Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

 

"Child`s Health" 4 (25) 2010

Back to issue

Врожденный иммунодефицит: синдром Луи-Бар

Authors: Самойленко И.Г., Максимова С.М., Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького

Categories: Pediatrics/Neonatology

print version


Summary

В статье приведен случай собственного клинического наблюдения синдрома Луи-Бар (врожденной атаксии-телеангиэктазии) у девочки 13 лет.


Keywords

Синдром Луи-Бар, дети.

Синдром Луи-Бар (врожденной атаксии-теле­анги­эктазии — А-Т) — врожденное иммунодефицитное состояние с преимущественным поражением Т-звена иммунитета, характеризуется аномальным развитием эмбриональных закладок и, по-видимому, неправильным взаимодействием эктодермы и мезодермы. Синдром Луи-Бар — это генетическое заболевание, которое наследуется по аутосомно-рецессивному типу. Впервые описано в 1941 г . D . Louis - Barr . Популяционная частота неизвестна. Соотношение полов: м : ж — 1 : 1 [1].

Иммунодефицит и хромосомная нестабильность являются маркерами А-Т ( Ataxia - Teteangiectasia Mutated ), что кодирует синтез одноименной киназы. Клетки пациентов с А-Т характеризуются повышенной чувствительностью к радиации, дефектами клеточного цикла, клинические же проявления и иммунологические нарушения имеют существенные различия, отмечаются повышенная частота развития злокачественных опухолей и спонтанная хромосомная нестабильность, хромосомные поломки, вовлекающие преимущественно 7-ю и 14-ю хромосомы [2, 3].

Известно, что клеточный цикл делится на 4 фазы: митоз (М) и синтез ДНК ( S ), разделенные двумя перерывами Gl и G 2. Последовательность клеточного цикла выглядит следующим образом: G 1 — S — G 2 — M . После воздействия ионизирующего излучения происходят двунитевые разрывы ДНК. Если происходит репапарация ДНК, то клеточный цикл восстанавливается, если нет — происходит гибель клетки путем апоптоза или развивается мутантный клон. В норме клеточный цикл при воздействии радиации может быть блокирован в двух критических точках — переходе из Gl -фазы в S -фазу и/или из G 2-фазы в М-фазу. При А-Т нарушен контроль клеточного цикла в критических точках. Двунитевые разрывы ДНК происходят в процессе рекомбинаций генов иммуноглобулинов и Т-клеточного рецептора. Процессы, напоминающие рекомбинацию генов иммуноглобулинов, происходят при созревании нейронов головного мозга. Очевидно, что именно с дефектами репарации ДНК в этих случаях связаны многие клинические и иммунологические проявления у больных с А-Т такие как нарушения со стороны синтеза иммуноглобулинов, функции половых органов и нервной системы [3, 4].

Клинические проявления А-Т могут существенно отличаться у разных больных. Прогрессирующая мозжечковая атаксия и телеэнгиэктазии присутствуют у всех, часто встречаются пятна «кофе с молоком» на коже. Склонность к инфекциям колеблется от очень выраженной до весьма умеренной. Очень высока частота развития злокачественных новообразований, преимущественно лимфоидной системы. Иммунологическими изменениями у больных с А-Т являются нарушения клеточного иммунитета в виде снижения количества Т-лимфоцитов, инверсии соотношения CD4+/CD8+ (в основном за счет снижения CD4+-клеток) и снижения функциональной активности Т-клеток. Со стороны концентраций сывороточных иммуноглобулинов наиболее характерным изменением является снижение или отсутствие IgA, реже выявляются концентрации иммуноглобулинов, близкие к норме, или дисиммуноглобулинемия в виде резкого снижения IgA, IgG, IgE и значительного повышения IgM. Характерно нарушение антителообразования в ответ на полисахаридные и белковые антигены. Методов излечения А-Т до настоящего времени не разработано. Больные нуждаются в паллиативной терапии неврологических и соматических расстройств. В случае выявления серьезных иммунологических изменений и/или хронических или рецидивирующих бактериальных инфекций показана антибактериальная терапия (длительность определяется тяжестью иммунодефицита и инфекции), заместительная терапия внутривенным иммуноглобулином, по показаниям — противогрибковая и противовирусная терапии [3, 4].

