Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

АКУШЕРИ ГІНЕКОЛОГИ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Child`s Health" 1 (22) 2010

Back to issue

Роль современных методов визуализации в диагностике сложных врожденных пороков сердца у детей

Authors: Сухарева Г.Э.*, Емец И.Н.**, Каладзе Н.Н.*, Руденко Н.Н.**, Ялынская Т.А.**, Рокицкая Н.В.**, *Кафедра педиатрии ФПО с курсом физиотерапии Крымского государственного медицинского университета им. С.И. Георгиевского, г. Симферополь, **Научно-практический медицинский центр детской кардиологии и кардиохирургии МЗ Украины, г. Киев

Categories: Pediatrics/Neonatology

print version


Summary

В статье представлены современные подходы к визуализационной диагностике врожденных пороков сердца (ВПС) у детей. Показана роль рентгеновской компьютерной томографии с внутривенным контрастированием в диагностике врожденной сердечно-сосудистой патологии и произведена качественная оценка КТ-ангиографической картины сложных ВПС у 45 больных.


Keywords

Врожденные пороки сердца, дети, компьютерная томография.

Хирургия — это корона медицины,
но самый яркий бриллиант в этой короне — рентгенология.
А.Н. Бакулев

Хирургия врожденных пороков сердца (ВПС) направлена на возможно более раннюю их диагностику и радикальную коррекцию, особенно тех пороков, при которых естественное течение заболевания приводит к ранней смерти ребенка. Поэтому в современной кардиологии и кардиохирургии постоянно идет поиск оптимальных алгоритмов использования различных методов медицинской визуализации, которые отличались бы прежде всего высокой информативностью и наименьшей инвазивностью.

В настоящее время в кардиологических и кардиохирургических клиниках используется достаточно обширный арсенал методов диагностики ВПС. Каждый из них обладает как преимуществами, так и недостатками. Рентгенография грудной клетки, традиционно широко использующаяся в предоперационном обследовании, по существу, не дает достоверных морфометрических показателей сердца и сосудов. Эхокардиография, бесспорно, в настоящее время самая распространенная, неинвазивная и относительно доступная методика исследования сердца при ВПС. Но, помимо технических ЭхоКГ-ограничений, особую роль приобретают так называемые субъективные факторы. Несмотря на все технологические новинки, ЭхоКГ остается во многом «оператор-зависимой» технологией визуализации. Катетеризация полостей сердца и ангиокардиография — золотой до недавнего времени стандарт в диагностике ВПС, в настоящее время уже таковым не является. Кроме всех хирургических рисков, особенно актуальных у новорожденных и детей раннего возраста, высокой степени инвазии, в том числе и радиационного плана, внутрисердечное введение контрастного вещества нередко усугубляет тяжесть состояния пациента. В связи с этим вполне понятен интерес кардиологов к поиску более информативных, чувствительных, а также менее инвазивных методов диагностики ВПС. Одним из наиболее перспективных в этом плане методов является рентгеновская компьютерная томография (РКТ) [2–4, 7, 9].

В основе РКТ лежит вычисление коэффициентов линейного ослабления рентгеновского излучения в каждой конкретной точке объема, имеющей известные координаты, при использовании, как правило, аксиальных проекций при сканировании объекта. Появление РКТ связано прежде всего с работой 1962 года Е. Kuhl и P. Edwards по использованию математической реконструкции для получения трансаксиального изображения черепа. Однако окончательным своим появлением РКТ обязана инженеру электроники англичанину G. Hounsfield и профессору математики А. М. Cormack, которые независимо друг от друга предложили идею нового метода получения изображения. В 1979 году это открытие было удостоено Нобелевской премии. На основании этих работ в 1970 году был создан первый компьютерный томограф для исследования головного мозга. Однако исследования сердца на таких томографах были практически невозможны из-за технологического конфликта между скоростью сканирования и скоростью сокращения сердца, приводящего к появлению ярко выраженных артефактов движения. Прорывом в этом направлении стало изобретение в начале 1980-х годов сверхбыстрой компьютерной томографии с возможностью синхронизации сканирования с сердечным ритмом пациента (ЭКГ-синхронизация). Синхронизация с ЭКГ требует больше времени и тем самым увеличивает облучение пациента. 4D-данные, полученные при синхронизации с ЭКГ, можно использовать для получения информации при движениях сердца и благодаря этому оценить его функциональные показатели.

