Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

International neurological journal 4(20) 2008

Back to issue

Стимол и синглетный кислород в комплексной терапии прогрессирующих мышечных дистрофий и амиотрофий с сочетанной кардиомио- и пневмопатией у детей и подростков

Authors: С.К. Евтушенко, М.Р. Шаймурзин, Л.Ф. Евтушенко, И.С. Евтушенко, П.А. Лепихов, Д.А. Сохань, Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького, Донецкий областной детский клинический центр нейрореабилитации

Categories: Cardiology, Neurology

Sections: Specialist manual

print version


Summary

В статье приводятся данные о применении стимола и синглетного кислорода при прогрессирующих мышечных дистрофиях. Описана сопутствующая патология (кардиомио-, пневмопатии), во многом определяющая характер течения заболевания и его исход.


Keywords

нейромышечные заболевания, стимол, синглетно-кислородная терапия, кардиомио-, пневмопатия.

Нейромышечные заболевания — клинически и генетически гетерогенная группа наследственно-дегенеративных заболеваний, характеризующаяся прогрессирующей мышечной слабостью и атрофиями. В Украине зарегистрировано свыше 1500 человек, страдающих нейромышечной патологией. Ежегодно выявляется около 200 первичных больных. Но, к сожалению, и смертность среди этой категории остается высокой [1].

В связи с ежегодным увеличением числа детей с прогрессирующими нейромышечными заболеваниями (НМЗ) в Украине в целом и Донецкой области в частности и отсутствием эффективных методов лечения на базе Областного детского центра нейрореабилитации с начала 1997 года выделены 4 самостоятельные специализированные стационарные койки для детей с нейромышечной патологией. За 10 лет (с 1997 по 2006 год) в нашем центре получили лечение 702 ребенка с нейромышечными заболеваниями в возрасте от полугода до 18 лет.

Целью реабилитации больных с НМЗ является максимально возможное сохранение или обновление двигательных функций, поддержание функциональной способности сохранных мышц, мышечной силы, функций сердца и легких, сохранение объема движений в суставах и мышцах, снижающегося вследствие развития контрактур и вторичных скелетных деформаций, социальная адаптация [2].

Для диагностики ранних проявлений прогрессирующих мышечных дистрофий и амиотрофий, их фенокопий сотрудниками кафедры десткой и общей неврологии ФПО ДонНМУ и сотрудниками ДОДКЦНР разработан диагностический и лечебный паттерн, адаптированный к практическому здравоохранению, который включает в себя:

1) клинический осмотр с использованием компьютерной диагностической программы «Нейромиоген» (С.К. Евтушенко с соавт., 1995);

2) биохимическое исследование ферментов крови (АЛТ, АСТ, КФК, ЛДГ) на аппарате «Фотометр-КФК-3»; исследование иммунологического статуса (Ts, Th, T, CD25, CD4/CD8);

3) электронейромиографию с помощью компьютерного электромиографа «Феникс-241» фирмы «НейроТех» (Россия) — используются стандартные накожные регистрирующие электроды, стимулирующие биполярные электроды; а при электромиографии — концентрические игольчатые электроды, включая одноразовые;

4) электрокардиографию (аппарат ЭК1К-01), при необходимости — холтеровский мониторинг ЭКГ с измерением АД;

5) ЭхоКГ (аппарат Logic 200 Pro Series);

6) исследование функции внешнего дыхания с помощью аппарата «Спиросефт-3000» (Япония);

7) консультацию ортопеда, педиатра, кардиолога, иммунолога, окулиста, психиатра, психолога;

8) биопсию мышц в затруднительных случаях дифференциальной диагностики первичных и вторичных мышечных дистрофий;

9) при затруднении постановки диагноза проводили МРТ головного, спинного мозга (аппарат Gyrocsan Intera T10, Голландия);

10) для исключения сосудистых аномалий проводили УЗДГ (аппарат Logidop-4 фирмы Kranzbuhler), цветное дуплексное сканирование (аппарат Sanoline Elegre advanced, Siеmens);

11) для исключения остеопороза проводили денситометрию костей (рентгеновский денситометр двуэнергетический фирмы General electric).

