Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

АКУШЕРИ ГІНЕКОЛОГИ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Child`s Health" 2 (29) 2011

Back to issue

Особенности вариабельности сердечного ритма у подростков 15–17 лет с перинатальными гипоксическими поражениями головного мозга в анамнезе

Authors: Самсонова Т.В. Федеральное государственное учреждение «Ивановский научно-исследовательский институт материнства и детства им. В.Н. Городкова» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации

Categories: Pediatrics/Neonatology

print version


Summary

Изучены особенности вариабельности сердечного ритма у подростков 15–17 лет, перенесших перинатальные гипоксические поражения головного мозга средней степени тяжести. Изменения спектральных и временных показателей вариабельности ритма сердца у этих детей свидетельствуют о фоновом снижении интегрального влияния вегетативных механизмов регуляции и парасимпатической активности; повышении вклада церебральных эрготропных и гуморально-метаболических влияний в вегетативную регуляцию и выраженности активации симпатоадреналовой системы, а также снижении реактивности парасимпатического отдела вегетативной нервной системы при переходе из горизонтального в вертикальное положение.


Keywords

Вегетативная регуляция, перинатальные гипоксические поражения головного мозга, вариабельность ритма сердца.

Неврологические расстройства перинатального генеза занимают ведущее место в структуре заболеваний нервной системы у детей, составляя 60–80% [1, 2]. Церебральные поражения, возникшие в перинатальном периоде, играют ведущую роль в дальнейшей дезадаптации и инвалидизации детей [3, 4]. Важную роль в регуляции процессов адаптации у ребенка играет вегетативная нервная система (ВНС), которая в значительной степени определяет саногенетические возможности организма [5, 6]. Перинатальная гипо­ксия оказывает выраженное дестабилизирующее влияние на высшие вегетативные центры, следствием чего являются различные вегетативные дисфункции [7, 8]. Перинатальная патология нервной системы гипоксического генеза может стать провоцирующим фактором для ранней реализации наследственной предрасположенности к вегетативной патологии [9]. Данные о состоянии вегетативной нервной системы у детей с последствиями перинатальных поражений головного мозга противоречивы и не отражают динамические изменения в процессе постнатального онтогенеза.

Целью настоящего исследования явилось установление особенностей вегетативной регуляции на основании исследования вариабельности ритма сердца (ВРС) у подростков 15–17 лет, перенесших перинатальные гипоксические поражения головного мозга. Обследовано 100 детей в возрасте 15–17 лет, имевших в анамнезе перинатальные гипоксические поражения головного мозга средней степени тяжести. Контрольную группу составили 50 здоровых подростков такого же возраста с неотягощенным перинатальным анамнезом.

Исследование вариабельности ритма сердца проводилось по единым стандартам, разработанным на совместном заседании Европейского общества кардиологов и Североамериканского общества электростимуляции и электрофизиологии в 1996 г., на аппарате «ВНС-микро» («Нейрософт», Россия). Подростки обследовались в одно и то же время суток, в одной и той же обстановке. Проводилась регистрация кардиоинтервалограмм с временным и спектральным анализом вариабельности сердечного ритма. Исследование вариабельности ритма сердца у каждого ребенка выполнялось в положении лежа в покое (фоновая проба) и затем в вертикальном положении (ортостатическая проба). Полученные 5-минутные отрезки записи обрабатывались в системе анализа РС «ВНС-микро» на базе IBM PC. При временном анализе использовались следующие характеристики: RRmin — минимальные значения интервалов между нормальными кардиоциклами; RRmax — максимальные значения интервалов между нормальными кардиоциклами; RRNN — средняя длительность интервалов R-R и обратная величина этого показателя — средняя ЧСС; SDNN — стандартное отклонение всех нормальных анализируемых интервалов R-R; RMSSD — среднее квадратичное отклонение разницы последовательных пар интервалов R-R; рNN50% — процентная представленность эпизодов различия последовательных интервалов R-R более чем на 50 мс; k30:15 — показатель реактивности парасимпатического отдела вегетативной нервной системы.

При спектральном анализе оценивались параметры: ТР — общая мощность спектра нейрогуморальной регуляции; VLF — мощность очень низкочастотной компоненты, VLF% — относительный показатель, отражающий вклад церебральных эрготропных влияний в спектр нейрогуморальной регуляции; LF — мощность низкочастотной компоненты, LFnorm — мощность в диапазоне низких частот, выраженная в нормализованных единицах, LF% — относительный показатель, отражающий вклад симпатических влияний в спектр нейрогуморальной регуляции; HF — мощность высокочастотной компоненты, НFnorm — мощность в диапазоне высоких частот, выраженная в нормализованных единицах, НF% — относительный показатель, отражающий вклад парасимпатических влияний в спектр нейрогуморальной регуляции; LF/HF — показатель, отражающий баланс симпатических и парасимпатических влияний.

