Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" 16(255) 2008

Back to issue

Оглянись во гневе

Выбор названия известного произведения английского драматурга Дж. Осборна в качестве заголовка к интервью с проф. В.Г. Климовицким был обусловлен расхождением в значениях слова «вина». Согласно первому из них, данное слово употребляется для обозначения любого проступка, совершенного человеком, в том числе, конечно, и профессионального. Согласно второму — для обозначения причины, лежащей в основе такого проступка. Разница очевидна.

Языковеды давно пришли к выводу — последовательность, в которой располагаются смысловые значения слов, свидетельствует об умонастроениях общества, использующего эти слова.

Не согласиться с этим трудно. Потому что действительность приносит новые и новые доказательство того, что по отношению к врачам, как, впрочем, и к медицинским работникам в целом, слово «вина» используется в своем первом значении, а вот во втором — очень редко. Хотя, если разобраться, то ключевым является именно второе значение. Ведь в основе всех без исключения проступков всегда лежат породившие их причины.

Классик был прав, когда призывал оглянуться во гневе. И к его словам не мешало бы прислушаться.

— Прежде чем говорить о вине врача, то есть о ненадлежащем исполнении им своих профессиональных обязанностей, — говорит Владимир Гарриевич, — следует предоставить ему все необходимое для того, чтобы он мог оказывать медицинскую помощь на надлежащем уровне. То есть его следует обучить в соответствии с требованиями времени, предоставить ему первоклассную лечебно-диагностическую аппаратуру, новые врачебные методики, обеспечить медикаментами и материалами, дать ему достойную зарплату и многое другое. Сделать это должно государство. Именно оно должно создать все условия для того, чтобы в максимально возможной степени исключить саму возможность совершения врачом профессиональной ошибки.

И только тогда, когда такие условия станут реальностью, можно будет говорить о защите врача, допустившего профессиональную ошибку. А пока об этом не следует даже и думать. Потому что в основе совершенной врачом ошибки сплошь и рядом лежат причины не его личностного, а иного характера, устранить воздействие которых на результаты своего труда он не в состоянии.

Да, профессия у нас — самая опасная. Что дает мне право на такое утверждение? Личные наблюдения, согласно которым можно сделать тысячу успешных операций и обрести заслуженный авторитет в глазах коллег и пациентов и утратить все в результате одной-единственной ошибки.

Обратимся к нашему коллективному опыту. Он не допускает сомнений относительно того, что во время операций бывают фатальные стечения обстоятельств, которым врач с имеющимися в его распоряжении ограниченными средствами эффективно противостоять не может. А так как права на ошибку он не имеет, то, повторюсь, государству необходимо сделать все для того, чтобы он эту ошибку не совершал.

В целом же говорить о защите врача, допустившего профессиональную ошибку, можно будет только тогда, когда и снаружи, и изнутри наши государственные ЛПУ будут выглядеть столь же импозантно, как и офисы опять-таки государственных учреждений, занимающихся распределением потоков бюджетных средств и контролем за ними.

— Распространено мнение о том, что в любом государстве уровень развития медицины — это производное от уровня развития самого государства. Какой точки зрения придерживаетесь вы?

— Уровень развития государства — это характерный для него уровень рождаемости, состояние здоровья его населения, уровень развития культуры.

К сожалению, такая точка зрения пока еще не овладела умами большинства наших сограждан.

Да, мы умеем и хотим лечить на уровне достижений мировой медицинской науки, а наши больные — надлежащим образом лечиться. Но ни у нас, ни у них возможностей для этого нет.

Скажем, как есть: медицина в Украине давно уже стала платной. Медицинский инструментарий и лечебно-диагностическая аппаратура, перевязочные средства и материалы, протезы и трансплантаты и многое другое — для того чтобы все это было нормой жизни, требуются немалые средства. А из каких источников они должны поступать на счета ЛПУ, к примеру, нашей областной клинической травматологической больницы?

Государство не в силах оплачивать расходы, связанные с лечением своих граждан в медучреждениях.

Страховая же медицина, которая во всем мире базируется на том, что характер и пределы медицинской помощи определяются условиями медицинской страховки, в нашей стране пребывает в зачаточном состоянии.

В силу действия (точнее, бездействия) двух этих факторов вся тяжесть по оплате фактической стоимости медицинской помощи ложится на плечи того человека, которому такая помощь необходима.

Создается впечатление, что наше общество напоминает незадачливого мальчишку, который решил попасть в плодоносящий сад через дырку в заборе, но застрял в ней. При этом верхняя часть его тела уже находится в саду, а задняя все еще не может оторваться от пыльной улицы.

— Один из аргументов противников платной медицинской помощи — в том, что она якобы менее доступна людям из социально незащищенных слоев общества, чем бесплатная. Насколько, по-вашему, он обоснован?

