Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Child`s Health" 2 (29) 2011

Back to issue

Особенности состояния здоровья и его динамики у воспитанников домов ребенка с перинатальными поражениями центральной нервной системы

Authors: Филькина О.М., Воробьева Е.А., Долотова Н.В., Пыхтина Л.А., ФГУ «Ивановский НИИ материнства и детства им. В.Н. Городкова», Минздравсоцразвития России, г. Иваново, Россия

Categories: Pediatrics/Neonatology

print version


Summary

В статье представлены результаты комплексного лонгитудинального обследования 138 воспитанников домов ребенка с гипоксически-ишемическими перинатальными поражениями центральной нервной системы легкой и средней степени тяжести. Контрольную группу составили 178 детей раннего возраста с перинатальными поражениями центральной нервной системы, воспитывавшихся в семье. Выявлены особенности заболеваемости, физического, нервно-психического развития, эмоционального статуса и социализации воспитанников домов ребенка, а также особенности возрастной динамики данных показателей. Установлено, что воспитанники домов ребенка в отличие от детей из семьи характеризуются большим числом нарушений здоровья, приходящихся на одного ребенка, большей частотой хронической патологии, более тяжелыми последствиями перинатальных поражений центральной нервной системы, высокой частотой отклонений физического развития и задержки нервно-психического развития, что обусловливает большую распространенность III группы здоровья.


Keywords

Воспитанники домов ребенка, здоровье, перинатальные поражения центральной нервной системы.

Введение

В настоящее время особое внимание уделяется изучению состояния здоровья детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, воспитывающихся в домах ребенка. Число таких детей, несмотря на развитие различных форм устройства их в семьи, продолжает оставаться высоким [3, 6, 14–16]. Актуальность проблемы определяется неблагоприятными показателями состояния здоровья воспитанников домов ребенка, которые обусловлены не только низким исходным уровнем здоровья детей при поступлении в данные учреждения, но и неблагоприятной динамикой показателей заболеваемости, физического и нервно-психического развития воспитанников во время пребывания в государственных учреждениях [1, 2, 4–6, 11, 15].

Не менее актуальным остается изучение состояния здоровья детей с перинатальными поражениями центральной нервной системы (ЦНС), так как они в значительной степени определяют ход постнатального развития ребенка [12, 13, 17]. По данным разных авторов, удельный вес детей с перинатальными поражениями ЦНС среди воспитанников домов ребенка за последние годы увеличился до 90–98 %, что является еще одним неблагоприятным фактором формирования их здоровья [4–7].

Вместе с тем большинство исследований касаются изучения лишь отдельных показателей заболеваемости, физического, нервно-психического развития воспитанников домов ребенка, организации лечебно-профилактической и воспитательной работы и не дают полной картины состояния здоровья этих детей.

Материалы и методы

Проведено комплексное лонгитудинальное обследование 138 воспитанников домов ребенка с гипоксически-ишемическими перинатальными поражениями ЦНС легкой и средней степени тяжести. Контрольную группу составили 178 детей раннего возраста с перинатальными поражениями ЦНС, воспитывавшихся в семье.

Заболеваемость детей оценивалась по обращаемости в поликлинику (контрольная группа) и путем динамического наблюдения за детьми в домах ребенка. О резистентности организма судили по частоте острых заболеваний в течение года. Были выделены три группы детей: не болеющие в течение года, эпизодически болеющие и часто болеющие [10]. Физическое развитие оценивалось по антропометрическим данным по унифицированной методике, с использованием местных возрастно-половых нормативов. Диагностику нервно-психического развития (НПР) проводили по методике К.Л. Печоры, Г.В. Пантюхиной, Л.Г. Голубевой [9]. Для оценки эмоционально-поведенческих реакций использовалась шкала для определения эмоционального профиля детей раннего возраста [8]. У детей определяли выраженность отрицательных эмоций, страха, гнева, познавательную деятельность, положительные эмоции, социальные контакты, двигательную активность, сон и аппетит. Уровень социализации детейоценивали с помощью специально разработанной анкеты, состоящей из трех разделов, отражающих личностно-бытовую социализацию ребенка, отношения с окружающим миром, навыки самообслуживания. Комплексная оценка состояния здоровья проводилась с выделением пяти групп здоровья по классификации С.М. Громбах [10].

