Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Child`s Health" 6 (33) 2011

Back to issue

Интерферонотерапия в лечении острых респираторных вирусных заболеваний у детей

Authors: Чернышева О.Е., Сорока Ю.А. Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького Фоменко Т.А., Левченко С.А., Баева В.Г., Вьюниченко Ю.С. Городская детская клиническая больница № 2, г. Донецк

Categories: Pediatrics/Neonatology

print version


Summary

Была изучена эффективность препарата Назоферон в лечении острых респираторных вирусных заболеваний у детей.

Summary. Efficiency of the preparation Nazoferon in treatment of acute respiratory viral diseases in children has been studied.

Резюме. Було вивчено ефективність і безпеку препарату Назоферон у лікуванні гострих респіраторних вірусних захворювань у дітей.


Keywords

Назоферон, острые респираторные вирусные заболевания, дети.

Key words: Nazoferon, acute respiratory viral diseases, children.

Ключові слова: Назоферон, гострі респіраторні вірусні захворювання, діти.

Проблема острых респираторных вирусных заболеваний в педиатрии одна из актуальных и определяется прежде всего высоким уровнем патологии среди детей всех возрастных групп. В разные годы она составляет от 50 000 до 72 000 случаев на 100 тысяч детского населения [1, 2], что более чем в 2,5–4 раза превышает аналогичные показатели среди взрослых [3]. Только в Украине каждый год острыми респираторными вирусными инфекциями (ОРВИ) болеют до 10 млн человек, более половины из которых составляют дети [4]. Весьма значимы и экономические потери, связанные с данной патологией, как прямые (лечение и реабилитация больного ребенка), так и непрямые (нетрудоспособность родителей). Все перечисленные выше обстоятельства объясняют приоритетность этой проблемы для здравоохранения любой страны.

Острые респираторные вирусные заболевания развиваются в результате аэрогенного инфицирования различными возбудителями (респираторными вирусами, бактериями, атипичными микроорганизмами). Установлено, что у детей они значительно преобладают не только среди инфекционных заболеваний (почти 90 %), но и в структуре всей впервые зарегистрированной патологии (более 60 %) и чаще встречаются у детей, посещающих дошкольные организованные коллективы [3]. Необходимо отметить, что у детей, особенно раннего возраста, значительно чаще встречаются тяжелые формы заболевания с высоким риском развития тяжелых синдромов (синдром крупа, нейротоксикоз, судорожный синдром, бронхообструктивный синдром) и бактериальных осложнений, определяющих тяжесть, длительность и исход заболевания [3–5]. Они регистрируются у каждого третьего больного ребенка. Чем младше ребенок, тем выше у него риск развития осложнений. Эта вероятность уменьшается на 20 % каждые последующие 6 лет жизни ребенка [5, 6].

Возбудителями острых респираторных вирусных инфекций могут быть вирусы гриппа (типы А, В, С), парагриппа (4 типа), аденовирус (более 40 серотипов), респираторно-синцитиальный вирус (2 серовара), рео­вирусы и риновирусы (113 сероваров), энтеровирусы типа Коксаки и ECHO. В 80–90 % случаев ОРВИ у детей вызываются вирусами гриппа и парагриппа, аденовирусами, респираторно-синцитиальными вирусами [4].

Большинство возбудителей — РНК-содержащие вирусы, исключение составляет аденовирус, в вирион которого входит ДНК. Длительно сохраняться в окружающей среде способны реовирусы и аденовирусы, остальные быстро гибнут при высыхании, под действием УФО, обычных дезинфицирующих средств.

В литературе имеется значительное количество работ, посвященных вопросам лечения и профилактики респираторных инфекций. Однако, несмотря на многочисленные исследования, данный вопрос далек от окончательного решения, что может быть связано не только с большим разнообразием, высокой контагиозностью и скоростью распространения возбудителей, но и с изменчивостью антигенных свойств вирусов, часто смешанным характером инфекции, быстро развивающейся резистентностью к препаратам, развитием вторичного иммунодефицита, нерациональной фармакотерапией [7, 8]. Кроме того, постоянно растущее неблагоприятное действие экологических факторов, стрессовые воздействия, учебные перегрузки могут приводить к срыву иммунно-адаптационных механизмов у ребенка. Поэтому поиск, разработка, а также внедрение универсальных и перспективных средств терапии и профилактики острых респираторных вирусных заболеваний представляют важную медицинскую и социальную проблему [7, 9, 10].