Проблема поражения сердечно-сосудистой и дыхательной систем при нейромышечных заболеваниях актуальна, поскольку летальный исход большинства из них обусловлен именно вовлечением сердца и дыхательных мышц в патологический процесс: сердечная мышца поражается первично вследствие дефицита того же структурного компонента, которого нет и в скелетной мышце. Состояние миокарда и дыхательной мускулатуры больных с НМЗ во многом определяет характер течения заболевания и его исход, тяжесть поражения сердечной мышцы и дыхательной мускулатуры прямо пропорциональна выраженности неврологической симптоматики. Одним из ведущих механизмов, приводящих к глубокой инвалидизации больных с НМЗ, является слабость дыхательной мускулатуры, приводящая к нарушению экскурсии грудной клетки, дыхание становится поверхностным, сопутствующая кардиальная патология (миокардиодистрофии, функциональная кардиопатия, диспластическая кардиопатия) приводит к нарушениям в малом круге кровообращения, что проявляется ухудшением микроциркуляции легких, что, в свою очередь, приводит к явной или скрытой хронической дыхательной недостаточности. Перечисленные причины, а также сниженная иммунная реактивность организма, церебрастенический, панастенический синдромы негативно сказываются на течении заболевания, порой приводят к «сбою» компенсаторных механизмов и, как результат, к декомпенсации патологического процесса [4, 5].

Для выявления динамики выраженности проявлений кардиомиопатий в паттерн диагностики, разработанный сотрудниками Центра нейрореабилитации, входили ЭКГ, ЭКГ-мониторинг нарушения сердечного ритма, ЭхоКГ. Результаты ЭКГ-исследований отражены в табл. 1.

Таким образом, наиболее часто выявляемыми изменениями на ЭКГ при прогрессирующих мышечных дистрофиях и амиотрофиях являются: синусовая тахикардия, синусовая аритмия, укорочение интервала P–Q, миграция источника ритма, суправентрикулярная экстрасистолия, нарушения внутрижелудочковой проводимости, нарушения процесса реполяризации желудочков, снижение вольтажа ЭКГ [6].

Применение клинико-патогенетических вариантов поражения сердечно-сосудистой системы, которые определены научными работниками Московского НИИ педиатрии и детской хирургии Минздрава РФ, мировые данные и собственные разработки позволили нам выделить следующие стадии патологического процесса при миодистрофии Дюшенна и Беккера:

1) диастолическая дисфункция миокарда по рестриктивному типу на стадии начальных проявлений заболевания (дети могут бегать, затруднены прыжки на двух ногах, подъем, спуск по лестнице) — 2 ребенка с ПМД Дюшенна (возраст 2–3 года) и 3 ребенка с ПМД Беккера (возраст 5–11 лет), эхокардиографические показатели: уменьшение диастолического диаметра (на 10–15 % от нормы) и объема левого желудочка (на 10–15 % от нормы), снижение фракции выброса левого желудочка (до 10–12 % от нормы);

2) миокардиальная стабилизация на стадии компенсации заболевания (дети не могут бегать, прыгать, затруднен подъем из положения сидя на кушетке, резко затруднен подъем по лестнице) — 11 детей с ПМД Дюшенна (возраст 4–7 лет) и 2 ребенка с ПМД Беккера (возраст более 12 лет); псевдонормализация эхокардиографических параметров);

3) систолическая дисфункция миокарда на стадии субкомпенсации (8–10 лет, могут ходить либо у опоры, либо при поддержке за одну руку, прогрессирующее развитие контрактур в голеностопных суставах, из положения лежа, сидя на кушетке самостоятельно встать не могут) — 12 детей, эхокардиографическая картина: увеличение систолического диаметра (на 10–15 % от нормы) и объема левого желудочка (на 10 % от нормы), уменьшение фракции выброса (17–19 % от нормы);