Идея методики принадлежит доктору D. Boyd из Калифорнийского университета. Однако электронно-лучевая КТ, которую еще называют сверхбыстрой КТ, не получила широкого применения, за исключением определения количества коронарного кальция, так как стоимость такого томографа была слишком высокой и при этом на нем возможно было лишь «заморозить» движение сердца. Многосрезовая КТ, несмотря на ее короткую историю, получила быстрое признание. Это можно объяснить ее высокой разрешающей способностью, а также тем, что такие томографы имеют общее назначение и в том числе могут использоваться для изучения сердца. С этого времени начинается бурное, практически революционное развитие быстрых и сверхбыстрых технологий компьютерной томографии, что наряду с обширными возможностями компьютерной обработки диагностических изображений обусловило лавинообразный интерес кардиологов и кардиохирургов во всем мире. Также лавинообразно растет число научных публикаций по использованию данных технологий в диагностике разнообразной патологии сердца и сосудов у взрослых [5, 6, 11–13]. Вместе с тем очень мало сообщений о применении этой методики в Украине при изучении ВПС у детей, и особенно детей раннего возраста и новорожденных [1, 10, 14].

Интерес кардиологов и кардиохирургов к РКТ вызван прежде всего наглядностью и относительной простотой получения изображений сердца и сосудов. Во-первых, РКТ дает возможность одномоментного изучения сердца и грудной клетки в целом. Во-вторых, благодаря высокой пространственной разрешающей способности, широкому полю визуализации РКТ позволяет с высокой точностью получить достоверные морфометрические показатели не только магистральных и периферических сосудов, но и внутрисердечных структур. В-третьих, применение РКТ позволяет быстро построить мультипланарные реконструкции и трехмерные изображения, близкие и понятные врачам разных специальностей [4]. Недостатком метода является то, что РКТ требует введения контрастных препаратов и несет лучевую нагрузку. Спиральная компьютерная томография с внутривенным болюсным контрастированием революционно изменила лучевую диагностику патологии сосудов. В 90-х годах прошлого века впервые появилась реальная возможность использования неинвазивного по характеру исследования сосудистого русла, превышающего по информативности рентгеноконтрастную ангиокардиографию [8, 15].

Поэтому нам представляется крайне актуальным и весьма перспективным изучение роли рентгеновской компьютерной томографии с внутривенным контрастированием в диагностике ВПС у детей.

Цель: оценить значение РКТ с внутривенным контрастированием для дифференциальной диагностики сложных ВПС на этапе предоперационной подготовки, выбора хирургической тактики, а также для диагностики осложнений, в том числе послеоперационных.

Задачи: определить роль и место РКТ в общем ряду инструментальных методов диагностики врожденной патологии сердечно-сосудистой системы, изучить КТ-семиотику некоторых сложных врожденных пороков сердца у детей, в том числе детей раннего возраста и новорожденных.

Материалы и методы

В отделениях Республиканской детской клинической больницы (г. Симферополь) под нашим наблюдением находилось 45 детей в возрасте от 0 до 18 лет с ВПС, которым в течение 2006–2009 гг. в Научно-практическом центре детской кардиологии и кардиохирургии МЗ Украины (г. Киев) было проведено хирургическое лечение. Наблюдения охватывают дооперационный и отдаленный послеоперационный периоды.

