Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

АКУШЕРИ ГІНЕКОЛОГИ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" 17(257) 2008

Back to issue

Современные аспекты терапии и профилактики гриппа и респираторных вирусных инфекций

Authors: Л.С. ОСИПОВА, Кафедра клинической иммунологии и аллергологии Киевской медицинской академии последипломного образования им. П.Л. Шупика

Categories: Infectious diseases

Sections: Specialist manual

print version

С иммунобиологических позиций состояние здоровья современного человека характеризуется двумя особенностями: снижением иммунологической реактивности населения в целом и вследствие этого — повышением уровня острых и хронических заболеваний.

С этим связан необычайно большой интерес врачей всех специальностей к вопросу иммунотерапии. Препараты, оказывающие влияние на иммунитет, начинают широко применяться при самых разнообразных заболеваниях. Сегодня нельзя считать лечение квалифицированным без учета иммунного статуса больного, его расстройств и коррекции. Врачебная практика показывает, что комплексная терапия с применением иммуномодуляторов приводит к более полному и стабильному выздоровлению, к укорочению сроков течения болезни, к предупреждению хронизации и рецидивов [12, 13]. Интерес к иммуностимулирующей терапии, имеющей длительную историю, резко возрос в последние годы. Специфическое лечение и профилактика, основанные на вакцинации, действенны при ограниченном числе инфекций. При таких инфекциях, как кишечные и грипп, эффективность вакцинации остается невысокой. Высокий процент смешанных инфекций, их полиэтиологичность делают создание специфических препаратов для иммунизации против каждого из возбудителей вряд ли реальным.

В осенне-зимний период к иммунной системе предъявляются, как правило, высокие требования. Опасность увеличения частоты инфекций дыхательных путей в эту пору особенно высока.

Грипп и острые респираторные вирусные заболевания — самые массовые инфекционные болезни с острым течением и частыми осложнениями. Ежегодно в Украине болеют от 10 до 14 миллионов человек, что составляет 25–30 % всей заболеваемости. В связи с этим проблема поиска оптимальных эффективных методов иммунопрофилактики остается актуальной [8, 11].

Вирусы гриппа и острых респираторных вирусных инфекций (ОРВИ) выборочно поражают цилиндрический эпителий дыхательных путей, в особенности трахеи.

Входными воротами инфекции являются эпителиальные клетки респираторного тракта. Основной патологический процесс в чувствительных клетках развивается как в результате проникновения вируса извне, так и из-за активизации латентной или хронической вирусной инфекции под влиянием различных факторов, в том числе и другой инфекции.

Вирус гриппа реплицируется и репродуцируется в эпителиальных клетках слизистой оболочки дыхательных путей. Как правило, наблюдается поверхностное поражение клеток трахеи и бронхов, характеризующееся сосудистыми нарушениями, процессами дегенерации, некроза и отторжения пораженных клеток. Метаплазия цилиндрического эпителия, являющаяся основной чертой репаративного процесса, приводит к вовлечению в патологический процесс подслизистой ткани и сосудистой сети. При гриппе эти изменения более интенсивны в трахее и крупных бронхах, менее — в средних и редко наблюдаются в мелких бронхах [2, 3].

Степень выраженности морфологических проявлений зависит от сроков болезни: дистрофические изменения эпителиальных клеток, полнокровие сосудов с небольшими очагами инфильтрации в верхней трети трахеи имеются уже в 1–2-й день заболевания гриппом, к 3–5-му дню нарастают по интенсивности и сохраняются на 6–7-й день, а нередко и позже. Картина гнойного, фиброзно-геморрагического трахеобронхита обусловлена присоединением к гриппозной инфекции бактериальной флоры, что в тяжелых случаях наблюдается уже в первые дни болезни [8]. Вместе с тем имеются различия в характере и локализации поражения дыхательных путей при различных респираторных вирусных инфекциях: наименьшие повреждения клеток выявляются при парагриппе и PC-вирусной инфекции, более глубокие дистрофические изменения — при гриппе, воспалительная реакция с выраженным экссудативным компонентом — при аденовирусных заболеваниях [8].

