Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

АКУШЕРИ ГІНЕКОЛОГИ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Child`s Health" 1(1) 2006

Back to issue

Нарушение метаболизма соединительной ткани при некоторых патологических состояниях у детей

Authors: А.В. Чурилина, О.Н. Москалюк Донецкий государственный медицинский университет им. М. Горького

Categories: Pediatrics/Neonatology

Sections: Specialist manual

print version


Summary

Статья посвящена проблеме соединительнотканных дисплазий и роли этой патологии в развитии многих заболеваний детского возраста. Освещены современные представления о структуре и функциях соединительной ткани. Рассмотрены основные показатели метаболизма соединительной ткани и их изменение при некоторых патологических состояниях.

Системная дисплазия соединительной ткани — распространенное состояние, которое имеет различные фенотипы и висцеральные проявления, характеризуется особенностями метаболизма и является фоном для развития воспалительных, аутоиммунных, дегенеративных изменений в различных органах [14, 28]. В настоящее время дисплазия соединительной ткани (ДСТ) рассматривается как нарушение соединительной ткани в эмбриональном и постнатальном периодах вследствие генетически измененного фибриллогенеза внеклеточного матрикса, которое приводит к расстройству гомеостаза на тканевом, органном, организменном уровнях с прогредиентным течением [8, 28, 40]. Известно около 200 видов наследственной патологии, обусловленной нарушениями соединительной ткани. Их объединяют в две группы дисплазий — дифференцированные и недифференцированные соединительнотканные дисплазии [14]. Первая группа включает в себя заболевания соединительной ткани, имеющие определенный тип наследования и четкую симптоматику (синдромы Марфана, Элерса — Данлоса и др.). Вторая группа включает в себя множество вариантов аномалий соединительной ткани без четко очерченной симптоматики и носит название «недифференцированный синдром дисплазии соединительной ткани» (НСДСТ). Вопрос диагностики и лечения НСДСТ в настоящее время является одним из актуальных в силу распространенности заболевания, трудности дифференциальной диагностики, а также особенностей течения отдельных клинических форм [5, 11, 19].

Широкий спектр патологических состояний, обусловленных нарушениями соединительной ткани, определяется сложностью ее строения и многообразием функций.

Современная наука рассматривает соединительную ткань как совокупность различных видов тканей, объединенных общностью происхождения и строения. Она составляет около 50% всей массы тела, образует опорный каркас (скелет), наружные покровы, сухожилия, хрящи, связки, строму органов, а также формирует внутреннюю среду организма, через которую все структурные элементы получают питательные вещества и отдают продукты метаболизма [14]. Соединительная ткань делится на собственно соединительную, хрящевую и костную. Собственно соединительная ткань, в свою очередь, делится на волокнистую ткань и соединительную ткань со специальными свойствами. К последней относятся ретикулярная, жировая, пигментная и слизистая ткани. Волокнистая соединительная ткань в зависимости от содержания волокнистых структур может быть рыхлой и плотной. Для плотной соединительной ткани характерно преобладание волокнистых структур и прежде всего коллагеновых волокон, ориентация которых в пространстве определяет деление волокнистой соединительной ткани на оформленную и неоформленную. Рыхлая соединительная ткань состоит из клеток и межклеточного вещества. К клеточным элементам рыхлой соединительной ткани относятся фибробласты, макрофаги, плазмоциты, тканевые базофилы, адипоциты, пигментоциты, клетки адвентиция, а также лейкоциты, которые мигрируют из крови [1, 31].

Межклеточное вещество состоит из волокнистых структур (коллагеновые, эластические, ретикулярные волокна) и основного вещества. Основное (аморфное) вещество представлено водой, белками, липидами, полисахаридами, минеральными веществами (Mg, Ca, K, Na). К полисахаридам относятся гликозаминогликаны (ГАГ, старое название — мукополисахариды): сульфатированные — гепаран-сульфат, хондроитин-4-сульфат, хондроитин-6-сульфат, кератан-сульфат, гепарин и несульфатированные — гиалуроновая кислота. Они отличаются не только физико-химическими свойствами, но и распределением в разных видах соединительной ткани. Так, в сердечных клапанах преимущественно локализуются гиалуроновая кислота и хондроитин-6-сульфат. Соединения ГАГ с белками образуют протеогликановые комплексы. Соединения белков с олигосахаридами образуют гликопротеины (гликоконъюгаты): фибронектин, остеонектин, ламинин [3, 9, 17, 24].

