І.І. Горпинченка. — К.: Здоров'я, 1996.

2. Проскура О.В. Неспецифические простатиты и везикулиты: Руководство по клинической урологии / Под ред. А.Я. Пытеля. — М.,1970. — С. 193-208.

3. Кан Д.В., Сегал А.С., Кузьменко А.Н. Диагностика и лечение хронического неспецифического простатита: Метод. рекомендации. — М., 1980.

4. Тиктинский О.Л. Воспалительные неспецифические заболевания мочеполовых органов. — Ленинград, 1984.

5. Аргунова Г.А., Береснева Л.А., Суховей Ю.Г., Унгер И.Г. Особенности иммунного статуса в различных клинических группах часто и длительно болеющих (ЧДБ) // Тезисы докладов V Всероссийской научной конференции с международным участием «Дни иммунологии в Санкт-Петербурге». — Санкт-Петербург, 21–24 мая 2001 г.

6. Йегер Л. Клиническая иммунология и аллергология: В 3 т. — М.: Медицина, 1986.

7. Хаитов Р.М., Пинегин Б.В., Истамов Х.И. Экологическая иммунология. — М.: ВНИРО, 1995. — 219 с.

8. Хаитов Р.М., Пинегин Б.В. Вторичные иммунодефициты: клиника, диагностика, лечение // Иммунология. — 1999. — № 1. — С. 14-17.

9. Земсков А.М., Земсков М.А., Золоедов В.И., Притулина Ю.Г., Болотских В.И. Возможности коррекции типовых реакций иммунной системы при различных патологических процессах // Журнал теоретической и практической медицины. — 2004. — Т. 2, № 1.

10. Передерий В.Г., Земсков А.М., Бычкова Н.Г., Земсков В.М. Иммунный статус, принципы его оценки и коррекции иммунных нарушений. — К.: Здоров'я, 1995. — 211 с.

11. Va Ruren C.T., Kulkarni A.P., Sehandtle V.B. The influence of dietary nucleotides on cell-mediated immunity // Transplantation. — 1983. — Vol. 36, № 3. — P. 350-351.

12. Земсков А.М., Передерий В.Г., Земсков В.М., Бычкова Н.Г. Иммунокорригирующие нуклеиновые препараты и их клиническое применение. — К.: Здоров'я, 1994. — 232 с.

13. Лазарева Д.Н., Алехин Е.А. Стимуляторы иммунитета. — М.: Медицина, 1985. — 320 с.

14. Земсков А.М., Земсков В.М., Передерий В.Г. Коррекция вторичной иммунологической недостаточности с помощью дрожжевой РНК // Журн. микробиологии. — 1984. — № 9. — С. 177-183.

15. Семидоцкая Ж.Д., Чернякова И.А., Бездетко Т.В. и др. Опыт применения нуклеината в лечении часто и длительно болеющих пациентов // Новости медицины и фармации. — 2007. — № 16(222).

16. Меньшиков В.В., Делекторская Л.Н., Золотницкая Р.П. и др. Лабораторные исследования в клинике: Справочник / Под ред. В.В. Меньшикова. — М.: Медицина, 1987. — 368 с.

17. Пинчук В.Г., Глузман Д.Ф., Надгорная В.А. и др. Иммуноцитохимия и моноклональные антитела в онкогематологии. — К.: Наукова думка, 1990. — 232 с.

18. Ткачук З.Ю. Спосіб лікування запальних захворювань та пов'язаних з ними розладів та спосіб покращення рівня показників крові з використанням високоочищеної дріжджової РНК: Патент на винахід № 66416, Бюл. № 5, 17.05.2004.

19. Ткачук З.Ю. Вплив препаратів нуклеїнових кислот на агрегацію тромбоцитів людини in vitro // Доповіді НАН України. — 2008. — № 8 (в друці).

20. Ткачук З.Ю., Яковенко Т.Г. Вплив препаратів дріжджової РНК на проліферацію стовбурових клітин кісткового мозку мишей при сингенній трансплантації // Доповіді НАН України. — 2006. — № 12. — С. 161–166.


Back to issue