Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 5-6(272-273) 2009

Back to issue

Особое мнение

Authors: Леонид ПОКРЫШКА, главный врач Луганской областной больницы № 2, врач высшей категории по организации здравоохранения и управлению

print version

Написать эту статью заставили сама жизнь и состояние нашего здравоохранения.

В ней я не буду засорять головы читателей ни обилием цифр, ни особой статистикой, ни графиками, ни большим количеством ссылок на что-либо или кого-либо. Я это делал множество раз, в том числе когда обращался с открытыми письмами к Виктору Андреевичу Ющенко и бывшему министру здравоохранения Николаю Ефремовичу Полищуку. Их печатали в центральных СМИ, но, что удивительно, ни разу(!) никто из властьпредержащих на них не откликнулся. А ведь, согласно 40-й статье Конституции, они обязаны реагировать на них должным образом.

Итак, прежде чем перейти к сути статьи, коротко расскажу о себе. В апреле этого года мне исполнится 60 лет. С 1972 года я тружусь на ниве здравоохранения. Работал участковым, цеховым врачом на шахте и заводе, заведующим отделениями (терапевтическим, кардиологическим и пульмонологическим в областной больнице), начмедом областной больницы, а с 1996 года занимаю должность главного врача Луганской областной больницы № 2, являющейся специализированным центром по обслуживанию пострадавших от последствий аварии на ЧАЭС. Эти сведения я привел специально, дабы не возникло никаких подозрений, что я не владею вопросом. Кроме того, являясь членом Национального Союза журналистов Украины, я уделял много внимания вопросу организации здравоохранения как у себя в стране, так и в мире, публикуя материалы в СМИ.

Если задаться вопросом, легко ли жить нынче простым гражданам, в том числе медикам, в нашей стране, то, пожалуй, на него можно ответить словами, вынесенными когда-то в название фильма Станислава Говорухина: «Так жить нельзя».

Никого не раздражая, ни на что не претендуя, скажу лишь от себя, что в Советской Украине ее гражданам жилось намного лучше, чем сегодня. И не надо на меня вешать всех собак и клеймить за такое утверждение, потому что тогдашняя страна не была изгоем или преследуемой за прегрешения мировым сообществом, более того, являлась членом ООН, что говорит о многом. В медицине при «советах» я проработал 19 лет, а посему абсолютно точно знаю все ее нюансы. А нюансы таковы, что в те времена не было и тысячной доли тех проблем, которые обрушились на ее граждан сегодня. В больницах имелись тепло, уют (за исключением каких-то уж совсем периферийных или неухоженных лечебных учреждений), медикаментов хватало всем и на все случаи болезней, питание было диетическим и в достаточном объеме, зарплата медиков — удобоваримой, случаи ее задержек — немыслимыми, с туберкулезом и диабетом справлялись без особых усилий, однажды даже заговорили о сплошной диспансеризации населения, да перестройка помешала.

Мне почему-то кажется, что по ряду субъективных причин (не изучаются объективные и архивные материалы) многие наши даже просвещенные граждане не имеют никакого представления о том, чем является наша медицина со всей ее историей, функциями и «сьогоденням».

Я постараюсь, с надеждой, что это получится, прояснить ситуацию.

Начну с истории. До 17-го года прошлого столетия Российская империя как таковая вовсе не имела стройной системы здравоохранения, вследствие чего в стране бушевали эпидемии, уносившие сотни тысяч человеческих жизней, высочайшими были показатели детской, материнской, общей смертности населения, но лишь потому, что высокой была рождаемость, имелся постоянный его прирост.

С первых же лет после Октябрьской революции (или переворота — кому как нравится) тогдашняя власть поставила перед собой одну из первоочередных задач — создать такую систему здравоохранения, которая была бы не слишком громоздкой, не слишком затратной, но вместе с тем охватывающей медобслуживанием каждого гражданина страны, к тому же на безоплатной основе. Кстати, термин «безоплатная» считаю неверным, поскольку на медицину государство всегда выделяло значительное количество денежных средств, недодавая их гражданам при начислении зарплат, пенсий, при расчете социальных услуг.