Всем детям было проведено общеклиническое обследование. Функциональные методы обследования включали: ЭКГ, ХМЭКГ, рентгенографию органов грудной клетки, ДЭхоКГ. Эхокардиографию проводили с помощью аппарата HDI-1500 (ATL) неоднократно до и в различные сроки после операции. В Научно-практическом центре детской кардиологии и кардиохирургии МЗ Украины (г. Киев) детям была проведена рентгеновская компьютерная томография с внутривенным контрастированием (ангио-КТ). Использовался 16-срезовый компьютерный томограф Somatom Sensatiоn 16 фирмы Siemens AG (Германия) в комплекте с системами цифровой обработки, рабочими станциями Wizard и Leonardo. Оценка внутрисердечной анатомии или функции сердца, как и возможность построения различного рода реконструкций изображения сердца или его структур, возможна только при КТ с внутривенным контрастированием. Методика введения контрастного препарата и его дозировки до настоящего времени совершенствуются. В наших исследованиях проводилось внутривенное болюсное введение контрастного вещества (использовались неионные йодсодержащие контрасты из расчета 1,8–2,0 мл/кг массы тела ребенка). Все исследования у детей раннего возраста выполнялись на фоне медикаментозной седации. Последующая постпроцессинговая обработка полученных данных проводилась на рабочей станции с применением стандартного пакета программ для графической обработки изображений. Анализ изображений, полученных при рентгеновской компьютерной ангиографии, включал изучение анатомии порока по аксиальным томограммам, а также построение мультипланарных реконструкций в проекциях, подобных используемым при ангиографии и ЭхоКГ.

Результаты, обсуждение

Под нашим наблюдением находилось 45 детей со сложными ВПС, которые требовали уточнения топики порока при неадекватной эхо-визуализации сердца. Среди обследованных было выявлено: тетрада Фалло (ТФ) — 21 случай (46,7 %), коарктация аорты (КоА) — 17 случаев (37,7 %), единственный желудочек сердца (ЕЖС) — 3 ребенка (6,8 %), атрезия легочной артерии (ЛА) — 2 ребенка (4,4 %), общий артериальный ствол (ОАС) — 2 ребенка (4,4 %).

С тетрадой Фалло был обследован 21 (46,7 %) пациент. Крайняя форма ТФ с атрезией ЛА наблюдалась у 3 (14,3 %) детей. Преобладали (75 %) мальчики. У пациентов с ТФ на этапе предоперационной подготовки крайне важно оценить морфометрию ЛА, морфологию выводного отдела правого желудочка и объемы как правого, так и левого желудочка. Это особенно важно для выбора тактики хирургического вмешательства — выполнения ранней радикальной или вначале гемодинамической коррекции порока. Для ранней радикальной коррекции ТФ необходимо оценить степень гипоплазии легочного сосудистого русла. Легочные артерии оценивали как на аксиальных, так и на мультипланарных реконструкциях, анализ полученных изображений включал в себя изучение клапана и ствола ЛА, уровня бифуркации ствола, правой и левой ЛА, изучались проксимальные и дистальные отделы ЛА и уровень бифуркации ЛА на первые долевые ветви. Гипоплазия ствола и ветвей ЛА выявлена в 52 % случаев, атрезия ЛА с гипоплазией ствола ЛА — в 3 случаях. У 2 пациентов с атрезией ЛА определялось наличие больших аортолегочных коллатеральных артерий, отходящих от нисходящей аорты и идущих к корню левого или правого легкого. В 10 % случаев определялся функционирующий системно-легочный анастомоз. В двух случаях выявлены аберрантные подключичные артерии. Метод РКТ с внутривенным болюсным контрастированием во всех наших наблюдениях позволил визуализировать всю систему легочных артерий, проксимальные и дистальные отделы, дополнительные аортолегочные коллатерали, врожденные аномалии отхождения сосудов головы и шеи. Иллюстрацией может служить следующий клинический пример.

Ребенок В., 7 лет. Наблюдается у детского кардиолога с рождения с диагнозом: тетрада Фалло, бледная форма. Выраженный инфундибулярный и клапанный стеноз легочной артерии. Фетальный алкогольный синдром. Ребенок из социально неблагополучной семьи (на протяжении нескольких лет родители отказывались от операции). Состояние девочки прогрессивно ухудшалось, и в возрасте 6 лет она поступила в НПМЦ ДКК МЗ Украины для хирургической коррекции ВПС. На этапе предоперационной подготовки девочке была проведена РКТ органов грудной полости с внутривенным контрастированием, которая выявила наличие левой аберрантной подключичной артерии с образованием сосудистого кольца. Дополнительная левосторонняя верхняя полая вена впадала в коронарный синус. Диаметр легочного ствола 1,35 см . Диаметр правой ЛА — 0,75 см , диаметр левой ЛА в среднем отделе — 0,7 см , у места бифуркации сужена до 0,53 см (рис. 1а). Первой от дуги аорты отходит левая сонная артерия, проходит спереди от трахеи, второй — правая общая сонная артерия, третьей — подключичная артерия, четвертой — левая подключичная артерия, проходящая позади трахеи и пищевода (рис. 1б). Таким образом, у ребенка была уточнена анатомия тетрады Фалло и выявлена врожденная аномалия прекраниальных сосудов, что очень важно для кардиохирурга на этапе хирургического вмешательства.

