Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

International journal of endocrinology 5(17) 2008

Back to issue

Исследование ассоциации ряда генов-кандидатов с диабетической полиневропатией при сахарном диабете 1-го типа

Authors: Е.В. Спицина, Лаборатория молекулярной диагностики и геномной дактилоскопии ФГУП «Государственный научно-исследовательский институт генетики и селекции промышленных микроорганизмов» (ФГУП «ГосНИИ генетика»), г. Москва

Categories: Neurology, Endocrinology

Sections: Clinical researches

print version

Введение

В настоящее время сахарный диабет (СД) 1-го типа относят к многофакторным, полигенным заболеваниям. Это заболевание является одной из основных причин ранней инвалидизации и смертности больных, что в первую очередь обусловлено развитием его сосудистых осложнений. К последним относятся микроангиопатия — поражение капилляров, артериол и венул, клиническим проявлением которой является невропатия, ретинопатия и нефропатия, и макроангиопатия — поражение сосудов крупного и среднего размера, которые приводит к инфаркту миокарда, инсульту и гангрене нижних конечностей.

Значение генетических факторов в развитии СД и его осложнений в настоящее время общепризнано. Актуальность исследований в области генетики СД 1-го типа и его осложнений определяется главным образом тем, что эти исследования позволяют приблизиться к идентификации генов, предрасполагающих к развитию осложнений при СД 1-го типа, и пониманию того, какие именно гены и как определяют развитие этого заболевания и его осложнений, в частности диабетической полиневропатии.

Диабетическая полиневропатия (ДПН) представляет собой серьезную медико-социальную проблему. Поражение нервной системы при СД 1-го типа сопровождается симптоматикой, у ряда больных значительно снижающей качество жизни. ДПН при СД 1-го типа лишь условно можно считать его осложнением, так как функциональные нарушения со стороны периферической нервной системы наблюдаются уже в дебюте заболевания, что связано с высокой чувствительностью нервных клеток к повышенной концентрации глюкозы.

Генетическая предрасположенность к развитию ДПН при СД 1-го типа связана с наследованием определенных аллелей обычных «здоровых» генов. Иногда эти аллели, которые определяют предрасположенность к развитию ДПН при СД 1-го типа и сцеплены с заболеванием, называют этиологическими мутациями, или вариантами. Часто этиологические варианты широко распространены в популяции, но при этом каждый из них сам по себе не приводит к развитию заболевания. Только наличие определенной комбинации этиологических вариантов в целом ряде генов, определяющих предрасположенность к заболеванию и его осложнениям, может приводить к физиологическим нарушениям, находящим свое выражение в развитии ДПН при СД 1-го типа.

В связи с этим большое значение отводится изучению генетической предрасположенности к развитию осложнений СД 1-го типа с использованием полиморфных маркеров различных генов-кандидатов, то есть тех генов, чьи белковые продукты (регуляторные и структурные белки) могут быть потенциально вовлечены в развитие какого-либо заболевания. Для каждой многофакторной, полигенной патологии очерчивают определенный круг генов-кандидатов.

Исследование генов-кандидатов позволяет определить, существуют ли вообще для данной патологии в конкретной популяции предрасполагающие или предохраняющие генетические факторы (маркеры) и можно ли с помощью этих маркеров предсказать развитие болезни и ее осложнений задолго до появления симптомов, то есть прогнозировать течение заболевания.

Целью данной работы явилось изучение ассоциации с ДПН при СД 1-го типа полиморфных маркеров нескольких генов-кандидатов. Эти гены кодируют белок р53 (TP53), NO-синтетазу клеток эндотелия (NOS3) сосудов, пероксидазу глутатиона 3 (GPX3), β3-субъединицу G-белка (GNB3), переносчик АТФ/АДФ 1-го типа (ANT1), хеликазу митохондриальной ДНК (мтДНК) (PEO1), ДНК-полимеразу гамма 1 (POLG1) и поли(АДФ-рибозил)полимеразу (ADPRT1).

