Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

International neurological journal 4(26) 2009

Back to issue

Оценка эффективности терапии при тяжелой черепно-мозговой травме: метод логарифмических индексов параметров количественной ЭЭГ

Authors: Черний В.И., Андронова И.А., Черний Т.В., Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького

Categories: Neurology

print version


Summary

Были разработаны логарифмические индексы абсолютной спектральной мощности и межполушарной когерентности, позволяющие провести количественную оценку степени изменения данных количественных ЭЭГ-параметров у больных с тяжелой ЧМТ относительно соответствующих показателей у здоровых добровольцев контрольной группы.
Логарифмические уровни индексов абсолютной спектральной мощности и межполушарной когерентности имели статистически значимые различия в группах пациентов с ТЧМТ с различными уровнями нарушения сознания при поступлении в отделение интенсивной терапии и с различными исходами ТЧМТ.
В ответ на фармакологическое воздействие были выявлены статистически значимые изменения уровней логарифмических индексов абсолютной спектральной мощности и межполушарной когерентности дельта- и альфа-диапазонов в симметричных лобных, височных, центральных и затылочных отделах у пациентов с ТЧМТ 3-й и 4-й групп и не выявлены изменения соответствующих значений абсолютной спектральной мощности и межполушарной когерентности ни в одной из исследуемых групп.
Применение метода логарифмических индексов позволяет выявить ЭЭГ-корреляты увеличения силы внутрисистемных взаимодействий стволового уровня в ответ на фармакологическое воздействие у пациентов с ТЧМТ.


Keywords

черепно-мозговая травма, количественная ЭЭГ, логарифмические индексы.

Актуальность

Визуальный метод оценки электроэнцефалограмм (ЭЭГ) и в наши дни является ведущим в функциональной диагностике состояния головного мозга [1, 3, 4, 8, 12, 18]. Однако значительные успехи различных направлений нейронауки последних десятилетий наряду с развитием возможностей медицинской техники и информационных технологий подчеркивают насущные потребности разработки и применения методов анализа, которые позволяют снабдить нейрофизиолога информацией, дополняющей и уточняющей визуальную, а значит, в определенной степени — субъективную оценку ЭЭГ [8, 9, 12, 18].

Спектральный и когерентный анализы являются уже классическими методами обработки ЭЭГ [1, 3, 4, 8, 12, 18]. Если спектральный анализ позволяет судить о наличии в данном волновом процессе тех или иных ритмов ЭЭГ и об их индивидуальной выраженности, то когерентный анализ позволяет оценить пространственно-временные параметры исследуемого процесса. Таким образом, спектральный и когерентный анализ ЭЭГ гармонично дополняют друг друга [1, 3, 4, 8, 9, 12].

В предыдущих наших работах на основании использования метода интегрального количественного анализа ЭЭГ-паттернов [12, 17] были созданы математические модели пространственно-временной организации электрической активности мозга, соответствующие уровню и характеру функционирования ЦНС как у здоровых людей, так и у пациентов с острой церебральной недостаточностью различного генеза [12, 17].

В круг задач любого подобного исследования обязательно входит сравнение количественных ЭЭГ-показателей у пациентов с различным уровнем нарушения функций ЦНС и соответствующих параметров у здоровых добровольцев, входящих в так называемую контрольную группу. Сравнения подобного рода позволяют количественно описывать степень дезорганизации ЭЭГ-паттерна у исследуемых пациентов.

Цель исследования. В настоящей работе была поставлена задача: разработать метод сравнения основных количественных ЭЭГ-параметров (результаты спектрально-когерентного анализа) у пациентов с ОЦН, вызванной тяжелой ЧМТ, с соответствующими показателями так называемой «идеальной нормы ЭЭГ» [12].

Материалы и методы исследования

Проведен ретроспективный анализ электроэнцефалограмм 104 пациентов с тяжелой ЧМТ, находившихся на лечении в нейрохирургическом отделении интенсивной терапии ДОКТМО. ЭЭГ-исследования были проведены в первые 7 суток после травмы.