Необходимо отметить, что здоровый человек хорошо защищен от вирусных инфекций своей иммунной системой, и прежде всего системой интерферонов (ИФН). Нарушение синтеза интерферонов характерно для детей, беременных женщин, ослабленных и пожилых людей, поэтому они больше других подвержены инфекционным заболеваниям, принимающим у них тяжелое и затяжное течение. Наряду с возрастными (физиологическими) особенностями различные отклонения в системе интерферонов могут наблюдаться и по ряду других причин: нарушение питания, техногенные загрязнения окружающей среды, стрессы. Также сниженная способность вырабатывать интерфероны обнаружена у детей, находящихся на раннем искусственном вскармливании, часто и длительно болеющих, живущих в неблагоприятной экологической обстановке, подвергшихся внутриутробному инфицированию. Снижение синтеза интерферонов может происходить в осенне-зимние месяцы, чем, возможно, определяются сезонные вспышки вирусных заболеваний. Неоправданное назначение антибиотиков порою также является причиной снижения собственного иммунитета, нарушает синтез интерферонов [11].

Интерфероны были открыты в 1957 г. английскими учеными A. Isaacs и S. Lindenmann как белки, определяющие феномен интерференции, заключающийся в невосприимчивости организма к повторному заражению вирусом. За полувековую историю развития учения о системе интерферонов раскрыты многие важные вопросы ее функционирования, детально исследованы неспецифические и специфические механизмы резистентности. Интерфероны являются активными белками, которые вырабатываются всеми клетками организма, но 99 % из них образуются клетками крови и костного мозга под воздействием антигенов [12].

Медицинская значимость интерферонов определяется антивирусной, иммуномодулирующей активностью, а также противоопухолевым и антипролиферативным эффектами. Противовирусный эффект заключается в подавлении синтеза вирусной РНК, подавлении синтеза белков оболочки вируса, активации внутриклеточных ферментов протеинкиназы (разрушает фактор инициации синтеза белка с матричной РНК, подавляющий белковый синтез) и аденилатсинтетазы (вызывает синтез веществ, разрушающих вирусную РНК). Иммуномодулирующий — в способности интерферонов регулировать взаимодействие клеток, участвующих в иммунном ответе, регулируя экспрессию на мембранах клеток молекул главного комплекса гистосовместимости I типа или в непосредственной активации иммунокомпетентных клеток. Противоопухолевый эффект интерферонов связан с их способностью замедлять или подавлять рост культуры клеток, активировать противоопухолевые механизмы иммунной системы, повышать экспрессию на злокачественных клетках молекул гистосовместимости, модулировать продукцию антител, подавлять действие опухолевых ростовых факторов. Антипролиферативный эффект заключается в способности интерферонов проявлять свойства цитостатиков — подавлять рост клеток за счет ингибирования факторов, стимулирующих пролиферацию клеток [3, 12].

Существует три основных класса: интерферон-альфа (a), интерферон-бета (b), интерферон-гамма (g). Все виды интерферонов оказывают большое влияние на течение РНК-вирусных инфекций. В большинстве случаев продукция интерферонов провоцируется проникновением в организм бактерий, вирусов или продуктов их жизнедеятельности. Интерферон не только самостоятельно борется со зловредными микроорганизмами и злокачественными опухолями, но и активирует другие факторы защиты — макрофаги и естественные киллеры.

Взаимодействие интерферонов с клетками начинается со связывания интерферона со специфическими интерфероновыми рецепторами на поверхности клеток. Установлено, что разные клетки чувствительны к интерферонам различных типов [4]. ИФН-a и ИФН-b на поверхности клеток имеют общий рецептор, ИФН-g — отдельный. Попадая внутрь клетки, интерферон активирует гены, кодирующие эффекторные белки, которые ответственны за противовирусный эффект. Роль интерферонов в противовирусной защите подтверждается наличием строгой корреляции между уровнем продукции эндогенного ИФН и выздоровлением, усугублением тяжести болезни при подавлении активности эндогенного интерферона, и, наконец, профилактическое лечение интерфероном позволяет предотвратить развитие вирусной инфекции [12].

