Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

International journal of endocrinology 2(20) 2009

Back to issue

Особенности стероидогенеза и метаболизма кортизола у юношей с ожирением

Authors: Великанова Л.И., Кубачева К.К., Ворохобина Н.В., Сильницкий П.А. Санкт-Петербургская медицинская академия последипломного образования, Россия

Categories: Endocrinology

print version


Summary

Обследованы 87 юношей с ожирением в возрасте от 16 до 23 лет. Определяли в сыворотке крови:
адренокортикотропный гормон, эстрадиол, тестостерон, дегидроэпиандростерон-сульфат, ∆4-андро­стендион, глобулин, связывающий половые гормоны, лептин, инсулиноподобный фактор роста 1 (ИФР-1), соматотропный гормон (СТГ), инсулин и С-пептид. Методом обращенно-фазовой высокоэффективной жидкостной хроматографии определяли в крови уровни кортизола, кортизона, кортикостерона, 11-дезоксикортикостерона, 11-дезоксикортизола, экскрецию свободного кортизола и свободного кортизона с мочой. У юношей с различной степенью ожирения установлена гиперинсулинемия, инсулинорезистентность и гиперлептинемия, сопровождающиеся снижением уровня глобулина, связывающего половые гормоны. Установлена роль гипер­инсулинемии, инсулинорезистентности и ростовых факторов (СТГ и ИФР-1) в увеличении экскреции свободного кортизона с мочой, что указывает на снижение активности 11β-гидро­ксистероиддегидрогеназы 1-го типа у юношей с ожирением. Отрицательная корреляционная связь лептина с тестостероном свидетельствует о влиянии гиперлептинемии на уровень тестостерона у юношей с ожирением. Установлены лабораторные критерии субклинической формы синдрома Иценко — Кушинга.


Keywords

инсулинорезистентность, стероидогенез, метаболизм, ожирение.