Регистрация биопотенциалов мозга осуществлялась с помощью нейрофизиологического комплекса, состоящего из 8-канального электроэнцефалографа фирмы Medicor, персонального компьютера IBM PC AT с аналогово-цифровым преобразователем и специальным программным обеспечением для хранения и обработки электроэнцефалограмм. Протокол записи ЭЭГ включал регистрацию биопотенциалов головного мозга пациентов в покое с последующей ахроматической ритмической фотостимуляцией на частотах 2, 5, 10 Гц. Изучались показатели межполушарной когерентности (МПКГ, %) в симметричных лобных (Fp1-Fp2), височных (T3-T4), центральных (С34) и затылочных (О1-О2) областях коры и абсолютной спектральной мощности (АСМ, мкВ/√Гц) для δ- (1–4 Гц), θ- (5–7 Гц), α- (8–12 Гц), α1- (9–11 Гц), β1- (13–20 Гц), β2- (20–30 Гц) частотных диапазонов ЭЭГ. Для объективизации оценки ЭЭГ использован метод интегрального количественного анализа ЭЭГ-паттерна с вычислением интегральных коэффициентов (ИК), позволяющих определить значимость отдельных частотных спектров ЭЭГ в формировании целостного паттерна ЭЭГ [12, 17]. Параллельно с количественным анализом ЭЭГ [11, 13] проводилась формализованная оценка ЭЭГ с присвоением группы, типа и класса по способу Е.А. Жирмунской, В.С. Лосева [6, 12].

Были разработаны логарифмические индексы (ЛИ) абсолютной спектральной мощности (АСМ) и межполушарной когерентности (КГ), которые позволяли провести количественную оценку степени изменения значений АСМ и МПКГ у больных с тяжелой ЧМТ относительно соответствующих показателей у здоровых добровольцев контрольной группы («идеальная норма», I организованный тип, 1-я группа по классификации Е.А. Жирмунской, В.С. Лосева [6, 12]).

Как известно, с математической точки зрения логарифм числа b по основанию a определяется как показатель степени, в которую надо возвести число a, чтобы получить число b. Следовательно, записи logb = x и ax = b равносильны.

Логарифмические индексы абсолютной спектральной мощности с математической точки зрения являются логарифмами значений абсолютной спектральной мощности пациента с ЧМТ в частотных диапазонах дельта- (1–4 Гц), тета- (5–7 Гц), альфа- (8–12 Гц), альфа-1- (9–11 Гц), бета-1- (13–20 Гц), бета-2- (20–30 Гц) ритмов ЭЭГ по основанию соответствующей медианы (Ме) значений абсолютной спектральной мощности в группе здоровых добровольцев — «идеальная норма ЭЭГ».

Следует учитывать, что уровни абсолютной спектральной мощности дельта- и бета-частотного диапазонов в контрольной группе здоровых добровольцев («идеальная норма ЭЭГ») являются показателями меньше единицы — Ме δ АСМ = 0,75, Ме β АСМ = 0,79 [12], а значения абсолютной спектральной мощности тета- и альфа-частотного диапазонов в контрольной группе здоровых добровольцев («идеальная норма ЭЭГ») являются показателями больше единицы — Ме θ АСМ = 1,14, Ме α АСМ = 2,27 [12]. Поэтому функции логарифмов δ- и β-спектральной мощности по основанию δ- и β-АСМ в контрольной группе описываются «нисходящими» графиками (рис. 1, 4), а функции логарифмов θ- и α-спектральной мощности по основанию θ- и α-АСМ в контрольной группе описываются «восходящими» графиками (рис. 2, 3).

 

 

Это предопределяет различия физиологического толкования параметров логарифмических индексов абсолютной мощности дельта-, тета-, альфа- и бета-диапазонов.

Во всех случаях, если значение логарифмического индекса равно 1, то уровни АСМ у пациентов с ЧМТ не отличаются от значений АСМ в контрольной группе.

Значения логарифмического индекса больше единицы описывают снижение уровня δ- и β-АСМ и рост уровня θ- и α-АСМ у пациентов с ЧМТ относительно показателей в контрольной группе.

Причем значения ЛИ в интервале 1 < ЛИ ≤ 4 отражают умеренную степень снижения показателя δ- и β-АСМ или рост θ- и α-АСМ. В интервале 4 < ЛИ ≤ 10 — значения ЛИ отражают выраженную (среднюю) степень снижения δ- и β-АСМ или роста θ- и α-АСМ, в интервале 10 < ЛИ — значительную (высокую) степень снижения δ- и β-АСМ или роста θ- и α-АСМ.