Существует ошибочное мнение, что ОРВИ, в т.ч. грипп, можно не лечить — заболевание пройдет самостоятельно. Однако респираторные инфекции без адекватного лечения часто принимают осложненное или хроническое течение, могут вызвать обострение хронических заболеваний, таких как бронхиальная астма, гломерулонефрит, заболевания сердца. Своевременная терапия ОРВИ способствует более быстрому выздоровлению и предупреждает развитие ­осложнений. Безусловно, лечение ОРВИ должно быть комплексным и строиться индивидуально в каждом конкретном случае.

Достаточно широкое применение при вирусных респираторных инфекциях нашли препараты интерферона, которые, как факторы защиты и средства поддержания иммунитета, обладают самым широким спектром профилактического и лечебного действия [11].

Одним из первых препаратов интерферона, применяемых в клинической практике, является человеческий лейкоцитарный интерферон. Наряду с целым рядом положительных качеств он имеет и недостатки. Так, даже при применении самых совершенных систем контроля не может быть 100% гарантии того, что полученный препарат не содержит вирусов иммунодефицита человека, гепатитов В, С, D, цитомегаловируса [4]. Кроме того, несмотря на высокоэффективные методы очистки получаемого сырья, невозможно полностью избавиться от балластных белков, следовательно, препараты человеческого лейкоцитарного интерферона потенциально могут являться аллергенами [7]. ­Поэтому на смену естественным интерферонам пришли рекомбинантные формы препаратов с интраназальным, парентеральным и ректальным способом введения, такие как Назоферон, виферон, гриппферон, лаферобион, реаферон, липоферон и другие.

У детей при ОРВИ чаще применяют препараты экзогенных рекомбинантных ИФН для интраназального введения, имеющих специфическую активность [4, 13]. Под действием интерферонов происходят изменения топографии клеточной мембраны, что препятствует фиксации вируса и пенетрации его в середину клетки. Система интерферонов формирует защитный барьер на пути вирусов намного раньше, чем специфические защитные реакции иммунитета, путем стимуляции резистентности клеток, делая клетки неспособными для размножения вирусов [14].

Целью нашего исследования была оценка эффективности и переносимости препарата Назоферон производства ОАО «Фармак», Украина, при лечении ОРВИ у детей.

Назоферон является препаратом рекомбинантного человеческого интерферона альфа-2b. Представляет собой бесцветную жидкость, выпускается в виде капель и спрея с содержанием интерферона альфа-2b не меньше 100 000 МЕ/мл во флаконах по 5 мл.

Показания к применению препарата Назоферон:

1. Лечение ОРВИ, гриппа, простудных заболеваний:

— у детей от р        ождения и взрослых, включая беременных женщин;

— у пациентов, часто и длительно болеющих заболеваниями верхних дыхательных путей.

2. При контакте с больными ОРВИ и гриппом.

3. При переохлаждении.

4. При сезонном повышении заболеваемости.

5. В организованных коллективах (детских и взрослых), среди контингентов группы риска — медицинских работников, учителей, особенно в период эпидемии.

Способ применения и дозы

При первых признаках заболевания гриппом, ОРВИ (на протяжении 5 дней):

1. Новорожденным и детям до 1 года по 1 капле 5 раз в день (разовая доза — 8000 МЕ, суточная доза — 40 000 МЕ).

2. Детям от 1 до 3 лет по 2 капли (спрей-дозы) 3–4 раза в день (разовая доза: капли — 16 000 МЕ, спрей — 20 000 МЕ; суточная доза: капли — 48 000–64 000 МЕ, спрей — 60 000–80 000 МЕ).

3. Детям от 3 до 14 лет по 2 капли (спрей-дозы) 4–5 раз в день (разовая доза: капли — 16 000 МЕ, спрей — 20 000 МЕ; суточная доза: капли — 64 000–80 000 МЕ, спрей — 80 000–100 000 МЕ).

4. Взрослым по 3 капли (спрей-дозы) 5–6 раз в день (разовая доза: капли — 24 000 МЕ, спрей — 30 000 МЕ, суточная доза: капли — 120 000–144 000 МЕ, спрей — 150 000–180 000 МЕ).

Основными задачами исследования явились: изучение клинической эффективности препарата Назоферон у детей с острыми респираторными заболеваниями на основании динамики клинических признаков ОРВИ, показателей клинического анализа крови, уровня ИФН-a в сыворотке крови.

Были определены критерии включения и исключения пациентов из исследования, статистическая оценка.