В послеоперационном периоде (по показаниям) помимо анатомии порока и морфометрических показателей сердца оценивалась проходимость системно-легочного анастомоза, выявлялись послеоперационные осложнения, что иллюстрирует следующий клинический пример.

Ребенку Ф., 3,5 года, с диагнозом «тетрада Фалло с гипоплазией клапана, ствола ЛА» в возрасте 2 месяцев была проведена РЭД клапана и ствола, в возрасте 7 месяцев — радикальная коррекция тетрады Фалло: инфундибулэктомия, заплата из аутоперикарда на левую ветвь, ствол ЛА. Однако состояние ребенка значительно не улучшилось, систолический градиент на ЛА возрос до 70 мм рт.ст. В возрасте 1,5 года он вновь был обследован с проведением РКТ с в/в контрастированием: диаметр легочного ствола в проксимальных отделах 1,25 см , дистальнее — 0,55 см. Диаметр правой ЛА — 0,88 см , долевые ветви расширены, левая ветвь ЛА не контрастируется. Легочный рисунок слева резко обеднен, справа усилен за счет артериальных ветвей. Таким образом, у больного при ангио-КТ был выявлен стеноз левой ветви легочной артерии, что повлияло на дальнейшую тактику хирургического лечения. Ребенку было выполнено стентирование ЛА с хорошим результатом (рис. 2).

РКТ играет важную роль в диагностике критических ВПС у новорожденных, например атрезии легочной артерии.

Клинический пример. Ребенок М., 5 часов жизни. Ребенок от 2-й беременности, протекавшей на фоне гипоплазии пла­центы, многоводия.
Старшему ребенку 10 месяцев, здоров. Пренатально у плода был диагностирован ВПС, однако от дальнейшего обследования в условиях экспертной клиники (НПМЦ ДКК МЗ Украины) и родов в условиях родильного дома, приближенного к кардиохирургическому центру, семья отказалась. Роды в срок, физиологические. Масса при рождении 3380 г , состояние по шкале Апгар оценено в 8–9 баллов. Учитывая пренатально диагностированный ВПС, роды были проведены по месту жительства в специализированном родильном доме и беременная находилась под особым наблюдением акушеров-гинекологов и детских кардиологов. Это позволило оперативно перевести новорожденного в отделение реанимации, так как через 2 часа после рождения состояние ребенка ухудшилось до тяжелого: появился цианоз, снизилась сатурация О 2 до 84 %, гипероксидный тест отрицательный. Было проведено ДЭхоКГ-исследование (рис. 3), после которого, тем не менее, не был сформулирован окончательный диагноз: нельзя исключить атрезию ЛА I типа? Общий артериальный ствол I типа?

В возрасте 1 суток ребенок был переведен в НПМЦ ДКК МЗ Украины, где ему была проведена РКТ, которая позволила определить дальнейшую тактику ведения пациента: атрезия легочной артерии I–II типа. Определяются четыре большие аортолегочные коллатерали (MAPCA) — две к правому и две к левому легкому (рис. 4).

Таким образом, учитывая наличие больших коллатералей, экстренное хирургическое вмешательство ребенку не проводилось.

Клинический пример. Ребенок М., 1 сутки жизни. Диагноз атрезии ЛА был выставлен пренатально. Роды в специализированном родильном доме (г. Киев). В первые сутки переведен в кардиохирургический центр, где для уточнения анатомии и физиологии ВПС проведена РКТ, которая подтвердила диагноз «атрезия ЛА II типа» (рис. 5), и ребенку экстренно был выполнен правосторонний модифицированный анастомоз Блелока — Тауссиг.