Предполагается, что продукты этих генов могут быть вовлечены в патогенез сосудистых осложнений СД. В настоящей работе исследована ассоциация полиморфных маркеров данных генов с развитием ДПН при СД 1-го типа в русской популяции г. Москвы.

Материалы и методы

Формирование группы больных СД 1-го типа с наличием и отсутствием диабетической полиневропатии. Группы больных были сформированы из числа пациентов отделения эндокринологии Центральной клинической больницы Министерства путей сообщения Российской Федерации (ЦКБ МПС РФ) и обратившихся на амбулаторный прием на кафедру эндокринологии и диабетологии Российской медицинской академии последипломного образования (РМАПО), а также в ФГУ «Эндокринологический научный центр (ЭНЦ) Росмедтехнологий».

Для проведения исследования использовали геномную ДНК 213 больных СД 1-го типа с наличием («ДПН+») и отсутствием («ДПН–») ДПН. Группы пациентов формировали по принципу не перекрывающихся («полярных») фенотипов. В группу «ДПН+» вошли 100 больных с длительностью СД не менее 5 лет и наличием ДПН. Контрольную группу «ДПН–» составили 113 пациентов, болеющих СД 1-го типа на протяжении 10 и более лет без клинического диагноза ДПН. Характеристики групп больных представлены в табл. 1.

Геномную ДНК пациентов использовали для амплификации фрагментов ДНК, содержащих полиморфные маркеры ряда генов, предположительно вовлеченных в патогенез ДПН при СД 1-го типа.

Анализ нуклеотидных последовательностей интересующих нас хромосомных областей осуществляли с помощью системы NCBI в сети Интернет (www.ncbi.nlm.nih.gov), используя при этом следующие разделы: MapView (расположение этих полиморфных маркеров на хромосоме), dbSNP (информация об однонуклеотидных полиморфизмах). Для подбора праймеров и рестриктаз использовали пакеты программ DNAStar и VectorNTI 9.0.

Идентификация аллелей полиморфных маркеров проводилась с использованием полимеразной цепной реакции, дальнейшего расщепления фрагментов ДНК рестриктазами и электрофоретического разделения фрагментов ДНК в 8–12% полиакриламидном геле или в 2–3% агарозном геле.

Результаты и их обсуждение

Исследование ассоциации полиморфных маркеров C(–594)CC и Pro72Arg гена TP53 с ДПН при СД 1-го типа

В нашей работе частоты аллелей полиморфного маркера С(–594)CС в группах «ДПН+» и «ДПН–» были следующими: аллель СС — 0,110 и 0,146, аллель С — 0,890 и 0,854 соответственно. Частоты генотипов: в группе «ДПН+»: СС/СС — 0,000, С/СС — 0,220, С/С — 0,780; в группе «ДПН–»: СС/СС — 0,000, С/СС — 0,292, С/С — 0,708 (табл. 2).

Этот полиморфный маркер расположен в промоторной зоне гена ТР53 и может, предположительно, влиять на регуляцию транскрипции. Однако различия в распределении частот аллелей и генотипов в сравниваемых в нашей работе группах не были статистически достоверными. Таким образом, полиморфный маркер С(–594)CС гена TР53 не ассоциирован с ДПН при СД 1-го типа в русской популяции г. Москвы.

Частоты аллелей полиморфного маркера Pro72Arg в группах «ДПН+» и «ДПН–» составили: аллель Pro — 0,330 и 0,491, аллель Arg — 0,670 и 0,509. Известно, что в различных популяциях частота аллеля Pro составляет от 0,17 (среди саамов Швеции) до 0,63 (у негров Нигерии) (Beckman et al., 1994). В большом популяционном исследовании, проведенном в России, частота аллеля Pro составила 0,307 у белорусов и 0,246 у русских из г. Смоленска (Khrunin et al., 2005). Наблюдаемые нами в группах больных СД 1-го типа частоты аллелей данного маркера близки к полученным в этом популяционном исследовании.