4) миокардиальная стабилизация на стадии декомпенсации А (10–11 лет, самостоятельно ходить не могут, прогрессирующее развитие контрактур в голеностопных и коленных суставах, могут самостоятельно сидеть без опоры, манипулятивная функция рук сохранена) — 4 человека, псевдонормализация эхокардиографических показателей;

5) гипокинезия миокарда на стадии декомпенсации В (12–15 лет, нарастание амиотрофического синдрома, выраженная кифосколиотическая деформация позвоночного столба, присоединение контрактур в локтевых суставах, резкое снижение манипулятивной функции рук) — 2 пациента, эхокардиографические параметры: увеличение систолического диаметра (на 25–30 % от нормы) и объема левого желудочка (на 25–30 % от нормы), снижение фракции выброса (на 20–25 % от нормы);

6) дилатация левого желудочка на стадии декомпенсации С (после 15 лет, выраженный амиотрофический синдром, прогрессирующая вегетативная недостаточность, трофические нарушения, больной нуждается в постоянном постороннем уходе) — 1 ребенок; эхокардиографические параметры: увеличение диастолического (на 30 % от нормы) и систолического диаметра (до 20 % от нормы) и объема левого желудочка (на 25–30 % от нормы), снижение фракции выброса (на 25–30 % от нормы).

Следует подчеркнуть, что подобные эхокардиографические варианты поражения сердечно-сосудистой системы были характерны только для миодистрофии Дюшенна и Беккера. При остальных формах миодистрофий и амиотрофий с быстро и медленно прогрессирующим течением патологического процесса подобные эхокардиографические изменения выявлены не были, что объясняется возрастными критериями больных, наблюдающихся в Областном детском центре нейрореабилитации. ЭхоКГ-изменения выражались в гиперкинезии левого желудочка, пролапсе митрального клапана 1–2-й степени, сопутствующем выявлении диспластических элементов в виде аномально расположенных хорд, дополнительных трабекул левого желудочка. Не исключено, что при ряде быстро прогрессирующих форм миодистрофий (ПМД Эрба — Рота, Роттауфа — Мортье — Бейера) и относительно доброкачественных формах (ПМД Эмери — Дрейфуса, Давиденкова, Говерса — Веландера) 6 вышеописанных вариантов поражения сердечно-сосудистой системы по данным ЭхоКГ выявляются позднее [7, 8].

Таким образом, первичность поражения сердечной мышцы при миодистрофии Дюшенна и Беккера не вызывает сомнения. Поэтому тщательное динамическое проведение ЭКГ- и ЭхоКГ-обследования позволяет выявить на ранних стадиях болезни поражение сердечно-сосудистой системы, определить стадию кардиомиопатии, прогнозировать дальнейшее развитие заболевания, подобрать патогенетически обоснованную терапию и попытаться затормозить прогрессирование патологического процесса.

На основе мировых, отечественных и собственных данных в Центре разработаны стандарты лечения больных с нейромышечными заболеваниями. Лечение, которое проводится больным, является комплексным и включает патогенетическую, специальную медикаментозную терапию с учетом степени тяжести заболевания (легкая, средняя, тяжелая), стадии (компенсации, субкомпенсации, декомпенсации), показателей ЭКГ и ЭхоКГ (клинико-патогенетические варианты поражения сердечено-сосудистой системы), физиотерапевтические процедуры, синглетно-кислородную терапию, лечебную физкультуру (дыхательная гимнастика, стренч-гимнастика), специальную диету, электроакупунктуру, щадящий массаж функционально сохранных мышц [9].

Медикаментозное лечение назначается с учетом полученных результатов клинико-инструментального исследования, с обязательным учетом сопутствующей патологии (кардиомио-, пневмопатии). При доброкачественных формах ПМД (Говерса — Веландера, Давиденкова, Бетлема, Беккера, Эмери — Дрейфуса) в стадии стойкой компенсации, при легкой, легко-средней степени тяжести заболевания назначаются курсами метаболические препараты, действие которых направлено на улучшение, поддержание обменных, энергетических процессов неповрежденных миоцитов, кардиомицитов. К таким препаратам относятся: АТФ-лонг, кардонат, элькар, кудесан, милдронат, калия оротат, магнерот, витамин Е, метионин. Назначаются по 1–2 препарата курсами 2–3 раза в год.