Данные примеры показывают, как у двух новорожденных при одинаковом диагнозе (атрезия легочной артерии) благодаря проведенной на этапе предоперационной диагностики РКТ была выбрана различная тактика ведения пациента.

Большую роль играет РКТ также в диагностике патологии дуги аорты для уточнения анатомии дуги аорты, врожденной патологии сосудов головы и шеи, аномалий ствола, ветвей ЛА и др. Патология дуги аорты включает: КоА, перерыв дуги аорты, двойную дугу аорты, гипоплазию дуги аорты. Под нашим наблюдением было 17 (37,6 %) детей с патологией дуги аорты (16 — с КоА (рис. 6а) и 1 ребенок — с перерывом дуги аорты (рис. 7)), которым на до- и некоторым детям на послеоперационном этапе была выполнена РКТ. В результате обследования было выявлено: в 18 % случаев КоА сопровождалась гипоплазией различных сегментов дуги аорты (рис. 6б), в 42 % случаев выявлен аномальный ход сосудов головы и шеи. У одного ребенка была диагностирована агенезия левой почки.

Сложность для ЭхоКГ-визуализации представляет такой ВПС, как общий артериальный ствол — порок конотрункуса, при котором от основания сердца отходит один сосуд, обеспечивающий системное, легочное и коронарное кровообращение. На этапе хирургической коррекции кардиохирургу крайне необходимо знание анатомических вариантов данного порока, в чем неоценима роль рентгеновской компьютерной томографии. Мы наблюдали 2 (4,4 %) детей с ОАС (рис. 8).

Единственный желудочек сердца относится к числу наиболее сложных и клинически тяжело протекающих ВПС. Характерной его особенностью является нарушение соединения предсердий с желудочками, когда предсердия соединяются лишь с одним, хорошо развитым и доминирующим желудочком. ЕЖС является сложным ВПС, имеющим разнообразные анатомические варианты, топическая диагностика которых с помощью ангио-КТ чрезвычайно важна для выбора тактики гемодинамической коррекции данной патологии, а также для оценки результатов хирургического лечения. Под наблюдением было 3 (6,7 %) ребенка с ЕЖС.

Клинический пример. Ребенок К., 13 лет. В первые месяцы жизни был поставлен диагноз: Нeterotaxy syndrome, situs ambiguous, asplenia. Единственный желудочек сердца. Полная атриовентрикулярная коммуникация, несбалансированная форма; двойное отхождение магистральных сосудов от ПЖ с гипоплазией ствола ЛА. Неоднократно обследовался в кардиохирургических клиниках. В возрасте 3 лет в США был выполнен двусторонний анастомоз Глена, в возрасте 6 лет — проведена операция Фонтена в модификации с экстракардиальным кондуитом (рис. 9).

В данном примере применение РКТ позволило оценить функцию кондуита.

Клинический пример. Ребенок М., 11 лет. Диагноз : Н eterotaxy syndrome, situs viscerus inversus, asplenia. Единственный желудочек сердца. Полная атриовентрикулярная коммуникация. Атрезия ЛА II типа. С рождения находит ся под наблюдением детского кардиолога. В возрасте 3 недель ребенку был выполнен правосторонний анастомоз Блелока — Тауссиг, затем в возрасте 2 лет — двусторонний двунаправленный анастомоз Глена (рис. 10). Состояние девочки на протяжении нескольких лет было компенсированным, однако в последнее время резко ухудшилось, что потребовало углубленного обследования с проведением ангио-КТ. Было установлено, что правосторонний анастомоз между брахиоцефальным стволом (на уровне отхождения правой подключичной артерии) и правой ЛА не функционирует, в просвете определяется тромб (рис. 11). Анастомоз Глена — без особенностей. Таким образом, выявленный при исследовании тромбоз правостороннего анастомоза определил дальнейшую тактику лечения ребенка: больной было проведено наложение левостороннего анастомоза Блелока — Тауссиг. В настоящее время состояние девочки компенсированное.