Распределились частоты генотипов следующим образом: в группе «ДПН+»: Pro/Pro — 0,160, Pro/Arg — 0,340, Arg/Arg — 0,500; в группе «ДПН–»: Pro/Pro — 0,301, Pro/Arg — 0,381, Arg/Arg — 0,319 (табл. 3).

Сравнительный анализ выявил достоверные различия частот аллелей и генотипов данного полиморфного маркера в группах «ДПН+» и «ДПН–». При этом риск развития патологии оказался связан с носительством аллеля Arg (OR = 1,96; 95% CI = 1,32–2,90) и генотипа Arg/Arg (OR = 2,14; 95% CI = 1,23–3,73). Аллель Pro, напротив, ассоциирован с пониженным риском развития ДПН (OR = 0,51; 95% CI = 0,34–0,76), так же как и генотип Pro/Pro (OR = 0,44; 95% CI = 0,23–0,86).

Полученные нами результаты позволяют говорить об ассоциации полиморфного маркера Pro72Arg гена TP53 с ДПН у больных СД 1-го типа русских жителей г. Москвы. Ассоциация этого полиморфного маркера с ДПН свидетельствует о важной роли белка р53 в патогенезе данного осложнения СД.

Исследование ассоциации полиморфного маркера T(–786)C гена NOS3 с ДПН при СД 1-го типа

Ген NOS3 расположен на хромосоме 7 в области q36 (Marsden et al., 1993; Robinson et al., 1994) и состоит из 26 экзонов. В экзонах и интронах этого гена был обнаружен ряд полиморфных участков, из которых в большинстве исследований использовали два: минисателлит в интроне 4 (ecNOS4a/4b), состоящий из 4 (аллель 4a) или 5 (аллель 4b) повторяющихся единиц длиной 27 п.н. (Miyahara et al., 1994), и однонуклеотидный полиморфизм (G/T) в положении 894 в экзоне 7, которому соответствует аминокислотный полиморфизм в положении 298 (Glu298Asp) (Shimasaki et al., 1998). Кроме того, в единичных работах использовался полиморфный маркер Т(–786)С, расположенный в области промотора в положении –786.

На материале русской популяции г. Москвы была показана ассоциация полиморфного маркера Т(–786) гена NOS3 с развитием диабетической нефропатии при СД 1-го типа. Риск развития диабетической нефропатии в этом случае был существенно выше у носителей генотипа СС по сравнению с носителями генотипов ТС и ТТ (Носиков, 2004).

В японской популяции была обнаружена ассоциация полиморфного маркера ecNOS4a/4b гена NOS3 с диабетической нейропатией у больных СД 2-го типа. У больных с ДПН содержание аллеля 4а и генотипа 4а/4а и 4а/4b связано с повышенным риском развития данной патологии, в то время как носительство аллеля 4b и гомозигот 4b/4b является защитным фактором (Tanaka et al., 1998).

В нескольких работах было показано, что полиморфизм ecNOS4a/4b ассоциирован с уровнем нитросоединений (нитратов и нитритов) в крови, напрямую связанным со скоростью выработки NO эндотелием сосудов. У австралийцев и японцев, гомозиготных по аллелю 4a, содержание нитросоединений было понижено (Wang et al., 1997; Tsukada et al., 1998). В условиях окислительного стресса под действием перекисей и свободных радикалов кислорода резко снижается содержание окиси азота в плазме, что способствует развитию патологических изменений в сосудах и прогрессированию атеросклероза.

Таким образом, с высокой степенью вероятности можно сделать вывод о том, что ген NO-синтетазы клеток эндотелия (NOS3) не только вовлечен в развитие сердечно-сосудистых патологий, но и связан с генетической предрасположенностью к сосудистым осложнениям при СД 1-го и 2-го типа.