Введение
Результатами многих исследований у подростков с гипоталамическим синдромом пубертатного периода (ГСПП) доказана повышенная секреция адренокортикотропного гормона (АКТГ) аденогипофизом и глюкокортикоидов корой надпочечников [3, 9]. При этом у 66,1 % обследованных больных наблюдалось нарушение естественного суточного ритма секреции кортизола [3]. Метаболизм кортизола редко оценивается у пациентов с ожирением [4]. Однако последние работы указывают на важную роль метаболизма кортизола в патогенезе процесса заболевания человека [1, 2, 8, 12].
Данные различных авторов по изучению метаболизма кортизола при ожирении противоречивы. Остается неясной причина подавления 11b-гидроксистероиддегидрогеназы 1-го типа (11b-ГСД1), единственной изоформы, подавляемой в адипоцитах [16]. В некоторых работах указывается на роль инсулина в снижении активности 11b-ГСД1. Обсуждается вопрос о первичной роли 11b-ГСД1 в патогенезе инсулиновой резистентности и центрального ожирения [12]. Отмечено увеличение активности 11b-ГСД1 с возрастом и уменьшение ее у юношей при ожирении [7]. В течение многих лет эндокринологи отмечают поразительное сходство между заболеванием, связанным с метаболическим синдромом, и синдромом Иценко — Кушинга (СИК) [11]. В некоторых случаях авторы диагностируют СИК гипофизарного генеза без клинических признаков гиперкортицизма при наличии дефекта периферической конверсии кортизона в кортизол [5, 14]. Данные об эндокринном статусе в литературе по «субклиническому Кушинг-синдрому» достаточно разноречивы [1, 10, 13]. Процент прогрессирования в явный Кушинг-синдром неясен, и определения четких диагностических критериев этого синдрома в настоящий момент в литературе нет, как не выяснен и предел, свыше которого автономная секреция кортизола вызывает патологию [6, 13, 15]. Хроматографические методы анализа наряду с качественным и количественным анализом индивидуальных компонентов позволяют получать стероидные профили крови и мочи, являющиеся наиболее ценными диагностическими тестами для заболеваний, связанных с нарушением синтеза и метаболизма стероидных гормонов [1, 2, 15].
Материалы и методы
Обследованы 87 юношей в возрасте от 15 до 23 лет (средний возраст 19,1 ± 0,5 года), которые были разделены на 2 группы: 39 юношей с избыточной массой тела — ИМТ 27,5 ± 0,2 кг/м2 (группа 1) и 48 юношей с ожирением — ИМТ 33,6 ± 0,4 кг/м2 (группа 2). Контрольную группу составили 22 здоровых юноши в возрасте от 16 до 23 лет (средний возраст — 20,2 ± 6,5 года) с нормальными массой тела и цифрами артериального давления. Определяли в сыворотке крови: адренокортикотропный гормон, лютеинизирующий гормон (ЛГ), фолликулостимулирующий гормон (ФСГ), эстрадиол (Э2), тестостерон (Т), дегидроэпиандростерон-сульфат (ДЭА-С), ∆4-андростендион (А-4), глобулин, связывающий половые гормоны (ГСПГ), лептин, инсулиноподобный фактор роста 1 (ИФР-1), соматотропный гормон (СТГ), инсулин и С-пептид натощак (ИНС-1 и СП-1) и через 2 часа после пероральной нагрузки с 75 г глюкозы (ИНС-2 и СП-2) методом иммуноферментного анализа (ИФА). Радиоиммунологическим методом определяли уровни в крови альдостерона и активность ренина плазмы (АРП). Методом обращенно-фазовой высокоэффективной жидкостной хроматографии (ОФ ВЭЖХ) определяли в крови уровни кортизола (F), кортизона (Е), кортикостерона (В), 11-дезоксикортикостерона (DOC), 11-дезоксикортизола (S), а также экскрецию свободного кортизола (UFF) и свободного кортизона (UFE) с мочой.
Пробу с дексаметазоном (2 мг в течение 3 дней) оценивали по данным ИФА и ОФ ВЭЖХ с определением в крови уровней кортизола, АКТГ, промежуточных продуктов стероидогенеза (В, DOC и S), экскреции UFF и UFE с мочой.


Статистическая обработка данных осуществлялась с использованием программной системы Statistica for Windows (версия 5.5). Сравнение средних значений количественных показателей осуществлялось c использованием непараметрических методов (критерия Манна — Уитни).
Результаты и их обсуждение
У юношей с избыточной массой тела и ожирением установлены гиперинсулинемия (ГИ), инсулинорезистентность (ИР) и гиперлептинемия (ГЛ), сопровождающиеся снижением уровня ГСПГ (табл. 1). Уровни в крови инсулина и С-пептида натощак и после нагрузки глюкозой, лептина и ГСПГ достоверно не отличались у юношей 1-й и 2-й группы. У обследованных юношей отмечено также повышение в крови уровней АКТГ, альдостерона, кортикостерона,
D4-андростендиона, ДЭА-С и снижение уровня тестостерона по сравнению с контрольной группой (табл. 1, 2). Установлена положительная корреляционная связь индекса ЛГ/ФСГ с уровнем в крови андростендиона (р = 0,014, r = 0,85) и ЛГ с уровнем тестостерона (р = 0,02, r = 0,58), что указывает на взаимосвязь функционального состояния системы «аденогипофиз — гонады». Положительная корреляционная связь АРП с альдостероном (р = 0,03,
r = 0,41) свидетельствует о влиянии активности системы «ренин — альдостерон» на минералокортикоидную функцию коры надпочечников у данных больных.


