Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

АКУШЕРИ ГІНЕКОЛОГИ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Child`s Health" 8 (35) 2011

Back to issue

Клинический случай болезни Крона

Authors: Бабий И.Л., Мовлянова Н.В., Белова Л.Л., Гарынычева Т.А. Одесский национальный медицинский университет

Categories: Pediatrics/Neonatology

print version


Summary

В работе сообщается о случае болезни Крона у ребенка с разнообразной сопутствующей патологией. Отмечены клинические и рентгенологические особенности указанного заболевания, эффективность стандартных методов терапии.

Summary. The article provides the data on a clinical case of Crohn’s disease in a child with different concomitant pathologies. The clinical and X-ray features of this pathology as well as the efficiency of standard treatment methods have been considered.

Резюме. У роботі повідомляється про випадок хвороби Крона в дитини з різноманітною супутньою патологією. Відзначені клінічні та рентгенологічні особливості вказаного захворювання, ефективність стандартних методів терапії.


Keywords

Болезнь Крона, диагностика, терапия.

Key words: Crohn’s disease, diagnostics, therapy.

Ключові слова: хвороба Крона, діагностика, терапія.

Болезнь Крона (БК) — наиболее серьезная и вместе с тем наименее изученная проблема детской гастроэнтерологии. Рост частоты встречаемости болезни Крона был отмечен 6–8 лет назад, в том числе и у грудных детей, что вызвало новую волну повышенного интереса к этой проблеме [5]. Причины этого заболевания остаются неизвестными, механизмы развития не до конца ясны [2, 6]. В мировой литературе имеются противоречивые сведения об особенностях течения болезни Крона, отсутствует единая точка зрения на диагностическую значимость клинических, эндоскопических и морфологических критериев [5, 7].

Согласно современным представлениям, патогенез БК— это крайне сложное взаимодействие самоподдерживающихся патологических процессов, возникающих на фоне генетической предрасположенности к развитию аберрантного иммунного ответа как со стороны иммунной системы в целом, так и  локальной иммунной системы в частности, происходящее в присутствии неизвестного триггерного фактора, возможно инфекционного [3, 4].

Медикаментозная терапия является основным методом лечения БК у детей. Она включает применение основных и вспомогательных препаратов. Предлагаемые схемы терапии направлены на купирование острых атак болезни, предупреждение рецидивов и опасных для жизни осложнений. При отсутствии терапевтического эффекта необходимо своевременное решение вопроса о необходимости хирургического лечения [6, 7].

Приводим собственное клиническое наблюдение.

Пациент О., 12 лет, поступил с диагнозом «болезнь Крона», с жалобами на приступообразные схваткообразного характера боли в животе и изжогу после еды. В 2004 году была проведена аппендэктомия, при биопсии диагностирована болезнь Крона, терминальный илеит. Назначен салофальк, но отменен родителями самостоятельно. Тогда ребенок был жителем Одесской области, наблюдение было нерегулярным. В 2004 г. пролечен лямблиоз. С 2009 г. проживает в городе Одессе. БЦЖ проведена в родильном зале, проба Манту отрицательная. Бронхиальная астма в фазе ремиссии. Семейный анамнез отягощен: бабушка по материнской линии оперирована по поводу рака толстого кишечника. Объективно при поступлении в больницу состояние ребенка средней тяжести. Мальчик пониженного питания (масса — 37,7 кг, рост — 153 см, дефицит веса — 11кг). Кожные покровы очень сухие, смуглые, на лице — серо-бледные, волосы тусклые. Элементы выраженной атопии в области фаланг пальцев рук. Рубец после аппендэктомии в правой подвздошной области. Печень выступает на 3 см из-под правого реберного края. Область гипогастрия справа вздута, ригидна, инфильтрирована. Стул коричневый, размягченный, до 3–4 раз в сутки, иногда с прожилками крови. В общем анализе крови гипохромия (ЦП — 0,78), анизоцитоз, количество палочкоядерных лейкоцитов — 10 %, СОЭ — 48 мм/час. ИФА-суммарные антитела к лямблиям не обнаружены. В биохимическом анализе крови уровень общего белка составлял 49 г/л, альбумины — 38 %, фракция гамма-глобулинов — до 28 %. С-реактивный белок — положительный. Иммунологический статус: общий IgG превысил норму в 2,5 раза. 3-кратное бактериологическое исследование кала на кишечно-патогенную группу отрицательное. Серологическое исследование на иерсиниоз, псевдотуберкулез отрицательное. Осмотрен инфекционистом.