В нашей работе аллели полиморфного маркера Т(–786)С выявляли после расщепления амплифицированного фрагмента длиной 273 п.н., содержащего полиморфный участок, рестриктазой MroNI. Фрагмент ДНК, содержащий аллель Т, остается нерасщепленным, в то время как фрагмент ДНК, содержащий аллель С, расщепляется на фрагменты размером 172 и 101 п.н.

При исследовании распределения аллелей и генотипов полиморфного маркера Т(–786)С гена NOS3 среди больных СД 1-го типа с наличием и отсутствием ДПН обнаружено преобладание частоты аллеля Т над частотой аллеля С и встречаемости генотипа СС над встречаемостью генотипов ТТ и ТС в обеих исследованных группах (табл. 4).

Однако различия в распределении аллелей и генотипов в обеих группах были незначительными и носили недостоверный характер. Таким образом, полиморфный маркер Т(–786)С гена NOS3 не ассоциирован с ДПН при СД 1-го типа в русской популяции г. Москвы.

Решение о проведении исследования по поиску ассоциации полиморфного маркера T(–786)C гена NOS3 у больных СД 1-го типа с ДПН было принято на основании того, что в нашей лаборатории была обнаружена ассоциация этого полиморфного маркера с диабетической нефропатией при СД 1-го типа. Причем риск развития диабетической нефропатии был существенно выше у носителей генотипа СС по сравнению с носителями генотипов ТС и ТТ (Носиков, 2004).

Исследование ассоциации полиморфного маркера G4077A гена GPX3 с ДПН при СД 1-го типа

Пероксидазы глутатиона (GPX) — важнейшие ферменты, обеспечивающие инактивацию активных форм кислорода, так как они разрушают перекись водорода и гидроперекиси липидов. Хотя эти ферменты обнаруживаются повсеместно, уровень каждой изоформы зависит от типа ткани.

Ген GPX3 расположен в области 5q32-q33.1 и состоит из 5 экзонов и 4 интронов (Chu, 1994). В нашей работе мы исследовали полиморфный участок G4077A, расположенный в 1 интроне этого гена. Полиморфный маркер G4077A гена GPX3 представляет собой однонуклеотидный полиморфизм: остатки гуанина или аденина в положении 4077 нуклеотидной последовательности, не приводящие к аминокислотному полиморфизму.

Считается, что пероксидаза глутатиона 3 (GPX3) присутствует в основном в плазме и действует как антиокислитель, защищая клеточные мембраны. Фермент GPX3 инактивирует перекиси фосфолипидов, таким образом напрямую участвуя в защите мембран. Хотя GPX3 синтезируется в разных тканях, но основной источник этого фермента находится в почках.

В нашей работе в группах «ДПН+» и «ДПН–» частота аллеля А преобладала над частотой аллеля G, а встречаемость гомозигот АА — над встречаемостью генотипов GG и GA.

При сравнении распределения аллелей и генотипов полиморфного маркера G4077A гена GPX3 в группах больных СД 1-го типа с наличием и отсутствием диабетической полиневропатии не было обнаружено никаких статистически достоверных различий. Это свидетельствует об отсутствии ассоциации между данным полиморфным маркером и ДПН при СД 1-го типа в исследованной нами выборке. Литературные данные об исследовании ассоциации этого полиморфного маркера с развитием ДПН при СД 1-го типа в других популяциях отсутствуют.

Исследование ассоциации полиморфного маркера С825Т гена GNB3 с ДПН при СД 1-го типа

G-белки — гетеротримеры, в которых α-субъединица непрочно связана с димером βγ. Все известные α-субъединицы (мол. масса 40–50 кДа) гомологичны, и у большинства из них одинаковые (или очень сходные) β-субъединицы (мол. масса 35 кДа) и γ-субъединицы (мол. масса 8 кДа).

Ген GNB3 локализован на хромосоме 12 в области р12 и состоит из 11 экзонов и 10 интронов. Мы исследовали ассоциацию однонуклеотидного полиморфизма С/Т в экзоне 10 (положение 825 мРНК) (Rosskopf et al., 2000).