Одним из основных видов волокон соединительной ткани являются коллагеновые волокна, которые состоят преимущественно из коллагена — фибриллярного белка, являющегося главным компонентом экстрацеллюлярного матрикса соединительной ткани. Особенностью строения данного белка является то, что 1/3 всех аминокислотных остатков составляет глицин, 1/3 — пролин и гидроксипролин, около 1% — гидроксилизин, очень низкое содержание тирозина и метионина, отсутствует триптофан [3]. В настоящее время известно 19 типов коллагена [44]. Синтез коллагена кодируется определенными генами, из которых идентифицированы гены, ответственные за синтез 3 типов коллагена — 1, 3, 5 [42].

Современные исследования расширили представление о функциях соединительной ткани, из которых ведущей является интеграция в единое целое различных органов и тканей организма [28]. Эта функция проявляется в процессах адаптации организма, которые обеспечиваются направленной миграцией клеток, транспортом биологически активных, питательных и других веществ, перераспределением жидкостных потоков, изменением проницаемости биологических мембран. Межклеточное вещество выполняет роль депо для накопления и последующего выведения излишков жидкости. К функциям соединительной ткани относятся также морфогенетическая, трофическая (метаболическая), опорно-механическая (биомеханическая), защитная (барьерная), пластическая [1, 24, 31]. Трофическая функция соединительной ткани заключается в обеспечении активного обмена между кровью и тканями, участии в регуляции обменных процессов за счет синтеза и секреции цитокинов, ферментов, простагландинов и т.д. Обеспечивается свойствами аморфного вещества и клеток соединительной ткани. Опорно-механическая функция обеспечивает двигательную способность организма, защиту органов от повреждений. Обусловлена в первую очередь коллагеновыми волокнами, а также химическим составом межклеточного вещества. Барьерная функция соединительной ткани включает в себя не только механическую, но и элементы иммунной защиты, синтез веществ с антимикробным действием. Обеспечивается фагоцитами, иммунокомпетентными клетками, гемопоэтическими тканями. Пластическая функция (регенерация и замещение дефектов) связана с функцией клеточных элементов, прежде всего фибробластов. С пластической функцией тесно связана морфогенетическая функция — формирование структуры органов и тканей в эмбриогенезе и постнатальном периоде. Обеспечивается деятельностью фибробластов и ГАГ.

Фибробласты — наиболее многочисленный и функционально ведущий клеточный тип, ответственный за поддержание структурной целостности волокнистой соединительной ткани. Фибробласты являются основными клетками — продуцентами межклеточного вещества. Они синтезируют как основные волокнистые структуры, в том числе и коллаген, так и основные компоненты аморфного вещества, в том числе ГАГ и фибронектин — фибриллярный гликопротеин внеклеточного матрикса [1, 17]. Помимо этого, фибробласты участвуют в синтезе цитокинов: интерлейкина-3, интерлейкина-7, колониестимулирующего фактора гранулоцитов и макрофагов, а также коллагеназы — фермента, разрушающего коллаген, тем самым препятствуя раннему формированию склеротического процесса.

Таким образом, соединительная ткань объединяет в единое целое различные органы и ткани организма. Поэтому от метаболических процессов, происходящих в соединительной ткани, будут зависеть процессы адаптации организма, стабильность органов и систем. Миокардиальная стабильность также будет определяться состоянием обменных процессов соединительной ткани. Соединительная ткань, выполняя многочисленные и очень важные функции, реагирует практически на все физиологические и патологические воздействия. При этом морфологические изменения в самой соединительной ткани в основном стереотипны. В то же время поражение соединительной ткани провоцирует возникновение вторичных нарушений со стороны внутренних органов и систем, что проявляется развитием хронических заболеваний, которые нередко и определяют прогноз основного патологического процесса.