У юношей с ожирением в отличие от юношей с избыточной массой тела установлено повышение уровней в крови кортизола, эстрадиола, 11-дезоксикортикостерона и АРП, увеличение экскреции UFE с мочой (табл. 1, 2). Таким образом, у юношей с ожирением отмечено увеличение глюкокортикоидной и минералокортикоидной функции коры надпочечников, активация системы «ренин — альдостерон». Увеличение экскреции с мочой UFE и снижение соотношения UFF/UFE, отмеченное у 75 % юношей с ожирением, указывает на недостаточность 11b-ГСД1. Отрицательная корреляционная связь ИНС-2 с F/Е (р = 0,049, r = –0,48) и СП с индексом UFF/UFE (р = 0,038, r = –0,35), положительная корреляционная связь СП-2 с UFE (р = 0,02, r = 0,75) свидетельствуют о роли ГИ и ИР в снижении активности 11b-ГСД1 у юношей с ожирением. Положительная корреляционная связь ИФР-1 с индексом F/E (p = 0,02, r = 0,61), ИФР-1 с индексом UFF/UFE (р = 0,04, r = 0,47) и отрицательная корреляционная связь СТГ с индексом UFF/UFE (р = 0,047, r = –0,42) свидетельствуют о связи ростовых факторов (СТГ и ИФР-1) с индексом UFF/UFE, а следовательно, и с активностью
11b-ГСД1 у юношей с ожирением.
У 11,5 % юношей установлены лабораторные критерии органического гиперкортицизма, характерные для субклинической формы СИК. У данных юношей отмечено увеличение уровней в крови кортизола, кортикостерона, 11-дезоксикортикостерона и 11-дезоксикортизола, экскреции с мочой UFF и UFE, индексов F/E в крови и UFF/UFE в моче (табл. 2). При проведении пробы с дексаметазоном установлено снижение менее чем на 40 % экскреции с мочой UFF, UFE и уровней в крови В и S. У юношей с субклинической формой СИК, с одной стороны, отмечена положительная корреляция ИНС-1 с UFE (р = 0,04, r = 0,83), а с другой — установлено увеличение индекса UFF/UFE, что дает возможность предположить, что у них усиленное превращение кортизона в кортизол в жировой ткани преобладает над снижением активности 11b-ГСД1.
Уменьшение в крови уровня тестостерона установлено у юношей как с избыточной массой тела, так и с ожирением (табл. 1). Отрицательная корреляционная связь ИНС-2 с ЛГ (р = 0,04, r = –0,82), ИНС-1 с тестостероном (р = 0,03, r = –0,45) и лептина с тестостероном (р = 0,04, r = –0,62) свидетельствует о влиянии гонадотропной функции аденогипофиза, гиперинсулинемии и гиперлептинемии на уровень в крови тестостерона у юношей с ожирением.
Увеличение в крови уровня эстрадиола до 57,5 ± 6,16 пмоль/мл, р < 0,001, отрицательная корреляционная связь ГСПГ c эстрадиолом (р = 0,02, r = –0,63) и положительная корреляционная связь лептина с эстрадиолом (р = 0,001, r = –0,42) указывают на связь метаболических нарушений с уровнем эстрадиола у юношей с ожирением.
Выводы
1. Увеличение глюкокортикоидной функции коры надпочечников с повышением уровня в крови кортизола установлено у юношей с ожирением. Индексы кортизол/кортизон крови и свободный кортизол/свободный кортизон мочи у юношей с избыточной массой тела и ожирением не отличались от соответствующих показателей у здоровых.
2. Увеличение минералокортикоидной функции коры надпочечников с повышением уровней в крови кортикостерона, 11-дезоксикортикостерона и альдостерона установлено у юношей с ожирением и связано с увеличением уровней адренокортикотропного гормона и активности ренина плазмы крови.
3. У юношей с избыточной массой тела установлены увеличение уровней в крови кортикостерона и альдостерона и положительная корреляционная связь активности ренина плазмы с альдостероном.
4. Установлено повышение уровня в крови андростендиона у юношей с избыточной массой тела и ожирением и положительная корреляционная связь увеличения данного гормона с индексом
ЛГ/ФСГ.
5. У юношей с субклинической формой синдрома Иценко — Кушинга установлено увеличение уровней в крови кортизола, кортикостерона, 11-дезоксикортикостерона, 11-дезоксикортизола, экскреции с мочой свободного кортизола и свободного кортизона, индексов кортизол/кортизон крови и свободный кортизол/свободный кортизон мочи по сравнению с соответствующими показателями у здоровых.
6. У юношей с различной степенью ожирения установлена гиперинсулинемия, инсулинорезистентность и гиперлептинемия, сопровождающиеся снижением уровня глобулина, связывающего половые гормоны.
7. Установлена роль гиперинсулинемии, инсулинорезистентности и ростовых факторов (соматотропного гормона и инсулиноподобного фактора роста 1) в увеличении экскреции свободного кортизона с мочой, что указывает на снижение активности 11b-гидроксистероиддегидрогеназы 1-го типа у юношей с ожирением.
8. У юношей с различной степенью ожирения отмечено снижение в крови уровня тестостерона по сравнению со здоровыми. Отрицательная корреляционная связь лептина с тестостероном свидетельствует о влиянии гиперлептинемии на уровень тестостерона у юношей с ожирением.
9. Отрицательная корреляционная связь глобулина, связывающего половые гормоны, c эстрадиолом и положительная корреляционная связь лептина с эстрадиолом указывают на связь метаболических нарушений с уровнем эстрадиола у юношей с ожирением.