Замена остатка С на Т в положении 825 в гене GNB3, который кодирует β3-субъединицу G-белка, сопровождается альтернативным сплайсингом, что приводит к укороченному варианту 9-го экзона. Следствием этого является утрата одного белкового домена. Молекулярные механизмы, вовлеченные в альтернативный сплайсинг, еще полностью не исследованы.

Так, было установлено, что высокая частота аллеля 825Т гена GNB3 у «древних» народностей, например у бушменов, австралийских аборигенов, а также в популяции народов с темной кожей выражено ассоциирована с ожирением. Также выяснилось, что этот аллель ассоциирован с низкой активностью ренина при артериальной гипертензии и предрасполагает к развитию гипертрофии левого желудочка (ГЛЖ). При СД 2-го типа аллель 825Т предрасполагает к конечной стадии заболеваний почек. Но для пациентов с СД 1-го типа такой ассоциации найдено не было (Siffert, 2000).

Таким образом, ген β3-субъединицы G-белка может являться одним из генов, определяющих генетическую предрасположенность к развитию ДПН у больных сахарным диабетом 1-го типа. Однако данные по ассоциации полиморфных маркеров гена GNB3 с ДПН при СД 1-го типа отсутствуют как для российских, так и для зарубежных популяций.

В группах «ДПН+» и «ДПН–» частота аллеля С значительно преобладала над частотой аллеля Т, а частота гомозиготного генотипа СС — над частотой генотипов ТТ и СТ.

Достоверное увеличение частоты аллеля С (OR = 0,46; p = 0,0004) и генотипа СС (OR = 0,79; p = 0,402) в группе говорит о повышенном риске развития ДПН при СД 1-го типа. Таким образом, можно сделать вывод об ассоциации полиморфного маркера С825Т гена GNB3 с ДПН при СД 1-го типа.

Исследование ассоциации полиморфного маркера G(–25)A гена ANT1 с ДПН при СД 1-го типа

Ген ANT1 расположен на хромосоме 4 в области 4q35. В митохондриях мышей, нокаутных по этому гену, наблюдался повышенный уровень активных форм кислорода и, как следствие, повреждение митохондриальной ДНК (мтДНК) (Graham et al., 1997).

Ассоциация полиморфного маркера G(–25)A гена ANT1 (rs3733652) с осложнениями СД до настоящего времени не изучалась. Большинство исследований ассоциации гена ANT1 с заболеваниями проводилось на больных с аутосомно-доминантной прогрессирующей наружной офтальмоплегией, заболеванием, при котором имеется поражение черепных нервов центрального генеза или периферического — ретробульбарного. У больных с этой патологией обнаружены мутации A114P и D104G гена ANT1 (Lodi et al., 2006), а также мутация R334Q (Van Goethem et al., 2003).

В данной работе мы исследовали ассоциацию полиморфного маркера G(–25)A гена ANT1, исходя из того, что ген ANT1 может определять наследственную предрасположенность к развитию ДПН при СД 1-го типа.

В группах пациентов с СД 1-го типа с диабетической полиневропатией и без этого осложнения были определены частоты аллелей и генотипов полиморфного маркера G(–25)A гена ANT1. Частоты аллелей в группах «ДПН+» и «ДПН–» составили: аллель G — 0,700 и 0,708, аллель А — 0,300 и 0,292 соответственно. Распределение частот генотипов оказалось следующим: в группе «ДПН+»: GG — 0,550, GA — 0,300, AA — 0,150; в группе «ДПН–»: GG — 0,593, GA — 0,230, AA — 0,177.

Различия в распределении аллелей и генотипов между группами были незначительными и носили недостоверный характер. Это свидетельствует об отсутствии ассоциации полиморфного маркера G(–25)A гена ANT1 и ДПН при СД 1-го типа в русской популяции г. Москвы. Впрочем, нельзя исключить, что данный полиморфный маркер гена ANT1 не имеет функционального значения и не сцеплен с другим функционально важным полиморфным маркером.