Результаты и их обсуждение

Соматическая патология у воспитанников домов ребенка была преимущественно представлена болезнями эндокринной системы, расстройствами питания и нарушениями обмена веществ, которые диагностировались в 5 раз чаще, чем у детей из семьи (59,4 и 11,7 %, р < 0,001), и были представлены в основном рахитом в 23,3 % случаев, что в 2,3 раза чаще, чем в группе детей, воспитывающихся в семье (р < 0,001). Кроме того, в отличие от детей из семьи, у которых чаще диагностировался рахит легкой степени, у воспитанников домов ребенка 78,1 % всех случаев составлял рахит средней степени тяжести. Гипотрофия у воспитанников домов ребенка выявлялась в 24,3 % случаев, что также достоверно чаще, чем у детей, воспитывающихся в семье (р < 0,001). Если у детей из семьи выявлялась только гипотрофия 1-й степени, то у воспитанников домов ребенка 18,1 % всех случаев составляла гипотрофия 2-й степени. Также достоверно чаще у воспитанников домов ребенка выявлялись тимомегалия (11,8 и 0,5 % соответственно, р < 0,001), болезни крови и кроветворных органов, представленные дефицитными анемиями (34,5 и 8,9 % соответственно, р < 0,001), врожденные аномалии и деформации (25,0 и 10,8 % соответственно, р < 0,001) за счет более частых малых аномалий развития сердца (21,3 и 9,9 % соответственно, р < 0,001) и дисплазии тазобедренных суставов (3,7 и 0,9 % соответственно, р < 0,05). Болезни органов пищеварения у воспитанников домов ребенка наблюдались в 1,8 раза чаще, чем у детей из семьи (13,5 и 7,6 %, р < 0,05). Частота болезней органов дыхания, исключая острую заболеваемость, у воспитанников домов ребенка была в 3,6 раза выше, чем у детей из семьи (10,2 и 2,8 %, р < 0,001), за счет наличия хронического ринита (1,4 %), хронического аденоидита (1,0 %), гипертрофии небных миндалин 2–3-й степени (1,7 %) и в 2,2 раза более высокой частоты гипертрофии аденоидов (6,1 и 2,8 %). Болезни мочеполовой системы у воспитанников домов ребенка выявлялись в 3 раза чаще, чем у детей, воспитывающихся в семье (6,8 и 2,3 %, р < 0,02), за счет большей частоты инфекций мочевыводящих путей (6,1 и 1,4 %, р < 0,01). Частота хронического пиелонефрита в сравниваемых группах достоверно не различалась (0,7 и 0,9 %, p > 0,05). Болезни глаза и его придаточного аппарата у воспитанников домов ребенка диагностировались в 1,8 раза чаще, чем у детей из семьи (5,1 и 2,8 %), за счет большей частоты выявления астигматизма (3,4 и 0,9 %, р < 0,05). Частота встречаемости атопического дерматита у воспитанников домов ребенка достоверно не отличалась от группы детей, воспитывающихся в семье (24,3 и 21,6 %, p > 0,05). Болезни костно-мышечной системы преимущественно были представлены вальгусной деформацией стоп, и частота их в сравниваемых группах также достоверно не различалась (6,4 и 5,6 %, p > 0,05). Болезни системы кровообращения у воспитанников домов ребенка были представлены дисметаболической кардиопатией (3,4 %), болезни уха и сосцевидного отростка — хроническим отитом (2,0 %), тогда как в группе детей, воспитывающихся в семье, данная патология отсутствовала.

С возрастом у воспитанников домов ребенка, так же как у детей, воспитывающихся в семье, отмечалось уменьшение частоты болезней эндокринной системы, расстройств питания и нарушений обмена веществ, дефицитных анемий, болезней органов пищеварения (дисбактериоз кишечника), врожденных аномалий и увеличение частоты болезней органов дыхания и костно-мышечной системы. Несмотря на однонаправленную динамику, в трехлетнем возрасте у воспитанников домов ребенка частота встречаемости болезней эндокринной системы, расстройств питания и нарушений обмена веществ и дефицитных анемий осталась достоверно выше, чем у детей, воспитывающихся в семье (р < 0,001).