Значения логарифмического индекса меньше единицы описывают повышение уровня δ- и β-АСМ или угнетение θ- и α-АСМ у пациентов с ЧМТ относительно показателей в контрольной группе. Причем значения ЛИ в интервале 1 > ЛИ ≥ –4 отражают умеренную степень роста уровня δ- и β-АСМ или снижения θ- и α-АСМ, в интервале –4 > ЛИ ≥ –7 — выраженную степень увеличения δ- и β-АСМ или снижения θ- и α-АСМ, в интервале ЛИ < –7 — значительную степень увеличения δ- и β-АСМ или снижения θ- и α-АСМ.

1. LogАСМδКГ АСМδП (формула 1) — описывает различия значений средней по полушариям абсолютной спектральной мощности пациентов с ЧМТ в частотном диапазоне дельта-ритма (1–4 Гц) и соответствующего показателя в контрольной группе («идеальная норма» ЭЭГ).

2. LogАСМθКГ АСМθП (формула 2) — описывает различия значений средней по полушариям абсолютной спектральной мощности пациентов с ЧМТ в частотном диапазоне тета-ритма (5–7 Гц) и соответствующего показателя в контрольной группе («идеальная норма» ЭЭГ).

3. LogАСМαКГ АСМαП (формула 3) — описывает различия значений средней по полушариям абсолютной спектральной мощности пациентов с ЧМТ в частотном диапазоне альфа-ритма (8–12 Гц) и соответствующего показателя в контрольной группе («идеальная норма» ЭЭГ).

4. LogАСМβКГ АСМβП (формула 4) — описывает различия значений средней по полушариям абсолютной спектральной мощности пациентов с ЧМТ в частотном диапазоне бета-ритма (13–30 Гц) и соответствующего показателя в контрольной группе («идеальная норма» ЭЭГ).

Также исследовалась сумма логарифмических индексов абсолютной спектральной мощности пациентов с ЧМТ (формула 5):

сумма log АСМ = LogАСМδКГ АСМδП + LogАСМθКГ АСМθП + LogАСМαКГ АСМαП + LogАСМβКГ АСМβП.

При значениях данного показателя в интервале сумма log АСМ < 0 отмечается преобладание, прежде всего амплитудного роста ЭЭГ-кривой за счет медленноволновой дельта- и в меньшей степени бета-частотной активности у пациента с ЧМТ относительно показателей у здоровых добровольцев.

Некоторое «уплощение» электроэнцефалографической кривой за счет амплитудного снижения медленноволновой дельта- и в меньшей степени бета-частотной активности при активации тета- и альфа-диапазонов наблюдается при значениях данного показателя в интервале сумма log АСМ > 0.

Логарифмические индексы межполушарной когерентности с математической точки зрения являются логарифмами значений межполушарной когерентности в симметричных лобных, височных, центральных или затылочных отделах у пациентов с ТЧМТ. ЭЭГ усреднена для всех ЭЭГ-диапазонов (1–30 Гц) по основанию соответствующей медианы (Ме) значений межполушарной когерентности в группе здоровых добровольцев.

Если значение логарифмического индекса равно 1, то показатели межполушарной когерентности у пациентов с ЧМТ не отличаются от соответствующих значений КГ в контрольной группе.

Значения логарифмического индекса больше единицы описывают снижение уровня КГ у пациентов с ЧМТ относительно показателей в контрольной группе. Значения логарифмического индекса меньше единицы описывают повышение уровня КГ у пациентов с ЧМТ относительно показателей в контрольной группе.

1. LogFp1Fp2кг Fp1Fp2П (формула 6) — описывает различия значений межполушарной когерентности усредненно для всех ЭЭГ-диапазонов в симметричных лобных (Fp1-Fp2) областях у пациентов с ЧМТ и соответствующего показателя в контрольной группе («идеальная норма» ЭЭГ).

2. LogT3T4кг T3T4П (формула 7) — описывает различия значений межполушарной когерентности усреднено для всех ЭЭГ-диапазонов в симметричных височных (T3-T4) областях у пациентов с ЧМТ и соответствующего показателя в контрольной группе («идеальная норма» ЭЭГ).

3. LogC3C4кг C3C4П (формула 8) — описывает различия значений межполушарной когерентности усредненно для всех ЭЭГ-диапазонов в симметричных центральных (С3-С4) областях у пациентов с ЧМТ и соответствующего показателя в контрольной группе («идеальная норма» ЭЭГ).