Исследование ассоциации полиморфного маркера G(–605)Т гена PEO1 с ДПН при СД 1-го типа

Ген PEO1 расположен на 10-й хромосоме в области 10q23.3–24.3. Этот ген кодирует хеликазу митохондриальной ДНК. В условиях in vitro было показано, что данный белок обладает хеликазной активностью (Korhonen et al., 2003). Наряду с ДНК-полимеразой гамма 1 (POLG1) хеликаза участвует в репликации мтДНК, что было показано в условиях in vitro (Korhonen et al., 2004), при этом повышение уровня ДНК-полимеразы гамма не приводит к увеличению числа копий мтДНК (Spelbrink et al., 2000), а в результате повышенной экспрессии хеликазы мтДНК наблюдается трехкратное возрастание количества мтДНК (Tyynismaa et al., 2004).

Для данного исследования нами был выбран полиморфный маркер G(–605)Т гена PEO1 (rs3740484), расположенный в промоторной области, так как он, предположительно, может влиять на уровень экспрессии гена. Ассоциация полиморфного маркера G(–605)T гена PEO1 с осложнениями сахарного диабета до настоящего времени не изучалась. В одной из недавних работ было показано, что снижение уровня хеликазы мтДНК приводит к уменьшению числа копий мтДНК. Эти результаты были получены на культуре клеток и подтверждены в условиях in vivo (Tyynismaa et al., 2004).

В группах пациентов с СД 1-го типа с диабетической полиневропатией и без этого осложнения были определены частоты аллелей и генотипов полиморфного маркера G(–605)Т гена PEO1.

Частоты аллелей в группах «ДПН+» и «ДПН–» составили: аллель Т — 0,485 и 0,429, аллель G — 0,515 и 0,571 соответственно. Распределение частот генотипов оказалось следующим: в группе «ДПН+»: ТТ — 0,260, TG — 0,450, GG — 0,290; в группе «ДПН–»: ТТ — 0,221, TG — 0,416, GG — 0,363. Однако различия в распределении аллелей и генотипов в обеих исследованных группах были незначительными и носили недостоверный характер.

Таким образом, полученные нами результаты свидетельствуют об отсутствии ассоциации полиморфного маркера G(–605)T гена PEO1 с развитием ДПН при СД 1-го типа в русской популяции г. Москвы.

Исследование ассоциации полиморфных маркеров Val762Ala и Leu54Phe гена ADPRT1 с ДПН при СД 1-го типа

Повреждения ДНК, обусловленные генотоксичным действием свободных радикалов, приводят к активации поли(AДФ-рибозил)полимераз (PARP). Эти ферменты участвуют в репарации ДНК, катализируя поли(АДФ-рибозилирование) белков, связанных с ДНК (Новожилова, 1996; Oliver et al., 1999). Активность PARP возрастает в 500 раз и более при связывании с участками разрыва ДНК (Xiao et al., 2004).

Ген ADPRT1, картированный на участке 1q41–1q42 хромосомы человека, кодирует полипептид PARP1, состоящий из двух функционально различающихся частей: N-концевого ДНК-связывающего и C-концевого каталитического доменов. Между ними находится домен аутомодификации (Cherney et al., 1987).

Обнаружен ряд полиморфных участков как в самом гене ADPRT1, так и в его фланкирующих областях. Полиморфный маркер Leu54Phe гена ADPRT1 представляет собой однонуклеотидный полиморфизм C/G, которому соответствует аминокислотный полиморфизм Leu/Phe в положении 54 полипептидной цепи. Полиморфный маркер Val762Ala гена ADPRT1 представляет собой однонуклеотидный полиморфизм Т/С, которому соответствует аминокислотный полиморфизм Val/Ala в положении 762 полипептидной цепи. Данные об изучении ассоциации этих двух полиморфных маркеров гена ADPRT1 с развитием ДПН при СД 1-го типа или каких-либо других заболеваний в литературе отсутствуют.

