Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

АКУШЕРИ ГІНЕКОЛОГИ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Child`s Health" 2 (29) 2011

Back to issue

Применение препарата сумамед® при лечении неосложненных форм внебольничных пневмоний у детей

Authors: Абатуров А.Е., Герасименко О.Н., Ивашина В.И., Узилевская И.А., Днепропетровская государственная медицинская академия

Categories: Pediatrics/Neonatology

print version


Summary

В статье представлены результаты изучения клинической эффективности применения препарата Сумамед® при неосложненных внебольничных пневмониях у детей. Высокая клиническая эффективность, хорошая переносимость, наличие детских форм позволяют рекомендовать Сумамед® в качестве стартового эмпирического антибиотика при лечении внебольничных неосложненных пневмоний у детей.


Keywords

Внебольничная пневмония, азитромицин, Сумамед®, дети.

Пневмонии — группа различных по этиологии, патогенезу, морфологической характеристике острых инфекционных (преимущественно бактериальных) заболеваний, характеризующихся очаговым поражением легких с обязательным наличием внутриальвеолярной экссудации.

Антибактериальная терапия составляет основу этиотропного лечения пневмоний. Эмпирический выбор антибактериальных препаратов зависит от особенностей современной этиологической структуры пневмоний [2, 3]. Наряду с типичными  (Str.pneumoniae, H.influenzae) одними из наиболее распространенных возбудителей заболеваний верхних и нижних дыхательных путей являются внутриклеточные микроорганизмы (M.pneumoniae, C.pneumonia и др.) и грамотрицательные кокки (Moraxella catarrhalis). В связи с этим в лечении респираторных заболеваний возрастает роль антибактериальных лекарственных средств широкого спект­ра действия, в том числе тех, которые влияют и на атипичные микроорганизмы.

Одними из наиболее уникальных и перспективных классов антибиотиков на современном этапе являются макролиды. От других антибактериальных средств их отличают прежде всего хорошие фармакокинетические свойства: способность проникать внутрь клеток инфицированных тканей и органов макроорганизма, создавать и длительно поддерживать высокие концентрации в очаге инфекции, тем самым воздействуя на внутриклеточные возбудители и некоторые грамположительные кокки, резистентные к пенициллинам. Преимуществом перед другими антибактериальными средствами также является хороший профиль безопасности: макролиды считаются одним из наиболее безопасных классов антибактериальных препаратов — они практически не оказывают токсического влияния на органы и ткани макроорганизма и реже других вызывают аллергические реакции [1, 4–6]. Кроме антимикробного эффекта, макролиды обладают противовоспалительным, иммуномодулирующим и мукорегулирующим эффектами [3, 6]. Макролиды восстанавливают баланс различных субпопуляций Т-хелперов [8], регулируют синтез провоспалительных цитокинов (подавляют синтез и секрецию провоспалительных цитокинов — интерлейкинов (IL) — IL-1, IL-6, IL-8, TNF-a и усиливают секрецию противовоспалительных цитокинов — IL-2, IL-4, IL-10). Отличительной чертой действия азитромицина является влияние его на «оксидативный взрыв» в макрофагах, бифазное действие на неспецифические механизмы защиты. В первую фазу действия азитромицин стимулирует дегрануляцию нейтрофилов и «оксидативный взрыв», усиливая антибактериальный эффект, а во вторую фазу, по достижении эрадикации бактерий, ингибирует продукцию IL-8 и активирует апоптоз нейтрофилов, подавляя активность воспалительного процесса [2, 8, 10].

Большинство макролидов новой генерации позитивно действуют на бронхиальный эпителий, слизистую оболочку полости носа и гайморовых пазух: снижают вязкость и эластичность бронхиального и назального секрета, уменьшают продукцию мокроты бокаловидными клетками у пациентов с избыточной ее секрецией, усиливают мукоцилиарный клиренс, уменьшают выраженность бронхиальной обструкции [9].

Макролиды — липофильные соединения, основу химической структуры которых составляет центральное макроциклическое лактоновое кольцо. В зависимости от числа содержащихся в лактоновом кольце атомов углерода различают следующие виды макролидов: 14-членные (природные — эритромицин и синтетические — кларитромицин, рокситромицин, диритромицин), 15-членные азалиды (азитромицин) и 16-членные (спирамицин, джозамицин, мидекамицин, миокамицин (диацетил-мидекамицин)). Химическая структура полусинтетических макролидов (азитромицин) предохраняет их от разрушения ферментами.