При спектральном анализе ВРС установлено, что при фоновой записи показатель общей мощности спектра нейрогуморальной регуляции (ТР) в основной группе детей был ниже, чем в контрольной группе, и составлял 2690,09 ± 259,82 (в контроле — 4087,67 ±  ± 627,73, p < 0,05) (табл. 1, рис. 1). Это свидетельствовало о снижении суммарного воздействия всех спектральных компонентов на синусовый ритм у подростков, перенесших перинатальные гипоксические поражения головного мозга. Показатель HF, отражающий фоновую парасимпатическую активность, в основной группе подростков также был ниже, чем в контрольной группе, и составлял 926,69 ± 110,17 (в контроле — 1713,44 ± 359,52, p < 0,05). Другие спектральные показатели ВРС при фоновой записи статистически значимо не различались в основной и контрольной группах детей.

При проведении активной ортостатической пробы (АоП) отмечалось повышение показателя низкочастотной составляющей спектра нейрогуморальной регуляции (LF) только в основной группе детей: с 859,06 ±  ± 101,53 до 1377,65 ± 234,75 (p < 0,05). Повышение относительных параметров низкочастотной составляющей спектрограммы происходило как в основной (LFnorm — с 40,15 ± 2,84 до 80,87 ± 3,02, LF% — с 27,76 ±  ± 1,88 до 49,02 ± 2,81, p < 0,001), так и в контрольной (LFnorm — с 42,48 ± 4,01 до 76,88 ± 4,24, LF% — с 27,95 ± ± 1,44 до 48,58 ± 4,34, p < 0,001) группах детей. Прирост показателя LFnorm в основной группе подростков 15–17 лет был выше, чем в контрольной: 101,42 и 80,98 % соответственно.

Это свидетельствует о большей выраженности повышения активности симпатического отдела ВНС при активной ортостатической пробе у подростков 15–17 лет, перенесших перинатальные гипоксические поражения головного мозга.

Абсолютные и относительные параметры высоких частот спектра (HF, HFnorm, HF%) снижались на фоне выполнения АОП у детей как в основной, так и в контрольной группе. Показатель HF снизился с 926,69 ± 110,17 до 351,80 ± 69,15 (p < 0,001) в основной и с 1713,44 ± 359,52 до 378,21 ± 102,77 (p < 0,01) в контрольной группе детей; параметр HFnorm — с 59,85 ±  ± 2,84 до 19,13 ± 3,02 (p < 0,001) у подростков основной группы и с 56,28 ± 3,67 до 23,11 ± 4,24 (p < 0,001) в контроле; показатель HF% — с 44,75 ± 3,01 до 12,59 ±  ± 2,41 (p < 0,001) у детей 15–17 лет, перенесших перинатальные гипоксические поражения головного мозга, и с 40,91 ± 3,59 до 17,70 ± 4,08 (p < 0,001) у подростков контрольной группы. Степень снижения относительных параметров высоких частот спектра нейрогуморальной регуляции в основной группе подростков была выше, чем в контроле: для HFnorm — 68,04 и 58,94 % соответственно; для HF% — 71,87 и 56,73 % соответственно. Это характеризует более выраженное снижение вклада высокочастотного компонента, отражающего активность парасимпатического отдела ВНС, в спектр нейрогуморальной регуляции при переходе из горизонтального в вертикальное положение у подростков 15–17 лет, перенесших перинатальные гипоксические поражения головного мозга.

Симпатико-парасимпатическое соотношение (LF/HF) при проведении АОП возрастало и в основной (с 0,85 ± 0,11 до 6,67 ± 0,87, p < 0,001), и в контрольной (с 0,73 ± 0,08 до 5,34 ± 1,01, p < 0,01) группах детей. Однако степень прироста этого показателя была выше у подростков основной группы, чем в контроле: 684,71 и 631,51 % соответственно. Эти изменения также подтверждают более выраженную степень повышения тонуса симпатоадреналовой системы при переходе из горизонтального в вертикальное положение у подростков 15–17 лет, перенесших перинатальные гипоксические поражения головного мозга.

Относительный показатель очень низких частот спектра (VLF%) повышался при выполнении АОП только в основной группе детей старшего подросткового возраста (с 27,51 ± 2,46 до 38,29 ± 3,30, p < 0,05). Это свидетельствует о повышении церебральных эрготропных и гуморально-метаболических воздействий на сердечный ритм у подростков 15–17 лет, перенесших перинатальные гипоксические поражения головного мозга, при переходе из горизонтального в вертикальное положение.

Анализ временных параметров ритмограммы у подростков 15–17 лет показал снижение показателей SDNN, RMSSD, pNN50% в основной группе по сравнению с контрольной (p < 0,05) при фоновой записи (табл. 2, рис. 1). Параметр SDNN у детей основной группы составлял 48,79 ± 2,69 (в контроле — 61,95 ± ± 5,01), RMSSD — 46,52 ± 3,77 (в контроле — 62,83 ± ± 7,17), pNN50% — 27,49 ± 3,64 (в контроле — 40,56 ± ± 5,21). Эти изменения отражают фоновое снижение интегрального влияния вегетативных механизмов регуляции на синусовый ритм и парасимпатической активности у подростков 15–17 лет в основной группе.