При доброкачественных формах в стадии субкомпенсации, при средней степени тяжести заболевания, на ранних стадиях патологического процесса, в стадии компенсации при злокачественных (быстро прогрессирующих) формах ПМД (Дюшенна, Эрба — Ротта) назначаем 10% раствор карнитина хлорида (данный препарат обладает метаболическим, нейротрофическим, кардиотрофическим и антиоксидантным свойствами) c кокарбоксилазой, аскорбиновой кислотой в/в капельно на фоне в/м введения пиридоксина гидрохлорида и перорального приема метионина. Курс № 10, 3–4 курса в год с дальнейшим переходом на пероральный прием карнитинсодержащего препарата в амбулаторных условиях длительностью до 2 мес. У детей до 5 лет предпочтение отдаем жидким формам карнитинсодержащих препаратов (элькар, триметабол) ввиду удобства применения и лучшей переносимости. В стадии субкомпенсации, при начальных проявлених декомпенсации миопатического процесса используем неотон (фосфокреатин, супер-АТФ) в/в капельно. Курс № 5, 3–4 курса в год.

На стадии развернутой клинической картины миодистрофии Дюшенна в течение года назначаем иммуноглобулин нормальный человека в дозе 5 мл/кг на инфузию. Весь объем иммуноглобулина растворяется в 3–4 раза изотоническим раствором и вводится со скоростью 15 капель в минуту. Количество инфузий — от 3 до 5. На фоне малых доз преднизолона по 5 мг 1 р/день — 3–6 мес.

В данной работе мы проанализировали эффективность сочетанного применения стимола и синглетного кислорода в терапии прогрессирущих мышечных дистрофий, сочетающихся с кардиомиопатиями у 88 детей.

Наши исследования базировались на гипотезе возникновения патологического метаболического каскада, приводящего к деструкции миоцита и замещению мышцы волокнами соединительной ткани. Поэтому мы попытались разработать один из альтернативных путей энергетического обеспечения сохранной мышечной ткани, функциональная активность которой сопряжена с энергетическим пулом ацетил-КоА в митохондриях. При недостатке кислорода прекращается окисление пирувата, приводящее к накоплению молочной кислоты и ацидозу (анаэробный гликолиз), «параличу» энергетических процессов. Поэтому у детей с прогрессирующими мышечными дистрофиями и амиотрофиями мышечное волокно неспособно поддерживать мышечное сокращение заданной интенсивности. Избыточное количество ионов аммония, влияя на метаболизм, стимулирует гиперпноэ, что усугубляет утомление [5]. Основным путем выведения аммиака является синтез мочевины в гепатоцитах. Любой фактор, действующий в направлении образования мочевины, уменьшает степень утомления, связанного с гипераммониемией [5]. Поэтому метаболическое лечение должно включать 2 момента: 1) введение вещества, способного выступать в роли метаболического посредника, помогающего обойти аммиачный блок окислительного пути и ограничить накопление молочной кислоты посредством переориентации ее в сторону глюконеогенеза (таким веществом является малат); 2) назначение промежуточных продуктов цикла мочевины (цитруллин), что способствует ускорению данного цикла и выведению аммиака. Такими свойствами обладает препарат стимол лаборатории Biocodex (Франция), содержащий в качестве активного вещества 50% раствор малата цитруллина в дозе 2 г, который действует на клеточный метаболизм.

Стимол применялся нами в виде питьевого раствора в следующих дозировках: 2–5 лет — по 100 мг (1/2 пакетика) 2 раза/сут., 5–12 лет — по 200 мг (1 пакетик) 2 раза/сут., старше 12 лет — по 200 мг (1 пакетик) 3 раза/сут. в течение 30 дней курсами (каждые 3 месяца).