Механизм действия макролидов обусловлен обратимым связыванием молекулы макролида с каталитическим пептидилтрансферазным центром субъединицы 50S рибосомы, что приводит к отщеплению комплекса пептидил-тРНК и нарушению синтеза белка на этапе формирования и наращивания пептидной цепи.

Спектр антимикробной активности макролидов охватывает практически все респираторные патогены, включая атипичных возбудителей. Все макролиды проявляют уникальную антибактериальную активность в отношении атипичных внутриклеточных возбудителей: Chlamydia sp., Mycoplasma pneumoniae и Coxiella burnetii, что отличает эту группу от b-лактамных антибиотиков. Макролиды не действуют на оксациллинорезистентные стафилококки и энтерококки, бактерии семейства Enterobacteriaceae, Pseudomonas aeruginosa, Acinetobacter spp. и другие неферментирующие бактерии. Макролиды в суб­ингибирующих концентрациях способны снижать продукцию альгината (фактор вирулентности, обеспечивающий адгезию бактерий на биологических поверхностях) и подвижность P.aeruginosa и Proteus mirabilis, что приводит к уменьшению степени колонизации и снижению формирования биопленки, представляющей собой взаимодействующий комплекс микроорганизмов (quorum sensing), имеющих защитный матрикс, что обеспечивает им повышенную устойчивость к действию антибиотиков. Назначение макролидов новой генерации при заболеваниях, характеризующихся персистенцией P.aeruginosa в дыхательных путях (муковисцидоз, диффузный панбронхиолит), препятствует формированию биопленок и облегчает воздействие антисинегнойных препаратов на возбудителей, находящихся вне биопленки.

Следует также отметить, что макролиды являются одной из самых безопасных групп антибактериальных препаратов [4]. Макролиды — тканевые антибиотики, т.к. их внутриклеточная концентрация в тканях намного превышает концентрацию в сыворотке, в связи с чем макролиды не могут использоваться при бактериемии независимо от способа введения препарата.

Самым широко используемым макролидом новой генерации является представитель группы азалидов — Сумамед®, активность которого против бактерий связана с его уникальной 15-членной химической структурой. Азалиды отличаются от других макролидов наличием в лактоновом кольце молекулы атома азота, что сделало их более активными в отношении грамотрицательных бактерий по сравнению с эритромицином.

Сумамед® высоко активен в отношении основных возбудителей инфекции дыхательных путей у детей, а именно: пневмококка (S.pneumoniae), гемофильной палочки (H. influenzae), моракселлы (M. catarrhalis),а такжеактивен к грамположительным (St.aureus, Str.agalactiae, Str.pneumoniae и Str.pyogenes) и грамотрицательным (Haemophilus ducreyi, Bordetella pertussis, B.parapertussis, Legionella pneumophila, Campylobacter jejuni и др.) микроорганизмам, некоторым анаэробным микроорганизмам: Bacteroides bivius, Clostridium perfringens, Peptostreptococcus spp.; а также к Chlamydia trachomatis, Mycoplasma pneumoniae, Ureaplasma urealyticum, Treponema pallidum, Borrelia burgdoferi.  Сумамед® проявляет постантибиотический эффект против таких микроорганизмов, как S.pyogenes, S.pneumoniae, H.influenzae, L.pneumophila.

Сумамед® относится к группе наиболее безопасных препаратов, что делает возможным их применение у беременных, кормящих матерей и детей. В педиатрических исследованиях наиболее частыми побочными эффектами применения макролидов новой генерации были: диарея (1–6 %), боль в животе (1–4 %), тошнота (0,5–2 %), рвота (1–6 %), головная боль (1–2 %) и сыпь (0,4–2 %). Гастроинтестинальные жалобы частично связаны со стимуляцией мотилиновых рецепторов. В отличие от других макролидов у азитромицина практически отсутствует влияние на эти рецепторы.

Стартовая эмпирическая антимикробная терапия основана на современных представлениях о характере ведущих возбудителей данной нозологической формы инфекции, антибактериальной чувствительности предполагаемых возбудителей и на опыте применения антибактериальных препаратов при определенных инфекционно-воспалительных заболеваниях у детей.