4. LogO1O2кг O1O2П (формула 9) — описывает различия значений межполушарной когерентности усредненно для всех ЭЭГ-диапазонов в симметричных затылочных (О1-О2) областях у пациентов с ЧМТ и соответствующего показателя в контрольной группе («идеальная норма» ЭЭГ).

Параллельно вычисляется соотношение логарифмических индексов межполушарной когерентности (формула 10):

соотношение logKG = (LogFp1Fp2кг Fp1Fp2П + LogT3T4кг T3T4П)/(LogC3C4кг C3C4П + LogO1O2кг O1O2П).

Данное соотношение позволяет оценить преобладание изменений межполушарной когерентности в передних отделах (в лобно-височной области) или в задних отделах (в центрально-затылочной области) коры больших полушарий. При значении данного параметра 1 или –1 следует считать, что изменения сочетанности биоэлектрической активности (МПКГ) в передних и задних отделах коры у больных с ЧМТ были синхронными. Значения данного показателя в интервале 1 < соотношение logKG < –1 отражают более выраженные увеличения значений когерентности в симметричных центральных и затылочных областях. Значения данного показателя в интервале 1 > соотношение logKG > –1 отражают более выраженные изменения значений когерентности в симметричных лобных и височных областях коры больших полушарий.

Наиболее показательными были логарифмические индексы межполушарной когерентности дельта- и альфа-диапазонов в симметричных лобных, височных, центральных и затылочных отделах:

1. LogFp1Fp2δ Fp1Fp2δ (формула 11) — описывает различия значений межполушарной когерентности дельта-диапазона в симметричных лобных (Fp1-Fp2) областях у пациентов с ЧМТ и соответствующего показателя в контрольной группе («идеальная норма» ЭЭГ).

2. LogFp1Fp2α Fp1Fp2α (формула 12) — описывает различия значений межполушарной когерентности альфа-диапазона в симметричных лобных (Fp1-Fp2) областях у пациентов с ЧМТ и соответствующего показателя в контрольной группе («идеальная норма» ЭЭГ).

3. LogT3T4δ T3T4δ (формула 13) — описывает различия значений межполушарной когерентности дельта-диапазона в симметричных височных (T3-T4) областях у пациентов с ЧМТ и соответствующего показателя в контрольной группе («идеальная норма» ЭЭГ).

4. LogT3T4α T3T4α (формула 14) — описывает различия значений межполушарной когерентности альфа-диапазона в симметричных височных (T3-T4) областях у пациентов с ЧМТ и соответствующего показателя в контрольной группе («идеальная норма» ЭЭГ).

5. LogС3С4δ С3С4δ (формула 15) — описывает различия значений межполушарной когерентности дельта-диапазона в симметричных центральных (С34) областях у пациентов с ЧМТ и соответствующего показателя в контрольной группе («идеальная норма» ЭЭГ).

6. LogС3С4α С3С4α (формула 16) — описывает различия значений межполушарной когерентности альфа-диапазона в симметричных центральных (С34) областях у пациентов с ЧМТ и соответствующего показателя в контрольной группе («идеальная норма» ЭЭГ).

7. LogО1О2δ О1О2δ (формула 17) — описывает различия значений межполушарной когерентности дельта-диапазона в симметричных затылочных (О12) областях у пациентов с ЧМТ и соответствующего показателя в контрольной группе («идеальная норма» ЭЭГ).

8. LogО1О2α О1О2α — (формула 18) — описывает различия значений межполушарной когерентности альфа-диапазона в симметричных затылочных (О12) областях у пациентов с ЧМТ и соответствующего показателя в контрольной группе («идеальная норма» ЭЭГ).

Все полученные данные обрабатывались с использованием методов математической статистики с применением корреляционного анализа [11, 13].

Собственные исследования

У больных с ЧМТ уровень нарушения сознания характеризовался как «кома I–II», что соответствовало 3–7 баллам по шкале ком Глазго (ШКГ) [13, 14]. При визуальном анализе ЭЭГ (табл. 1) все кривые исследуемых добровольцев контрольной группы относились к I типу 1-й группе («идеальная норма») по классификации Жирмунской — Лосева [6, 12]. К 1-й и 4-й группам относились пациенты, уровень нарушения сознания которых при поступлении в нейрохирургическое отделение интенсивной терапии ДОКТМО по ШКГ соответствовал 3 баллам («кома II»). К 1-й группе («неблагоприятный исход» ТЧМТ) были отнесены 16 пациентов, которые умерли в течение 7 суток от получения травмы. Все ЭЭГ кривые больных 1-й и 4-й групп при визуальной оценке были отнесены к V типу (дезорганизованный с преобладанием медленноволновой тета- и дельта-активности).

