Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Тrauma" Том 12, №4, 2011

Back to issue

Лечебная эффективность мексидола при тяжелой механической травме, сочетанной с гипотиреозом, в эксперименте

Authors: Золотухин С.Е., Махнева А.В., Шпаченко Н.Н., Баешко А.А., Аусси Г.С., Пырко Д.В., НИИ травматологии и ортопедии Донецкого национального медицинского университета им. М. Горького

Categories: Traumatology and orthopedics

print version


Summary

Экспериментальные исследования на 192 белых беспородных крысах-самцах проведены с целью изучения лечебной эффективности антиоксиданта мексидола при тяжелой механической травме и сопутствующем гипотиреозе. Травму моделировали путем механического воздействия электромагнитным ударником по бедрам крыс (стандартного по силе и частоте воздействия). В развитии посттравматической реакции на основе электропроводности кожи дифференцировали три ее типа: шоковый смертельный, шоковый несмертельный и нешоковый. Гипотиреоз получали, используя мерказолил. Выделяли три степени тяжести гипотиреоза. Эффективность мексидола определяли, сравнивая продолжительность жизни крыс в группах с введением и без введения препарата. Установлено, что мексидол в дозе 50 мг/кг обладает выраженной лечебной эффективностью как в отношении изолированной травмы, так и в отношении травмы, сочетанной с гипотиреозом. Лечебная эффективность мексидола в группе крыс с травмой и сопутствующим гипотиреозом проявляется только в отношении нешокового и шокового несмертельного типов посттравматической реакции. Сопутствующий гипотиреоз уменьшает продолжительность жизни животных по сравнению с группой крыс без гипотиреоза с нешоковым и шоковым несмертельным типом посттравматической реакции на 10–20 % (p < 0,05).


Keywords

Гипотиреоз, травма, свободнорадикальное окисление.

Во всех без исключения развитых странах наблюдается увеличение как частоты травм, так и их тяжести [2, 3, 10]. Серьезную проблему в Украине также представляет гипотиреоз, имеющий наряду с эндемическим и антропогенное происхождение, в первую очередь связанное с загрязнением окружающей среды радионуклидами из-за аварии на Чернобыльской АЭС [8]. Тяжелая механическая травма, полученная на фоне гипотиреоза, характеризуется высокой летальностью и частотой осложнений [7]. Дисгормональная регуляция функций организма и внутриклеточного метаболизма при такой травме не компенсируется в полной мере средствами современной интенсивной терапии [2]. Замедление процессов регенерации, понижение основного обмена, свойственных гипотиреозу, существенно сказываются на механизмах компенсации и защиты систем организма, включающихся в ответ на тяжелое механическое повреждение. Особенно сильно нарушается состояние оксидантно-антиоксидантного баланса, имеющего важное патогенетическое значение при травме и гипотиреозе [9]. Возможность коррекции проявлений оксидативного стресса при тяжелой механической травме и сопутствующем гипотиреозе антиоксидантом мексидолом должным образом не изучена, что препятствует более широкому использованию этого фармакологического препарата в реанимационной травматологии.

Цель исследования: изучение лечебной эффективности мексидола при тяжелой механической травме и сопутствующем гипотиреозе в эксперименте.

Материалы и методы исследования

Опыты выполнены на 192 белых беспородных крысах-самцах весом 250–280 г.

Гипотиреоз у животных моделировали путем внутрижелудочного введения через специальный зонд фармакопейного тиреостатика мерказолила в дозе 10 мг/кг в течение 8 недель [6]. При отработке модели гипотиреоза учтены морфологические изменения щитовидной железы и данные показателей тиреотропного гормона (ТТГ), тироксина (Т4) и трийодтиронина (Т3) в динамике моделируемого процесса (2, 4 и 8-я недели). На основании указанных показателей выделен гипотиреоз легкой, средней степени и тяжелый гипотиреоз.

Тяжелую механическую травму моделировали путем дозированного воздействия электромагнитным ударником силой 250 Н/см2 в количестве 50 ударов по обоим бедрам [2, 3]. Индивидуальную реактивность организма в динамике посттравматической реакции определяли с помощью модифицированного нами метода измерения кожно-гальванического рефлекса [3, 4] посредством показателя К по формуле:

                                                                                                      (1),

где Рмакс — величина электрического сопротивления кожи, измеряемого при напряжении 0,6 В;

Рмин — при напряжении 0,2 В.

Электрическое сопротивление снимали с помощью электродов-прищепок с передних лап крыс и определяли по закону Ома. Числитель уравнения 1 отражал изменения электрического сопротивления кожи, полученные в динамике посттравматической реакции, знаменатель — в контроле (до нанесения травмы у каждого животного).

На основании дискретных значений показателя К, вычисляемых в течение 4 часов после травмы у животных, находящихся в иммобилизированном состоянии, строили графики. Определенный тип кривых указывал на принадлежность крыс к стандартным группам животных, у которых течение посттравматической реакции обозначалось как «шоковый смертельный тип», «шоковый несмертельный» и «нешоковый» [3, 4].