Для потенцирования активации глицерофосфатного пути утилизации глюкозы, соединений гликолитических ферментов, а также ферментов окислительного фосфорилирования митохондрий использовали синглетно-кислородную терапию на аппарате Valkion компании Poly-Valk (Швеция). Механизм действия основан на фотохимической сенсибилизации воздуха или воды с помощью галогеновой лампы с образованием вторичного синглетного кислорода, несущего дополнительный заряд энергии, усиливающего фосфорилическое дыхание митохондрий. Кроме того, патогенетический эффект Valkion-терапии включает активацию клеточного метаболизма; снижение гипоксии тканей; нормализацию реологических свойств крови; восстановление слизистой бронхов; нормализацию функции внешнего дыхания; улучшение дренажной функции бронхов; положительные изменения динамики ЭКГ; снижение уровня молочной кислоты в мышцах [9, 10].

Мы использовали следующую схему: 1-й день — 100 мл воды, 5 мин ингаляции; 2–3-й день — 150 мл воды, 9 мин ингаляции; 4-й и последующие дни — 200 мл воды, 14 мин игаляции. Курс № 15, 3–4 курса в год.

Стимол в сочетании с патогенетической терапией, включая Valkion-терапию, получали 88 больных с НМЗ в возрасте от 2 до 15 лет, из них 32 ребенка с прогрессирующей мышечной дистрофией Дюшенна, характеризующейся быстро прогрессирующим (злокачественным) течением патологического процесса, основными клиническими симптомами являются: слабость и атрофии мышц преимущественно тазового, плечевого пояса, проксимальных отделов верхних и нижних конечностей; псевдогипертрофии икроножных, четырехглавых мышц; макроглоссия; когнитивные нарушения в 70 % случаев; раннее развитие контрактур (чаще в коленных, голеностопных суставах); кардиомиопатии. Дебют — 2–5 лет. Имеет Х-сцепленный тип наследования.

1 ребенок с миодистрофией Беккера (псевдогипертрофический доброкачественный тип). Фенотипические различия между миодистрофиями Дюшенна и Беккера проявляются более поздним дебютом (после 5–10 лет) и мягким течением. Нарушение интеллекта не характерно, ретракции ахилловых сухожилий, кардиальные проблемы выражены незначительно. Х-сцепленный тип наследования.

1 ребенок с ПМД Бетлема, характеризующейся дебютированием в раннем детстве, доброкачественным течением с нормальной продолжительностью жизни, конечностно-поясным типом распределения амиотрофий, сохранностью лицевых мышц, контрактурами в межфаланговых, локтевых и голеностопных суставах, кардиальные проявления минимальны. 2 больных с ПМД Эрба — Рота, основными ранними клиническими признаками является поражение мышц тазового и/или плечевого пояса, межлопаточной области с появлением «крыловидных» лопаток. Развиваются выраженные деформации позвоночного столба преимущественно в виде поясничного гиперлордоза, кифосколиоза как следствие слабости и атрофии мышечного корсета спины. Дебют — 3–6 лет. Течение злокачественное с развитием кардио-, пневмопатий.

4 ребенка с ПМД Говерса — Веландер (дистальная миодистрофия). Течение доброкачественное, медленно прогрессирующее. Дистальная миодистрофия с началом в детстве дебютирует после 4 лет. Симптоматика поражения мышц дистальных отделов конечностей. Ведущими симптомами являются шлепающие стопы, слабость мышц — разгибателей кисти. Кардиальные проблемы выражены незначительно.

2 больных с ПМД Эмери — Дрейфуса. Дебютирует между 4-м и 15-м годами жизни. Первым симптомом является ходьба на пальцах. Ранние и характерные признаки — сгибательные контрактуры в локтевых суставах и разгибателях кисти, ретракции ахилловых сухожилий. Затем развиваются слабость и атрофия двуглавых и треглавых мышц плеча, далее присоединяются мышцы плечевого пояса. Примерно в 20-летнем возрасте наступает относительная стабилизация. Витальный прогноз всецело зависит от степени вовлечения в патологический процесс сердечной мышцы (чаще определяется нарушение сердечной проводимости).