Соединительная ткань и, в частности, ее внеклеточный матрикс — сложнейшая многокомпонентная система. В биохимическом аспекте высокая степень организованности и упорядоченности межклеточного матрикса выражается специфическими количественными соотношениями образующих его биополимеров. Любые отклонения от этих специфических соотношений не могут не повлечь за собой нарушений структуры и функций соединительной ткани [32].

Одним из основных показателей метаболизма коллагена является содержание оксипролина. Оксипролин (производное пролина) — одна из основных аминокислот коллагена, что позволяет считать его маркером, отражающим катаболизм этого белка. Около 20% оксипролинсодержащих пептидов, высвобождаемых из коллагеновых молекул, экскретируется с мочой. Только 1% оксипролина мочи находится в свободном виде, остальные 99% являются компонентами пептидов. При нарушениях синтеза коллагена уменьшаются поперечные связи в фибриллах коллагена, что приводит к возрастанию содержания легкорастворимого коллагена. Поэтому у больных с нарушенным метаболизмом соединительной ткани увеличивается экскреция оксипролина с мочой, содержание его свободной фракции и уменьшается содержание связанной фракции. При этом выраженность биохимических изменений коррелируют с тяжестью патологического процесса [17]. Оксипролин в суточной моче обычно определяют по методике J. Bergman и R. Loxley (1969), в модификациях (Е.И. Дайхин и соавт., 1983; П.Н. Шараев, 1981). О катаболизме межклеточного вещества соединительной ткани судят по величине экскреции гликозаминогликанов в суточной моче. Чаще всего используется метод хроматографии по методике S. Schiller и соавт. [37] Как правило, у больных с различными клиническими вариантами патологии соединительной ткани экскреция ГАГ увеличивается [17]. В практических целях для стандартизации результатов целесообразно производить перерасчет содержания оксипролина и ГАГ на 1 г креатинина на 1 м2 поверхности тела. Максимальные величины экскреции оксипролина и ГАГ наблюдаются в раннем возрасте, затем отмечается их снижение, максимально выраженное в возрасте до 7 лет [10, 39]. Изменение экскреции оксипролина, ГАГ с мочой и соотношения их фракций при заболеваниях, сопровождающихся нарушениями метаболизма, выявили ряд авторов: при склеродермии [20], приобретенных пороках сердца [35], псориазе [13], пиелонефритах у детей [30], остром обструктивном бронхите у детей [26], циррозе печени [6], при гипертонической болезни [29]. Повышение суточной экскреции оксипролина с мочой у детей с синдромом дисплазии соединительной ткани (СДСТ) отмечено В.Л. Кашиной (2002), Н.А. Золотаревой (2003), при СДСТ сердца — Н.М. Кореневым и соавт. (2001), Л.Н. Богмат и соавт. (2005), причем более значительное повышение оксипролина наблюдалось у больных с миксоматозной дегенерацией митрального клапана. В то же время общее содержание ГАГ в крови у больных с СДСТ сердца было ниже, чем у здоровых, в основном за счет хондроитин-4-, кератан- и гепаран-сульфатов, которые в большом количестве находятся в клапанах, строме сердца. При этом выявленные изменения коррелировали со степенью пролапса митрального клапана [34].