Bibliography

1. Великанова Л.И., Ворохобина Н.В., Шаффигули-
на З.Р., Крихели И.О. Особенности лабораторной диаг-ностики субклинического синдрома Иценко—Кушинга // Клинико-лабораторный консилиум. — 2006. — № 10–11. — С. 91-96.
2. Великанова Л.И., Шафигуллина З.Р., Ворохоби-
на Н.В., Бессонова Е.А., Сильницкий П.А. Диагностическое значение высокоэффективной жидкостной хроматографии кортикостероидов при заболеваниях гипофизарно-надпочечниковой системы // Проблемы эндокринологии. — 2005. — Т. 51, № 6. — С. 9-12.
3. Строев Ю.И., Чирилов Л.П., Чернова Л.А., Бельгов А.Ю. Ожирение у подростков. — СПб., 2003. —
С. 91-177.
4. Тишенина Р.С. Дифференциальная диагностика болезни, синдрома Иценко — Кушинга и различных форм ожирения // Мат-лы десятого (двенадцатого) Российского симпозиума по хирургической эндокринологии «Современные аспекты хирургической эндокринологии». — Смоленск, 2002. — С. 398-400.
5. Arai H., Kobayashi N., Nakatsuru Y., Masuzaki H., Nambu T., Takaya K., Yamanaka Y., Kondo E., Yamada G., Fujii T., Miura M., Komatsu Y., Kanamoto N., Arivasu H., Moriyama K., Yasoda A., Nakao K. A case of cortisol producing adrenal adenoma without phenotype of Cushing`s syndrom due to impaired 11beta-hydroxysteroid dehydrogenase 1 activity // Endocr. J. — 2008 — Vol. 55. — P. 709-715.
6. Arnaldy G., Angeli A., Atkinson A.B. et al. Diagnosis and complications of Cushing’s syndrome: a consensus statement // J. Clin. Endocrinol. Metab. — 2003. — Vol. 88. — P. 5593-5602.
7. Boulton A., Kumar S., Clark P.M., Shackleton C.H. // Reduced 11beta-hydroxysteroid dehydrogenase type 1 activity in obese boys // Eur. J. Endocrinol. — 2007. — Vol. 157. — P. 319-324.
8. Сhing-Ling Lin, Ta-Jen Wu et al. Urinary free cortisol and cortisone determined by high performance liquid chromatography in the diagnosis of Cushing’s syndrome // J. Clin. Endocr. Metab. — 1997. — Vol. 82. — P. 151-155.
9. Dimitriou T., Maser-Gluth C., Remer T. Adrenocortical activity in healthy children is associated with fat mass // Am. J. Clin. Nutr. — 2003 — Vol. 77. — P. 731-736.
10. Masaaki Morioka, Tomohiro Fujii, Takakazu Matsuki et al. Preclinical Cushing’s syndrome: Report of seven cases and a review of the literature // International Journal of Urology. — 2000. — Vol. 7. — P. 126-132.
11. Morton N.M., Seckl J.R. 11beta-hydroxysteroid dehydrogenase type 1 and obesity // Front. Horm. Res. — 2008. — Vol. 36. — P. 46-64.
12. Stewart P.M., Boulton A., Kumar S. et al. Cortisol metabolism in human obesity: impairerd cortison → cortisol conversion in subjects with central adiposity // J. Clin. Endocr. Metab. — 1999. — Vol. 84. — P. 1022-1027.
13. Suda T. Adrenal preclinical Cushing’s syndrome // JMAJ. — 2002. — Vol. 45. — P. 172-174.
14. Tomlinson J.W., Draper N., Mackie J., Jonson A.P., Holder G., Wood P., Stewart P.M. // Absens of Cushingoid phenotype in patient with Cushing’s disease due to defective cortisone to cortisol conversion // J. Clin. Endocrinol. Metab. — 2002. — Vol. 87. — P. 57-62.
15. Ueshiba H., Segawa M., Hayashi T., Miyachi Y., Irie M. Serum profiles of steroid hormones in patients with Cushing’s syndrome determined by a new HPLC/RIA method // Clin. Chem. — 1991. — Vol. 37. — P. 1329-1333.
16. Wiegand S., Richardt A., Remer T., Wudy S.A., Tomlin-son J.W., Hughes B., Gruters A., Stewart P.M., Strasburger C.J., Quinkler M. Reduced 11beta-hydroxysteroid dehydrogenase type 1 activity in obese boys // Eur. J. Endocrinol. — 2007. — Vol. 157. — P. 319-324.  