2 пациента с ПМД Роттауфа — Мортье — Бейера. Характерной чертой болезни являются быстропрогрессирующие, ранние и выраженные сухожильные ретракции и контрактуры. От ПМД Эмери — Дрейфуса отличается более диффузным распределением мышечных дистрофий и большей скоростью прогрессирования патологического процесса. Кардиомиопатии выражены (нарушением ритма).

3 больных с ПМД Давиденкова. Для этой формы характерна слабость перонеальной и плечевой мускулатуры, что проявляется в различной последовательности или одновременно. Имеет мягкое течение. Кардиомиопатии не типичны.

3 пациента со спинальной амиотрофией 2-го типа (промежуточный тип). Возраст начала заболевания — до 18 мес. Симтоматика «вялого ребенка»: генерализованная мышечная слабость, арефлексия, выраженная гипотония, быстрое и выраженное развитие костно-суставных деформаций в виде кифосколиоза, формирования «вдавленной» грудной клетки, контрактур в голеностопных, коленных суставах. Больные могут сидеть, в 40 % случаев могут самостоятельно стоять, в 20 % — могут ходить без поддержки в ортопедической обуви. Интеллект сохранен. Развитие кардиомиопатий обусловлено грубейшей кифосколиотической деформацией позвоночного столба, поэтому ношение корсетов, реклинаторов считаем обязательным.

5 больных со спинальной амиотрофией Кугельберга — Веландер (3-й тип). Возраст начала заболевания — после 18 месяцев. Генерализованная мышечная слабость и гипотония, диффузные мышечные атрофии, преимущественно проксимальных отделов конечностей. Характерно наличие фасцикуляций в мышцах языка, пальцев, проксимальных отделов. Больные длительное время сохраняют способность стоять и ходить. Течение относительно доброкачественное. Кардиальные проблемы не выражены.

1 ребенок с дистальной спинальной амиотрофией. Заболевание начинается со слабости и атрофии передней группы мышц голени, мышц — разгибателей кисти, сочетающихся с деформацией стоп и кистей. Часто выявляется атрофия икроножных мышц. Течение медленно прогрессирующее.

25 детей с невральной амиотрофией Шарко — Мари 1-го типа. Симптомы заболевания проявляются обычно на 1-м десятилетии жизни. Дети предъявляют жалобы на боли в мышцах голени, возникающие после физической нагрузки, затруднения при беге или подъеме по лестнице, утомляемость, частые падения. Чаще дети ходят с упором на передние отделы стоп. Патологический процесс имеет восходящий тип поражения. Раньше других страдает вибрационная и тактильная чувствительность. Характерны полая стопа с молоточкообразной деформацией пальцев, формирование стопы Фридрейха. Течение заболевания медленно прогрессирующее.

3 больных с невральной амиотрофией Шарко — Мари 2-го типа. Клинически заболевание напоминает наследственную моторно-сенсорную невропатию (НМСН) 1-го типа, но проявляется позднее (13–16 лет), реже вовлекаются руки, менее выражены признаки нарушения чувствительности и деформации стопы. Одним из главных критериев, помогающим дифференцировать заболевание от НМСН 1-го типа, является ЭНМГ: при НМСН 1-го типа нет существенного снижения скоростей распространения возбуждения, отмечается выраженное или даже полное отсутствие М-ответа.

Всем больным производилась электронейромиография с помощью компьютерного электромиографа «Феникс-241» фирмы «НейроТех» с использованием накожных и концентрических игольчатых электродов.

Электромиографическое исследование проводилось для определения уровня поражения (нейрональный, невральный, мышечный), степени поражения различных мышечных групп, определения спонтанной активности.

Основные параметры ЭМГ, проведенной с помощью концентрического игольчатого электрода, позволяющие определить характер и прогноз течения патологического процесса при миодистрофиях, отражены в табл. 2.

