Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Child`s Health" 1 (36) 2012

Back to issue

Параметры качества жизни подростков с патологией миокарда

Authors: Толмачева С.Р., Богмат Л.Ф., Рак Л.И. ГУ «Институт охраны здоровья детей и подростков АМН Украины», г. Харьков

Categories: Pediatrics/Neonatology

Sections: Clinical researches

print version


Summary

У подростков с патологией миокарда изучены показатели качества жизни по данным анкеты SF-36. Выявлены достоверные гендерные различия в показателях психического и физического здоровья у пациентов основной группы и в зависимости от проводимой патогенетической терапии.

Summary. Quality of life parameters according to the data of SF-36 questionnaire have been studied in adolescents with myocardium pathology. Patients of the main group have shown not only reliable gender-related distinctions in the indicators of mental and physical health but also those connected with the pathogenetic therapy.

Резюме. У підлітків із патологією міокарда вивчено показники якості життя за даними анкети SF-36. Визначено вірогідні гендерні розбіжності в показниках психічного та фізичного здоров’я у пацієнтів основної групи та залежно від проводжуваної патогенетичної терапії.


Keywords

Качество жизни, подростки, патология миокарда.

Key words: quality of life, adolescents, myocardium pathology.

Ключові слова: якість життя, підлітки, патологія міокарда.

Введение

Влияние болезни на аспекты человеческой жизни всегда интересовало врачей. По мнению ряда ученых, достижение эффекта повышения качества жизни (КЖ) может быть основной и единственной целью медико-социальных вмешательств у большого числа больных, даже при отсутствии положительной динамики со стороны клинико-функциональных показателей [1, 2]. В последнее время оценку КЖ у больных с сердечно-сосудистой патологией рассматривают как самостоятельный объективный показатель состояния пациентов при создании индивидуальных дифференцированных реабилитационных программ и определении прогноза [3]. Необходимо отметить, что показатели КЖ оценивают не тяжесть течения процесса, а то, как пациент переносит свое заболевание. Так, при длительно текущей болезни некоторые больные привыкают к своему состоянию и перестают обращать на него внимание. У таких пациентов можно зарегистрировать повышение уровня качества жизни, что, однако, не будет означать регрессирование заболевания.

В настоящее время в литературе широко освещены вопросы качества жизни больных с заболеваниями органов кровообращения [4–8], а в педиатрии имеются лишь единичные работы [9–12]. Отечественные исследования немногочисленны, кроме того, практически отсутствуют популяционные медико-социальные исследования и не существует национальных методик оценки качества жизни.

Н.Н. Петрова и А.В. Белякова отмечают, что у детей с заболеваниями сердечно-сосудистой системы особенно страдает психическое состояние, в значительной степени связанное с психологическим здоровьем семьи, где воспитывается больной ребенок [13].

По данным Р.А. Либис с соавт., у 91,8 % больных с аритмиями причинами снижения показателей КЖ были снижение настроения, затруднения в реализации привычного отдыха, работе по дому, занятиях спортом и хобби, а у 16,4 % — изменения в отношениях с близкими и друзьями. Авторы не выявили достоверной корреляционной связи между показателями качества жизни и полом, возрастом больных, количеством экстрасистол или частотой возникновения пароксизмов [14].

Кардинальными факторами, определяющими снижение качества жизни у пациентов с заболеваниями органов кровообращения, являются, с одной стороны, физический дискомфорт с сопутствующим стойким снижением функциональных возможностей, с другой — психоэмоциональный дискомфорт, обусловленный как социальной дезадаптацией, так и психическим угнетением, тревогой, связанными с восприятием своей болезни.

Основным инструментом получения данных о КЖ является опрос пациента с помощью стандартных анкет, которых зарегистрировано в настоящее время более тысячи. Наиболее распространенной общей методикой оценки КЖ у пациентов с соматическими заболеваниями является опросник SF-36, созданный в 1992 году в США по заказу страховой компании RAND [15], который в настоящее время рассматривается в качестве условного золотого стандарта и достаточно широко исполь-зуется.

Таким образом, представленные материалы свидетельствуют о значительном интересе кардиологов к проблеме качества жизни у больных с патологией сердечно-сосудистой системы, а исследование КЖ в педиатрии-уникальный подход, позволяющий принципиально изменить традиционный взгляд на проблему болезни и больного.

Объем и методы исследования

У 61 подростка в возрасте 14–18 лет (42 юноши и 19 девочек) с патологией миокарда (диспластические и вторичные кардиомиопатии, нарушения ритма и проводимости), находившихся на стационарном лечении в отделении кардиоревматологии института, изучены параметры качества жизни. Группой контроля служили 236 подростков того же возраста (111 мальчиков и 125 девочек) без хронической соматической патологии, данные представлены сотрудниками отделения гигиены детей школьного возраста и подростков [16].

