Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Child`s Health" 2 (23) 2010

Back to issue

Клиническое и иммунобиологическое значение пробиотической терапии у детей

Authors: Агафонова Е.А., Петренко Л.Л., Леоненко Н.И., Кривуша Е.Л., Высочина И.Л., Днепропетровская государственная медицинская академия

Categories: Pediatrics/Neonatology

print version


Summary

В совокупности микробиоценозы, занимающие тот или иной биотоп в организме человека, рассматривают как микробиоту (микрофлору) человека. Выделяют четыре основных биотопа: желудочно-кишечный тракт, кожа, дыхательные пути, урогенитальная система. Микробиота включает сотни разнообразных видов микроорганизмов, которые в своей совокупности образуют своеобразный экстракорпоральный орган. Биологическая коррекция дисбактериоза у ребенка подразумевает максимальное насыщение кишечника пробиотическими микроорганизмами. Пробиотик Бифиформ Бэби может служить эффективным, безопасным и удобным средством для восстановления баланса кишечной микрофлоры.


Keywords

Пробиотики, Бифиформ Бэби, Ferrosan A/S, Bifidobacterium lactis, Streptococcus thermophilus.

В настоящее время между человеком и заселяющей его организм микрофлорой возможны два варианта вза имоотношений: компромиссное сосуществование — комменсализм (лат. con mensa — буквально «у стола», «за одним столом») или более прогрессивное взаимодействие — мутуализм (лат. mutuus — взаимный).

Сложные симбиотические сообщества микроорганизмов (микробиоценозы), как комменсализирующие, так и мутуализирующие, специфичны для той или иной области кожи и слизистых оболочек организма человека. В совокупности микробиоценозы, занимающие тот или иной биотоп в организме человека, рассматривают как микробиоту (микрофлору). Выделяют четыре основных биотопа: желудочно-кишечный тракт, кожа, дыхательные пути, урогенитальная система.

Микробиота включает сотни разнообразных видов микроорганизмов, которые в своей совокупности образуют своеобразный экстракорпоральный орган, количество клеток в котором в 10–100 раз превышает общее число эукариотических клеток всех тканей и органов и составляет 3–6 кг. В каждом биотопе есть постоянно обитающие виды бактерий (автохтонная, индигенная микрофлора), а также транзиторные виды (аллохтонная микрофлора). Наиболее разнообразным, динамичным и значимым для человека является микробиоценоз желудочно-кишечного тракта, в котором сосредоточено более 75 % всей микробиоты [4, 9].

Кишечная микробиота выполняет большое количество разнообразных функций. К ее наиболее значимым локальным и системным эффектам относятся трофические и энергетические функции, регулирование перистальтики кишечника, детоксикация и выведение экзогенных и эндогенных субстратов и метаболитов, поддержание ионного гомеостаза организма, образование сигнальных молекул, в том числе нейротрансмиттеров, стимуляция системного иммунного ответа, стимуляция местного иммунитета, образование нормальных иммуноглобулинов, обеспечение цитопротекции и колонизационной резистентности, ингибирование роста патогенов и адгезии патогенов к эпителию, поставка субстратов глюконеогенеза и липогенеза, участие в противоопухолевом надзоре, синтез и поставка организму витаминов [10].

Наиболее важной для ребенка представляется функция защиты от патогенной флоры. Однако для детского организма не менее важна дифференциация продуктов, попадающих в кишечник, на «свое» и «чужое» и предотвращение тем самым развития аллергических, аутоиммунных реакций, стимуляция автономного местного иммунного ответа и координация его с системным иммунитетом.

Иммунная система кишечника активно реагирует на патогены и пищевые аллергены, в целом оставаясь интактной к индигенной микрофлоре. В развитом мире эта способность нарушена, что подтверждается наличием хронических банальных воспалительных изменений у ряда людей при явном отсутствии инфекционных агентов. У всех млекопитающих, в том числе и у человека, мутации в генах, которые контролируют врожденный иммунитет, адаптивную иммунность и эпителиальную проницаемость, ассоциируются с воспалением в кишечнике. Это наводит на мысль, что гомеостатический беспорядок между кишечными антигенами и иммунитетом хозяина играет решающую роль в развитии аллергии и воспаления в кишечнике [12].