Патологический процесс при гриппе развивается быстро, вслед за фазой репродукции вируса в клетках дыхательных путей наступает фаза вирусемии с характерными реакциями со стороны сосудистой и нервной систем. Результатом вирусемии, которая длится 10–14 дней, является проникновение возбудителя во внутренние органы: вирусный антиген определяется в крови, селезенке, лимфатических узлах, миндалинах, веществе головного мозга. Антигены других респираторных вирусов могут обнаруживаться в крови не только в острых случаях заболевания, но и у носителей при латентных и хронических формах инфекций (адено-, PC-вирусные заболевания). Важно также отметить, что вирусемия имеет место на всех стадиях патологического процесса при наличии клинических симптомов болезни [2, 8, 11].

Главным звеном патологического процесса при гриппе является поражение сосудистой системы, которое возникает вследствие токсического действия вируса и проявляется повышением проницаемости сосудов, ломкостью их стенок, нарушением микроциркуляции. Эти изменения обусловливают возникновение у больных носовых кровотечений, геморрагической сыпи на коже и слизистых, кровоизлияний во внутренние органы. Резкое падение тонуса сосудов приводит к возникновению венозной гиперемии кожи и слизистых, застойному полнокровию внутренних органов, нарушению микроциркуляции и диапедезным кровоизлияниям, в более поздние сроки — к тромбозу вен, капилляров и крупных сосудов, развитию ранних изменений в легких (резкий геморрагический отек легочной ткани на фоне капилляро-венозной гиперемии, множественные кровоизлияния в альвеолы и интерстиций легкого) [8].

Сосудистые изменения играют ведущую роль в развитии неврологических синдромов . Нарушение проницаемости сосудов, токсическое влияние самого вируса гриппа на рецепторы сосудистого сплетения мозга способствуют гиперсекреции ликвора, внутричерепной гипертензии, циркуляторным расстройствам и отеку мозга. Выраженная васкуляризация в зоне межуточного мозга (гипоталамус, гипофиз), выполняющего нейровегетативную, нейроэндокринную и нейрогуморальную регуляцию, лежит в основе сложного комплекса функциональных расстройств нервной системы [8, 11]. При патологоанатомическом исследовании мозга выявляются полнокровие, набухание оболочек, отек мозговой ткани, обширные геморрагии и инфильтраты в мозговых оболочках. Патоморфологическая картина характеризуется наличием лимфомоноцитарных инфильтратов вокруг мелких и средних вен, гиперплазией глиальных элементов в периваскулярных зонах, очаговой периваскулярной демиелинизацией, что свидетельствует о токсико-аллергической природе патологического процесса в ЦНС при гриппе и ОРВИ [8, 11].

Поражение дыхательных путей имеет ряд общих закономерностей развития патологического процесса, свойственных всем респираторным вирусным инфекциям, но в характере и локализации определяется ряд различий. В частности, при парагриппе и PC-вирусной инфекции отмечено наименьшее повреждение эпителиальных клеток верхних отделов дыхательных путей, при гриппе — более глубокие дистрофические изменения, при аденовирусных заболеваниях — выраженная воспалительная реакция с мононуклеарным характером экссудата.

Кроме клеток дыхательных путей аденовирусам свойственно поражение глаз, лимфоидной ткани, кишечника и мочевого пузыря. Аденовирусы 1, 2, 5 и 6-го типов склонны к длительной персистенции в лимфоидной ткани миндалин, мезентериальных лимфатических узлах. Вирусемия при аденовирусной инфекции более длительная, чем при гриппе, вирус можно выделить из крови на 2–3-й неделе болезни. Из верхнего отдела респираторного тракта бронхогенным путем вирус проникает в нижние дыхательные пути, вызывая бронхиты и пневмонии. Кроме этого, вирус интенсивно размножается в тонкой кишке, куда попадает с заглатываемой слизью. По лимфатическим путям аденовирусы проникают в регионарные лимфатические узлы, вызывая гиперплазию лимфоидной ткани, увеличение трахеобронхиальных, бронхоглоточных и мезентериальных лимфатических узлов, печени, селезенки.

Вирусные антигены определяются не только в ранние сроки болезни, но и при наличии осложнений, что указывает на роль вирусно-бактериальных ассоциаций в фазе бактериальных осложнений. При этом «лидерство» принадлежит бактериальной инфекции : наиболее неблагоприятны ассоциации вирусов гриппа и аденовирусов со стафилококками [8].