При проведении активной ортостатической пробы в основной и контрольной группах подростков 15–17 лет происходило повышение частоты сердечных сокращений: с 71,32 ± 1,70 до 95,81 ± 1,58 и с 75,96 ± 2,53 до 98,68 ± 1,91 соответственно (p < 0,001). Показатели RRmin и RRmax в условиях АОП снижались и в основной, и в контрольной группах детей (p < 0,001). Параметр RRmin в основной группе снизился с 676,82 ± 24,07 до 544,95 ± 24,27, в контрольной — с 668,13 ± 21,94 до 510,15 ± 30,39; показатель RRmax — c 1007,34 ± 27,68 до 812,33 ± 38,51 и с 968,00 ± 30,76 до 734,00 ± 24,54 соответственно. Это отражает изменение среднего уровня функционирования сердечно-сосудистой системы, снижение интегрального влияния вегетативных механизмов регуляции, преимущественно парасимпатического отдела вегетативной нервной системы, на синусовый ритм при проведении АОП у подростков в основной и контрольной группах.

Временные показатели RRNN, RMSSD и pNN50% в условиях АОП снижались в обеих группах наблюдения (p < 0,001). В основной группе подростков 15–17 лет эти параметры изменились следующим образом: RRNN — с 809,26 ± 18,26 до 641,40 ± 17,79, RMSSD — с 46,52 ±  ± 3,77 до 20,37 ± 2,36, pNN50% — с 27,49 ± 3,64 до 3,10 ±  ± 0,87. В контрольной группе RRNN снизился с 850,06 ±  ± 20,56 до 616,62 ± 15,06, RMSSD — с 62,83 ± 7,17 до 19,46 ± 3,28, pNN50% — с 40,56 ± 5,21 до 2,33 ± 1,02. Показатель SDNN при выполнении АОП снижался только в контрольной группе подростков 15–17 лет: с 61,95 ±  ± 5,01 до 40,50 ± 4,11 (p < 0,01). Это свидетельствует о снижении суммарного воздействия симпатических и парасимпатических влияний на автоматизм синусового узла, более выраженном в контрольной группе, и активности парасимпатического отдела ВНС при переходе из горизонтального в вертикальное положение у детей старшего подросткового возраста.

Коэффициент К30:15 у подростков 15–17 лет, перенесших перинатальные гипоксические поражения головного мозга, составлял 1,19 ± 0,04 и был ниже аналогичного показателя в контрольной группе (1,41 ±  ± 0,08, p < 0,05), что отражает уменьшение реактивности парасимпатического отдела ВНС по сравнению со здоровыми детьми.

Таким образом, изменения спектральных и временных показателей ВРС у подростков 15–17 лет, перенесших перинатальные гипоксические поражения головного мозга, свидетельствуют о фоновом снижении интегрального влияния вегетативных механизмов регуляции и парасимпатической активности; повышении вклада церебральных эрготропных и гуморально-метаболических влияний в вегетативную регуляцию и выраженности активации симпатоадреналовой системы, а также снижении реактивности парасимпатического отдела ВНС при переходе из горизонтального в вертикальное положение по сравнению со здоровыми детьми.


Bibliography

1. Барашнев Ю.И. Ключевые проблемы перинатальной неврологии // Акушерство и гинекология. — 2007. — № 5. — С. 51-54.

2. Пальчик А.Б., Шабалов Н.П., Шумилина А.П. Современные представления о перинатальной энцефалопатии // Российский педиатрический журнал. — 2001. — № 1. — С. 31-34.

3. Барашнев Ю.И., Розанов А.В., Панов В.О., Волобуев А.И. Роль гипоксически-травматических повреждений головного мозга в формировании инвалидности с детства // Российский вестник перинатологии и педиатрии. — 2006. — № 4. — С. 41-46.

4. Berger R., Garnier Y. Perinatal brain injury // J. Perinat. med. — 2000. — Vol. 28. — P. 261-285.

5. Вегетативные расстройства: клиника, диагностика, лечение / Под ред. А.М. Вейна. — М.: МИА, 2003. — 752 с.

6. Панкова Т.Б., Бородулина Т.А. Динамика состояния вегетативной нервной системы у школьников старшего школьного возраста по данным кардиоинтервалографии // Российский педиатрический журнал. — 2002. — № 3. — С.16-21.

7. Копилова Е.Б., Петрова О.А., Шиляев Р.Р. и др. Вегетативные дисфункции у грудных детей с гастроинтестинальными нарушениями на фоне перинатального поражения ЦНС // Педиатрия. — 2004. — № 2. — С. 19-22.

8. Su C.F., Kuo T.B., Kuo J.S. Sympathetic and parasympathetic activities evaluated by heart-rate variability in head injury of various severities // Clin. Neurophysiol. — 2005. — Vol. 116, № 6. — Р. 1273-1279.

9. Панков Д.Д., Румянцев А.Г., Генералов В.О. и др. Вегетативно-сосудистая дисфункция у подростков как проявление дисморфогенеза // Российский педиатрический журнал. — 2001. — № 1. — С. 39-41.


Back to issue