Частота заболеваемости ОРВИ в течение всего периода раннего возраста у воспитанников домов ребенка была выше, чем у детей, воспитывающихся в семье (250,0 и 186,1 случаев на 100 детей соответственно). При этом среди воспитанников домов ребенка на первом году жизни отмечалось в 2,5 раза больше часто болеющих детей (22,5 и 8,8 % соответственно, р < 0,01), что обусловлено периодом адаптации к новым микросоциальным условиям. К 3 годам число часто болеющих детей среди воспитанников домов ребенка уменьшилось в 8 раз (р < 0,001), что связано с условиями воспитания в закрытом учреждении, ограничением внешних контактов.

Анализ физического развития показал, что среди воспитанников домов ребенка в течение всего раннего возраста преобладали дети с отклонениями физического развития (79,7 %), тогда как у большинства детей, воспитывающихся в семье, отмечалось нормальное физическое развитие (69,2 %). У воспитанников домов ребенка отклонения физического развития были представлены преимущественно низким ростом (52,5 %) и дефицитом массы тела (46,9 %), в том числе в 35,6 % случаев отмечалось их сочетание. При этом высокий рост в структуре отклонений отсутствовал, а избыток массы тела составлял менее 1 %. У детей, воспитывающихся в семье, отклонения физического развития были представлены как дефицитом (38,1 %), так и избытком массы тела (36,9 %), четвертую часть составлял высокий рост, а доля низкого роста была менее 3 %.

Средние показатели массы и длины тела у воспитанников домов ребенка в течение всего периода раннего возраста были ниже, чем у детей, воспитывающихся в семье (р < 0,001 и р < 0,001 соответственно), несмотря на отсутствие достоверных различий показателей при рождении. Выявленные более низкие средние прибавки длины тела у воспитанников домов ребенка по сравнению со сверстниками из семьи указывают на замедление темпов роста. Средние прибавки массы тела у воспитанников домов ребенка по сравнению с детьми из семьи на первом году жизни были меньше (4,66 ± 0,13 кг и 7,09 ± 0,11 кг соответственно, р < 0,001), на втором году — не различались (р > 0,05), на третьем году — были больше (2,82 ± 0,17 кг и  1,71 ± 0,14 кг соответственно, р < 0,001), что свидетельствует об отставании периода округления у них на 1 год.

Анализ нервно-психического развития показал, что среди воспитанников домов ребенка в течение всего раннего возраста преобладали дети с глубоким (IV и V группы (22,0 и 57,6 % соответственно)) и комплексным (3-я степень) отставанием НПР и отсутствовали дети с I группой НПР. У большинства детей раннего возраста, воспитывающихся в семье, определялись I (41,0 %) и II (45,5 %) группы НПР, дети с V группой НПР среди них отсутствовали, детей с IV группой НПР было достоверно меньше (р < 0,001), у половины детей отмечалась 1-я степень отставания НПР. Глубина отставания НПР у воспитанников домов ребенка чаще всего была обусловлена отставанием развития активной и понимаемой речи, движений, сенсорного развития, тогда как у детей, воспитывающихся в семье, наиболее часто отставало развитие активной и понимаемой речи.

Возрастная динамика НПР у воспитанников домов ребенка в отличие от детей из семьи была волнообразной. На первом году жизни отмечалось уменьшение числа детей со II и III группами НПР и увеличение с V группой НПР, что свидетельствовало об углублении отставания НПР в период адаптации к новым микросоциальным условиям. На втором и третьем годах жизни наблюдалось уменьшение числа детей с V группой НПР и увеличение с IV и III группами НПР, что указывает на уменьшение глубины отставания НПР воспитанников домов ребенка к 3 годам в результате коррекционных и развивающих занятий. У детей, воспитывающихся в семье, группы НПР в течение всего периода раннего возраста достоверно не изменялись.