Обратное развитие патологического процесса характеризуется элиминацией вируса и полным выздоровлением либо формированием латентной или хронической формы заболевания при аденовирусной и респираторно-синцитиальной вирусной инфекциях, которые играют важную роль в формировании хронических заболеваний ЛОР-органов и бронхолегочной системы.

Особая роль в патогенезе респираторных инфекций принадлежит иммунным механизмам: Т-лимфоцитам и их субпопуляциям, естественным киллерам (ЕК). Установлено, что снижение активности ЕК, уменьшение количества Т-лимфоцитов характеризует тяжелые формы болезни с более длительной персистенцией вируса и развитием вторичных бактериальных осложнений [3, 8, 11].

Повышение проницаемости сосудистой стенки под влиянием вирусов гриппа и ОРВИ приводит к нарушениям микроциркуляции и возможности возникновения геморрагического синдрома (кровохарканье, носовые кровотечения, геморрагическая пневмония, энцефалопатии). Особенности течения гриппа также обусловливают снижение иммунологической реактивности. Это приводит к обострению разных хронических заболеваний — ревматизма, хронических воспалительных заболеваний дыхательных путей, пиелита, цистита, холецистита [8, 10, 11].

Практически эпидемия гриппа возникает тогда, когда меняется штамм вируса. Вирус типа А имеет высокую степень изменчивости и способен вызывать небольшие вспышки заболеваемости, когда в вирусе происходят незначительные изменения, или же массовые эпидемии, когда в структуре вируса изменяются нейраминидаза или гемагглютинин. Если несколько лет подряд циркулирует один и тот же вирус, то люди, уже болевшие этим видом гриппа, не заболевают [1, 8, 11]; обычно иммунитет сохраняется в течение десяти — двадцати лет. Перекрестного иммунитета при гриппе нет, поэтому при появлении нового штамма возможно повышение количества заболевших, а степень изменения вируса определяет выраженность эпидемического процесса. К сожалению, не всегда можно предвидеть, как изменится вирус гриппа, а следовательно, предусмотреть, какой вакциной стоит прививать население. Причем разговор о прививках против гриппа должен идти не менее чем за месяц-полтора до начала предполагаемой эпидемии. Если эпидемия уже началась, прививки не только не помогут, но и навредят. Таким образом, с началом эпидемии прививки должны не только прекращаться, но и запрещаться [1]. Вакцинация оправдана только в двух случаях: когда появляется новая разновидность вируса и ожидается вспышка гриппа; когда точно известно, в чем будет заключаться изменение вируса, и очень мобильно может быть создана соответствующая вакцина. Контроль за вакцинацией должен быть более строгим, потому что это небезопасная процедура, создающая дополнительную нагрузку на организм [1, 8].

ОРВИ могут быть вызваны более чем 200 различными вирусами — представителями 4 семейств РНК-содержащих вирусов (ортомиксовирусы, парамиксовирусы, коронаровирусы и пикорнавирусы) и 2 семейств ДНК-содержащих вирусов (аденовирусы и герпесвирусы) [8, 10, 11]. Естественно, такая полиэтиологичность создает серьезные трудности для специфической профилактики и терапии этих заболеваний.

Причем значение для вакцинации имеет возраст вакцинированных лиц. Новорожденные и дети первых месяцев жизни характеризуются низкой способностью к формированию иммунитета ввиду функциональной и морфологической незрелости иммунной системы, несовершенства биохимической и нервно-гуморальной его регуляции. Иммунный ответ детей первых лет жизни характеризуется синтезом малого количества антител, относящихся главным образом к IgM. Таким образом, малые дозы инактивированных вакцин (например, коклюшной) не всегда способны преодолеть иммунологическую инертность ребенка раннего возраста, а большие дозы могут вызвать иммунодепрессию. В возрасте первых месяцев (иногда лет) жизни иммунизация чаще сопровождается более значительным и продолжительным угнетением неспецифической резистентности, что может повысить восприимчивость ребенка к ОРВИ в период образования иммунитета. В этот период показана неспецифическая иммунопрофилактика (применение иммуномодуляторов). Врожденные и приобретенные иммунодефициты (после перенесенных заболеваний и ОРВИ) также способствуют индукции малонапряженного вакцинного иммунитета. Причем при общей или избирательной недостаточности Т-звена прививка противовирусными вакцинами может привести к персистенции вируса и иммунокомплексным заболеваниям [3, 4, 8].