И такая система за непродолжительный по историческим меркам срок была создана, получив имя первого наркома здравоохранения РСФСР Николая Александровича Семашко. Система охраны здоровья, при которой пациенты сами ничего не платили, была очень удобной, так как не создавала никаких финансовых проблем в момент обращения больного к врачу, что позитивно сказывалось на сроках оказания первой медицинской помощи. Самое же главное ее достоинство — наличие первичного звена врачебной медицинской помощи — участковой службы. Благодаря ей вся территория страны как бы разбивалась на участки, к каждому из которых прикреплялся врач — терапевт или педиатр. Таким образом, население ни одной из территорий страны не оставалось не охваченным врачебным наблюдением. Другое дело, что могло не хватать медработников, но это уже было задачей властей — подготовить их. В 1980 году ВОЗ признала организацию первичной врачебной медицинской помощи в СССР идеальной! Нигде в мире ничего подобного не было и нет. В содружестве с санэпидслужбой участковые врачи и педиатры, занимаясь прививочным делом, победили массовую заболеваемость такими инфекциями, как сыпной и брюшной тиф, дифтерия, скарлатина, корь, холера и др. В годы Великой Отечественной войны, всецело использовав отечественные приоритеты в госпитальной медицине и военно-полевой хирургии, наши медики добились невиданных успехов — до 70 % возвращаемости больных и раненых в строй. И в послевоенные годы они были на передовых позициях, оказывая квалифицированную и специализированную медицинскую помощь во вновь построенных поликлиниках и стационарах, совершенствуя врачебную медицинскую помощь на постоянно дробящихся территориальных участках.

Но со временем, попав в жернова штурмовщины и очковтирательства, являющихся «побочным ребенком» преимущественно экстенсивного развития экономики страны, здравоохранение вместо повышения своего качества встало на путь показушных количественных показателей. Это привело к отставанию его по части внедрения в практику новых технологий, современных методов диагностики и лечения, особенно в трансплантологии, кардиохирургии и т.д. К сожалению, вскоре эти явления совпали с известными событиями, которые привели к развалу огромной страны, с целым каскадом кризисов в экономике уже новой державы, что не могло не сказаться на состоянии национальной медицины.

Но следует подчеркнуть: несмотря ни на что, нынешняя система здравоохранения и в новейшей истории продемонстрировала свою высочайшую жизнеспособность. При мизерном финансировании, раздробленности бюджетов (самой большой ошибкой политиков и власти был перевод медицины в соответствии с законом о местном самоуправлении на местные бюджеты) медики добились того, что система не развалилась окончательно, пусть с недостатками, но она предоставила медикам возможность выполнять огромную работу по медобслуживанию населения в амбулаторно-поликлинических и стационарных условиях (обслуживается около полумиллиарда обращений к врачу, около десяти миллионов вызовов скорой помощи, выполняется свыше трех миллионов хирургических операций в год). Надо сказать, что из-за ошибочного видения реформ одним из бывших министров здравоохранения чуть было не развалили специализированную службу в системе охраны здоровья. Ту самую, которая оставалась нашей гордостью, поскольку позволяла едва ли не в первый день посещения пациентом поликлиники обеспечить его консультацией не только врача общей практики, но и врача-специалиста. Ничего подобного нет даже в Европе, где ожидать такой консультации можно недели, а то и месяцы. И совсем уж непродуманным и поспешным стало навязывание института семейного врача. Кому-то показалось, что один специалист может решить чуть ли не все проблемы по амбулаторному медобслуживанию нашего населения. При этом этот специалист, кроме выполнения функций терапевта, должен был заниматься еще и приемом детей, некоторыми методами инструментальной диагностики, то есть быть на все руки мастером. В принципе, когда-то такой врач в России был — до 17-го года прошлого столетия — и назывался земским. Семейные же врачи есть нынче и в нищей, пораженной СПИДом Африке, и в Европе. Но там семейная медицина прижилась, потому что никогда не было другой или такой, как у нас, — участковой — службы. Разумные организаторы здравоохранения давно пришли к мысли, что упорное навязывание семейного врача городскому населению как альтернативы участковому нынче неприемлемо, в селе же это возможно, но лишь там, где есть соответствующее финансирование (жилье для врача, оснащенность рабочего места, транспорт).

Тяжкой стала жизнь лечебных заведений после того как Минздрав буквально вынудил больницы оформлять лицензии на медицинскую практику в г. Киеве. Но и этого показалось мало. Минздрав потребовал там же, в Киеве, оформлять лицензии на допуск к работе с наркотиками, прекурсорами и психотропными средствами, свидетельства для разрешения больницам проводить медосмотры водителей транспортных средств. За все это приходится платить как лечебным учреждениям, так и медработникам, часто из собственного кармана, поскольку не везде есть деньги на командировки, к тому же сразу появились посредники, которые за немалые суммы денег легко улаживают проблемы с получением разрешительных документов.