Целью нашего исследования с учетом спектра антибактериального действия, благоприятных фармакокинетических и фармакодинамических характеристик явилась оценка клинической эффективности и безопасности лечения азитромицином детей с внегоспитальной неосложненной пневмонией (препарат Сумамед® для пер­орального применения, компания Teva).

Материалы и методы исследования

Под нашим наблюдением находилось 20 детей (11 мальчиков и 9 девочек) в возрасте от 5 до 10 лет с неосложненной формой внегоспитальной пневмонии, в терапию которых был включен Сумамед® в качестве стартового антибиотика. Диагноз устанавливался на основании данных анамнеза, клинических проявлений и параклинических исследований. Сумамед® назначался внутрь из расчета  10 мг/кг массы тела ребенка в сутки однократно в первый день, а затем 5 мг/кг массы тела 4 последующих дня (лекарственная форма — порошок для приготовления суспензии 200 мг/5 мл). В группу сравнения вошли 12 детей, которые соответствовали основной группе по возрасту, полу, тяжести состояния и ведущим клиническим синдромам. Дети данной группы получали цефалоспорин III генерации — цефтриаксон внутримышечно в суточной дозе из расчета  50–100 мг/кг на протяжении 7 дней.

Клиническую эффективность препарата Сумамед® оценивали по критериям, приведенным в Европейском руководстве по клинической оценке противоинфекционных лекарственных средств, с помощью комплекса клинико-параклинических показателей через 48–72 часа и на 8–10-й дни после включения в терапию антибиотика. Препарат считали клинически эффективным, если полностью исчезали клинические и рентгенологические симптомы заболевания после окончания лечения. Безопасность терапии оценивали по частоте возникновения побочных реакций, их выраженности, необходимости отмены препарата. До начала лечения и в динамике болезни всем больным детям проводились следующие исследования: общий анализ крови, мочи, биохимическая гепатограмма и нефрограмма с определением уровня билирубина, трансаминаз, креатинина, мочевины, остаточного азота. Рентгенологический контроль осуществлялся на 10-й день. Все дети получали наряду с Сумамедом® пероральную дезинтоксикационную и муколитическую терапию.

Результаты исследования и их обсуждение

В клинической картине большинства наблюдаемых больных до включения в терапию Сумамеда® преобладали симптомы интоксикации: субфебрильная и/или фебрильная лихорадка (37,8 ± 0,7 °С) в течение 2–3 дней, бледность и мраморность кожи, эмоциональная лабильность, снижение аппетита (100 %). При осмотре у 13 (60 %) пациентов отмечались умеренная гиперемия видимых слизистых и необильные серозно-слизистые выделения из носа. Смешанная одышка была нерезко выраженной и непостоянной. Кашель был практически у всех больных (95 %), в начале заболевания сухой, затем — влажный. Перкуторно над легкими локально над очагом поражения отмечалось укорочение легочного тона (100 %), над остальными участками — ясный звук (у 15 детей, или 75 %) или коробочный (у 5 пациентов, или 25 %). Аускультативно в зоне укорочения выслушивались мелкопузырчатые влажные хрипы — у 12 (60 %) больных, крепитирующие — у 6 (30 %), ослабленное дыхание — у 2 (10 %) детей. В начале заболевания изменения периферической крови у большинства больных носили выраженный воспалительный характер: лейкоцитоз — 9,3 ± ± 1,9•109 /л, нейтрофилез — у 18 (90 %), со сдвигом влево — у 12 (60 %), значительное повышение СОЭ (13,8 ± 3,5 мм/ч) — у 17 (85 %) больных. Показатели биохимической гепато- и нефрограммы в динамике заболевания оставались в пределах возрастной нормы: билирубин 10,4 ± 3,2 ммоль/л, АЛТ 11,2 ± 2,1 ед. (норма до 19 ед.).

Положительная клиническая динамика отмечалась уже на 2–3-й день после начала лечения у детей как основной, так и контрольной группы: уменьшились проявления интоксикационного синдрома (температура тела снизилась до субфебрильных величин и в среднем составила 36,9 ± 0,7 °С, повысился аппетит, уменьшились слабость, недомогание, дети стали более активными). Это позволило продолжить начатую эмпирически терапию: в основной группе — перорально Сумамед®, а в группе контроля — цефтриаксон внутримышечно. Физикальные же изменения в легких оставались прежними, их нормализация отмечалась в основной группе в среднем на 7,7 ± 0,9 сут., в контрольной — на 7,5 ± 0,8 сут. терапии. К периоду клинического выздоровления картина периферической крови полностью нормализовалась у всех пациентов основной и контрольной групп. На контрольной рентгенограмме органов дыхания, выполненной на 10–12-й день болезни, отмечено полное исчезновение очага пневмонической инфильтрации практически у всех детей основной группы, получавших Сумамед®, и у пациентов группы контроля.