У детей и иногда у взрослых с гипо- и дисиммуноглобулинемией (которая часто развивается после ОРВИ и в группе часто и длительно болеющих лиц, а также после перенесенных заболеваний) снижена способность к выработке иммунитета в сочетании с высокой частотой развития постпрививочных реакций. В случае эпиднеобходимости вакцинацию проводят после курса неспецифической иммунотерапии.

Необходимо также учитывать, что вторичные иммунодефициты, возникающие после ОРВИ и гриппа, приводят не только к вышеперечисленным осложнениям, но и к так называемому синдрому послевирусной астении (СПА), который может развиваться у больных в течение 1 месяца после начала инфекции. СПА отличается пестрой клинической картиной. Ведущими симптомами СПА являются усталость, эмоциональные нарушения и различные психические расстройства.

Фактически СПА нередко является первичной манифестацией синдрома хронической усталости. Синдром хронической усталости в последнее время стал очень популярным диагнозом, но мало обращается внимания на то, что именно ОРВИ и гриппозная инфекция провоцируют его развитие. В самом термине «синдром послевирусной астении» подчеркивается то обстоятельство, что хронизация вирусной инфекции включает в себя вирусемию, то есть прорыв вируса в периферическую кровь из пораженных дыхательных путей приводит к инфицированию макрофагов и субпопуляций лимфоцитов. Макрофаги надолго становятся носителями вируса, что и приводит к развитию иммунодепрессии и синдрома хронической усталости. Именно эти особенности респираторных вирусных инфекций и определяют наличие широкого круга препаратов для лечения этих заболеваний [4, 5, 13].

Препараты, применяемые для лечения ОРВИ и гриппа, делятся на этиотропные, патогенетические и иммунокорригирующие. Этиотропные препараты используются, как правило, только в острой фазе заболевания, причем не всегда, так как современные противовирусные средства обладают достаточно высокой токсичностью. Патогенетическая и тем более иммунокорригирующая терапия не обладает такими недостатками, так как направлена на нормализацию или стимуляцию процессов становления клеточного или гуморального иммунитета [5, 6, 12–14].

Распространение ОРВИ и гриппа в значительной степени определяется экологической обстановкой, социально-экономической ситуацией, распространением аллергических заболеваний и рядом других факторов. Поэтому в целом для ОРВИ вакцинопрофилактика не имеет больших перспектив, так как вряд ли возможна прививка сотнями вакцин. Более перспективным следует считать использование химиотерапевтических препаратов и повышение иммунологической реактивности организма [8].

Основным механизмом противовирусного иммунитета являются иммунные клеточные реакции, осуществляемые Т-эффекторами, а основную роль в этих клеточных реакциях играют Т-киллеры, которые распознают зараженную клетку в организме и вызывают цитолиз. В результате организм освобождается от клеток, продуцирующих инфекционное потомство [8, 10, 11].

Индуцированные вирусным антигеном Т-лимфоциты приобретают свойства распознавать вирусный антиген, находящийся на поверхности зараженных клеток.

Клетки, зараженные вирусом, вырабатывают интерферон (ИФН), угнетающий размножение вирусов. Интерферон — важнейший защитный белок в организме, образующийся в ответ на вирусную инфекцию; он является универсальным противоопухолевым и противовирусным препаратом широкого спектра действия, а также важнейшим фактором неспецифической резистентности [2].

Известны три типа ИФН человека: ИФН-α, или лейкоцитарный интерферон, который продуцируется макрофагами и В-лимфоцитами; ИФН-β, или фибробластный, который продуцируется фибробластами; ИФН-γ, который синтезируется Т-лимфоцитами. Интерфероны в основном известны как антипролиферативные и противовирусные препараты. Вместе с тем интерфероны являются важнейшими цитокинами, выполняющими важную роль регуляции в кооперации клеток, участвующих в иммунном ответе. Это позволяет рассматривать их как иммуномодуляторы. Установлено, что ИФН-γ осуществляет взаимодействие между Т-лимфоцитами и макрофагами. Имеются данные о том, что интерфероны всех типов играют первостепенную роль в создании и дифференцировке Т-клеток в тимусе [2, 3, 8].