Во 2-й группе степень нарушения сознания 23 пациентов при поступлении в нейрохирургическое отделение интенсивной терапии ДОКТМО по ШКГ была зафик-сирована на уровне 6–7 баллов («кома I»). ЭЭГ-кривые больных 2-й группы отличались большим разнообразием (табл. 1) и относились ко II, III и IV типам по классификации Жирмунской — Лосева (табл. 1).

В 3-й группе степень нарушения сознания 32 пациентов при поступлении в нейрохирургическое отделение интенсивной терапии ДОКТМО по ШКГ была выявлена на уровне 4–5 баллов («кома I–II»). ЭЭГ-кривые больных 3-й группы относились к IV и V типам по классификации Жирмунской — Лосева (табл. 1).

При множественном сравнении четырех групп (критерий хи-квадрат) отмечалось, что различия по типам ЭЭГ в них являлись статистически значимыми на уровне значимости p < 0,001 (хи-квадрат = 60,25).

У пациентов всех групп значения логарифмических индексов абсолютной спектральной мощности (табл. 2) дельта- и бета-диапазонов находились в интервале ЛИ < –2,5, что отражало рост δ- и β-спектральной мощности при ЧМТ относительно значений «идеальной нормы» ЭЭГ.

Значения логарифмических индексов абсолютной спектральной мощности альфа-диапазона регистрировались в интервале 0 < ЛИ > 2,5, что отражало умеренное увеличение α-спектральной мощности при ЧМТ относительно значений «идеальной нормы» ЭЭГ. Минимальные значения данных логарифмических индексов были зафиксированы во 2-й группе больных с ТЧМТ (Ме (ДИ 95%) = 0,87 (0,11–1,11)), что отражало умеренное снижение α-спектральной мощности у данной категории больных относительно значений «идеальной нормы» ЭЭГ.

Значения логарифмических индексов абсолютной спектральной мощности тета-диапазона находились в интервале ЛИ > 7, что характеризовало резкое увеличение уровня θ-спектральной мощности при ЧМТ относительно значений «идеальной нормы» ЭЭГ. Максимальные показатели ЛИ абсолютной спектральной мощности тета-диапазона были характерными для ЭЭГ 1-й и 4-й групп исследуемых.

Значения показателя сумма log АСМ у пациентов 1, 3 и 4-й групп находились в интервале от 3 до 6, что отражало преобладание амплитудного роста ЭЭГ-кривой у пациента с ЧМТ относительно показателей у здоровых добровольцев.

В 1-й («неблагоприятный исход» ТЧМТ) и 4-й группах пациентов статистически значимых различий логарифмических индексов абсолютной спектральной мощности всех исследуемых диапазонов выявлено не было. При проведении корреляционного анализа в 1-й группе пациентов с ЧМТ были выявлены высокие прямые корреляционные связи между показателями логарифмических индексов абсолютной спектральной мощности тета- и альфа-диапазонов. В 4-й группе больных были выявлены только средние обратные корреляционные связи между показателями логарифмических индексов абсолютной спектральной мощности α- и β-диапазонов.

У пациентов всех групп значения логарифмических индексов суммарной межполушарной когерентности и межполушарной когерентности дельта- и альфа-диапазонов (табл. 3) в симметричных лобных, височных, центральных и затылочных отделах находились в интервале 0,9 < ЛИ < 1,1, что отражало слабые отличия значений усредненной по всем ЭЭГ-диапазонам и δ- и α-межполушарной КГ при ЧМТ от значений «идеальной нормы» ЭЭГ.

Однако во всех исследуемых группах были выявлены максимальные значения логарифмических индексов суммарной межполушарной когерентности в симметричных фронтальных (Fp1Fp2) областях, которые достоверно отличались (р < 0,05) от минимальных значений ЛИ КГ в симметричных окципитальных (O1O2) областях. Это характеризовало значимый рост межполушарной когерентности в затылочных отделах, в области проекции ствола (рис. 7).