Для нейронального (переднерогового) типа поражения характерно:

— увеличение длительности и амплитуды ПДЕ, причем у пациентов со спинальной амиотрофией Верднига — Гоффмана было выявлено значительное увеличение длительности (40 % и более), амплитуды ПДЕ (до 3000–5000 мкВ при норме 350–600 мкВ);

— доля полифазных потенциалов до 90 % (рис. 3).

Для неврального типа поражения характерно:

— увеличенние амплитуды ПДЕ (до 1500–3000 мкВ);

— увеличение длительности (на 15–40 %);

— увеличение числа полифазных ПДЕ (60–80 %) (рис. 4).

Для миелинопатии характерно (рис. 5):

— снижение амплитуды М-ответа до 35 % от минимально допустимого значения;

— снижение скоростей проведения импульса свыше 50 % от нормы;

— М-ответ «растянут».

Для аксонопатии характерно (рис. 6):

— снижение амплитуды более 50 % от минимально допустимого значения;

— скорость проведения импульса в пределах нормы или снижена до 9 % от нормы;

— длительность М-ответа снижена.

С целью определения вентиляционной функции легких и биомеханики детям была произведена спирометрия на аппарате «Спиросефт-3000» (Япония). У всех детей был выявлен обструктивный тип нарушения вентиляционной функции легких, обусловленный внелегочными причинами.

Катамнез наблюдения для каждого ребенка составлял 1 год. Состояние оценивали по специально разработанной шкале эффективности реабилитации детей с нейромышечной патологией (авторы — С.К. Евтушенко, М.Р. Шаймурзин, 2005) (табл. 3).

Динамика клинической картины описана в табл. 4.

В результате проведенного лечения улучшение было отмечено у 49 больных, в том числе у 17 детей с прогрессирующей мышечной дистрофией Дюшенна, 5 детей с ПМД Беккера, 1 ребенка с ПМД Бетлема, 4 детей с ПМД Говерса — Веландер, 2 больных с ПМД Эмери — Дрейфуса, 1 пациента с ПМД Роттауфа — Мортье, 3 больных с ПМД Давиденкова, 1 пациента со спинальной амиотрофией 2-го типа, 3 больных со спинальной амиотрофией Кугельберга — Веландер, 9 детей с невральной амиотрофией Шарко — Мари 1-го типа, 3 больных с невральной амиотрофией Шарко — Мари 2-го типа.

Минимальный положительный эффект отмечен при невральных амиотрофиях 1-го типа на стадии выраженных клинических проявлений. Отсутствие клинического эффекта отмечено у детей с ПМД Дюшенна, Эрба — Рота на стадии декомпенсации, при спинальной амиотрофии 2-го типа.

Как видно из табл. 4, достоверное улучшение в статусе детей отмечено в виде нарастания мышечной силы, увеличения переносимости физических нагрузок, нарастания мышечного тонуса верхних и нижних конечностей. По данным ЭхоКГ отмечена тенденция к стабилизации параметров.

У 39 детей существенной положительной динамики отмечено не было, в том числе у 15 детей с ПМД Дюшенна, 1 пациента с ПМД Роттауфа — Мортье — Бейера, 2 детей со спинальной амиотрофией 2-го типа, 2 больных со спинальной амиотрофией Кугельберга — Веландера, 1 ребенка с дистальной спинальной амиотрофией, 16 детей с невральной амиотрофией Шарко — Мари.

Таким образом, сочетанное применение препарата стимол и Valkion-терапии наиболее эффективно при доброкачественных формах, на стадиях компенсации, при начальных проявлениях быстро прогрессирующих форм миодистрофий.

В целом полученные данные позволяют сделать вывод, что сочетанное применение стимола и синглетного кислорода на ранних стадиях миопатического процесса дает возможность задержать прогрессирование патологического процесса благодаря энергетическому обеспечению сохранной мышечной ткани, функциональная активность которой сопряжена с энергетическим пулом ацетил-КоА в митохондриях, что способствует заметному улучшению качества жизни, увеличению переносимости физических нагрузок, продлению срока самостоятельной ходьбы и возможности проведения радикальных методов лечения.