В исследование были включены дети в возрасте от рождения до 17 лет с диагнозом «острая респираторная вирусная инфекция» в 1–2-й день заболевания, с острым началом, наличием симптомов интоксикации (головная боль, недомогание, миалгия, артралгия и др.), температурой тела не ниже 38,0 °С. Критериями включения также были отсутствие противовирусной, противовоспалительной (антибиотики, сульфанил­амиды) и иммуномодулирующей терапии до приема Назоферона, способность пациента (или его представителя) адекватно оценивать свое состояние, наличие согласия на проведение исследования.

Критериями исключения были следующие: длительность клинических симптомов более 2–3 суток, наличие противовирусной, противовоспалительной (антибиотики, сульфаниламиды) и иммуномодулирующей терапии до приема Назоферона, появление нежелательной реакции при применении препарата, наличие осложнений, требующих приема антибактериальных препаратов, несоблюдение пациентом назначений врача, отказ родителей от участия в программе.

Комплексная терапия детей с острыми респираторными вирусными инфекциями включала назначение базисной терапии согласно Протоколам диагностики и лечения некоторых инфекционных и паразитарных болезней у детей (Наказ МОЗ України № 354 від 09.07.2004). Других противовирусных препаратов дети не получали. Для оценки эффективности лечения препаратом Назоферон с первого по десятый день пребывания в стационаре оценивались динамика клинических симптомов заболевания — температуры тела, интенсивности и характера кашля, характера и интенсивности отделяемого из носа, сонливости, а также аппетит, наличие осложнений, результаты лабораторного исследования (гемограмма), уровень интерферона-a в сыворотке крови. Безопасность и переносимость препарата оценивали по наличию или отсутствию побочных реакций. При поступлении в стационар и на 10-й день исследовался уровень ИФН-a в сыворотке крови.

Под нашим наблюдением находилось 30 детей, поступивших в городскую детскую клиническую больницу № 2 г. Донецка. Дети наблюдались ежедневно. Распределение детей, включенных в исследование, по полу и возрасту представлено в табл. 1.

Возраст детей составил от 1 года до 17 лет, из них 4 — от 1 месяца до 1 года, 7 — от 1 года до 3 лет, 12 — от 3 до 12 лет, 7 — от 12 до 17 лет. Девочек было 16, мальчиков — 14. Дети поступали на 1–2-е сутки заболевания. У 9 (30,0 %) детей отмечалось легкое течение ОРВИ, у 19 (63,3 %) — среднетяжелое, у 2 (6,7 %) — тяжелое. У 5 (16,7 %) детей отмечалось осложненное течение заболевания: у 2 (6,7 %) — отит, у 3 (10,0 %) — синусит. Хронические очаги инфекции отмечались у 13 (43,3 %) детей (хронический тонзиллит, аденоидные вегетации І–ІІІ степени, кариес).

В первые два дня заболевания регистрировались симптомы интоксикации — гипертермия, сонливость, вялость, отсутствие аппетита. Гипертермия выше 38,5 °С отмечалась у 21 (70,0 %) ребенка. Сухой частый кашель, обильное отделяемое из носовых ходов серозного характера, сонливость, вялость, отсутствие аппетита, гиперемия слизистой оболочки небных дужек, задней стенки глотки, небных миндалин наблюдались у всех детей. Перкуторно над легкими определялся легочный звук, аускультативно — жесткое дыхание. При поступлении у всех детей отмечался умеренный лимфоцитоз, у 11 (36,7 %) — лейкопения. При иммунологическом исследовании сыворотки крови уровень ИФН-a составил 10,4 ± 0,96 пг/мл (при норме до 5,0 пг/мл).

По нашему мнению, высокий уровень ИФН-a связан, с одной стороны, с тем, что все дети поступали на 1–2-е сутки заболевания, когда активируются иммунологические механизмы защиты, а с другой стороны, все наблюдаемые дети не имели тяжелых хронических инфекций, приводящих к вторичному иммунодефицитному состоянию. Наши выводы не противоречат данным литературы о повышении уровня ИФН-a на 1–2-й день болезни и его снижение с 3-го дня [1].

Улучшение в состоянии пациентов при применении препарата Назоферон наступало на 2–3-й день лечения (табл. 2).