Similar articles

Evaluating the efficiency of surgical treatment of ACTH-dependent Cushing’s syndrome in the early and late postoperative period
Authors: Наримова Г.Дж.
Республиканский специализированный научно-практический медицинский центр эндокринологии МЗ РУз, г. Ташкент, Республика Узбекистан

International journal of endocrinology Том 13, №6, 2017
Date: 2017.11.13
Categories: Endocrinology
Sections: Specialist manual
The characteristics of clinical, instrumental and hormonal parameters in patients with ACTH-dependent Cushing’s syndrome before and after the treatment
Authors: Наримова Г.Дж., Мадаминова Х.Р.
Ташкентский педиатрический медицинский институт, г. Ташкент, Республика Узбекистан

International journal of endocrinology Том 13, №3, 2017
Date: 2017.06.23
Categories: Endocrinology
Sections: Specialist manual
Spontaneous Remission of Bronchial Asthma as Onset of Atypical Cushing’s Disease
Authors: Марциник Е.Н., Чурсинова Т.В. - ГУ «Днепропетровская медицинская академия» МЗ Украины, г. Днепропетровск, Украина; Пастарус Л.Н. - КУ «Днепропетровская городская клиническая больница № 9 ДОС, г. Днепропетровск, Украина
International journal of endocrinology 3 (75) 2016
Date: 2016.07.07
Categories: Endocrinology
Sections: Specialist manual
Authors: Хайдарова Ф.А., Музафарова С.А., Каланходжаева Ш.Б., Максудова Ф.Т., РСНПМЦ эндокринологии МЗ Республики Узбекистан, Ташкентский педиатрический медицинский институт МЗ РУз
International journal of endocrinology 4 (36) 2011
Date: 2011.08.04
Categories: Endocrinology

Back to issue