Все дети хорошо переносили Сумамед®, побочных реакций не зарегистрировано. Кроме того, необходимо отметить преимущества перорального пути введения Сумамеда® как наиболее щадящего метода, исключающего психотравмирующее действие инъекций как болезненного фактора, вероятность послеинъекционных осложнений.

Таким образом, учитывая высокую эффективность Сумамеда® в терапии нетяжелых форм внебольничных пневмоний у детей, чувствительность к нему большинства грамположительных  (St.aureus, Str.agalactiae, Str.pneumoniae и Str.pyogenes), грам­отрицательных (Haemophilus influenzae, Haemophilus ducreyi, Moraxella catarrhalis, Bordetella pertussis, B.parapertussis, Legionella pneumophila, Campylobacter jejuni и др.) микроорганизмов, некоторых анаэробов (Bacteroides bivius, Clostridium perfringens, Peptostreptococcus spp.), а также внутриклеточных возбудителей (Chlamydia trachomatis, Mycoplasma pneumoniae, Ureaplasma urealyticum, Treponema pallidum, Borrelia burgdoferi), безопасность и энтеральный путь введения, препарат может быть использован в амбулаторной практике для лечения как пневмоний, так и других заболеваний дыхательных путей — тонзиллита, фарингита, синусита, рецидивирующего и хронического бронхита.

Выводы

1. Клиническое исследование использования препарата Сумамед® для перорального применения (компания Teva) при лечении внебольничных не­осложненных пневмоний у детей показало его высокую эффективность и оптимальные фармакокинетические свойства (щадящий метод лечения — пероральный прием и возможность применения 1 раз в сутки, наличие детской лекарственной формы, короткий курс лечения, хорошая переносимость, отсутствие побочных эффектов).

2. Сумамед® высоко активен в отношении основных возбудителей инфекции дыхательных путей у детей, а именно: пневмококка (S.pneumoniae), гемофильной палочки (H. influenzae), моракселлы (M. catarrhalis).

3. Сумамед® можно рекомендовать как препарат выбора в качестве стартового эмпирического антибиотика при лечении детей с неосложненной внегоспитальной формой пневмонии.


Bibliography

1. Богун Л.В. Антибиотикотерапия при внебольничной пневмонии // Клиническая антибиотикотерапия. — 2005. — № 4 (36). — С. 5-10.

2. Веселов А.В., Козлов Р.С. Азитромицин: современные аспекты клинического применения // Клин. микробиол. и антимикроб. химиотер. — 2006. — Т. 8, № 1. — С. 18-32.

3. Волосовец А.П., Кривопустов С.П. Макролиды в практике современной педиатрии. — К.: Четверта хвиля, 2009. — 192 с.

4. Грацианская А.Н. Применение азитромицина (Сумамеда) в лечении внебольничных бронхитов и пневмоний у детей // Трудный пациент. — 2008. — № 2–3. — С. 47-51.

5. Жаркова Л.П., Андреева И.В. Азитромицин в педиатрической практике: традиционные показания и новые возможности клинического использования // Здоров’я України. — 2007. — № 18/1. — С. 29-30.

6. Карпов О.И. Внутривенное введение азитромицина: расставим приоритеты // Фарматека. — 2005. — № 19. — С. 1-5.

7. Юдина Л.В., Рачко Ю.В. Новые макролиды — новые возможности лечения // Клиническая антибиотикотерапия. — 2006. — № 3 (42). — С. 16-19.

8. Rolling U., Hansen R., Braun J. et al. Leucocyte response and anti-inflammatory cytokines in community-acquired pneumonia // Thorax. — 2001. — Vol. 56. — P. 121-125.

9. Shimuzu Т., Shimuzu S., Hattori R. et al. In vivo and in vitro effects of macrolide antibiotics on mucus secretion in airway epithelial cells // Am. J. Respir. Crit. Care Med. — 2003. — Vol. 168. — P. 581-587.

10. Tamaoki J. The effects of macrolides on inflammatory cells // Chest. — 2004. — Vol. 125 (Suppl.). — P. 41-51.


Back to issue