В клетке под действием ИФН активируются так называемые ИФН-зависимые гены. Главными из них являются гены 2',5'-олиго-аденилат-синтетазы, протеинкиназы фактора инициации синтеза белка (eiF2), антигенов главного комплекса гистосовместимости (ГКГ 1-го класса, один из генов ГКГ 2-го класса).

ИФН был открыт как фактор, обладающий выраженным противовирусным действием. Эта его активность оказалась очень высокой: подавление вирусной репродукции наблюдается при концентрации: ИФН 3 ´ 10-14 М [17], что вполне сопоставимо с активностью феромонов. Еще А. Айзекс (автор открытия ИФН) показал, что эффекты ИФН связаны со специфическими изменениями в метаболизме клетки: под действием любого из 3 видов ИФН клетка переходит в особое состояние невосприимчивости к вирусной инфекции, которое характеризуется активацией ИФН-зависимых ферментных систем и появлением в цитоплазме до 20 новых белков.

Наиболее изученным ИФН-зависимым ферментом является 2',5'-олиго(А)синтетаза, которая активируется под действием всех трех видов ИФН. Она катализирует синтез ряда коротких моно-, ди-, три- и тетраполиаденилатов на основе АТФ. Их отличительной особенностью является образование необычной 2',5'-фосфодиэфирной связи. Активность этого фермента проявляется только в присутствии двуспиральной РНК (дсРНК), состоящей не менее чем из 30 нуклеотидов. 2',5'-олиго-аденилаты выполняют функцию мощного активатора клеточных эндонуклеаз, в частности РНКазы L. Активация РНКазы предотвращает считывание чужеродной генетической информации, так как эффективно разрушает моноспирали вновь синтезируемой РНК (но не способна расщеплять дсРНК). Активация ИФН-зависимой ферментной системы 2',5'-олиго-аденилат-синтетаза — РНКаза L является основным механизмом противовирусного действия ИФН [3–5].

Другим механизмом, причем совершенно независимым, является активация протеинкиназы одного из факторов инициации синтеза белка eiF2, которая осуществляется также только в присутствии дсРНК. Фосфорилирование eiF2 с участием АТФ полностью останавливает синтез нового белка, и в частности белков вириона. Сочетание этих двух механизмов обеспечивает надежность противовирусной защиты.

Так как ИФН блокирует фундаментальные процессы репродукции репликативной формы РНК и белка нуклеокапсида, к его действию чувствительны практически все вирусы, содержащие РНК или ДНК.

Роль цитокинов в течении острого и хронического воспалительного процесса в слизистой оболочке дыхательных путей очевидна. Проявление агрессии инфицирующего агента возможно только при условии, если он сможет преодолеть первый надэпителиальный барьер защиты, представленный в основном механизмами иммунной системы. В дальнейшем наступает активация следующих эшелонов защиты. При этом эпителиальные клетки могут вызывать, распространять и модулировать воспаление. Они могут генерировать провоспалительные цитокины (IL-6, IL-8, TNF-α), привлекающие воспалительные клетки. Каскад включения специфического иммунного ответа начинается с макрофагов. Активированные макрофаги высвобождают провоспалительные цитокины (IL-1β, IL-6, IL-8, TNF-α) [5, 6].

Активированные Th1-клетки продуцируют цитокины: IL-2, IL-10, ИФН-γ. ThII модулируют иммунный ответ посредством цитокинов: IL-1, IL-3, IL-4, IL-5, IL-6. Цитокины играют важную роль в активации и миграции в очаг воспаления моноцитов, нейтрофилов, эозинофилов и др. Активированный эндотелий сосудов способствует изменению свойств лейкоцитов, их примыканию к стенке сосуда и миграции через сосудистую стенку в очаг воспаления [6, 9, 11, 13].