Микроорганизмы, населяющие организм человека, в биотопе могут либо находиться в свободном состоянии, либо, связываясь друг с другом, формировать биопленку. Микрофлора биопленки закрывает рецепторы от воздействия патогенов и аллергенов, в то время как свободно живущие микроорганизмы вступают в конкурентные взаимодействия с чужеродной микрофлорой [3]. Биопленка — особая форма организации микрофлоры в организме человека. Это бактерии одного или нескольких видов, образующие колонии, которые занимают чувствительные рецепторы в макроорганизме. В биопленке по-иному в сравнении с чистыми культурами бактерий происходят многочисленные физиолого-биологические процессы [8, 15]. Биопленка — это единая генетическая система, имеющая свое «социальное поведение микроорганизмов» (quorum sensing) [15]. Установлено, что поведенческие функции микроорганизмов в составе биопленки детерминируются плазмидными генами [5]. Реакция микроорганизмов на изменения условий окружающей среды в биопленке существенно отличается от реакции каждого отдельного вида в монокультуре. Такая организация обеспечивает ее функциональную стабильность и, следовательно, является залогом конкурентного выживания в условиях внешней среды [1]. В то же время микроорганизмы, входящие в состав биопленки, осуществляют защиту от патогенов и аллергенов путем реализации системного и местного иммунного ответа.

Реализация иммуномодулирующего эффекта кишечной микрофлоры обусловлена влиянием на дифференцировку Т-супрессоров в пейеровых бляшках. Стимуляция лимфатического аппарата с воздействием на различные звенья тканевой и гуморальной иммунной системы, включая синтез иммуноглобулинов, интерферона, а также поддержание функциональной активности неспецифических факторов защиты (комплемент, пропердин, лизоцим и др.) обеспечивают иммунологическую защиту макроорганизма. При антигенной атаке энтероциты стимулируют экспрессию генов, отвечающих за транскрипцию и трансляцию молекул цитокинов, происходит выброс факторов роста, необходимых для регенерации поврежденного участка слизистой оболочки [7].

Характер иммунного ответа зависит не только от антигенпрезентирующей системы (HLA), но и от количества, структуры антигена, времени его экспозиции, микроокружения. Согласно «гигиенической теории» развития атопической аллергии Дэвида Сарчана, индигенная микрофлора играет «компенсаторную» роль инфекционного фактора, способствуя реализации Th1 иммунного ответа и предотвращая развитие атопии [6]. Повышенный синтез Th1 субпопуляции CD4+, определяющей противоинфекционный иммунный ответ, обусловлен медиаторами межклеточного взаимодействия IL-2, IL-12 и IFN- g . Последний, в свою очередь, блокирует продукцию субпопуляции Th2, ответственной за развитие аллергии. Реализация дифференцировки в сторону Th2 происходит благодаря IL-4 (блокирует синтез Th1).

У детей раннего возраста основным компонентом кишечной микрофлоры являются бифидобактерии. Бифидофлора выполняет защитные функции и способствует созреванию механизмов иммунного ответа ребенка. Видовой состав бифидобактерий в кишечнике детей, находящихся только на грудном вскармливании, представлен Bifidobacterium breve , Bifidobacterium infantis , Bifidobacterium longum , Bifidobacterium gallicum , Bifidobacterium bifidum , Bifidobacterium adolescentis , Bifidobacterium catenulatum . В то же время у детей, находящихся на искусственном вскармливании, состав кишечной микрофлоры более разнообразен и содержит одинаковые количества бифидобактерий и бактероидов [2, 11].

Минорными компонентами кишечной микрофлоры у детей, находящихся на естественном вскармливании, являются лактобациллы и стрептококки, а у детей, находящихся на искусственном вскармливании, — стафилококки, кишечная палочка и клостридии [3].

У детей первого года жизни, имеющих атопические заболевания, преобладающими микроорганизмами в составе кишечной микрофлоры являются клостридии, а количество бифидобактерий у таких детей значительно ниже, чем у их сверстников, не страдающих атопическими заболеваниями [1]. Это еще раз доказывает, что существует связь между составом кишечной микрофлоры и зрелостью иммунного ответа детей.

В случаях если по различным причинам состав автохтонной микрофлоры кишечника нарушается, возникает изменение ее качественного и/или количественного состава, а также транслокация различных видов нормальной микрофлоры в несвойственные биотопы, развивается дисбактериоз (дисбиоз).

Дисбиоз кишечника является вторичным состоянием. Причиной его развития чаще всего является позднее прикладывание к груди, нерациональное питание ребенка (особенно в первые месяцы жизни), функциональные нарушения и заболевания желудочно-кишечного тракта, особенно связанные с синдромом мальабсорбции (лактазная недостаточность, целиакия, муковисцидоз и др.), антибиотикотерапия (особенно в первые дни жизни) и особенности иммунной системы.