И совсем уж разошелся Минздрав, подготовив проект приказа, согласно которому все нештатные специалисты управлений здравоохранения в будущем должны аттестоваться в Минздраве. Лишь в Луганской области их около 80 человек, а в целом по Украине? Вот раздолье! Для чего? Так, вроде ясно. Внештатный специалист — это, как правило, по нынешним меркам, низкооплачиваемый гражданин, ничего не получающий за «внештатность», разве что какие-то проценты от главных врачей тех лечебных учреждений, где они работают. Так справедливо ли отбирать у них даже те крохи, которыми их «щедро» потчует Отчизна? И даже если в этом нет никакой коррупции, то разве оплата дороги в Киев и обратно в наше кризисное время, когда счета больниц пусты, не ляжет дополнительным финансовым бременем на этих же медиков? Многие из них, услышав о такой перспективе, заявили, что откажутся от этой добровольной нагрузки. Так разве это и есть путь Минздрава к совершенствованию медицинской помощи населению, улучшению условий труда и жизни медиков? Скорее, наоборот.

Мне совершенно непонятна такая централизация некоторых функций Минздрава на фоне его деклараций, в том числе вошедших в ряд проектов по реформированию здравоохранения, где красной нитью проходит идея об автономизации лечебных учреждений, наделении их большей самостоятельностью. Неужели все эти мероприятия по лицензированию деятельности больниц, аттестации нельзя передать на места, тем более что в перспективе этим будут заниматься медицинские ассоциации?

И — об обязательном государственном медицинском страховании. Только и слышно нынче, что его время еще не пришло. Я же уверен, что пришло оно еще в начале 90-х, когда в нарушение 49-й статьи Конституции (существующая сеть не может быть сокращена) закрыли первую больницу и в нарушение этой же статьи из-за крайне плохого бюджетного финансирования первые деньги больных стали уходить не в том направлении, когда больницы отдали на попечение местным бюджетам.

Сегодня на сайте Минздрава «висят» «Основні засади Концепції загальнообов''язкового медичного страхування». Внимательно ознакомившись с ними, я понял, что «проектанты» очень хорошо потрудились, дабы закон о госмедстраховании не был принят нардепами в обозримом будущем. Потому что предусмотрено изменить всю законодательную базу, касающуюся отечественного здравоохранения, в том числе в части Бюджетного кодекса и закона о местном самоуправлении. Тот, кто знает, что это такое, должен сразу понять, что больницы хотят пустить на вольные хлеба, сделав их, по сути, предприятиями, забрав у территориальных громад, устранив от управления ими местные советы. Понятно, что в условиях глубокого экономического кризиса, плачевного состояния лечебных учреждений, низкого материального уровня народа принятие такого решения окончательно погубило бы наше здравоохранение, лишило бы наших граждан возможности получать даже имеющуюся нынче медицинскую помощь.

С учетом вышесказанного становится ясно, что сегодня говорить об активизации мер по лоббированию принятия закона об обязательном государственном медицинском страховании, пожалуй, нет смысла. Во-первых, нардепы в таком виде его не примут, во-вторых, эксперты, организаторы здравоохранения, ученые, общественники, те же нардепы должны тщательнейшим образом проанализировать все, что касается нашей медицины, в том числе ее богатый исторический опыт, мировую медицинскую практику, особенно в таких странах, как Англия, где успешно функционирует государственная медицина, которая, по моему глубокому убеждению, была бы наиболее приемлемой и у нас, и только после этого подать свой проект в Верховную Раду.

Таково мое мнение. Если есть иное, ради бога, давайте обсуждать, но только молчать уже довольно.


Similar articles

Authors: Л.А. Покрышка, главный врач Луганской областной больницы № 2, заслуженный врач Украины, член Национального союза журналистов Украины
"News of medicine and pharmacy" 7 (361) 2011
Date: 2011.05.19
Authors: Л.А. Покрышка, главный врач Луганской облбольницы № 2, заслуженный врач Украины, член Национального союза журналистов Украины, член Межрегионального союза писателей Украины
"News of medicine and pharmacy" 5 (356) 2011
Date: 2011.04.11
Authors: Л.А. Покрышка, главный врач Луганской областной больницы № 2, заслуженный врач Украины, член Национального союза журналистов Украины
"News of medicine and pharmacy" 13–14(333–334)
Date: 2010.09.23
Authors: Л. ПОКРЫШКА, главный врач Луганской областной больницы № 2
"News of medicine and pharmacy" 17(224) 2007
Date: 2008.08.04
Sections: Medicine. Doctors. Society

Back to issue