В группах пациентов с СД 1-го типа с диабетической полиневропатией и без этого осложнения были определены частоты аллелей и генотипов полиморфного маркера Val762Ala гена ADPRT1. Сравнительный анализ выявил достоверные различия частот аллелей и генотипов данного полиморфного маркера в этих группах. Частоты аллелей полиморфного маркера Val762Ala в группах «ДПН+» и «ДПН–» были следующими: аллель Val — 0,820 и 0,934, аллель Ala — 0,180 и 0,066 соответственно. Частоты генотипов: в группе «ДПН+»: Val/Val — 0,740, Val/Ala — 0,160, Ala/Ala — 0,100; в группе «ДПН–»: Val/Val — 0,876, Val/Ala — 0,115, Ala/Ala — 0,009.

Носители аллеля Val и генотипа Val/Val имели пониженный риск развития ДПН (OR = 0,32 и 0,40 соответственно; p = 0,0005 и 0,014 соответственно), в то время как носители аллеля Ala и генотипа Ala/Ala имели повышенный риск развития ДПН (OR = 3,09 и 12,44 соответственно; p = 0,0005 и 0,0034 соответственно). Аминокислотный полиморфизм Val762Ala расположен в каталитическом домене PARP1. Возможно, изоферменты, содержащие в положении 762 остатки Ala или Val, имеют разные удельные активности, что приводит и к разным скоростям синтеза поли(АДФ-рибозных) цепей.

В группах пациентов с СД 1-го типа с диабетической полиневропатией и без этого осложнения были определены частоты аллелей и генотипов полиморфного маркера Leu54Phe гена ADPRT1. В обеих группах наибольшая частота была у аллеля Phe (0,655 в группе «ДПН+» и 0,535 в группе «ДПН–»). Наиболее распространенным генотипом были гомозиготы Phe/Phe. Гомозиготные генотипы Leu/Leu встречались наиболее редко — их доля в группах больных СД 1-го типа с наличием и отсутствием диабетической полиневропатии составила 0,150 и 0,301 соответственно. Гетерозиготные генотипы Leu/Phe встречались с частотой 0,390 и 0,327 соответственно.

Носители аллеля Leu и генотипа Leu/Leu имели пониженный риск развития ДПН (OR = 0,61 и 0,41 соответственно; p = 0,0136 и 0,0095 соответственно), в то время как носители аллеля Phe имели повышенный риск развития ДПН (OR = 1,65; p = 0,0136), так же как и носители генотипа Phe/Phe (OR = 1,44; р = 0,211). Можно предположить, что данный полиморфизм влияет на эффективность распознавания белком PARP1 разрывов ДНК.

Таким образом, нам удалось показать, что два полиморфных маркера гена ADPRT1 ассоциированы с развитием ДПН при СД 1-го типа в русской популяции г. Москвы. Первый из этих маркеров, аминокислотный полиморфный маркер Val762Ala, расположен в каталитическом домене PARP1, и, возможно, носительство определенных аллелей этого маркера коррелирует с уровнем синтеза поли(АДФ-рибозных) цепей. Второй из этих маркеров, аминокислотный полиморфный маркер Leu54Phe, расположен в первом из «цинковых пальцев» домена белка PARP1, взаимодействующего с двухцепочечными разрывами в ДНК. Можно предположить, что данный полиморфизм влияет на эффективность распознавания белком PARP1 разрывов ДНК.

Выводы

1. Для полиморфных маркеров C(–594)CC гена TP53, T(–786)C гена NOS3, G4077A гена GPX3, G(–25)A гена ANT1, G(–605)T гена PEO1 показано отсутствие ассоциации с ДПН при СД 1-го типа у русских пациентов г. Москвы.