Коррекция микроэкологических нарушений состоит из нескольких этапов: во-первых, элиминация причины развития дисбиоза, затем коррекция дисбиотических нарушений.

Биологическая коррекция дисбактериоза у ребенка подразумевает максимальное насыщение кишечника пробиотическими микроорганизмами.

Пробиотики — это живые микроорганизмы и вещества микробного происхождения, оказывающие при естественном способе введения позитивные эффекты на физиологические, биохимические и иммунные реакции организма хозяина через стабилизацию и оптимизацию функции его нормальной микрофлоры.

Существует несколько путей, посредством которых пробиотики реализуют лечебный эффект [14]:

1. Снижение интестинальной проницаемости путем образования защитной биопленки.

2. Снижение секреции медиаторов воспаления в кишечнике.

3. Изменение иммуногенности чужеродных белков путем протеолиза.

4. Направление антигена к пейеровым бляшкам, где происходит генерация IgA-продуцирующих клеток и захват антигена.

5. Усиление фагоцитарной активности.

В настоящее время в Украине зарегистрирован препарат Бифиформ Бэби (компания Ferrosan A/S, Дания), содержащий Bifidobacterium lactis BB-12 (10 9  КОЕ в одной дозе) и Streptococcus thermophilus TH-4 (10 8  КОЕ в одной дозе). Данная пробиотическая суспензия предназначена для восстановления баланса кишечной микрофлоры у детей с первых дней жизни. Препарат Бифиформ Бэби выпускается во флаконах, содержащих 6,9 мл масляного раствора, укупоренных крышкой, в которой находится 160 мг порошка; при смешивании содержимого получается 7 мл суспензии для приема внутрь. Флаконы поставляются в комплекте с дозирующей пипеткой. Препарат может применяться у детей с первых дней жизни и у взрослых по одной дозе (0,5 мл) 1 раз в день во время приема пищи на протяжении 10 и более дней.

Bifidobacterium lactis (BB-12) является одним из наиболее изученных пробиотических штаммов микроорганизмов с явным благотворным влиянием на здоровье человека [13] . ВВ-12 содержится в естественной биопленке кишечника у здоровых людей и обеспечивает колонизационную резистентность (т.е. устойчивость к колонизации кишечника патогенными микроорганизмами). Бифидобактерии занимают доминирующее положение в микробном пейзаже кишечника у здоровых новорожденных детей, находящихся на естественном вскармливании, к 5–20-му дню после рождения. В норме количество бифидобактерий у грудных детей составляет 10 10 –10 11 КОЕ/г фекалий, у детей старшего возраста и у взрослых — 10 9 –10 10 КОЕ/г.

Streptococcus thermophilus TH-4 (или термофильный стрептококк) — единственный вид термофильных молочнокислых кокков, используемый в качестве закваски при производстве йогурта, сметаны, ряженки и некоторых видов сыров. Следует отметить, что S.thermophilus поглощает и перерабатывает лактозу и в связи с этим эффективен при лактазной недостаточности; оказывает подкисляющее действие, обеспечивая тем самым бактерицидный эффект в отношении патогенных микроорганизмов; а также способен синтезировать и выделять полисахариды, что делает питательную смесь более плотной и способствует профилактике и лечению срыгиваний. Кроме того, в экспериментах было показано, что при выведении стерильных животных за барьер без оральной аппликации энтерококков у животных наблюдается развитие летальной вирусной инфекции.

По данным Комитета по питанию Европейского общества детской гастроэнтерологии, гепатологии и питания (European Society of Paediatric Gastroenterology, Hepatology and Nutrition — ESPGHAN), применение пробиотиков в неонатологии и раннем детском возрасте имеет три важных преимущества [3] :
— профиль эффективности и безопасности пробиотиков делает их привлекательной альтернативой большому количеству других, более агрессивных терапевтических подходов;
— прием пробиотиков является простым, неинвазивным методом воссоздания нормальной микрофлоры естественным путем с использованием природных механизмов;
— данный метод эффективен для профилактики некротического энтероколита — одного из наиболее опасных источников тяжелых осложнений у детей с низкой массой тела при рождении.

Эффективность комбинации пробиотических микроорганизмов B.lactis ВВ-12 и S.thermophilu s TH-4 была продемонстрирована в ряде клинических исследований, результаты которых показали, что ВВ-12 + S.thermophilus способствуют профилактике диареи, вызванной ротавирусом, и увеличению прибавки массы тела грудных детей [9, 10] .