Изучение содержания аминокислот при ДСТ не ограничивается только изучением экскреции оксипролина с мочой. Представляет интерес изучение всего пула аминокислот в сыворотке крови методом высокоэффективной жидкостной хроматографии [17]. В настоящее время в природе насчитывается более 300 аминокислот, однако протеиногенных, которые входят в состав природных белков, всего 20. Кроме них, в состав некоторых белков входят производные аминокислот: оксипролин, гидроксипролин, оксилизин, гидроксилизин и др. [3, 9] Как известно, гидроксипролин присутствует в большом количестве в составе всех типов коллагена соединительной ткани, и повышенное его содержание в крови может рассматриваться как косвенный маркер гиперкатаболизма коллагена. Кроме того, лизин и пролин являются предшественниками проколлагена и измененное их содержание также может указывать на нарушение процесса синтеза коллагена [17]. Лизин, а также аргинин и аспарагин играют регулирующую роль в развитии апоптоза тканей [36], а цистеин, помимо того, что является естественным ингибитором иммунных комплексов, участвует в синтезе сульфатированных гликозаминогликанов [47]. В литературе 60-70 гг. имеются многочисленные сообщения об изменении спектра аминокислот при различных патологических состояниях [16, 27], однако при СДСТ сердца этот вопрос не изучался, так как этот вид патологии сформировался как самостоятельная нозологическая единица в конце 80-х гг. В современной литературе имеются сообщения об изменении аминокислотного метаболизма при ишемическом инсульте [23], острых лимфобластных лейкемиях у детей [2], при неспецифическом язвенном колите [12], болезни Паркинсона [7] и др. Т.И. Кадурина (1999, 2000) выявила значительные изменения спектра аминокислот у больных с наследственными болезнями соединительной ткани, в том числе и при MASS-фенотипе (поражение Mitral valve, Аorta, Skeleton, Skin).

Как и все белки, коллаген синтезируется фибробластами из свободных аминокислотных остатков. Однако гидроксипролин и гидроксилизин не образуются из соответствующих свободных аминокислот. Эти аминокислотные остатки появляются после включения пролина и лизина в полипептидную цепь с участием ферментов (пролилгидроксилазы и лизилгидроксилазы) и кофактора — аскорбиновой кислоты [1, 3]. Аскорбиновая кислота является одним из кофакторов, необходимых для синтеза коллагена, поддержания нормальной структуры и функции СТ [18, 33]. При недостаточном содержании аскорбиновой кислоты в организме могут создаться условия для нарушения синтеза коллагена. Это положение особенно актуально, так как, по данным В.Г. Майданника и соавт. (2003), практически во всех регионах Украины на протяжении всего года дефицит аскорбиновой кислоты среди детского населения составляет 70-100%. Исследованиями Н.М. Коренева и соавт. (2001), В.Л. Кашиной (2002), Л.Н. Богмат и соавт. (2005) доказано значительное снижение содержания аскорбиновой кислоты в крови больных с соединительнотканными дисплазиями, в т.ч. с СДСТ сердца.

Таким образом, соединительная ткань — это сложнейшая структурная и многофункциональная система, которая объединяет в единое целое различные органы и ткани организма. Поэтому от метаболических процессов, происходящих в соединительной ткани, зависят процессы адаптации организма, стабильность его органов и систем. Понимание особенности метаболизма соединительной ткани и раннее выявление его нарушений может составить основу профилактики формирования и прогрессирования многих хронических состояний в детском возрасте.