Средний возраст НПР у воспитанников домов ребенка в течение всего периода раннего возраста был ниже, чем у детей из семьи, и в возрасте 1 года соответствовал 8,4 мес. (р < 0,001), в 2 года — 14,8 мес. (р < 0,001), в 3 года — 22,2 мес. (р < 0,001). Выраженность отставания среднего возраста НПР воспитанников домов ребенка по сравнению с показателями детей из семьи увеличивалась к 1 году, составляя три эпикризных срока, и уменьшалась к 3 годам до 1,5 эпикризного срока.

Темпы НПР у воспитанников домов ребенка на первом и втором году жизни были достоверно ниже, чем у сверстников из семьи, за счет более низких темпов развития активной речи и движений во втором полугодии жизни, активной и понимаемой речи — на втором году жизни. На третьем году жизни темпы НПР в сравниваемых группах достоверно не различались. Во втором полугодии и на втором году жизни у воспитанников домов ребенка, так же как у детей из семьи, отмечалось приоритетное развитие движений и навыков. На третьем году у детей из семьи отмечалось наибольшее развитие активной и понимаемой речи, у воспитанников домов ребенка — сенсорного развития и навыков, а развитие речи смещалось на более поздние сроки.

Воспитанники домов ребенка по сравнению со сверстниками из семьи характеризовались более низким уровнем социализации за счет низких показателей личностно-бытовой социализации (25,72 ± 1,65 балла и 49,76 ± 3,58 балла соответственно, р < 0,001) и отношений с окружающим миром (12,72 ± 0,66 балла и 28,80 ± 2,57 балла соответственно, р < 0,001), в меньшей степени — сформированности навыков самообслуживания (17,06 ± 0,94 балла и 20,08 ± 0,80 балла соответственно, р < 0,02).

Эмоциональный статус воспитанников домов ребенка в течение всего периода раннего возраста был ниже, чем у детей, воспитывающихся в семье (16,54 ± 0,90 балла и 22,36 ± 1,02 балла соответственно, р < 0,001), за счет менее выраженных положительных эмоций во все возрастные периоды, а также сниженной двигательной активности на первом и втором году жизни, более выраженных проявлений страха на втором году жизни и более выраженных отрицательных эмоций и более низкой познавательной деятельности на втором и третьем году жизни.

Возрастная динамика по ряду эмоционально-поведенческих реакций у воспитанников домов ребенка и детей, воспитывающихся в семье, была однонаправленной — к 3 годам отмечалось повышение познавательной деятельности, социальных контактов, уменьшение выраженности положительных эмоций. Динамика выраженности отрицательных эмоций, проявлений гнева и страха в сравниваемых группах различалась: у воспитанников домов ребенка отмечалось их увеличение к 3 годам, что являлось следствием воспитания в условиях психической депривации, тогда как у сверстников, воспитывающихся в семье, наблюдалась тенденция к уменьшению проявлений данных эмоциональных реакций.

При комплексной оценке состояния здоровья установлено, что среди воспитанников домов ребенка в течение всего раннего возраста преобладали дети с III группой здоровья, тогда как у большинства детей, воспитывающихся в семье, диагностировалась II группа здоровья. Высокая частота III группы здоровья у воспитанников домов ребенка была обусловлена большей частотой хронической патологии, формированием более тяжелых последствий перинатальных поражений ЦНС, а также высокой частотой отклонений физического развития и выраженной задержки нервно-психического развития. Среднее число нарушений здоровья, приходящихся на одного ребенка, у воспитанников домов ребенка было достоверно больше, чем в группе сверстников, воспитывающихся в семье (5,23 ± 0,12 и 1,99 ± 0,07, р < 0,001), что свидетельствует о комплексности нарушения здоровья в условиях психической депривации.

К трем годам среди воспитанников домов ребенка увеличивалось число детей с III группой здоровья с 79,0 до 96,1 % (р < 0,01) за счет уменьшения количества детей со II группой здоровья. Среднее число нарушений здоровья, приходящихся на одного ребенка, у воспитанников домов ребенка изменялось волнообразно, увеличиваясь на первом году жизни за счет повышения частоты фоновой патологии (гипотрофия, рахит, анемия), частой острой заболеваемости, отклонений физического и нервно-психического развития, что было связано с адаптацией к новым микросоциальным условиям, и уменьшаясь на втором и третьем году жизни в основном за счет снижения частоты фоновой патологии и острой заболеваемости. У детей, воспитывающихся в семье, в течение всего периода раннего возраста отмечалась тенденция к уменьшению среднего числа нарушений здоровья, приходящихся на одного ребенка, в основном за счет снижения частоты фоновой патологии и выздоровления от перинатальных поражений ЦНС.