Эффективность и безопасность пробиотических микроорганизмов B.lactis ВВ-12 и S.thermophilus TH-4 доказана более чем 20-летним опытом применения в пищевой промышленности, а также результатами контролируемых клинических исследований. Пробиотик Бифиформ Бэби , содержащий указанные микроорганизмы, может служить эффективным, безопасным и удобным средством для восстановления баланса кишечной микрофлоры и профилактики целого ряда патологических состояний со стороны желудочно-кишечного тракта у детей с первых дней жизни.


Bibliography

1. Андреева И.В. Потенциальные возможности применения пробиотиков в клинической практике // Клиническая микробиология, антимикробная химиотерапия. — 2006. — Т. 8, № 2. — С. 151-172.
2. Ардатская М.Д., Минушкин О.Н., Иконников Н.С. Дисбактериоз кишечника: понятие, диагностические подходы и пути коррекции. Возможности и преимущества биохимического исследования кала: Пособие для врачей. — М., 2004.
3. Бабин В.Н., Домарадский И.В. Биохимические и молекулярные аспекты симбиоза человека и его микрофлоры // Рос. химический журнал (электрон. версия). — 2006. — № 6; http://www.domaradsky.ru/rhg94.htm (17 сент. 2008).
4. Николаева Т.Н. и др. Иммуномодулирующий эффект белковых фракций, выделенных из бифидобактерий // Журнал микробиологии. — 2004. — № 2. — С. 60-64.
5. Кетлинский С.А. Роль Т-хелперов типов 1 и 2 в регуляции клеточного и гуморального иммунитета // Иммунология.— 2002. — № 2. — С. 77-80.
6. Мазанкова Л.Н. Бифиформ — новые аспекты применения при ОРВИ у детей // РМЖ. — 2005. — № 1. — С. 23-26.
7. Феклисова Л.В., Полевой С.В., Ушакова А.Ю. Пробиотики в лечении детей с хронической гастроэнтерологической патологией // Эпидемиология и инфекционные болезни. — 2002. — № 4. — С. 42-45.
8. Шульпенева Ю.О. Избыточный бактериальный рост в кишечнике: патогенетические особенности и лечебные подходы // РМЖ. — 2003. — Т. 11, № 5 (177). — С. 281-284.
9. Agency response letter GRAS Notice No GRN 000049, U.S. Food and Drug Administration Center for Food Safety and Applied Nutrition Office of Food Additive Safety, March 19, 2002.
10. Agostoni C., Axelsson I., Braegger C. et al., ESPGHAN Committee on Nutrition. Probiotic bacteria in dietetic products for infants: a commentary by the ESPGHAN Committee on Nutrition // J. Pediatr. Gastroenterol. Nutr. — 2004. — 38(4). — 365-74.
11. Bjorksten В., Sepp Е., Julge К., Voor Т., Mikelsaar М. Allergy development and the intestinal microflora during the first year of life // J. Allergy Clin. Immunol. — 2005. — 108. — 516-20.
12. Kalliomaki M., Salminen S., Arvilommi H., Kero P., Koskinen P., Isolauri E. Probiotics in primary prevention of atopic disease: a randomised placebo-controlled trial // Lancet. — 2007 Apr 7. — 357(9262). — 107-69.
13. Nopchinda S., Varavithya W., Phuapradit P. et al. Effect of bifidobacterium BB-12 with or without Streptococcus thermophilus supplemented formula on nutritional status // J. Med. Assoc. Thai. — 2002. — 85 Suppl. 4. — S1225-31.
14. Salminen S., Benno Y., de Vos W. Intestinal colonisation, microbiota and future probiotics? // Asia Pac. J. Clin. Nutr. — 2006. — 15(4). — 558-62.
15. Walker W.A. Role of Nutrients and Bacterial Colonisation in the Development of Intestinal Host Defence // J. Paediatr. Gastroenterol. Nutr. — 2000. — 30 (suppl 2). — S2-S7.

Similar articles

Probiotic correction of functional gastrointestinal diseases in children
Authors: Шадрин О.Г.
ГУ «Институт педиатрии, акушерства и гинекологии НАМН Украины», г. Киев, Украина

"Gastroenterology" Том 51, №4, 2017
Date: 2018.01.22
Categories: Gastroenterology
Sections: Specialist manual
Authors: С.В. БЕЛЬМЕР, д.м.н., профессор, РГМУ, г. Москва
"News of medicine and pharmacy" 10(245) 2008
Date: 2008.10.22
Categories: Dietetics
Sections: Specialist manual

Back to issue