Для изучения лечебной эффективности применяли фармакологический препарат мексидол (3-окси-6-метил-2-этилперидина сукцинат), выпускаемый фирмой «Фармасофт» (Россия) в форме ампульного 5% раствора для инъекций (2 мл в ампуле). Мексидол, как известно, является гетероароматическим антиоксидантом. Он оказывает антигипоксическое, мембранопротекторное, противосудорожное, анксиолитическое действие. Препарат повышает устойчивость к воздействию повреждающих факторов и кислородозависимым патологическим состояниям (шок, гипоксия, нарушение мозгового кровообращения, интоксикации) [5].

Эффективность мексидола при травме и при сочетании травмы с гипотиреозом изучали в соответствующих сериях экспериментов по увеличению продолжительности жизни травмированных крыс (опытная группа) по сравнению со временем жизни крыс без лечения (группа контроля). Препарат после травмы вводили крысам через 4 часа (за указанный период времени определяли соответствующий тип посттравматической реакции). В опытной группе животных мексидол вводили внутрибрюшинно в дозе 50 мг/кг (0,2 мл). Наиболее эффективная доза, равная 50 мг/кг, установлена экспериментально в ранее проведенных исследованиях [3]. Для оценки лечебной эффективности мексидола поставлено 4 серии экспериментов. В первой серии экспериментов (n = 48) оценивали эффективность лекарства у крыс с травмой без сопутствующего гипотиреоза. Во второй — у крыс с травмой и сопутствующим гипотиреозом легкой степени (n = 48). В третьей и четвертой серии оценивали эффективность мексидола у травмированных животных с гипотиреозом средней и, соответственно, тяжелой степени (по 48 в каждой группе).

Статистическая обработка результатов исследования была проведена на персональном компьютере под управлением операционной системы Windows XP. Полученные в результате исследования выборки данных были проверены на соответствие законам нормального (гауссовского) распределения с применением программного пакета Statistica 6.1 для Windows.

Результаты и обсуждение

После нанесения травмы и дифференцировки типов посттравматической реакции во всех сравниваемых группах крыс частота регистрации типов этой реакции была примерно одинакова. Так, в первой серии экспериментов в контрольной группе частота нешокового типа посттравматической реакции регистрировалась у 47 % крыс, шокового несмертельного — у 33 %, а шокового смертельного — у 20 %. В группе сравнения — у 50, 33 и 17 % крыс соответственно (p < 0,05).

На рис. 1 представлены данные об изменении продолжительности жизни крыс в поставленных сериях экспериментов.

Как видно из рис. 1, у крыс, которым вводили мексидол, во всех сериях увеличивалась продолжительность жизни при нешоковом и шоковом несмертельном типах посттравматической реакции (p < 0,05). При шоковом смертельном типе она увеличивалась только в серии, где травма не сочеталась с гипотиреозом (p < 0,05). Увеличение продолжительности жизни крыс после введения мексидола зависело от степени тяжести гипотиреоза, на фоне которого моделировали травму, и от индивидуальной реактивности животных (типа посттравматической реакции).

Тяжелый гипотиреоз и шоковые типы посттравматической реакции в равной степени отягощали течение посттравматической реакции и уменьшали продолжительность жизни крыс после введения мексидола. В первой серии экспериментов препарат при нешоковом типе посттравматической реакции на 32 % (p < 0,05) увеличивал продолжительность жизни крыс, при шоковом несмертельном — на 73 % (p < 0,05), при шоковом смертельном — на 34 % (p < 0,05).

Во второй серии экспериментов, в которой исследовали эффективность мексидола при нешоковом типе посттравматической реакции, сочетанной с гипотиреозом определенной степени тяжести, выявляли увеличение продолжительности жизни на 25 % (p < 0,05) при гипотиреозе средней степени тяжести и на 36 % (p < 0,05) при гипотиреозе тяжелой степени.

В третьей серии экспериментов, в которой исследовали эффективность мексидола при шоковом несмертельном типе посттравматической реакции, сочетанной с гипотиреозом определенной степени тяжести, выявляли увеличение продолжительности жизни крыс на 58 % (p < 0,05) при гипотиреозе легкой степени тяжести, на 45 % (p < 0,05) при гипотиреозе средней тяжести и на 48 % (p < 0,05) при тяжелом гипотиреозе.

В четвертой серии выявляли увеличение продолжительности жизни крыс на 27 % (p < 0,05) только при тяжелом гипотиреозе.

Полученные нами данные свидетельствовали о том, что мексидол в выбранной дозе обладал выраженной лечебной эффективностью как в отношении изолированной травмы, так и в отношении травмы, сочетанной с гипотиреозом. Максимальная эффективность препарата была выражена в сериях 1–3. При шоковом смертельном типе посттравматической реакции, сочетанном с гипотиреозом, эффективность мексидола минимальная. Такой низкий уровень эффективности связан, видимо, с развитием в организме при шоковом смертельном типе посттравматической реакции необратимых изменений.