Выводы

1. Дети с перинатальными поражениями ЦНС, воспитывающиеся в домах ребенка, отличаются от детей раннего возраста, воспитывающихся в семье, более высокой частотой болезней эндокринной системы, расстройств питания и нарушений обмена веществ (гипотрофия, рахит, тимомегалия), дефицитных анемий, врожденных аномалий и деформаций, болезней органов дыхания, мочеполовой системы, органов пищеварения.

2. Воспитанники домов ребенка с перинатальными поражениями ЦНС характеризуются стабильно более низкими, чем у детей из семьи, показателями длины и массы тела, которые сочетаются в раннем возрасте с низкими темпами роста и отставанием периода округления на 1 год, что определяет высокую частоту отклонений физического развития.

3. Для детей с перинатальными поражениями ЦНС, воспитывающихся в домах ребенка, характерна высокая частота глубокого и комплексногоотставания нервно-психического развития с увеличением его глубины на первом году жизни и уменьшением к 3 годам, что сочетается с низкими темпами развития движений и активной речи на первом году, активной и понимаемой речи на втором году и низким уровнем их социализации, преимущественно личностно-бытовой и отношений с окружающим миром.

4. Эмоционально-поведенческие реакции воспитанников домов ребенка с перинатальными поражениями ЦНС характеризуются более низкой двигательной активностью и познавательной деятельностью, а также более выраженными отрицательными эмоциями и проявлениями страха, нарастающими к 3 годам.

5. У воспитанников домов ребенка с перинатальными поражениями ЦНС среднее число нарушений здоровья, приходящихся на одного ребенка, достоверно больше, чем у детей, воспитывающихся в семье, и наиболее часто диагностируется III группа здоровья, что обусловлено большей частотой хронической патологии, более тяжелыми последствиями перинатальных поражений ЦНС, а также высокой частотой отклонений физического развития и задержки нервно-психического развития.


Bibliography

1. Альбицкий В.Ю., Гасиловская Т.А., Ибрагимов А.И. Результаты комплексной клинико-социальной характеристики детей-сирот, оформляющихся в интернатные учреждения // Российский педиатрический журнал. — 2004. — № 5. — С. 44-46.

2. Ахтямова О.В. Состояние здоровья и организация медицинской помощи социальным сиротам в домах ребенка общего типа: Автореф. дис… канд. мед. наук. — М., 2004. — 22 с.

3. Баранов А.А., Щеплягина Л.А., Ильин А.Г., Кучма В.Р. Состояние здоровья детей как фактор национальной безопасности // Российский педиатрический журнал. — 2005. — № 2. — С. 4-8.

4. Воробьева Е.А. Формирование здоровья детей с перинатальными поражениями центральной нервной системы, воспитывающихся в домах ребенка и детских домах, профилактика его нарушений: Автореф. дис… д-ра. мед. наук. — Иваново, 2008. — 37 с.

5. Долотова Н.В. Состояние здоровья детей с перинатальными поражениями центральной нервной системы, воспитывающихся в домах ребенка: Автореф. дис… канд. мед. наук. — Иваново, 2005. — 18 с.

6. Конова С.Р., Филькина О.М., Ильин А.Г., Чумакова О.В. Состояние здоровья и медицинское обеспечение детей, оставшихся без попечения родителей: материалы Республиканской научно-практической конференции «Актуальные проблемы профилактики социального сиротства». — Иваново, 2008. — С. 28-31.

7. Кудина О.Е., Сенченко Г.В. Анализ анамнестических данных детей, оставшихся без попечения родителей, поступивших на первом году жизни в дома ребенка: материалы Республиканской научно-практической конференции «Актуальные проблемы профилактики социального сиротства». — Иваново, 2008. — С. 40-42.