Клиническая характеристика. Заболевание начинается в раннем детстве и проявляется в первую очередь мозжечковой атаксией (100 %). Отмечаются качание головы и туловища, нарушение походки, интенционный тремор и хореоатетоз (90–100 %). Характерными изменениями глаз являются нарушение движения глазного яблока (80–90 %), нистагм (90–100 %) и косоглазие. В возрасте от 2 до 6 лет появляются телеангиэктазии на конъюнктиве и открытых участках тела, слизистой мягкого и твердого неба. Важным признаком синдрома являются хронические респираторные инфекции (синуситы и пневмонии, 60–80 %). Наблюдаются отставание в росте, пигментные пятна или участки депигментации на коже, склеродермия, гипотония мышц, гипорефлексия и дизартрия. У больных часто развиваются злокачественные новообразования, причем в 10–30 % поражается лимфоретикулярная система.

При патологоанатомическом исследовании обнаруживают аплазию или гипоплазию тимуса, уменьшение размеров лимфатических узлов и селезенки, признаки мозжечковой дегенерации, фиброзную дисплазию яичников. При А-Т имеет место нарушение В- и Т-клеточных систем иммунитета, которое выражается в отсутствии сывороточных иммуноглобулинов, главным образом IgA , но иногда IgG и IgE . При цитогенетическом исследовании лимфоцитов часто обнаруживают различные хромосомные аберрации и ломкость хромосом. Больные погибают от легочных инфекций либо от злокачественных новообразований [5].

На первое место в клинической картине выступает неврологическая симптоматика, поэтому болезнь вначале была описана как мозжечковая атаксия. В возрасте от 2 до 8 лет возникают телеангиэктазии, которые обычно располагаются на бульбарной конъюнктиве, между углом глаза и лимбом, и имеют вид красных извитых сосудов. Наблюдается аплазия вилочковой железы, гипоплазия (недоразвитие) лимфатических узлов, селезенки, групповых лимфатических фолликулов тонкой кишки, миндалин. У детей с синдромом Луи-Бар постоянно наблюдается гипоплазия (недоразвитие) или аплазия (полное отсутствие) небных миндалин. Лакуны миндалин недоразвиты. Шейные лимфатические узлы мелкие и не увеличиваются во время инфекций. Почти у всех детей с синдромом Луи-Бар выявляется хронический гнойный синусит, часто развивается отит [5].

Диагноз ставится на основе клинической картины, а также данных лабораторных показателей. У всех больных с синдромом Луи-Бар почти полностью отсутствуют Т-супрессоры. У части больных клетки не могут синтезировать IgA, что связано с отсутствием Т-хелперов. В крови обнаруживают a- и b-протеин. Патогенетическим методом лечения является аллотрансплантация неонатальной вилочковой железы. Назначают курс инъекций активных факторов вилочковой железы (Т-активина, тималина, тимацина и др.), систематически вводят нативную плазму и нормальный иммуноглобулин человека [5].

Под нашим наблюдением находилась девочка К., в клинику она поступила в возрасте 13 лет и 10 месяцев по поводу врожденного иммуннодефицитного состояния с атаксией (синдром Луи-Бар), хронической пневмонии, полисегментарного пневмосклероза, гнойного деформирующего эндобронхита, бронхоэктатической болезни в фазе обострения, правосторонней крупно­очаговой пневмонии, осложненных генерализованным амилоидозом внутренних органов: печени с развитием цирроза и печеночной недостаточности, почек, селезенки, кишечника, анемии, кахексии.