Показатели КЖ оценивались по данным анкеты SF-36. Анкета включает 36 пунктов, которые сгруппированы в 8 шкал: физическое функционирование, ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием, интенсивность боли, общее состояние здоровья, жизненная активность, социальное функционирование, ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием, и психическое здоровье. Пациент выбирает ответ на предложенные вопросы. Каждый ответ оценивается в баллах. Показатели по каждой шкале имеют значения от 0 до 100, где 100 показывает полное здоровье.

Статистическая обработка данных проведена с использованием пакета прикладных программ (MS Excel, SPSS).

Результаты исследований и их обсуждение

Средние параметры качества жизни подростков с патологией миокарда колебались от 49,1 балла (психическое здоровье) до 85,1 балла (физическое функционирование; табл. 1). Установлено, что у пациентов основной группы достоверно (p < 0,001) ниже показатель психического здоровья (49,1 ± 1,2 балла), чем у их здоровых сверстников (66,7 ± 1,3 балла), а показатель по шкале социального функционирования выше (84,8 ± 2,3 против 78,2 ± 1,4 балла; p < 0,02; табл. 1).

Выявлены гендерные различия в параметрах КЖ подростков как среди сравниваемых групп, так и внутри группы. Показатель психического здоровья как у мальчиков (70,8 ± 1,7 балла), так и у девочек (63,0 ± 1,7 балла) контрольной группы достоверно (p < 0,001) выше, чем у их сверстников с патологией миокарда (у мальчиков — 50,7 ± 1,3 балла, у девочек — 45,5 ± 2,4 балла; табл. 2). У девочек основной группы отмечается достоверное снижение средних показателей психического здоровья (45,5 ± 2,4 балла; p < 0,05), жизненной активности (59,5 ± 4,3 балла; p < 0,02) и общего состояния здоровья (57,6 ± 4,8 балла; p < 0,05) по сравнению с юношами (соответственно 50,7 ± 1,3; 72,1 ± 2,7 и 69,0 ± 3,2 балла; табл. 2).

Установлены различия в параметрах КЖ в зависимости от нозологической принадлежности. У подростков с нарушением ритма и проводимости показатели ролевого функционирования, обусловленного эмоциональным состоянием (91,7 ± 8,3 балла), выше, чем у подростков с вторичными (60,0 ± 7,5 балла; p < 0,001) и диспластическими кардиомиопатиями (71,2 ± 5,4 балла; p < 0,05).

При снижении фракции выброса левого желудочка (ниже 50 %) у подростков отмечается снижение показателей ролевого функционирования, обусловленного физическим и эмоциональным состоянием, социального функционирования и психического здоровья, но выявленные различия не достоверны.

У больных с патологией миокарда выявлены изменения в параметрах КЖ в зависимости от проводимой терапии. Так, у пациентов, получающих патогенетическую терапию, достоверно выше показатели психического здоровья (52,2 ± 1,7 балла; p < 0,05), социального функционирования (92,0 ± 3,1 балла; p < 0,01) и ролевого функционирования, обусловленного эмоциональным состоянием (81,0 ± 6,7 балла; p < 0,05), а метаболическую — социального функционирования (90,4 ± 3,5 против 79,8 ± 3,5 балла; p < 0,02).

В результате проводимой терапии выявлено достоверное увеличение средних показателей психического здоровья в обеих группах (до лечения — 50,3 ± 2,7 балла, после назначения метаболической терапии — 58,7 ± 2,4 балла, а патогенетической терапии — соответственно 52,2 ± 1,7 и 57,5 ± 1,5 балла; p < 0,02).

С помощью дисперсионного анализа установлено, что пол подростков с патологией миокарда влияет на жизненную активность (F = 6,6; p < 0,05), психическое здоровье (F = 6,2; p < 0,05) и общее состояние здоровья (F = 4,1; p < 0,05), проводимая терапия — на социальное функционирование (F = 3,2; p < 0,05), нагрузочные тесты — на общее состояние здоровья (F = 3,4; p < 0,05), а нозологическая принадлежность заболевания — на физическое функционирование (F = 2,9; p < 0,05).

В динамике наблюдения (через 6–8 месяцев) только у 20,0 % подростков с заболеваниями органов кровообращения отмечается достоверное (p < 0,01) субъективное улучшение по двум параметрам качества жизни: психическому здоровью (53,7 ± 1,3 против 49,1 ± 1,2 балла) и общему состоянию здоровья (74,7 ± 2,4 против 65,4 ± 2,7 балла). Снижения показателей качества жизни у пациентов не зарегистрировано.

Таким образом, у подростков с патологией миокарда отмечается снижение отдельных показателей качества жизни в связи с заболеванием. Наиболее значимым для них является психологический компонент здоровья. Полученные нами данные согласуются с исследованиями, проведенными у взрослых лиц с заболеваниями сердечно-сосудистой системы, свидетельствующими о превалировании психологического компонента качества жизни над физическим. Кроме того, обращает на себя внимание тот факт, что только у 20,0 % подростков отмечается улучшение параметров психического и общего состояния здоровья в динамике наблюдения.

