Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" 16(255) 2008

Back to issue

Легенди і бувальщина київської медицини (люди, факти, події, документи)

Authors: Г.Е. АРОНОВ, д.м.н., Национальный медицинский университет им. А.А. Богомольца

Sections: Нistory of medicine

print version

Продолжение. Начало в № 11(247)

Выдержки из «Уложения о наказаниях Российской империи» (1866 г.)

Ст. 856, 857: «Находящиеся в государственной службе врачи, которые не донесут немедленно местным медицинским начальствам о каждом дошедшем до их сведения появлении повальной или прилипчивой болезни, подвергаются: или вычету шести месяцев или целого года из времени службы, или отрешению от должности; или же и заключению в смирительном доме на время от 8 месяцев до одного года и 4 месяцев, с лишением некоторых, на основании ст. 50 Уложения о наказаниях, особенных прав и преимуществ. Когда же в сем нарушении установленных правил будет повинен врач вольнопрактикующий, то он подвергается: в первый раз замечанию; во второй — денежному взысканию не свыше пятнадцати рублей; в третий же раз, сверх такого ж денежного взыскания, ему делается строгий выговор с объяснением, что за новое повторение означенного проступка ему воспрещена будет практика».

Ст. 863: «Если кто-либо построит признанные по законам вредными для чистоты воздуха (или безвредности воды) фабрику, мануфактуру или завод в городе или хоть и вне города, но выше оного по течению реки или протока, то сии заведения уничтожаются за счет виновного и он подвергается денежному взысканию не свыше ста рублей».

Ст. 870: «Когда медицинским начальством будет признано, что врач, оператор, акушер по незнанию своего искусства делают явные более или менее важные в оном ошибки, то им воспрещается практика, доколе они не выдержат нового испытания и не получат свидетельства в надлежащем знании своего дела. Если от неправильного лечения последует кому-либо смерть или важный здоровью вред, то виновный, буде он христианин, предается церковному покаянию по распоряжению своего духовного начальства».

Ст. 876: «Получающие от правительства жалование врач, акушер, которые будут требовать платы за труды свои от неимущих больных, находящихся в порученных надзору их части города, уезде или ведомстве, или же и от других будут требовать платы свыше определенной законом, подвергаются за сие: в первый раз — строгому выговору, во второй — лишению мест своих».

Результат краткой командировки

3 февраля 1866 г. профессор Ю.К. Шимановский обратился на медицинский факультет со следующим письмом: «Литературные занятия привели меня к некоторым вопросам, решение которых требует посещения иностранных клиник и занятий в обширных собраниях патолого-хирургических препаратов. Я обращаюсь поэтому в медицинский факультет с просьбой исходатайствовать мне позволение для поездки на 4 месяца за границу при первом удобном случае для подобной командировки. До сих пор я посещал иностранные клиники только на свой счет, один раз даже с потерею содержания на время поездки; мои отчеты о научных результатах этих путешествий тогда же были напечатаны в русских медицинских журналах, а потому я надеюсь, что на основании всего этого факультет не оставит моей просьбы без внимания».

Факультет просьбу поддержал, ибо Юлий Карлович стремился за границу именно в это время, потому что там бушевала так называемая Шлезвиг-Голштинская война, и он надеялся в немецких госпиталях пополнить свои сведения по военно-полевой хирургии. Но совет университета поскаредничал и разрешил командировку только на один месяц. Что можно успеть за такой срок?

Но Ю.К. Шимановский, не теряя буквально ни секунды, работая без малейшего отдыха, посетил большинство госпиталей, изучив преимущественный характер ранений и методы оказания хирургической помощи при них. Итогом столь краткосрочной командировки стала книга «Хирургический результат путешествия за границу после войны 1866 года». Но и это было еще не все. Именно в обстановке оказания помощи раненым, производства большого количества костно-пластических операций для Юлия Карловича стало очевидным несовершенство используемых хирургических инструментов. У него родилась идея усовершенствования многих из них, прежде всего — костной пилы для ампутаций, максимально щадящей мягкие ткани. В следующем, 1867 году на Всемирной выставке в Париже внимание многих специалистов привлек набор оригинальных хирургических инструментов киевского профессора Ю.К. Шимановского, за который он был удостоен почетного отзыва выставки.

Вклад протоирея

В августе 1867 г. профессор А.П. Вальтер обратился в совет университета с ходатайством о выделении вознаграждения протоирею Федору Мысловскому за совершение им похорон трупов, вскрываемых в анатомическом театре для изучения анатомии. Совет нашел возможным выделить в качестве вознаграждения протоирею 500 рублей.

О сомнительной пользе бессменности

В 60-х годах XIX века в университетах развернулась дискуссия о статусе клинических ординаторов, и особенно о сроках занятия этой должности. Многие утверждали, что пребывание в должности ординатора не должно ограничиваться определенным сроком. Свои соображения на этот счет высказал и медицинский факультет Университета св. Владимира: «...(факультет) полагает, что место ординатора в клинике дает молодому врачу первую возможность вступить со временем в ученую карьеру... Сообразно с этим взглядом медицинский факультет, желая доставить возможность усовершенствования самым лучшим, всегда и избирал в ординаторы клиник самых сведущих и способных из соискателей. При таком воззрении на ординаторов медицинский факультет не может согласиться с мнением тех, кто полагает, что места ординаторов должны быть бессрочными, потому что это означало бы отнять у большого числа молодых врачей возможность усовершенствования, и притом часто не только в пользу одного лица, за которым закреплено место, но даже во вред этому лицу, и больше того, во вред преподаванию. Опыт показал, что бессрочные ассистенты очень быстро охладевают к исполнению своих обязанностей. С другой стороны, будучи уверены, что они несменяемы, менее заботятся о научных занятиях... (Но) и слишком короткий срок тоже имеет свои невыгоды». Поэтому факультет и предлагал избирать ординаторов не на 2, а на 3 года с правом переизбрать их по решению факультета еще на один срок. Документ завершался выражением уверенности, что «дельный ординатор, имея под рукой весь научный материал, легко может сделаться приват-доцентом и таким образом вполне подготовить себя к занятию кафедры или выработает специальность».