При поступлении жалобы матери на желтушное окрашивание кожи, повторную рвоту, анорексию, общую слабость, исхудание. Из анамнеза известно, что родилась доношенной, с малым весом — 2 700 г , с оценкой по шкале Апгар 6–7 баллов. Находилась на естественном вскармливании, до года не болела. Со второго года жизни отмечались частые простудные заболевания, стало прогрессировать исхудание, перенесла повторную пневмонию. С 4 лет выявлена мозжечковая атаксия. Девочка консультирована в нашей клинике, в клинике г. Москвы диагностирован синдром Луи-Бар. С тех пор прогрессировали явления дистрофизации, атаксия, переносила повторные пневмонии. Диагностирована хроническая бронхоэктатическая болезнь. Неоднократно лечилась в стационаре. Последние 2 года жизни девочка не ходит, присоединились изменения со стороны печени и почек, связанные с амилоидозом. За 3 месяца до последней госпитализации находилась в клинике, диагноз подтвержден, получала комплексную терапию — антибиотики широкого спектра действия, дезинтоксикационную терапию, иммунотерапию. Состояние девочки стабилизировалось. Выписалась домой на поддерживающей дозе препаратов, улучшающих обменные процессы печени и почек. За 2 недели до поступления состояние пациентки резко ухудшилось, наросла желтуха, наблюдалась полная анорексия, появилась повторная рвота. Направлена в клинику.

При поступлении общее состояние тяжелое. Девочка резко дистрофизирована. Кожные покровы и склеры иктеричные, множественная «звездчатая» сыпь. На глазных яблоках выражен сосудистый рисунок. Заторможена, на вопросы отвечает вяло. Положение в постели горизонтальное, сидит с поддержкой. Видимые слизистые бледные. Язык розовый. Периферические лимфатические узлы мелкие, единичные до 0,5–1,0 см в диаметре, пальпируются подчелюстные. Пульс — 100. ЧД — 40. АД — 100/60 мм рт.ст. Над легкими перкуторно легочный звук, укорочен в нижних отделах, аускультативно дыхание жесткое, в нижних отделах ослабленное, выслушиваются единичные влажные мелкопузырчатые хрипы. Границы сердца расширены в поперечнике, левая — по передней аксиллярной линии. Тоны приглушены, ритмичны. Живот увеличен в объеме, при пальпации мягкий, асцита нет. Печень плотная, пальпируется на 4 см ниже реберной дуги, селезенка плотная, пальпируется на 5 см ниже реберной дуги у входа в малый таз. Мочится свободно. Стул оформлен, оправляется самостоятельно.

Лабораторные обследования

Анализ крови: Эр. — 2,9 Т/л, Н b — 90 г/л, Ц.П — 0,9, Лейк. — 8,2 Г/л, выражен анизоцитоз и пойкилоцитоз, п/я — 14 %, с/я — 20 %, л. — 64 %, м. — 2 %, СОЭ — 6 мм/час. Остаточный азот крови — 54,5 г/л. Холестерин крови — 4 мкмоль/л. АСТ — 0,35, АЛТ — 0,42. Общий билирубин крови — 84,8 ммоль/л, прямой — 74,2, непрямой — 10,6.

Сулемовая проба — 1,6. Общий белок крови — 64 г/л, альбумины — 46,7, гамма-глобулины — 19 %. Протромбин крови — 75 %.

Анализ мочи: белок — 0,86 г/л, Лейк. — 10–15, до 25 в п/зр., Эр. — 10 в п/зр., цилиндры гиалиновые — 1–2, зернистые — 1–2 в п/зр.

На рентгенограмме органов грудной клетки: легочная ткань умеренно вздута, особенно в нижних долях. Легочный рисунок усилен, расширен, справа в средней доле крупноочаговая инфильтрация легочной ткани без четких контуров. Синусы свободны. Сердце — в норме. ЭКГ: диффузное поражение миокарда. На основании анамнеза, объективных данных, клинического обследования и наблюдения выставлен вышеописанный диагноз.

Получала терапию: в/в капельно р-р Рингера, гемодез, плазма, корглюкон, лазикс, ампициллин в/м, ежедневно гамма-глобулин, сирепар, липоевая кислота, метионин, преднизолон, оксигенотерапия, диета № 7.

