Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

АКУШЕРИ ГІНЕКОЛОГИ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Child`s Health" 5(20) 2009

Back to issue

Состояние вегетативного гомеостаза у детей при нарушении моторной функции органов гастродуоденальной зоны

Authors: Николаева О.В., Ермолаев М.Н., Харьковский национальный медицинский университет

Categories: Pediatrics/Neonatology

print version


Summary

Изучено состояние вегетативного гомеостаза у 280 детей 6–14 лет с хронической гастродуоденальной патологией. У 39 установлен дуоденогастральный рефлюкс (1-я группа), у 69 — гастроэзофагеальный (2-я группа), у 48 — сочетание обоих рефлюксов (3-я группа), у 124 рефлюксы отсутствовали. У большинства больных вегетативный гомеостаз характеризуется парасимпатикотонией. Расположение групп по степени ваготонии: 2-я > 3-я > 4-я > 1-я. Наиболее часто у больных наблюдаются гиперсимпатикотоническая вегетативная реактивность и недостаточное обеспеченеие деятельности, что отражает смешанный тип вегетативной дисфункции. Ваготония повышает двигательную активность желудка и снижает тонус сфинктеров, что обосновывает важность коррекции вегетативной дисфункции у детей для уменьшения нарушений моторики органов гастродуоденальной зоны.


Keywords

дуоденогастральный и гастроэзофагеальный рефлюкс, вегетативный гомеостаз, дети.

Заболевания желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) занимают одно из ведущих мест в структуре патологии детского возраста, и их распространенность в последние годы возрастает [1]. Все большее внимание педиатров привлекает проблема нарушений моторики ЖКТ в связи со значимостью ее в патогенезе хронической патологии пищеварительной системы [2]. Гастроэзофагеальный (ГЭР) и дуоденогастральный (ДГР) рефлюксы являются чрезвычайно распространенными формами нарушений моторной деятельности ЖКТ у детей и наблюдаются у 30 % больных с поражением гастродуоденальной зоны [2–5].

Среди многочисленных причин и факторов, предрасполагающих к развитию нарушений моторной функции верхнего отдела пищеварительного канала, немаловажное значение имеет дисфункция вегетативной нервной системы (ВНС), оказывающая регуляторное влияние как на моторику ЖКТ, так и на секрецию желудочного сока. В частности, обкладочные и G-клетки слизистой оболочки желудка иннервируются блуждающим нервом (БН), симпатическим и парасимпатическим отделами ВНС иннервируются мышечное и подслизистое нервные сплетения кишечника. Физиологическая координация эзофагеальной перистальтики регулируется центром глотания посредством эфферентных волокон БН, которые также осуществляют расслабление гладкой мускулатуры нижнего пищеводного сфинктера, оказывают двигательное действие на желудок и тормозящее — на пилорус. Симпатическая система имеет обратное действие, а именно — тормозит перистальтику желудка и повышает тонус пилорического сфинктера [6–8]. Таким образом, ВНС имеет существенное значение в физиологическом процессе регуляции моторики желудка, при ее дисфункции возникают дискинезии желудка, способствующие развитию хронических заболеваний ЖКТ. Поэтому исследование функционального состояния ВНС у детей с нарушениями моторной функции верхнего отдела пищеварительного тракта позволяет глубже изучить патогенетические механизмы и на этой основе совершенствовать терапию хронической патологии гастродуоденальной зоны. Цель настоящего исследования — оценка вегетативного гомеостаза (ВГ) у детей с ДГР и ГЭР при хронической гастродуоденальной патологии.

 

Материалы и методы

Проведено обследование 280 детей 6–14 лет, находившихся на обследовании и лечении в Харьковской областной детской клинической больнице по поводу обострения хронической гаcтродуоденальной патологии. Верификация диагноза проводилась на основании тщательного клинико-лабораторного и инструментального обследования больных. Всем детям проведено эзофагогастродуоденоскопическое исследование (эндоскопом GIF P-30 фирмы Olympus), позволившее оценить не только степень изменений слизистой оболочки (CО), но и установить наличие ГЭР (на основании выявления рефлюкс-эзофагита) и ДГР. Для оценки функционального состояния ВНС использовались общепринятые методики. Изучались исходный вегетативный тонус (ИВТ) (по таблице, разработанной в отделе вегетативной патологии І ММИ [9]), вегетативная реактивность (методом кардиоинтервалографии (КИГ)) [10], вегетативное обеспечение деятельности (ВОД) (методом клиноортостатической пробы — КОП) [10]. Статистическая обработка данных проводилась c помощью пакета программы Microsoft Excel-2003.