Участие в воспалительном процессе интерферонов (ИФН-α и ИФН-γ) определяется их биологическими эффектами. ИФН-α активирует естественные киллеры, ингибирует репродукцию вирусов и пролиферацию клеток. ИФН-γ активирует продукцию провоспалительных цитокинов [3, 4].

Спектр заболеваний, при которых показаны препараты интерферонов, представлен тремя большими группами: 1) вирусные инфекции; 2) онкологические заболевания; 3) другие формы патологии. Опыт применения препаратов интерферонов не только показал их эффективность, но и выявил ограничения, лимитирующие их использование в клинической практике. Такие побочные эффекты интерферонотерапии, как гриппоподобный синдром, сахарный диабет, заболевания щитовидной железы, синдром депрессии, аутоиммунный синдром (ревматоидный артрит, волчаночноподобный синдром, тромбоцитопеническая пурпура), угнетение костно-мозгового кроветворения, гемолитическая анемия, лейкопения, тромбоцитопения, ишемический колит, отслоение сетчатки, ухудшение слуха, импотенция, заставили искать пути повышения синтеза собственного (эндогенного) интерферона в организме [3, 4, 12, 13].

Образование эндогенного ИФН является более физиологичным процессом, чем постоянное введение больших доз ИФН, которые к тому же быстро выводятся из организма, и блокирует по принципу отрицательной обратной связи — синтез аутологичных ИФН. Индукторы ИФН в отличие от экзогенных препаратов рекомбинантных ИНФ не приводят к образованию в организме пациента антител к ИФН, сами большей частью низко аллергенны. Индукторы ИФН вызывают пролонгированную продукцию эндогенного ИФН в физиологических дозах, достаточных для достижения терапевтических и профилактических эффектов. Индукторы ИФН обладают не только антивирусным, но и иммунокорригирующим эффектом, что позволяет отнести их к новому поколению препаратов универсально широкого спектра действия [3, 12, 13].

Поэтому индукторы интерферонов являются весьма перспективной группой противовирусных препаратов. Эти препараты обладают антитуморогенными, противовирусными, иммуномодулирующими и другими характерными для интерферонов эффектами, но имеют гораздо меньше побочных эффектов. Одним из препаратов, хорошо зарекомендовавших себя в клинической практике при лечении различных (в том числе вирусных) заболеваний, является препарат Гропринозин (Inosine Pranobex).

Гропринозин является высокоэффективным иммуномодулятором широкого спектра действия. Он усиливает дифференцировку пре-Т-лимфоцитов, стимулирует индуцированную митогенами пролиферацию Т- и В-лимфоцитов, повышает функциональную активность Т-лимфоцитов, в том числе их способность к образованию лимфокинов [7, 16, 17]. Препарат значительно усиливает продукцию интерлейкина-2 лимфоцитами человека, активированными ФГА, и способствует экспрессии на лимфоидных клетках рецепторов для этого интерлейкина [5, 7, 10, 15]. Добавление препарата в культуру лимфоцитов, активированных субоптимальной дозой конканавалина А, уже через 16 часов сопровождалось повышенным накоплением эндогенного интерферона. Гропринозин стимулирует также активность натуральных киллеров (NK-клеток), стимулирует активность макрофагов как в отношении фагоцитоза, так и в отношении процессинга и презентации антигена, благодаря чему после приема препарата в день иммунизации или на следующий день в организме возрастает число антителопродуцирующих клеток; стимулирует синтез интерлекина-1, микробицидность, экспрессию мембранных рецепторов, способность реагировать на лимфокины и хемотаксические факторы [5, 7, 10, 15].

Таким образом, препарат обладает тимозиноподобным действием, стимулируя преимущественно клеточный иммунитет, особенно эффективно в условиях клеточного иммунодефицита.

Препараты инозина предохраняют от поствирусного ослабления клеточного синтеза РНК и белка в клетках, которые подверглись инфицированию. Это особенно важно по отношению к клеткам, занятым в процессах иммунологической защиты [5, 7, 10, 15].

Такое действие препаратов инозина не относится к вирусному РНК, синтез которого одновременно замедляется. Происходит нераспознавание или неправильное распознавание вирусного РНК с неправильной транскрипцией генетического кода вирусов [15]. Это препятствует использованию рибосомального РНК клеток для воспроизводства вирусов. Работы последних лет убедительно показывают, что Гропринозин обладает не только иммуностимулирующим, но и непосредственно противовирусным действием.