Несмотря на проводимую терапию, состояние девочки прогрессивно ухудшалось, нарастали явления печеночной и почечной недостаточности, уменьшался суточные диурез, последние дни до 300 г в сутки. В легких увеличилось количество хрипов, нарастала дыхательная и сердечная недостаточность. Через 18 дней после поступления в стационар состояние агонирующее, появилось носовое кровотечение, в кале примесь крови, стул дегте­образный, появился печеночный запах. Проводимые реанимационные мероприятия эффекта не дали. При явлении печеночной с присоединением дыхательной и сердечной недостаточности девочка умерла на 20-й день пребывания в клинике.

Патологоанатомический диагноз

Основной : врожденное иммунодефицитное состояние с атаксией — синдром Луи-Бар. Хроническая пневмония. Полисегментарный пневмосклероз, гнойный деформирующий эндобронхит, бронхоэктатическая болезнь в стадии обострения, правосторонняя крупноочаговая пневмония.

Осложнения: генерализованный амилоидоз внутренних органов: печени с развитием цирроза и печеночной недостаточности, почек, селезенки, кишечника. Анемия. Кахексия.

Особенностью данного клинического случая можно считать редкую частоту встречаемости, характерную клиническую и лабораторную картину заболевания, медленное прогрессирование развития синдрома Луи-Бар, возраст пациентки.


Bibliography

1. Гимпнер К.Д., Нойхаус Ф. Иммунологическая недостаточность у детей. — М.: Медицина, 1979.

2. Bochkov N.P., Lopuchin Y. М ., Kuleshov N. Р ., Kovalchuk L.V. Cytogenetic study of patients with ataxia-teleangiectasia // Humangenetik. — 1974. — V. 24. — P. 115-12K.

3. McParlin D., Strober W., Waldmann T. Ataxia-teleangiectasia. // Medicine. — 1972. — V. 51. —P. 281-305.

4. Щербина А.Ю., Пашанов Е.Д. Иммунология детского возраста. — М.: Медпрактика, 2006. — С. 131-133.

5. Козлова С.И., Семанова Е.П., Демикова Н.С., Блинникова О.Е. Наследственные синдромы и медико-генетическое консультирование: Справочник. — Л.: Медицина, 1987. — 320 с.

Similar articles

Клинический случай синдрома Луи-Бар в сочетании с эпилепсией у подростка
Authors: Ильченко С.И., Коренюк Е.С., Самойленко И.Г. — ГУ «Днепропетровская медицинская академия МЗ Украины»; Иванченко В.И. — ГУ «Днепропетровская детская городская клиническая больница № 2 ДОР»; Паламарчук Н.Ю. — Днепропетровский детский дом-интернат
"Child`s Health" 1 (60) 2015
Date: 2015.05.06
Categories: Pediatrics/Neonatology
Sections: Specialist manual
A Clinical Case of Louis-Bar Syndrome in Epileptic Adolescent
Authors: Ilchenko S.I., Koreniuk Ye.S., Samoilenko I.H. - State Institution «Dnipropetrovsk Medical Academy of Ministry of Health of Ukraine»; Ivanchenko V.I. - State Institution «Dnipropetrovsk Children City Clinical Hospital № 2 of DRC»; Palamarchuk N.Yu. - Dnipropetrovsk Boarding School, Ukraine
International neurological journal 6 (76) 2015
Date: 2016.02.08
Categories: Neurology
Sections: Specialist manual
Authors: Л.Д. НИКОНЕЦ, В.В. ПЕРЕТЯТЬКО, Т.В. ЛЕНАРТ, Ю.В. ЗИБОРОВА, Областная детская клиническая больница, г. Донецк
"Child`s Health" 4(7) 2007
Date: 2007.10.24
Categories: Pediatrics/Neonatology, Genetics
Sections: Specialist manual
Mixed Connective Tissue Disease in the Practice of Pediatric Cardiorheumatologist
Authors: Муквич Е.Н., Бельская Е.А., Петренко Л.Б., Людвик Т.А.
ГУ «Институт педиатрии, акушерства и гинекологии НАМН Украины», г. Киев

"Child`s Health" 5 (65) 2015
Date: 2015.12.25
Categories: Pediatrics/Neonatology
Sections: Clinical researches

Back to issue