2. Обнаружена ассоциация полиморфного маркера Pro72Arg гена TP53 с развитием ДПН при СД 1-го типа у русских пациентов г. Москвы. Носители аллеля Arg и генотипа Arg/Arg имеют повышенный риск развития ДПН при СД 1-го типа. Аллель Pro, напротив, ассоциирован с пониженным риском развития ДПН при СД 1-го типа.

3. Обнаружена ассоциация полиморфного маркера С825Т гена GNB3 с развитием ДПН при СД 1-го типа у русских пациентов г. Москвы. Риск развития патологии связан с носительством аллеля T. Аллель C, напротив, ассоциирован с пониженным риском развития ДПН при СД 1-го типа.

4. Обнаружена ассоциация полиморфного маркера T(–365)C гена POLG1 с развитием ДПН при СД 1-го типа у русских пациентов г. Москвы. Риск развития патологии оказался связан с носительством аллеля С. Аллель Т, напротив, ассоциирован с пониженным риском развития ДПН при СД 1-го типа.

5. Показана ассоциация полиморфных маркеров Val762Ala и Leu54Phe гена ADPRT1 с развитием ДПН при СД 1-го типа у русских пациентов г. Москвы. В случае полиморфного маркера Val762Ala носители аллеля Val и генотипа Val/Val имели пониженный риск развития ДПН, в то время как носители аллеля Ala и генотипа Ala/Ala имели повышенный риск развития ДПН. В случае полиморфного маркера Leu54Phe носители аллеля Leu и генотипа Leu/Leu имели пониженный риск развития ДПН, в то время как носители аллеля Phe имели повышенный риск развития ДПН.


Bibliography

1. Спицина Е.В., Якунина Н.Ю., Чудакова Д.А. и др. Ассоциация полиморфных маркеров Pro72Arg и C(–594)CC гена TP53 с диабетической полинейропатией при сахарном диабете типа 1 в русской популяции г. Москвы // Молекулярная биология. — 2002. — № 41(6). — С. 989-993.

2. Spitsina E.V., Yakunina N.Yu., Chudakova D.A., Nikitin A.G., Svetlova G.N., Soluyanova T.N., Strokov I.A., Nosikov V.V. Association of polymorphous markers Pro72Arg and C(–594)CC of TP53 gene with diabetic polyneuropathy in patients with type 1 diabetes mellitus living in Moscow // Abstracts of the conference for young scientists, PhD students and students on molecular biology and genetics, dedicated to 120th anniversary of M.I. Vavilov, Ukraine, Kyiv (September 20–22, 2007). — Kyiv, 2007. — Р. 190.

3. Nosikov V.V., Strokov I.A., Nikitin A.G., Spitsina E.V., Tritschler H.-J. Poly (ADP-ribose) polymerase-1 gene (PARP1) contributes to the genetic predisposition to diabetic polyneuropathy in Russian patients with type 1 diabetes // Abstracts of the 41th Annual Meeting of European Association for the Study of Diabetes, p. A357 (Abstract № 984), Athens, Greece (September 10 — 15, 2005) // Diabetologia. — 2005. — Vol. 48, Suppl. 1. — P. 357.

4. Nosikov V.V., Strokov I.A., Spitsina E.V. et al. Association of cell cycle control gene TP53 and DNA repair genes (POLG and PEO1) with diabetic polyneuropathy in Russian patients with type 1 diabetes // Abstracts of the 16th Annual Scientific Meeting of the Diabetic Neuropathy Study Group of the EASD (NEURODIAB). Ystad, Sweden (September 10–13, 2006). — Abstract P4. — Р. 57.

5. Строков И.А., Никитин А.Г., Спицина Е.В. и др. Генетическая предрасположенность к диабетической полинейропатии при сахарном диабете типа 1 // Материалы V Всероссийского конгресса эндокринологов «Высокие медицинские технологии в эндокринологии» (30 октября — 2 ноября 2006 г.). — М., 2007. — С. 50.    


Back to issue