Таким образом, рентгеновская компьютерная томография с внутривенным контрастированием в последние годы составила серьезную конкуренцию инвазивным рентгеновским методам диагностики врожденных аномалий сердечно-сосудистой системы у детей, а также диагностики осложнений, в том числе послеоперационных. Наш опыт применения рентгеновской компьютерной томографии при обследовании детей, особенно грудного и раннего возраста, со сложными ВПС показывает, что метод в большинстве случаев может дать более ценную диагностическую информацию, чем традиционный комплекс исследований, включающий рентгенографию, эхокардиографию и катетерную ангиокардиографию. Это касается детализации анатомии порока, достоверных морфометрических показателей, уточнения взаиморасположения органов средостения, а также оценки состояния сосудов малого круга крово­обращения, бронхиального дерева и паренхимы легких. «Компьютерная томография стала рабочей лошадью рентгенологии наших дней» (R. Baron).

Заключение

Рентгеновская компьютерная томография с внутривенным контрастированием — современный высокоинформативный неинвазивный метод диагностики врожденной патологии сердечно-сосудистой системы у детей, дифференциальной диагностики и верификации анатомических вариантов, качественной оценки послеоперационных результатов, а также диагностики осложнений, в том числе послеоперационных. Рентгеновская компьютерная томография предоставляет возможность одномоментной комплексной оценки анатомии сердца с крупными сосудами и бронхолегочной патологии.


Bibliography

1. Вишнякова М.В. Комплексное рентгенологическое исследование детей первого года жизни с врожденными пороками сердца и сопутствующими поражениями легких: Автореф. дис... д-ра мед. наук. — М., 2005. — 55 с.
2. Габуния Р.И., Колесникова Е.К. Компьютерная томография в клинической диагностике. — М.: Медицина, 1995. — 96 с.
3. Габуния Р.И., Колесникова Е.К. Основы компьютерной томографии // Клиническая рентгенорадиология. — М.: Медицина,  1985. — Т. 4. — С. 281-353.
4. Кармазановский Г.Г. Компьютерная томография — основа мощи современной рентгенологии // Медицинская визуализация. — 2005. — № 6. — С. 139-143.
5. Келендер В. Компьютерная томография. Основы, техника, качество изображений и области клинического использования. — М.: Техносфера, 2006. — 62 с.
6. Макаренко В.Н. Диагностика хирургических заболеваний аорты и ее ветвей при помощи спиральной компьютерной томографии: Автореф. дис... д-ра мед. наук. — М., 2001. — 35 с.
7. Позмогов А.И., Терновой С.К., Бабий А.С., Лепихин Н.М. Томография грудной клетки. — Киев: Здоровье, 1992. — С. 288.
8. Прокоп М., Галански М. Спиральная и многослойная компьютерная томография: Учебное пособие: В 2 т.: Пер. с англ. — М.: МЕДпресс-информ, 2006. — Т. 1.
9. Хофер М. Компьютерная томография: базовое руководство: Пер. с англ. / Под ред. Г.Е. Труфанова. — М.: Мед. лит., 2006. — 367 с.
10. Юрпольская Л.А., Макаренко В.Н., Бокерия Л.А. Лучевая диагностика врожденных пороков сердца и сосудов. Этапы эволюции от классической рентгенологии до современных методов компьютерной томографии // Детские болезни сердца и сосудов. — 2007. — № 3. — С. 17-28.
11. Bean M.J., Pannu H., Fishman E.K. Three-dimensional computed tomographic imaging of complex congenital cardiovascular abnormalities // J. Comput. Assist. Tomogr. — 2005. — 29. — 721-4.
12. Cademartiri F. Cardiac CT: the missing of the puzzle // J. European. radiology. — 2009. — V. 19(11). — P. 2584-2595.
13. Goo H.W., Park I.S., Ko J.K. et al. CT of congenital heart disease: normal anatomy and typical pathologic conditions // Radiographics. — 2003. — 23. — S147-65.
14. Kawano T., Ishii M., Takagi J. et al. Three-dimensional helical computed tomographic angiography in neonates and infants with complex congenital heart disease // Am. Heart. J. — 2000. — 139. — 654-60.
15. Kuiper J.W., Geleijns J., Matheijssen N.A. et al. Radiation exposure of multi-row detector spiral computed tomography of the pulmonary arteries: comparison with digital subtraction pulmonary angiography // Eur. Radiol. — 2003. — 13. — 1496-500.
 


Back to issue