По данным копрологического исследования: значительное количество жирных кислот, мыла, много слизи, до 20 лейкоцитов в поле зрения, большое количество дрожжевого грибка. Транспорт солей: оксалаты превышают норму (0,239 ммоль/24 ч).

Проведенное ультразвуковое исследование органов брюшной полости и почек без особенностей, конкременты до 2–3 мм в чашечно-лоханочной системе почек.

По данным верхней эндоскопии обнаружены множественные эрозии антрального отдела желудка, эрозивно-фолликулярный рефлюкс-эзофагит 1-й степени, проведена биопсия слизистой оболочки желудка. Тест на Н.pylori положительный.

Ректороманоскопия: диагностирована анальная трещина.

По данным ирригоскопии, рельеф слизистой в виде булыжной мостовой с четкими границами, отделяющими непораженную часть. Через баугиниеву заслонку выполнилась дистальная часть подвздошной кишки. На расстоянии 5 см от баугиниевой заслонки определялся участок стабильного сужения кишки протяженностью 4 см, контуры стенок этого участка ригидные, четкие, неровные, на основании чего констатирована болезнь Крона с локализацией патологического процесса в дистальном отделе подвздошной кишки (рис. 1). Отказ от фиброколоноскопии.

Больному был подтвержден диагноз: болезнь Крона: терминальный илеит, средней степени тяжести, хроническое течение, стадия обострения. Анальная трещина. Эрозивный Нр-положительный гастрит, высокая кислотность, стадия обострения. Эрозивный эзофагит, недостаточность кардии. Анемия гипохромная. Бронхиальная астма, ремиссия. Кристаллурия.

Была проведена терапия в соответствии с рекомендациями, разработанными European Cron’s Colitis Organisation [1, 6]. В качестве базисной терапии был назначен салофальк (месалазин) 24 дня в суточной дозировке 40 мг/кг. Кроме этого ребенок получал нифуроксазид 6 дней, после отмены которого метронидазол 25 дней, квамател, дюспаталин, энтерол, де-нол, маалокс, домстал в возрастных дозировках.

После лечения было проведено повторное рентгеноскопическое исследование тонкой кишки, в ходе которого установлено наличие энтерита, дискинезии тонкой кишки по гипермоторному типу. Нормализовались клинические и биохимические показатели крови. При выписке общее состояние больного удовлетворительное.

Данный клинический случай демонстрирует сложность диагностики БК и трудность в целом дифференциальной диагностики воспалительных болезней кишечника, к которым, по современным представлениям, относят и БК. Зачастую единственным проявлением этой патологии является абдоминальный болевой синдром и только во время оперативного вмешательства устанавливается истинный диагноз заболевания. Окончательная верификация диагноза возможна после проведения фиброколоноскопии. Подтверждена эффективность салофалька в комплексной терапии в соответствии с международными стандартами лечения пациентов с болезнью Крона в период обострения.


Bibliography

1. Дорофеев А.Э. Болезнь Крона: классификация, диагностика и лечение // Новости медицины и фармации. — 2010. — № 313. — С. 70-75.

2. Мазанкова Л.Н. Болезнь Крона у детей / Мазанкова Л.Н., Халиф И.Л. — М.: Медпресс-информ, 2008. — 167 с.

3. Хронические воспалительные заболевания толстой кишки у детей / Захарова И.Н., Коровина Н.А, Мазанкова Л.Н. и др. — М., 2010. — 100 с.

4. Current concepts of hyperinflammation in chronic granulomatous disease / Rieber N., Hector A., Kuijpers T. [and oth.] // Clinical and Developmental Immunology. — 2011. — Vol. 25. — P. 252-460.

5. Risk of diagnosed fractures in children with inflammatory bowel diseases / Kappelman M.D., Galanko J.A., Porter C.Q., Sandler R.S. // Inflammatory Bowel Disease. — 2011. — Vol. 17(5). — P. 1125-1130.

6. The London Position Statement of the World Congress of Gastroenterology on Biological Therapy for IBD with the European Crohn’s and Colitis Organisation: pregnancy and pediatrics / Mahadevan U., Cucchiara S., Hyams J.S. [and oth.] // The American Journal of Gastroenterology. — 2011. — Vol. 106(2). — P. 214-223.

7. Walsh A. Inflammatory bowel disease / Mabee J., Trivedi K. // Primary Care Companion. — 2011. — Vol. 38(3). — P. 415-432.


Back to issue