Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" 12(248) 2008

Back to issue

Возрастные особенности и ограничения в эстетической хирургии

Authors: В.Г. ЗМАЗОВА, главный врач ФГУП «Институт пластической хирургии и косметологии» МЗ РФ, пластический хирург высшей категории, г. Москва, Россия, И.А. ФРИШБЕРГ, к.м.н., руководитель отделения косметологической хирургии НПО «Косметология» Министерства здравоохранения РФ, старший научный сотрудник

Categories: Surgery, Dermatology

Sections: Specialist manual

print version

Эстетическая хирургия в настоящее время признана во всем мире и является в определенной степени признаком цивилизованности человеческого сообщества и уровня менталитета. Средства массовой информации, физическая культура и спорт, конкурсы красоты широко используются для формирования в обществе эстетических стандартов внешности, культивирования гармонически развитого тела и лица. Доступность этого вида специализированной медицинской помощи, широкая сеть различных медицинских центров, клиник вызывают большой интерес среди пациентов с врожденными и приобретенными косметическими недостатками и дефектами внешности, а коммерческая основа этого вида деятельности привлекает к себе очень многих хирургов , желающих эту деятельность осуществлять. Успех эстетических вмешательств в значительной мере зависит не только от способностей хирурга и его опыта, но и от понимания патогенеза, механизмов образования деформаций и умения оптимально оценивать их для планирования, проведения коррекции и грамотных реабилитационных мероприятий в послеоперационном периоде (эстетическая, психологическая и медико-социальная реабилитация).

Кажущаяся простота технических приемов эстетической хирургии не должна умалять значимости тонкостей различного характера, касающихся условий проведения лечения, грамотного отбора и обследования пациентов, применения различных хирургических технологий для однотипных деформаций с учетом их индивидуальных проявлений и высококвалифицированного выполнения самих оперативных вмешательств.

Общепринятыми ограничениями к расширенным операциям эстетического характера являются ухудшение состояния здоровья пациентов, а также их возраст, имеющий определенную взаимосвязь с резервными жизненными силами организма.

С одной стороны, использование элементов эстетической хирургии, например в детском возрасте, может отрицательно повлиять на рост или развитие тканей и отдельных структур лица и вследствие различного развития оперированных и неоперированных тканей привести к повторным деформациям.

С другой стороны, сам по себе возраст обычно сопровождается постепенным снижением активности физиологических процессов в организме, биомеханических и физиологических характеристик тканей, что, несомненно, отражается на процессах восстановления после хирургических вмешательств.

К первой группе возрастных ограничений , отмеченных выше, относятся дети до 14–15 лет. Для них эстетическая хирургия ограничивается очень поверхностными эксцизиями внутрикожных или подкожных образований и коррекцией некоторых структур, достигших к этому возрасту взрослых размеров (например, торчащих ушных раковин). Особая тканевая и органосохраняющая коррекция может проводиться на структурах опорного и функционального предназначения только при их влиянии на нормальные механизмы функционирования (вывороты век, губ, нарушение носового дыхания, ограничения вследствие рубцовых контрактур в области суставов и др.).

Возраст 15–17 лет имеет принципиально такие же ограничения , но сам по себе объем вмешательств значительно расширяется и позволяет корригировать нарушенные пропорции лица. Однако в период гормональной перестройки рубцевание после операций протекает хуже и длительнее.

С 18-летнего возраста объем вмешательств увеличивается и включает корригирующие операции в области носа, периорбитальной и орбитальной областях; становятся возможными определенные вмешательства в области молочных желез и передней стенки живота.

Для объемных тканеразрушающих операций наиболее благоприятным следует считать возраст зрелого человека — от 30 до 45 лет. Эстетическая хирургия здесь может быть представлена в полном объеме с использованием таких обширных вмешательств, как редукционная маммопластика, абдоминопластика, липосакция.

Особое значение приобретают возрастные ограничения и тканевые особенности при планировании и проведении так называемых омолаживающих операций, когда тканевые возрастные изменения определяют в значительной степени тип и объем корригирующего вмешательства. Проводящееся повсеместно уже более 100 лет натяжение кожи лица (подтяжка) не полностью удовлетворяет пациентов и хирургов. Это связано с тем, что натяжение кожного слоя не способно длительно и эффективно удерживать весь массив мягких тканей, вовлекаемый в процесс старения. Это логически подсказывает хирургам необходимость корригирующих хирургических манипуляций на более глубоких тканях лица. Сама хирургическая техника при этом связывается либо с выделением отдельных слоев с их натяжением и иссечением возникающих избытков ткани, либо с дублированием (пликацией), что, кроме всего прочего, способствует увеличению объема тканей в местах западений возрастного происхождения. Это в первую очередь относится к смещению и укорочению поверхностной мышечно-апоневротической системы лица (латинская аббревиатура — SMAS).

Кроме этого, в настоящее время определенная значимость придается большим зональным операциям, объединяющим коррекцию небольших участков в единую зону (коррекция верхней трети лица, верхних двух третей лица и др.) с подъемом смещенных мягких тканей лица и надежной фиксацией их в естественном положении. Логичность одновременного воздействия на весь комплекс мягких тканей лица не подвергается сомнению, хотя эти вмешательства травматичны, длительны по времени выполнения и вызывают немало трудностей ведения периода реабилитации.

Можно лишь в общем виде представить следующую схему применения корригирующих омолаживающих операций:

а) при незначительном расслаблении тканей лица (преимущественно кожи) с легким изменением контура лица по линии нижней челюсти (средний возраст пациентов 30–35 лет) — натяжение кожно-жирового слоя щек и шеи;

б) при средней степени расслабленности и смещении тканей щек и шеи с очевидным нарушением контура (средний возраст пациентов 35–45 лет) — укрепление или пликация SMAS и натяжение кожного слоя;

в) при выраженной степени возрастных изменений, что проявляется обычно к 60 годам или позже, несмотря на логическую необходимость подъема боковых и центрального отделов лица, следует в целях меньшей травматичности тканей пожилого человека возлагать надежду на умеренный послеоперационный эффект, достигаемый натяжением только кожно-жирового слоя лица, подкрепляемого улучшением рельефа кожи инъекциями гелей и методами шлифования кожи.

Конечно же, указанные выше показания и противопоказания к эстетическим операциям носят индивидуальный характер, но общее требование для всех — хорошее состояние здоровья. Задача хирурга и пациента едина: коррекция возрастных или врожденных эстетических недостатков лица и тела при сохранении и улучшении здоровья и функциональных показателей оперированных тканей.

Русский медицинский журнал. — 2008. — Т. 16, № 8



Back to issue