Bibliography

1. Афанасьев Ю.И. Гистология. — М.: Медицина, 1999. — С. 199-253.
2. Бебешко В.Г., Бруслова К.И., Володіна Т.Т., Печенова Т.Н. Прогноз перебігу гострих лімфобластних лейкемій у дітей за складом амінокислот у сироватці крові // Укр. журн. гематології та трансфузіології. — 2002. — №6 (2). — С. 17-19.
3. Березов Т.Т., Коровкин Б.Ф. Биологическая химия. — М.: Медицина, 1998. — 704 с.
4. Богмат Л.Ф., Введенская Т.С., Ахназарянц Е.А. Диспластические кардиопатии у подростков // Актуальні проблеми охорони здоров’я дітей шкільного віку і підлітків: Мат-ли наук.-практ. конф., присвяч.75-річчю Укр. НДІ ОЗДП. — Харків, 1997. — С. 64-66.
5. Богмат Л.Ф., Лебец И.С., Ахназарянц Е.Л. и соавт. Лечение и профилактика осложнений при отдельных вариантах дисплазии соединительной ткани у подростков // Совр. педиатрия. — 2005. — №1 (6). — С. 147-150.
6. Бычкова В.И., Смирнова Б.И., Лесничук Л.В. Биохимические показатели соединительной ткани в диагностике начальной стадии цирроза печени // Клин. лаб. диагностика. — 2003. — №1. — С. 10-14.
7. Витрещак Т.В., Полещук В.В., Пирадов М.А. Содержание медиаторных аминокислот в плазме крови у пациентов с болезнью Паркинсона // Биомедицинская химия. — 2004. — Т. 50, №1. — С. 92-99.
8. Гнусаев С.Ф. Значение малых аномалий сердца у здоровых детей и при сердечно-сосудистой патологии по данным клинико-эхокардиографических исследований: Автореф. дис... д-ра мед. наук. — М., 1996. — 48 с.
9. Губский Ю.І. Біологічна хімія. — Київ — Тернопіль: Укрмедкнига, 2000. — 507 с.
10. Дайхин Е.И., Козлова Н.И., Сиванова Л.А. Некоторые актуальные проблемы биохимической диагностики патологии соединительной ткани // Педиатрия. — 1983. — №4. — С. 68-70.
11. Дорофеева Г.Д., Чурилина А.В., Дорофеев А.Э. Недифференцированные синдромы дисплазии соединительной ткани и внутренняя патология. — Донецк, 1998. — 144 с.
12. Дорофеев А.Э. Нарушения белкового и аминокислотного метаболизма у больных неспецифическим язвенным колитом и их профилактика // Вестник гигиены и эпидемиологии.— 2003. — Т. 7, №2. — С. 229-234.
13. Загртдинова Р.М., Шараев П.Н., Колясева Н.А. и соавт. Показатели обмена соединительной ткани при псориатической болезни // Вестн. дерм. и венерол. — 2001. — №5. — С. 47-48.
14. Земцовский Э.В. Соединительно-тканные дисплазии сердца. — СПб.: ТОО Поли текс-Норд-Вест, 2000. — 115 с.
15. Золотарева Н.А. Особенности метаболизма наследственных соединительнотканных дисплазий // Укр. ревм. журн. — 2003. — №3 (13). — С. 53-54.
16. Кайнова А.С. Обмен аминокислот у больных коллагенозами // Вопр. ревм. — 1974. — №1. — С. 68-72.
17. Кадурина Т.И. Наследственные коллагенопатии. Клиника, диагностика, лечение, диспансеризация. — СПб.: Невский диалект, 2000. — 270 с.
18. Казак С.С., Прокопенко І.Г. Роль вітамінів у розвитку деяких патологічних станів та можливі шляхи усунення полігіповітамінозів у дітей раннього віку // Перинатологія та педіатрія. — 2003. — №2. — С. 70-75.
19. Кашіна В.Л. Клініко-біохімічна характеристика сполучнотканинної дисплазії в підлітків: Автореф. дис... канд. мед. наук. — Харків, 2002. — 20 с.
20. Князев Ю.А., Марченко Л.Ф., Хомачанова И.В. и соавт. Дисбаланс гликозаминогликанов при различных формах склеродермии и красной волчанки // Вест. дерм. и венерол. — 1996. — №1. — С. 34-35.
21. Коренєв Н.М., Кашіна В.Л., Кашкалда Д.А. и соавт. Клініко-біохімічні особливості синдрому дисплазії сполучної тканини серця у підлітків // ПАГ. — 2001. — №4. — С. 34-36.
22. Коренев Н.М. Патология соединительной ткани у детей и подростков — проблемы и перспективы // Мат-ли наук.-практ. конф. «Патологія сполучної тканини — основа формування хронічних захворювань у дітей та підлітків». — Харків, 2004. — С. 3-5.
23. Кулеш С.Д., Дорошенко Е.М. Особенности метаболизма нейроактивных аминокислот в остром периоде ишемического инсульта // Журн. неврологии и психиатрии. — 2000. — №5. — С. 64-65.