Выводы

1. Мексидол в дозе 50 мг/кг обладает выраженной лечебной эффективностью как в отношении изолированной травмы, так и в отношении травмы, сочетанной с гипотиреозом.

2. Продолжительность жизни крыс после введения стандартной дозы мексидола зависит от типа посттравматической реакции, а при сочетанной патологии — еще от тяжести сопутствующего гипотиреоза. При изолированной травме продолжительность жизни крыс при нешоковом типе увеличивается на 32 % (p < 0,05), при шоковом несмертельном — на 73 % (p < 0,05), при шоковом смертельном — на 34 % (p < 0,05). Лечебная эффективность мексидола в группе крыс с травмой и сопутствующим гипотиреозом проявляется только в отношении нешокового и шокового несмертельного типов посттравматической реакции. Сопутствующий гипотиреоз уменьшает продолжительность жизни животных по сравнению с группой крыс без гипотиреоза с нешоковым и шоковым несмертельным типом посттравматической реакции на 10–20 % (p < 0,05).


Bibliography

Воронина Т.А., Смирнов Л.Д., Дюмаев К.М. Воз­мож­ности применения мексидола в экстремальных си­туа­циях // Человек и лекарство: Тез. докл. 7-го Рос. нац. конгр. — М., 2000. — С. 483.

Ельский В.Н., Кардаш А.М., Городник Г.А. Па­то­фи­зио­логия, диагностика и интенсивная терапия тя­желой черепно-мозговой травмы / Под ред. В.И. Чер­ния. — Донецк, 2004. — 200 с.

Ельский В.Н., Климовицкий В.Г., Золотухин С.Е. и др. Избранные аспекты патогенеза и лечения травматической болезни. — Донецк: Лебедь, 2002. — 360 с.

Золотухін С.Є. Травматична хвороба у шахтарів глибоких вугільних шахт Донбасу (особливості патогенезу та обґрунтування ефективної терапії): Автореф. дис. д-ра мед. наук. — Одеса, 2000. — 36 с.

Клебанов Г.И., Любицкий О.Б., Васильева О.В. и соавт. Антиоксидантные свойства производных 3-оксипиридина: мексидола, эмоксипина и проксипи­на // Вопросы медицинской химии. — 2001. — № 3. — С. 25-27.

Манюк Е.С., Изатулин В.Г. Моделирование гипо- и гипертиреоза в эксперименте // Актуальные проблемы медицинской биологии: Сб. науч. работ. — Но­восибирск, 2002. — С. 41-42.

Тигранян Р.А. Гормонально-метаболический статус организма при экстремальных воздействиях. — М.: Наука, 1990. — 288 с.

Фадеев В.В., Мельниченко Г.А. Гипотиреоз: Ру­ко­водст­во для врачей. — Москва: РКИ Северопресс, 2002. — 367 с.

Шакенов Д.И., Яковенко Г.И., Шакенов А.Д., Шпис П.В. Динамика морфологических изменений, по­ка­за­телей антиоксидантной защиты и активности про­цессов перекисного окисления липидов при экспе­ри­ментальном гипотиреозе // Вестник Южно-Ка­зах­стан­ской медицинской академии. — 2005. — № 3. — С. 74-76.

Wick M. The epidemiology of multiple trauma / M. Wick, А. Ekkirnkamp, G. Muhr // Chirurg. — 2007. — № 11. — P. 8-10.

Similar articles

Authors: Золотухин С.Е., Битюков Д.С., Шпаченко Н.Н., Махнева А.В., Степанюк Д.А., НИИ травматологии и ортопедии Донецкого национального медицинского университета им. М. Горького
"Тrauma" Том 12, №3, 2011
Date: 2011.12.06
Categories: Traumatology and orthopedics
Угрожающие жизни осложнения гипотиреоза
Authors: Трошина Е.А., Юкина М.Ю. - ФГУ «Эндокринологический научный центр Росмедтехнологий», г. Москва, Россия
"Emergency medicine" 5 (44) 2012
Date: 2013.03.25
Categories: Family medicine/Therapy, Medicine of emergency
Sections: Manuals
Authors: Мохамад Салем Джазаэрли, Харьковская медицинская академия последипломного образования; В.В. Давыдов, Институт охраны здоровья детей и подростков АМН Украины
International journal of endocrinology 2(4) 2006
Date: 2008.02.08
Categories: Endocrinology
Sections: Clinical researches
Authors: Е.А. Трошина, ГУ Эндокринологический научный центр РАМН, г. Москва
International journal of endocrinology 5(17) 2008
Date: 2009.03.04
Categories: Obstetrics and gynecology, Endocrinology
Sections: Specialist manual

Back to issue