Следовательно, суммированная оценка качества жизни и ее составляющих значительно дополняет характеристику патологического процесса у больных с заболеваниями сердечно-сосудистой системы, его динамику под влиянием лечебных мероприятий, предоставляя информацию о реакции пациента на болезнь и проводимую терапию, чем способствует индивидуализации лечебно-реабилитационных программ и прогнозирования клинического течения болезни.

Выводы

1. У подростков с патологией миокарда зарегистрировано достоверное снижение показателей качества жизни по шкале психического здоровья.

2. Установлены достоверные различия в параметрах качества жизни (психического здоровья, социального функционирования и ролевого функционирования, обусловленного эмоциональным состоянием) у пациентов, получающих патогенетическую терапию.

3. В динамике наблюдения (через 6–8 месяцев) улучшение показателей качества жизни по шкале общего и психического состояния здоровья отмечается только у 20,0 % подростков с патологией миокарда.


Bibliography

1. Новик А.А. Руководство по исследованию качества жизни в медицине / А.А. Новик, Т.И. Ионова. — СПб.: Издательский Дом «Нева»; М.: Олмапресс Звездный мир, 2002. — 320 с.

2. Воронков Л.Г. Проблема качества жизни при хронической сердечной недостаточности / Л.Г. Воронков, Л.П. Па­ращенюк, Е.А. Луцак // Український кардіологічний журнал. — 2011, додаток 1. — С. 227-232.

3. Яновский Г.В. Качество жизни у больных с заболеваниями системы кровообращения // Укр. кардіологічний журнал. — 2005. — № 1. — С. 16-20.

4. Воронков Л.Г. Качество жизни при хронической сердечной недостаточности: актуальные аспекты. Часть 1 / Л.Г. Воронков, Л.П. Паращенюк // Серцева недостатність. — 2010. — № 2. — С.12-16.

5. Радченко Г.Д. Якість життя в пацієнтів з м’якою та помірною артеріальною гіпертензією. Зміни під впливом антигіпертензивного лікування / Г.Д. Радченко, Ю.М. Сіренко // Український кардіологічний журнал. — 2008. — № 1. — С. 42-50.

6. Luttik M.L., Lesman-Leegte, Jaarsma T. Quality of life and depressive symptoms in heart failure patients and their partners: the impact of role and gender // J. Card. Failure. — 2009. — V. 15. — P. 580-585.

7. Гельцер Б.И. Современные подходы к оценке качества жизни кардиологических больных / Б.И. Гельцер, М.В. Фрисман // Кардиология. — 2002. — № 9. — С. 4-9.

8. Faller H., Stork S., Schuler M. Depression and disease severity as predictors of health-related quality of life in patients with chronic heart failure — a structural equation modeling approach // J. Card. Fail. — 2009 May. — Vol. 15(4). — P. 286-292.

9. Баранов А.А. Изучение качества жизни в медицине и педиатрии / А.А. Баранов, В.Ю. Альбицкий, И.В. Винярская // Вопросы современной педиатрии. — 2005. — № 2. —С. 7-12.

10. Валиуллина С.А. Оценка качества жизни московских школьников / С.А. Валиуллина, И.В. Винярская, А.В. Митраков, В.В. Черников // Pacific Medical Journal. — 2005. — № 3. — P. 32-33.

11. Богмат Л.Ф. Качество жизни подростков с заболеваниями органов кровообращения / Л.Ф. Богмат, С.Р. Толмачева, Л.И. Рак, Е.А. Кириллова // Запорожский медицинский журнал. — 2007. — № 1. — С. 67-69.

12. Баранов А.А. Инвалидность детского населения России / А.А. Баранов, В.Ю. Альбицкий, Д.И. Зелинская, Р.Н. Терлецкая. — М.: Центр развития межсекторальных программ, 2008. — 240 с.

13. Петрова Н.Н. Качество жизни детей с заболеваниями сердечно-сосудистой системы / Н.Н. Петрова, А.В. Белякова // Педиатрия. — 1998. — № 6. — С. 4-7.

14. Либис Р.А. Оценка качества жизни у больных с аритмиями / Р.А. Либис, А.Б. Прокофьев, Я.И. Коц // Кардиология. — 1998. — № 10. — С. 49-51.

15. Ware J.E., Sherbourne C.D. The MOS-36-item short-form health survey (SF-36): conceptual framework and item selection // Med. Care. — 1992. — Vol. 30. — P. 437-483.

16. Даниленко Г.М. Гігієнічна скринінг-оцінка здоров’я дітей шкільного віку / Наукові засади міжгалузевої комплексної програми «Здоров’я нації». — К.: Деркул, 2008. — Вип. 1. — С. 196-200.


Back to issue