24. Луцик О.Д., Іванова А.Й., Кабак К.С., Чайковський Ю.Б. Гістологія людини. — Київ: Книга плюс, 2003. — 592 с.
25. Майданник В.Г., Хмелевський Ю.В., Корнійчук В.В. і соавт. Вміст вітамінів у дітей з вегетосудинною дістонією і гастроентерологічною патологією та ефективність застосування «Біовіталю» // ПАГ. — 2003. — №4. — С. 37-42.
26. Мухсинова М.Х., Маматкулов Х.Н., Каримов М.И. Значение определения оксипролина в крови для оценки тяжести острого обструктивного бронхита у детей раннего возраста // Педиатрия. — 2002. — №6. — С. 115-117.
27. Нетахата Ж.Н., Ляпун С.Н. Аминокислотный обмен и патология детского возраста // Педиатрия. — 1970. — №2. — С. 63-73.
28. Омельченко Л.И., Николаенко В.Б. Дисплазия соединительной ткани у детей // Doctor. — 2004. — №1. — C. 44-47.
29. Поливода С.Н., Сычев Г.А. Изменение метаболизма соединительной ткани как патогенетический механизм нарушения структурно-функционального состояния крупных артерий при гипертонической болезни // Серце і судини. — 2004. — №3. — С. 73-78.
30. Сафина А.И., Мальцев С.В., Захарова Н.Р., Шараев П.Н. Клиническое значение показателей обмена соединительной ткани у детей с пиелонефритом // Рос. педиатр. журн. — 2005. — №1. — С. 44-47.
31. Серов В.В., Шехтер А.В. Соединительная ткань — М.: Медицина, 1981. — 312 с.
32. Слуцкий Л.И. Биохимия нормальной и патологически измененной соединительной ткани. — М.: Медицина, 1969. — 375 с.
33. Сміян І.С., Слободян Л.М. Харчування і розвиток дитини. — К.: Здоров’я, 1992. — 252 с.
34. Сукачева А.И., Панфилова Е.А. К вопросу о синдроме дисплазии соединительной ткани сердца в педиатрической практике // Врачебн. практика. — 2000. — №2. — С. 75-75.
35. Тетелютина Ф.К. Показатели обмена биополимеров соединительной ткани у беременных с приобретенными пороками сердца // Вест. Рос. ассоц. акуш.-гинек. — 2002. — №2. — С. 34-36.
36. Чалисова Н.И., Пеннияйнен В.А., Хаазе Г. Регулирующая роль некоторых аминокислот при развитии апоптоза в органотипической культуре нервной и лимфоидной ткани // Рос. физиологический журн. — 2002. — №5. — С. 627-629.
37. Шараев П.Н. Метод определения свободного и связанного оксипролина в сыворотке крови // Лаб. дело. — 1981. — №5. — С. 283-285.
38. Шараев П.Н., Пишков В.Н., Соловьева Н.И. и соавт. Метод определения гликозаминогликанов в биологических жидкостях // Лаб. дело. — 1989. — №5. — С. 330-332.
39. Шамхалова В.Г. Значение биохимических методов исследования функционального состояния соединительной ткани в оценке физического развития здоровых детей // Функциональные методы исследования в педиатрии: Сб. науч. тр. — М., 1976. — С. 18-19.
40. Яковлев В.М. Клинико-иммунологический анализ клинических вариантов дисплазии соединительной ткани // Тер. архив. — 1994. — №5. — С. 9-18.
41. Beighton P., Graham R., Bird H. Hypermobility of joints. Berlin — Heidelberg — New-York, 1983.
42. Henney D.W., Codfrey M., Schwartz et al. // New England J. Med. — 1990. — Vol. 323, №3. — P. 152-159.
43. Yeesby M.J., Pyeritz R.E. Association and systemic Abnormalities of connective. Tissue. // J.A.M.A. — 1989. — Vol. 262. — P. 523-538.
44. Prockop D.J., Kivirikko K.I. Collagens: molecular biology, diseases, and potentials for therapy // Annu Rev Biochem. — 1995. — Vol. 64. — P. 403-434.
45. Tamura K., Fukuda I., Ishizaki M. Abnormalities in elastic fibersand olher connective tissue components of floppy mitral valve // Am. Hearts. J. — 1995. — Vol. 129, №6. — P. 1149-1158.
46. Tajima S., Pinnell S.R. Ascorbie acid preferentially enhanees type I and III collagen gene transcription in human skin fibroblasts // J. Dermatol. Sci. — 1996. — Vol. 11, №3. — P. 250-253.
47. Waterlow J.C. Whole-body protein turnover in humanspast, presen t and future // Annu. Rev.Nutr. — 1995. — Vol. 15. — P. 57-94.


Back to issue