Благодаря указанным свойствам Гропринозин (инозин пранобекс) может быть с успехом использован для лечения и профилактики острых и хронических вирусных инфекций.

Препарат значительно облегчает течение инфекционного процесса, особенно при вирусных заболеваниях дыхательных путей, а также восстанавливает иммунологические нарушения, вызванные возбудителями.

Применение Гропринозина позволяет существенно оптимизировать лечение больных не только ОРВИ, но и такими вирусными инфекциями, как корь, краснуха, ветряная оспа, эпидемический паротит. Назначение данного препарата взрослым и детям в возрастной дозировке способствует быстрому снижению температуры тела, ликвидации симптомов интоксикации, ускоряет обратное развитие воспалительных процессов, предотвращает развитие неблагоприятных осложнений (пневмонии и отитов при кори; орхитов, оофоритов и панкреатитов при эпидемическом паротите) [7].

Кроме того, Гропринозин способен потенцировать противовирусное действие интерферона, ацикловира и ряда других противовирусных препаратов. Установлено, что применение Гропринозина при лечении больных гриппом, риновирусной, цитомегаловирусной инфекцией, вирусным гепатитом, острым вирусным энцефалитом, опоясывающим герпесом способствует уменьшению выраженности симптомов заболевания и его длительности [7, 15]. Препарат уменьшает частоту острых респираторных вирусных инфекций у часто болеющих, увеличивает продолжительность ремиссий при разных формах герпетической инфекции [7, 10, 12, 15]. Поэтому в период эпидемии гриппа рекомендуется заранее дать пациенту рекомендации по приему Гропринозина, чтобы он имел возможность начать лечение с первых часов заболевания. Это позволит смягчить течение болезни, избежать присоединения бактериальных осложнений, ограничит раннее и часто не нужное назначение антибиотиков.

В последние годы появилось очень много работ, указывающих на недопустимость назначения антибиотиков при вирусных инфекциях дыхательных путей. Так, профессор А.Б. Посснер из Виргинского университета (США) пишет: «Назначение антибиотиков при вирусных инфекциях верхних дыхательных путей является одним из примеров наиболее неразумного и постыдного их использования. В течение десятилетий студентов медицинских институтов учат тому, что простуда вызывается вирусами и что антибиотики на вирусы не действуют. Тем не менее в США из 110 миллионов рецептов, ежегодно выписываемых на антибиотики за пределами госпиталей, почти 50 миллионов приходится на простуду, грипп, бронхит, инфекции среднего уха и другие заболевания, которые обычно вызываются вирусами». Так как бактериальные осложнения на фоне ОРВИ присоединяются на 5–7-й день заболевания, назначение антибиотиков при этих процессах должно быть не ранее 5-го дня болезни [8].

У больных с различными формами вторичных иммунодефицитов применение препаратов инозина увеличивает количество и функциональную активность Т-лимфоцитов и натуральных киллеров, что способствует снижению частоты осложнений инфекций и даже смертности от них [7, 15].

Препарат обладает очень низкой токсичностью [7].

Таким образом, Гропринозин с успехом применяется для лечения инфекционных заболеваний вирусной этиологии (грипп, эпидемический паротит, корь, риновирусные инфекции), для лечения и профилактики в период эпидемии, а также при заболеваниях, вызванных Herpes simplex, Herpes zoster [7, 15].

Мы применяем у пациентов Гропринозин по 50 мг/кг массы тела в сутки в течение 5–7 дней при каждом эпизоде ОРВИ. Суточная доза Гропринозина делится на 3–4 приема. Можно применять упрощенную схему для расчета дозы Гропринозина — 500 мг (1 таблетка) на 10 кг массы тела в сутки, то есть если пациент весит 60 кг — 6 табл. в сутки (по 2 табл. 3 раза в сутки), если 80 кг — 8 табл. в сутки (по 2 табл. 4 раза в сутки), если 100 кг — 10 табл. в сутки (3 табл. утром и в обед и 4 табл. вечером).