 

Результаты исследования и их обсуждение

Нарушение моторной функции органов гастродуоденальной зоны было выявлено у 156 (55,7 %) больных. Из них у 39 человек установлен ДГР (1-я группа), у 69 выявлен ГЭР (2-я группа), у 48 детей имело место сочетание ГЭР и ДГР (3-я группа). Группу сравнения составили 124 ребенка с хронической гастродуоденальной патологией, у которых ГЭР и ДГР не выявлены (4-я группа).

В 1, 3 и 4-й группах большинство составили девочки (соответственно 56,4 ± 8,0 %, р > 0,05; 56,4 ± 6,6 %, р > 0,05; 57,3 ± 4,5 %, р < 0,01). Среди детей с ГЭР (2-я группа) преобладали мальчики (58 ± 5,9 %, р < 0,01), что согласуется с данными литературы [4]. Средний возраст больных и длительность их заболевания наибольшие во 2-й и 3-й группах (у детей с ГЭР) (табл. 1), что свидетельствует о значимости длительности хронической гастродуоденальной патологии в развитии гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ).

Частота встречаемости различной гастродуоденальной патологии у наблюдаемых больных представлена в табл. 2. Установлено, что у детей с ГЭР (2-я и 3-я группы) гастрит наблюдался существенно реже, чем у больных остальных групп, а язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки (ЯБ ДПК) — чаще. Особенно обращает на себя внимание значительное количество больных ЯБ ДПК во 2-й группе (в 4 раза больше, чем у детей с изолированным ДГР (1-я группа) и детей группы сравнения). Это может быть обусловлено общностью причин возникновения ЯБ и ГЭРБ, среди которых важное значение имеет повреждающее воздействие соляной кислоты и других составляющих желудочного секрета на СО пищевода, желудка и ДПК. Действительно, у больных 2-й группы гиперацидность среды желудка оказалась наибольшей: если у детей 1-й группы рН в корпусе составляла 1,67 ± 0,20 ед., в 3-й группе — 1,65 ± 0,36 ед., в 4-й группе — 1,30 ± 0,15 ед., то у больных с ГЭР — 0,90 ± 0,08 ед. (Р1 < 0,001, Р3 < 0,05, Р4 < 0,05). Как уже отмечалось, желудочную секрецию стимулирует БН. Поэтому у больных 2-й группы можно предполагать наиболее высокую активность парасимпатического отдела ВНС. Для выяснения этого была проведена оценка ВГ у детей указанных групп.

Исследование общего ИВТ показало преобладание во всех группах больных с парасимпатикотонией (табл. 3). Причем наибольший удельный вес детей с парасимпатикотоническим ИВТ оказался, как мы и предполагали, во 2-й группе. Интересно, что в 1-й группе в отличие от остальных количество больных с парасимпатикотоническим и симпатикотоническим ИВТ было примерно одинаковым; численность детей с симпатикотонией в этой группе превышала таковую во 2-й в 2,2 раза, в 3-й — в 1,6 раза, в 4-й — в 1,4 раза. Отличий в частоте встречаемости амфотонического ИВТ в изучаемых группах больных не установлено.

Изучение вероятности преобладания симпатических (Рс) или парасимпатических (Рп) проявлений общего ИВТ у больных показало, что у больных 2, 3 и 4-й групп достоверно доминирует тонус парасимпатического отдела ВНС, а у детей 1-й группы его преобладание несущественно (табл. 4). Значительных отличий среднестатистических показателей Рс и Рп при межгрупповом сравнении не установлено. ИВТ в пищеварительной системе характеризуется существенным преобладанием парасимпатикотонии у больных всех групп; при этом ее выраженность в группах больных с ГЭР (2-я и 3-я группы) достоверно выше, чем у детей с ДГР (1-я группа) и в группе сравнения (4-я группа).

Среднестатистические показатели кардиоинтервалографии (табл. 5) не согласуются с приведенными выше данными относительно преобладания у большинства больных во всех группах парасимпатикотонического ИВТ. В 3-й и 4-й группах имеет место повышение показателей, отражающих активность симпатического (АМо) и парасимпатического (DХ) отделов ВНС (истинная субкомпенсированная симпатикотония), в 1-й группе установлено изолированное повышение активности симпатического отдела (АМо) (истинная некомпенсированная симпатикотония), а во 2-й группе при сочетанном повышении значений АМо и DХ наблюдается эйтония (значение ИН не выходит за пределы норматива) [11]. Таким образом, оценка ИВТ по среднестатистическим показателям КИГ нецелесообразна, поскольку это может привести к ошибочным выводам о характере вегетативного дисбаланса. Не умаляя значения этого метода в исследовании функционального состояния ВНС, мы все же считаем, что КИГ в первую очередь должна использоваться для определения ВР и состояния адаптации, поскольку именно сердечно-сосудистая система является чутким индикатором дезадаптации.