Статистически значимые различия значений логарифмических индексов суммарной межполушарной когерентности (p < 0,05 — W-критерий Вилкоксона) для 1-й и 4-й, 1-й и 3-й групп пациентов с ЧМТ были характерны для показателей ЛИ КГ в симметричных затылочных (О1О2) отделах (рис. 6). Уровни LogO1O2кг O1O2П в 1-й группе (умершие пациенты) были значительно ниже (p < 0,05), чем в 3-й и в 4-й (рис. 6–7).

При проведении рангового корреляционного анализа в 1-й группе пациентов с ЧМТ были выявлены средние прямые корреляционные связи (коэффициент ранговой корреляции Кендалла τ = 0,62–0,65) между показателями логарифмических индексов суммарной межполушарной когерентности в симметричных центральных и височных, центральных и затылочных, височных и затылочных областях. В 4-й группе были выявлены слабые прямые корреляционные связи (коэффициент ранговой корреляции Кендалла τ = 0,22–0,28) между показателями логарифмических индексов суммарной межполушарной когерентности в симметричных центральных и височных, центральных и затылочных, височных и затылочных областях.

Были зафиксированы достоверные различия значений (p < 0,05 — W-критерий Вилкоксона) ЛИ межполушарной когерентности альфа-диапазона в симметричных височных отделах коры у пациентов 3-й и 4-й, 1-й («неблагоприятный исход») и 4-й групп. Наиболее выраженными были различия (p < 0,05 — W-критерий Вилкоксона) ЛИ межполушарной когерентности дельта-диапазона в симметричных окципитальных отделах коры, когда ЛИ δ КГ у пациентов 1-й группы был ниже, чем у больных всех остальных исследуемых групп, что свидетельствовало о максимальном увеличении уровня функции когерентности.

При проведении рангового корреляционного анализа в 1-й группе пациентов с ЧМТ были выявлены высокие прямые корреляционные связи (коэффициент ранговой корреляции Кендалла τ = 0,72) между показателями логарифмических индексов дельта-частотной межполушарной когерентности в симметричных фронтальных и височных областях и высокие прямые корреляционные связи (коэффициент ранговой корреляции Кендалла τ = 0,72) между показателями логарифмических индексов альфа-частотной межполушарной когерентности в симметричных центральных и окципитальных областях, отражающие общность механизмов, формирующих дельта- и альфа-активность в различных конвекситальных отделах коры.

В 4-й группе были выявлены только слабые прямые и обратные корреляционные связи между показателями логарифмических индексов α- и δ- межполушарной когерентности в симметричных центральных и височных, центральных и затылочных, височных и затылочных областях, отражающие многообразие источников данных ритмов и их реципрокность.

При сравнении показателей абсолютной спектральной мощности до и после применения препарата L-лизина эсцината ни в одной из групп пациентов с ТЧМТ не было выявлено статистически значимых изменений данных параметров (табл. 4). При сравнении показателей логарифмических индексов абсолютной спектральной мощности до и после применения препарата L-лизина эсцината было выявлено, что у больных 1-й («неблагоприятный исход» ТЧМТ) и 2-й групп статистически значимых изменений данных показателей не отмечалось (табл. 4).

У пациентов 3-й группы уровни логарифмических индексов абсолютной спектральной мощности дельта- (LogАСМδКГ АСМδП) и альфа-диапазонов (LogАСМαКГ АСМαП) снижались (р < 0,05) в ответ на введение препарата, уровень логарифмических индексов абсолютной спектральной мощности бета-диапазона (LogАСМβКГ АСМβП) и значения показателя сумма log АСМ возрастали (р < 0,05) после применения L-лизина эсцината (табл. 4).

У пациентов 4-й группы только уровень логарифмических индексов абсолютной спектральной мощности тета-диапазона (LogАСМθКГ АСМθП) снижался (р < 0,05) в ответ на введение препарата L-лизина эсцината (табл. 4, рис. 8), что свидетельствовало об уменьшении различий параметров АСМ тета-диапазона у пациентов с ЧМТ 3-й группы и у здоровых добровольцев контрольной группы и являлось отражением тенденций к нормализации функционирования регулирующих подкорковых структур лимбического, гиппокампального и диэнцефального уровней [8–10, 12, 15, 16].