Выдержки из «Российского устава врачебного» (1868 г.)

Первый долг всякого врача есть: быть человеколюбивым и во всяком случае готовым к оказанию деятельной помощи всякого звания людям, болезнями одержимым. Качества сии несравненно еще нужнее для оператора, акушера, поскольку без помощи их иногда никакие средства не в состоянии не только исцелить, но и облегчить болезни. Посему каждый не оставивший практики врач, оператор, акушер и т.п. обязан по приглашению больных являться для подаяния им помощи.

* * *

Люди совершенно бедные, приходящие к врачам для испрошения, или совета, или прописания лекарства, поручаются их человеколюбию и безвозмездному пособию. Врачи казенных мест, пользуясь жалованием, обязаны всех состоящих при оных лечить безденежно. Врачам, получающим от правительства жалование, запрещается за труды свои требовать платы от неимущих больных (а также от генералов, штаб- и обер-офицеров, изувеченных на войне и состоящих под покровительством комитета о раненых), находящихся в порученных надзору их части города, уезде или ведомстве.

* * *

От людей малоимущих все врачи должны быть довольны следующим вознаграждением за труды: 1. Доктор за посещение в городе с прописанием рецепта да приемлет тридцать копеек; за посещение в городе без прописания рецепта — пятнадцать копеек; за посещение за городом — шестьдесят копеек; за словесный или письменный совет — один рубль и пятьдесят копеек. 2. Лекарь за посещение в городе с прописанием и без прописания рецепта да приемлет пятнадцать копеек, а за посещение за городом — тридцать копеек; за словесный или письменный совет — девяносто копеек. 3. За лекарские операции, как то: глазные, вынутие камня и подобные, количество платы не определяется, а предоставляется оная добровольному условию врачующего с болящим; но за непомерное требование платы подлежит взысканию по ст. 876 Уложения о наказаниях. 4. Акушер, подавший в тяжелых родах помощь, от малоимущих да приемлет в вознаграждение за его труд один рубль пятьдесят копеек серебром. 5. От людей достаточных, желающих изъявить свою благодарность за оказанную им в болезни услугу, дозволяется врачам принимать награждения и превосходящие меру, выше означенную.

* * *

Оператор, призванный к больному, над которым нужно сделать операцию, буде время и обстоятельства терпят, не должен совершать оную без советов и присутствия других врачей, а особливо при важных случаях.

* * *

Караимы (евреи), получившие медицинские степени, могут поступать в службу на общих со всеми другими свободными состояниями правилах. Евреи, имеющие дипломы на ученые степени доктора медицины и хирургии или доктора медицины, допускаются на службу по всем ведомствам без ограничения места пребывания их чертою, для постоянной оседлости евреев определенною. Евреи-врачи, хотя бы не имели высшей ученой степени, могут поступать в медицинскую службу по ведомству Министерств народного просвещения и внутренних дел, но по сему последнему означенным лицам дозволяется поступать в сию службу во всех местах империи, кроме столиц: С.-Петербурга и Москвы с их губерниями.

Евреи, получившие ученые степени по части медицинской, если вступят в службу по предоставленному им праву, производятся в чины по сей медицинской части наравне со всеми прочими российскими подданными.

Ученый, педагог, хирург

Замечательным профессором был Ю.К. Шимановский, заведовавший кафедрой хирургической патологии и оперативной хирургии. С юношеских лет он увлекался не только медициной, но и литературой, писал стихи. Это помогло ему выработать в лекционной и научной работе свой стиль — сжатый, емкий и образный одновременно. Именно это влекло на его лекции слушателей со всех курсов, приходивших не только учиться, но и получить подлинно эстетическое наслаждение. Но хотя клинические и педагогические заслуги Юлия Карловича единодушно признавались всеми коллегами, он сам оставался престрогим, дельно требовательным к себе. «Пусть критика произнесет строгий приговор, — писал он, — я не боюсь ее, потому что она ведет к раскрытию истины. Чуждый сословного высокомерия врачей, добровольно обрекающих себя на неподвижность, я приму с признательностью всякие справедливые порицания. Только тот, кто не хочет идти вперед, приходит в негодование, когда ему скажут, что он сбился с прямого пути».

Ю.К. Шимановский умер необычайно рано — в 38 лет, но успел создать знаменитую, не утратившую своего значения и поныне монографию «Операции на поверхности человеческого тела», фундаментальное руководство «Оперативная хирургия» в 3 томах, другие книги, разработать оригинальные способы кожной и костной пластики, создать новые хирургические инструменты, модифицировать эфирный и хлороформный наркоз. Он был блестящим хирургом, считавшим, что «главное заключается в том, чтобы привести материал в порядок и систему сообразно с требованиями времени; чтобы, платя должную дань уважения старым учителям, выбросить, однако, за борт весь ненужный балласт, накопленный их трудолюбием, чтобы наконец свободно и трезво отделить в их трудах годное и полезное от негодного и бесполезного». Даже виртуозное владение хирургической техникой в качестве самоцели он отвергал. «Ловкость в пальцах — хорошая вещь, — писал он, — но ее следует употреблять на что-нибудь лучшее, а не на фокусы перед бедным раненым».

Продолжение в следующем номере



Back to issue