Изучение ВР показало, что у большинства больных всех групп имеют место ее патологические варианты (гиперсимпатикотонический и асимпатикотонический) (табл. 6): у 64,3 ± 9,2 % детей 1-й группы (р < 0,05), у 67,3 ± 6,3 % детей 2-й группы (р < 0,001), у 64,7 ± 8,3 % детей 3-й группы (р < 0,05) и у 56,7 ± 5,1 % детей 4-й группы (р > 0,05). Достоверно чаще (р < 0,001) у них наблюдалась гиперсимпатикотоническая ВР. При межгрупповом сравнении существенных отличий ВР не выявлено.

Нормальное ВОД имеет место у половины больных 1-й группы и лишь у 6,7–10,9 % больных остальных групп (р < 0,05) (табл. 7). У подавляющего большинства детей 2, 3 и 4-й групп установлено недостаточное ВОД. Доминирующим вариантом КОП у больных всех групп является асимпатикотонический (табл. 8). Самый дезадаптивный вариант КОП (гипердиастолический) наиболее часто отмечается у больных 3-й группы (с сочетанием ГЭР и ДГР).

 

Заключение

У большинства детей с нарушениями моторной функции органов гастродуоденальной зоны на фоне сочетанной патологии пищеварительной системы ВГ характеризуется доминированием тонуса парасимпатического отдела ВНС. По степени ваготонии группы больных можно расположить в таком порядке: больные с ГЭР > больные с ДГР + ГЭР  > больные без ГЭР и ДГР > больные с ДГР. Наиболее часто у больных наблюдается гиперсимпатикотоническая ВР и недостаточное ВОД (асимпатикотонический и гипердиастолический варианты КОП), что отражает смешанный тип синдрома вегетативной дисфункции. Ваготония приводит к повышению двигательной активности желудка и снижению тонуса сфинктеров (нижнего пищеводного, пилорического), что является одной из существенных предпосылок для возникновения антиперистальтики. В случае сочетания ваготонии с увеличением активности симпатического отдела ВНС, повышающего тонус сфинктеров, возникает их дискинезия, которая в сочетании с нарушениями моторики желудка и двенадцатиперстной кишки приводит к появлению ГЭР и ДГР.

Вышеизложенное обосновывает важность коррекции нарушений ВГ у детей для уменьшения нарушений моторики органов гастродуоденальной зоны. 


Bibliography

1. Бєлоусов Ю.В. Захворювання органів травлення у дітей. — Харків: ІНЖЕК, 2004. — 123 с.

2. Иванис Н.Н., Климов Л.Я. Моторные нарушения у детей с хронической гастродуоденальной патологией // Русский мед. журнал. — 2003. — Т. 11, № 3. — С. 103.

3. Белоусов Ю.В. Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь в детском возрасте // Здоров''я України. — 2005. — № 5. — С. 24-25.

4. Прахин Е.И., Поливанова Т.В. Этиопатогенетические и клинические аспекты гастроэзофагеальной рефлюксной болезни у детей // Педиатрия. — 2001. — № 2. — С. 80-83.

5. Журбій О.Є. Клінічні особливості хронічного ­гастриту з дуоденогастральним рефлюксом у дітей, ефективність мікрохвильової резонансної терапії // Педіатрія, акушерство та гінекологія. — 2001. — № 2. — С. 27-30.

6. Рафф Г. Секреты физиологии: Пер. с англ. — М.; СПб.: БИНОМ: Невский диалект, 2001. — 448 с.

7. Хаулике И. Вегетативная нервная система: Анатомия и физиология. — Бухарест: Медицинское издательство, 1878. — 319 с.

8. Хендерсон Дж.М. Патофизиология органов пищеварения: Пер. с англ. — М.; СПб.: БИНОМ: Невский диалект. — 2-е изд., испр. — 1999. — 286 с.

9. Вегетативные расстройства: Клиника, лечение, диагностика / Под ред. А.М. Вейна. — М.: Медицинское информационное агентство, 1998. — 752 с.

10. Белоконь Н.А., Кубергер М.Б. Болезни сердца и сосудов у детей. — Т. 1. — М.: Медицина, 1987. — 448 с.

11. Николаева О.В. Алгоритм диагностики вариантов вегетативного гомеостаза у детей с сочетанной патологией пищеварительной системы // Український медичний альманах. — 2003. — № 6. — С. 106-108.


Back to issue