При сравнении показателей межполушарной α- и δ-когерентности в симметричных лобных, височных, центральных и затылочных отделах до и после применения препарата L-лизина эсцината ни в одной из групп пациентов с ТЧМТ не было выявлено статистически значимых изменений данных параметров (табл. 5). При сравнении у пациентов с ТЧМТ показателей логарифмических индексов межполушарной когерентности дельта- и альфа-диапазонов в симметричных лобных, височных, центральных и затылочных отделах до и после применения препарата L-лизина эсцината было выявлено, что у больных 1-й («неблагоприятный исход» ТЧМТ) и 2-й групп статистически значимых изменений данных показателей не отмечалось (табл. 5). В 3-й и 4-й группах были выявлены статистически значимые изменения (р < 0,05) ЛИ межполушарной когерентности дельта-частотного диапазона в симметричных затылочных отделах (табл. 5, рис. 10). Такое снижение показателей ЛИ δ КГ в симметричных затылочных областях — проекции ствола — отражало рост уровня дельта «межзатылочной» когерентности, что является коррелятом увеличения силы внутрисистемных взаимодействий с использованием функциональных резервов регулирующих систем стволового уровня [1–3, 5, 9, 11] под влиянием данного препарата.

Интересно, что у больных 3-й группы в ответ на введение L-лизина эсцината отмечались значимые пространственные перестройки дельта- волновой активности с нарастанием синхронности данного ритма в симметричных височных и центральных отделах коры, о чем свидетельствуют уменьшения (р < 0,05) уровней ЛИ межполушарной КГ дельта-диапазона в симметричных височных (log KG ТD) и центральных (log KG СD) отделах (рис. 11).

А у больных 4-й группы в ответ на введение L-лизина эсцината отмечались противоположные значимые пространственные перестройки дельта- и альфа-ритма в симметричных лобных отделах коры. Причем уменьшения (р < 0,05) уровней ЛИ межполушарной КГ дельта-диапазона (log KG FpD) (рис. 12) отражали нарастание сочетанности дельта-ритма, а рост значений ЛИ межполушарной КГ альфа-диапазона (log KG FpА) был вызван снижением α-когерентности во фронтальных отделах коры. Подобные изменения в сочетании с ростом окципитальной синхронности дельта-активности отражали, на наш взгляд, значительную активацию стволовых образований [1–3, 5, 7, 9].

Выводы

1. Были разработаны логарифмические индексы абсолютной спектральной мощности и межполушарной когерентности, позволяющие провести количественную оценку степени изменения данных количественных ЭЭГ-параметров у больных с тяжелой ЧМТ относительно соответствующих показателей у здоровых добровольцев контрольной группы.

2. Логарифмические уровни индексов абсолютной спектральной мощности и межполушарной когерентности имели статистически значимые различия в группах пациентов с ТЧМТ с различными уровнями нарушения сознания при поступлении в отделение интенсивной терапии и с различными исходами ТЧМТ.

3. В ответ на фармакологическое воздействие были выявлены статистически значимые изменения уровней логарифмических индексов абсолютной спектральной мощности и межполушарной когерентности дельта- и альфа-диапазонов в симметричных лобных, височных, центральных и затылочных отделах у пациентов с ТЧМТ 3-й и 4-й групп и не выявлены изменения соответствующих значений абсолютной спектральной мощности и межполушарной когерентности ни в одной из исследуемых групп.

4. Применение метода логарифмических индексов позволяет выявить ЭЭГ-корреляты увеличения силы внутрисистемных взаимодействий стволового уровня в ответ на фармакологическое воздействие у пациентов с ТЧМТ.


Bibliography

1. Болдырева Г.Н., Добронравова И.С., Шарова Е.В., Жаворонкова Л.А. Отражение адаптивных перестроек мозга человека при нарушении церебральных функций в параметрах межполушарной асимметрии когерентности ЭЭГ // Журнал высшей нервной деятельности им. Павлова. — 1993. — Т. 43, № 2. — С. 247-248.

2. Болдырева Г.Н., Манелис Н.Г., Скорятина И.Г., Фролов А.А. Межцентральные отношения электрических процессов мозга человека при вовлечении в патологический процесс лимбических структур // Физиология человека. — 1997. — Т. 23, № 2. — С. 42-49.