Учитывая достаточно большой размер таблеток, для детей их можно ломать на несколько частей или растирать в порошок, а также разводить в небольшом количестве воды перед приемом.

Такие схемы применения позволяют значительно сократить и улучшить клиническое течение вирусных инфекций и сократить количество эпизодов ОРВИ в течение года.

На рис. 1 показана динамика исчезновения симптомов при ОРВИ (в днях) при применении Гропринозина по сравнению с обычным лечением.

На рис. 2 показаны частота ОРВИ и количество осложнений при ОРВИ в течение года у пациентов, принимавших Гропринозин.

Необходимо отметить, что Гропринозин может применяться как в комплексной терапии, так и в виде монотерапии, даже в остром периоде (за счет имеющегося противовирусного действия).


Bibliography

1. Астахова В. Интервью с заведующей кафедрой инфекционных болезней НМУ Ж.И. Возиановой / Здоров'я України. — 2001. — № 2. — С. 13.

2. Ершов Ф.И. Противовирусные средства // Клиническая фармакология и терапия. — 1995. — Т. 4. — С. 72-75.

3. Ершов Ф.И. Система интерферона в норме и патологии. — М.: Медицина, 1996. — С. 240.

4. Дранник Г.Н. Клиническая иммунология и аллергология. — 3-е изд., доп. — К.: ООО «Полиграфплюс», 2006. — 482 с.

5. Земсков В.М. Иммуномодулирующие свойства препаратов инозина и их аналогов // Успехи современной биологии. — Т. 107, вып. 1. — 1989. — С. 69-78.

6. Земсков В.М., Караулов А.В., Земсков А.М., Назаретян В.Г. Иммуномодуляторы в терапии легочной патологии. — М.: Медицина, 1995. — 67 с.

7. Компендиум. Лекарственные препараты 2005. — К.: Морион, 2005. — С. 181, 262.

8. Колопухина Л.В. Вирусные инфекции дыхательных путей // Русский медицинский журнал. — Т. 8. — 2000. — С. 23-31.

9. Противовирусные средства: Руководство для врачей и фармацевтов / Ф.Е. Ершов, С.Ю. Голубев, А.Л. Коваленко, Р.Ю. Ариненко / Под ред. М.Г. Романцова. — СПб., 1996. — 57 с.

10. Руденко А.О., Рибалко С.Л., Дядюн С.Т., Пархомець Б.А., Мельничук І.М., Берестова Т.Г., Василенко Л.Г. Клініко-експериментальні дослідження Гропринозину при грипі // Інфекційні хвороби. — 1998. — № 3. — С. 39-43.

11. Феклисова Л.А., Шебекова В.Н. Грипп // Новости медицины и фармации. — 2002. — № 19–20(123–124). — С. 17.

12. Хаитов Р.М., Пинегин Б.В. Иммуномодуляторы: механизм действия и клиническое применение // Иммунология. — 2003. — № 4. — С. 196-203.

13. Хаитов Р.М., Пинегин Б.В. Современные иммуномодуляторы: основные принципы их применения // Иммунология. — 2000. — № 5. — С. 4-7.

14. Чернушенко Е.Ф. Актуальные вопросы иммунокорригирующей терапии при аллергических заболеваниях // Астма та алергія. — 2002. — № 1. — С. 37-40.

15. Deborah M. Campoli-Richard, Eugene M. Sorkin, Rennie C. Heel. Inosine Pranobeks. A Preliminary Review of its Pharmacodinamic and Pharmacokinetic, and Therapeutic Efficacy // Drugs. — Vol. 32. — № 5. — P. 382-424.

16. Consolini R., Massai M., В otton U., Abadess A., Sini P. In vitro effects of levamisol and inosiplex (metisoprinol) on immunological parameters of peripheral blood lymphocytes from healthy subjects and acute lymphoblastic leukaemia patients // International Journal of Immunotherapy. — № 1. — 1985. — P. 51-55.

17. Hersey P., Bindon C., Bradly M., Hasic T. Effect of isoprinosine on interleukin 1 and 2 production and on suppressor cell activity in pokeweed mitogen stimulated cultures of B and T cells // International Journal of Immunopharmacology. — 1994. — № 6. — P. 321-328.


Back to issue