— Из рук вон плохо. Платная медицинская помощь не исключает, а подчеркивает гуманистический характер того государства, частью жизни которого она является.

Бесплатную медицинскую помощь должны оказывать абсолютно всем пациентам ургентные службы. Это же правило должно соблюдаться и при оказании всех видов медицинской помощи детям, старикам, инвалидам, то есть тем, кто находится на иждивении у государства. Для всех же остальных, кто в состоянии самостоятельно зарабатывать себе на жизнь, она должна быть платной и предоставляться в зависимости от их материальных возможностей.

Так, во многих государствах мира пациент, нуждающийся, скажем, в эндопротезировании, имеет право выбрать такой искусственный сустав, стоимость которого он может позволить себе оплатить. Мировая медицинская промышленность выпускает различные виды таких искусственных суставов в расчете на потребителей как с достаточно низким, так и с достаточно высоким уровнем доходов.

Аналогично обстоит дело и тогда, когда пациент оказывается перед необходимостью выбирать способ предлагаемого ему лечения: в одних случаях врач может ограничиться наложением гипсовой повязки на его поврежденную конечность, в других — произвести различные виды остеосинтеза.

Предоставление платной медицинской помощи различным категориям населения в соответствии с только что изложенным принципом — это норма жизни развитых государств мира. Для Украины же это пока еще — идеал, к достижению которого надо стремиться.

— Какие шаги следует предпринять для того, чтобы ускорить этот процесс?

— Необходимо пересмотреть то положение ст. 49 Конституции Украины, согласно которому в государственных и коммунальных учреждениях здравоохранения медицинская помощь предоставляется бесплатно. Содержание этого положения в корне противоречит реально существующей ситуации. У меня нет сомнений, что это положение будет-таки отменено. Следующим шагом должно стать принятие Закона Украины «Об общеобязательном государственном медицинском страховании», которое, образно говоря, откроет шлюзы на пути безальтернативного утверждения в нашей стране страховой медицины во всех ее формах. История мытарств этого юридического документа в высших эшелонах власти давно уже приняла характер эпопеи, безуспешно требующей своего логического завершения.

Необходим фундаментальный, научно обоснованный и безупречный с юридической точки зрения приказ нашего отраслевого министерства об уровне оказания бесплатной медицинской помощи. Говорю об этом потому, что имеющиеся на сегодняшний день соответствующие нормативно-правовые акты постепенно утрачивают свои регулирующие функции.

Если все это станет реальностью, мы увидим значительное улучшение качества медицинской помощи, получим возможность обеспечить наши ЛПУ современной медицинской аппаратурой, инструментарием, медикаментами и материалами в необходимом объеме, а работающих в них людей — достойной зарплатой. Существенные изменения произойдут во внешнем виде и внутренней отделке зданий наших больниц, клиник, госпиталей и т.д., приблизив их и по этому показателю к аналогичным европейским.

Переход на оказание платной медицинской помощи станет гигантским шагом на пути Украины в ЕС. Хотелось бы, чтобы он был сделан без промедления.

Я никогда не упускаю случая сказать о том, что наши украинские врачи сильнее и профессиональнее своих западноевропейских коллег, а вот по части материально-технического оснащения рабочих мест и вознаграждения за труд — значительно отстают. Но так быть не должно.

— Обозначенные проблемы существуют на фоне ухудшения состояния здоровья населения Украины. Как это ухудшение проявляет себя с точки зрения главного врача областной клинической травматологической больницы?

— У нас объем работы увеличивается из года в год. Среди причин этого — рост числа автотранспортных средств на улицах наших городов, который осложняется невысокой культурой их вождения. Прогнозы неутешительны — в течение ближайших лет его темпы будут возрастать, что приведет к дальнейшему увеличению контингента наших пациентов.

Еще одна причина — увеличение за последние годы количества травм, полученных работниками на промышленных предприятиях, особенно на предприятиях негосударственной формы собственности, где соблюдение правил техники безопасности находится на низком уровне.

В основе же этих и других причин лежит тот факт, что инфраструктура городов нашего региона оказалась неподготовленной к тем изменениям, которые произошли в его жизни после экономического кризиса 90-х годов.

Увеличение объема работы, выполняемой врачом-травматологом — это увеличение его профессиональной нагрузки. И мне, и моим коллегам нередко приходится оперировать по пять, а то и более человек в день. Ошибиться при таких условиях довольно легко. А нерешенность затронутых проблем только усугубляет ситуацию.

Затянувшийся переход к платной медицинской помощи, отсутствие современной законодательной базы, лечебно-диагностической аппаратуры, инструментария и т.д., неприглядное состояние наших ЛПУ, мизерная зарплата и возрастающий объем работы и т.п. — какую из этих позиций можно поставить в вину конкретному врачу? Такой позиции нет. А если нет вины, то о какой же защите врача мы собираемся говорить?

Вел интервью Олег Гнатко



Back to issue