3. Бородкин С.М., Гриндель О.М., Болдырева Г.Н. и др. Динамика спектрально-когерентных характеристик ЭЭГ человека в норме и при патологии мозга // Журн.высшей нервной деятельности. — 1987. — Т. 37, № 2. — С. 22-30.

4. Ельский В.Н., Кардаш А.М., Городник Г.А. Патофизиология, диагностика и интенсивная терапия тяжелой черепно-мозговой травмы / Под ред. В.И. Черния. — Донецк, 2004. — 200 с.

5. Жаворонкова Л.А., Максакова О.А., Смирнова Н.Я., Кроткова О.А., Найдин В.Л. Межполушарные соотношения когерентности ЭЭГ при реабилитации больных с тяжелой черепно-мозговой травмой // Физиология человека. — 2001. — Т. 27, № 2. — С. 5-14.

6. Жирмунская Е.А. В поисках объяснения феноменов ЭЭГ. — М., 1996. — 117 с.

7. Зорин Р.А. Изучение межполушарной когерентности альфа-ритма у пациентов с болезнью Паркинсона // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Количественная ЭЭГ и нейротерапия». — СПб.: Изд-во «Человек и здоровье», 2007. — С. 36.

8. Зенков Л.Р. Клиническая электроэнцефалография (с элементами эпилептологии). — Таганрог, 1996. — 358 с.

9. Иванов Л.Б. Прикладная компьютерная электроэнцефалография. — М.: Научно-мед. фирма «МБН», 2000. — 246 с.

10. Изнак А.Ф., Изнак Е.В. Количественные и топографические ЭЭГ-корреляты дисфункции некоторых мозговых систем при психических расстройствах // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Количественная ЭЭГ и нейротерапия». — СПб.: Изд-во «Человек и здоровье», 2007. — С. 41.

11. Крыжановский Г.Н. Общая патофизиология нервной системы: Руководство. — М.: Медицина, 1997. — 352 с.

12. Острова Т.В., Черній В.І., Шевченко А.І. Алгоритм діагностики реактивності ЦНС методами штучного інтелекту. — Донецк: ІПШІ МОНУ і НАНУ «Наука і освіта», 2004. — 180 с.

13. Педаченко Є.Г. та ін. Сучасні принципи діагностики та лікування хворих із невідкладною нейрохірургічною патологією (черепно-мозкова травма): Методичні рекомендації. — К., 2005. — 47 с.

14. Протоколи надання медичної допомоги хворим з черепно-мозковою травмою. — К., 2006. — 33 с.

15. Русинов В.С., Гриндель О.М., Болдырева Г.Н. Биопотенциалы мозга человека. Математический анализ. — М.: Медицина, 1987. — 256 с.

16. Хомская Е.Д. Системные изменения биоэлектрической активности мозга как нейрофизиологическая основа психических процессов // Естественнонаучные основы психологии / Под ред. А.А. Смирнова, А.Р. Лурия, В.Д. Небылицына. — М.: Педагогика, 1978. — С. 234-253.

17. Черний В.И., Островая Т.В. Ишемия мозга и церебропротекция в аспекте доказательной медицины // Біль, знеболювання і інтенсивна терапія. — 2006. — № 1 (д). — С. 16-21.

18. Щекутьев Г.А., Болдырева Г.Н., Волынский П.Е., Маше-ров Е.Л. Возможности и ограничения классических и современных методов анализа ЭЭГ // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Количественная ЭЭГ и нейротерапия». — СПб.: Изд-во «Человек и здоровье», 2007. — С. 110.

Similar articles

Authors: В.И. Черний, Т.В. Островая, И.А. Андронова, Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького, Украина
"Emergency medicine" 2(15) 2008
Date: 2008.09.26
Categories: Anesthesiology and intensive therapy, Medicine of emergency, Neurology
Sections: Clinical researches
Authors: В.И. ЧЕРНИЙ, Т.В. ЧЕРНИЙ, И.А. АНДРОНОВА, Г.А. ГОРОДНИК, Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького, И.Ф. БЕЛЕНИЧЕВ, Запорожский государственный медицинский университет
International neurological journal 6(22) 2008
Date: 2009.03.06
Categories: Neurology
Authors: Т.В. Островая, В.И. Черний, И.А. Андронова, Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького
International neurological journal 3(19) 2008
Date: 2008.12.04
Categories: Neurology
Sections: Clinical researches

Back to issue