8. Лебединский В.В., Никольская О.С., Баенская Е.Р., Либлинг М.М. Эмоции в детском возрасте. — Москва, 1996. — 167 с.

9. Печора К.Л., Пантюхина Г.В., Голубева Л.Г. Дети раннего возраста в дошкольных учреждениях. — Москва, 1986. — 144 с.

10. Побединская Н.С., Рывкин А.И., Решетова Т.Г. и др. Критерии оценки здоровья детей, диагностика ранних его отклонений. — Иваново, 2005. — 102 с.

11. Румянцева Т.А. Медико-социальное исследование заболеваемости детей — воспитанников домов ребенка: Автореф. дис… канд. мед. наук. — Рязань, 2005. — 23 с.

12. Ступак В.С., Филькина О.М., Чичерин Л.П. Организация динамического наблюдения детей с перинатальными поражениями центральной нервной системы и их последствиями в условиях территориального перинатального центра. — Иваново; Хабаровск, 2009. — 215 с.

13. Тонкова-Ямпольская Р.В. Состояние здоровья детей с учетом факторов анте- и постнатального риска // Российский педиатрический журнал. — 2002. — № 1. — С. 61-62.

14. Филькина О.М., Кочерова О.Ю., Воробьева Е.А., Пыхтина Л.А., Шанина Т.Г., Долотова Н.В., Витрук Е.Л. Отношение населения к проблеме воспитания в семье приемного ребенка // Бюллетень Национального НИИ общественного здоровья РАМН. — 2009. — № 4. — С. 134-137.

15. Филькина О.М., Пыхтина Л.А., Воробьева Е.А., Шанина Т.Г., Кочерова О.Ю., Абросимова Т.С. К вопросу профилактики социального сиротства // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. — 2008. — № 2. — С. 13-14.

16. Шарапова О.В. Основные направления деятельности службы охраны материнства и детства // Вопросы современной педиатрии. — 2007. — Т. 3, № 4. — С. 9-12.

17. Шниткова Е.В., Философова М.С., Чемоданов В.В. и др. Особенности онтогенетического развития детей, перенесших перинатальную гипоксию: материалы XI Конгресса педиатров России «Актуальные проблемы педиатрии». — М., 2007. — С. 777.

Similar articles

Особенности реабилитации детей раннего возраста с выраженной задержкой нервно-психического развития, воспитывающихся в доме ребенка
Authors: Филькина О.М., Пыхтина Л.А., Назаров С.Б., Шанина Т.Г., Воробьева Е.А., Кочерова О.Ю., Долотова Н.В. - Федеральное государственное бюджетное учреждение «Ивановский научно-исследовательский институт материнства и детства имени В.Н. Городкова» Министерства здравоохранения Российской Федерации
"Child`s Health" 7 (50) 2013
Date: 2013.12.10
Categories: Neurology, Pediatrics/Neonatology, Psychiatry
Sections: Clinical researches
Authors: Юлиш Е.И., Балычевцева И.В., Висягин В.Б., Кривущев Б.И., Ярошенко С.Я., Лютова Т.А., Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького
"Child`s Health" 5 (26) 2010
Date: 2010.11.17
Categories: Pediatrics/Neonatology
Authors: Юлиш Е.И., Балычевцева И.В., Висягин В.Б., Кривущев Б.И., Гадецкая С.Г., Ярошенко С.Я., Лютова Т.А., Щур Н.В., Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького, Областной дом ребенка «Малютка», г. Донецк
"Child`s Health" 2 (23) 2010
Date: 2010.08.10
Categories: Pediatrics/Neonatology
Социальные и биологические факторы риска отклонений физического развития у детей раннего возраста, перенесших перинатальные поражения центральной нервной системы
Authors: Пыхтина Л.А., Филькина О.М., Назаров С.Б., Шанина Т.Г., Воробьева Е.А., Кочерова О.Ю., Долотова Н.В. - Федеральное государственное бюджетное учреждение «Ивановский научно-исследовательский институт материнства и детства имени В.Н. Городкова» Министерства здравоохранения Российской Федерации
"Child`s Health" 1 (52) 2014
Date: 2014.03.24
Categories: Neurology, Pediatrics/Neonatology
Sections: Clinical researches

Back to issue