Bibliography

1. Мартынюк В.Ю., Зинченко С.М. Основы медико-социальной реабилитации детей с органическими поражениями нервной системы: Учебно-методическое пособие. — К., 2005. — 416 с.

2. Евтушенко С.К., Шаймурзин М.Р., Лисовский Е.В., Сажнева И.А., Евтушенко Л.Ф., Дегонская Е.В., Бутев Е.В., Воропаев В.Н. Интенсивные технологии в терапии и реабилитации прогрессирующих и медленно прогрессирующих форм нейро-мышечной патологии // Соціальна педіатрія. — К., 2005. — Вип. 3. — С. 178-181.

3. Окнин В.Ю., Федотова А.В., Вейн А.М. Применение малата цитруллина (стимола) у лиц с вегетативной дистонией в сочетании с артериальной гипотензией //Журнал неврологии и психиатрии. — 1999. — № 1. — С. 30-33.

4. Ciurana A., Benthel M., Berrebi A. et al. // Русский медицинский журнал. — 1997. — Т. 5, № 16. — 1026-1035.

5. Сonny M., van Ravenswaaij-Ants et al. // Ann. Inerh. Med. — 1993. — Vol. 93, № 118. — 436-447.

6. Vanuxen P. et al. // Expation scientifique francaise. — 1990. — 9. — 477-481.

7. Pilgrim I.A., Stansfeld S., Marmot M. // BMI. — 1992. — Vol. 11, № 304 (6819). — 75-78.

7. Nishidaki R., Haffori T., Nagano T., Hirano T. Apoptotic cell killing effect caused by Singlet oxygen // Abstr. Sth. Bicen. Maet. Int. Soc. Free Radic. Res. «Free Radic. Res. 21-st Century». Sao Paolo, 7–11 Sept., 1998. — P. 135.

8. Ryu A., Naru E., Aracana K. Cross-linking of collagen by singlet oxygen generated with UV-A // Chem. Pharm. Bull. — 1997. — № 45. — P. 1243-1247.

9. Soussi B. Investigation of the effects of singlet oxygen factor on energy metabolism and oxygen free radical generation // Singlet oxygen therapy. Ukrainian-English Special Edition. — 1999. — P. 40-42. 

Similar articles

Authors: О.С. ЕВТУШЕНКО, М.Р. ШАЙМУРЗИН, И.С. ЕВТУШЕНКО, Е.В. ЛИСОВСКИЙ, Н.В. ЯНОВСКАЯ, Донецкий областной детский клинический центр нейрореабилитации
International neurological journal 5(21) 2008
Date: 2009.02.27
Categories: Neurology, Pediatrics/Neonatology
Sections: Specialist manual
Authors: Евтушенко С.К., Кафедра детской и общей неврологии ФИПО, Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького; Шаймурзин М.Р., Донецкий областной детский клинический центр нейрореабилитации; Евтушенко И.С., Кафедра клинической фармакологии, клинической фармации и фармакотерапии, Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького
International neurological journal 4(26) 2009
Date: 2009.08.28
Categories: Neurology
Authors: С.К. Евтушенко, М.Р. Шаймурзин, О.С. Евтушенко, Л.Ф. Евтушенко, Е.В. Дегонская, И.С. Евтушенко, Д.А. Сохань, Донецкий областной детский клинический центр нейрореабилитации, Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького
International neurological journal 4(14) 2007
Date: 2008.06.06
Categories: Neurology
Sections: Specialist manual
Нейромышечные заболевания у детей: проблемы ранней диагностики и современной медицинской и социальной реабилитации
Authors: Евтушенко С.К., Шаймурзин М.Р., Евтушенко О.С. - Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького, Донецкий областной детский клинический центр нейрореабилитации
International neurological journal 5 (59) 2013
Date: 2013.09.12
Categories: Neurology, Pediatrics/Neonatology
Sections: Clinical researches

Back to issue