Общее недомогание, головная боль, заложенность носа исчезали ко 2–3-му дню лечения. В этот же период кашель приобретал влажный характер, становился реже. Температура тела не превышала 37,5 °С и нормализовалась к 4–5-му дню болезни. Гиперемия слизистой оболочки небных дужек, задней стенки глотки сохранялась в течение 3 дней.

 У 5 детей наблюдалось осложненное течение ОРВИ (отит, синусит), однако это не потребовало назначения антибактериальной терапии. Явления отита регрессировали к 3–4-му дню, синусита — к 5–6-му. Это может быть связано с тем, что интерферон-a кроме противовирусного действия обладает и антибактериальным эффектом. В литературе имеются сведения о выявлении высоких титров ИФН у детей в содержимом среднего уха при остром среднем отите, вызванном Str.pneumonia. Липосахариды бактерий являются стимулятором синтеза интерферона-a. Повышение синтеза интерферона, увеличение его титров в очагах бактериального воспаления может подтверждать его роль в антибактериальной защите [14].

Таким образом, антибактериальные эффекты интерферонов открывают возможную перспективу использования препарата Назоферон не только при острых респираторных вирусных заболеваниях, но и при бактериальных инфекциях.

У всех детей к 10-му дню после начала лечения отмечен положительный эффект лечения, исчезновение клинических признаков заболевания.

У 27 (90,0 %) детей к 10-му дню лечения наблюдалась нормализация параклинических показателей — количества лейкоцитов, лимфоцитов.

При иммунологическом исследовании сыворотки крови на 10-й день лечения уровень ИФН-a составил 10,9 ± 1,02 пг/мл (при норме до 5,0 пг/мл).

Из литературных данных известно, что при острых вирусных инфекциях, как правило, в первые два дня заболевания в крови пациентов повышается уровень сывороточного интерферона, а лейкоциты дают более низкий интерфероновый ответ. Это можно объяснить тем, что лейкоциты уже выработали свой интерферон, а он, как и другие компоненты иммунной системы, не может синтезироваться в неограниченном количестве, любая система организма имеет свой резерв [1].

Таким образом, применение препарата Назоферон при острых респираторных вирусных заболеваниях у детей не дает возможности истощаться компонентам иммунной системы.

Общеизвестным является тот факт, что пребывание больных в респираторном отделении сопряжено с опасностью наслоения новой вирусной инфекции в раннем периоде реконвалесценции основного заболевания. В нашем исследовании повторного инфицирования на фоне приема препарата Назоферон зарегистрировано не было.

Переносимость препарата Назоферон была хорошей. Отказов от приема препарата не наблюдалось. Побочных действий в виде аллергических реакций не наблюдалось.

Пациентами и их родителями было оценено удобство применения препарата как хорошее (33 %) и удовлетворительное (67 %). Основным недостатком явилась необходимость хранения препарата в холодильнике и подогрева непосредственно перед применением.

Результаты проведенного исследования свидетельствуют о том, что при лечении препаратом Назоферон острых респираторных вирусных заболеваний отчетливый хороший эффект был достигнут у всех детей.

Таким образом, интраназальное использование рекомбинантного интерферона альфа-2b, учитывая эффективность, безопасность, удобство применения, может быть рекомендовано для клинической практики при лечении острых респираторных заболеваний у детей.


Bibliography

1. Ершов Ф.И., Григорян С.С., Орлова Т.Г., Семененко Т.А., Мазанкова Л.Н., Чеботарева Т.А., Нестерина Л.Ф., Исае­ва Е.И. Этиопатогенетические подходы к лечению ОРВИ у детей // www.interferon.su/php/content.php?id=49.

2. Ершов Ф.И. Современная иммунопрофилактика и терапия гриппа и других острых респираторных вирусных инфекций // Consilium medicum. — 2009. — № 11. — С. 79-82.

3. Заплатников А.Л. Иммунопрофилактика и иммунотерапия острых респираторных инфекций у детей // Лечащий врач. — 2006. — № 9. — С. 50-56.

4. Крамарев С.А. Лечение гриппа и острых респираторных вирусных инфекций у детей // Рациональная фармакотерапия. — 2008. — № 3/2. — С. 24-28.

5. Коровина Н.А., Заплатников А.Л. Острые респираторные вирусные инфекции в амбулаторной практике врача-педиатра. — М., 2005. — 61 с.

6. Whitley R.J., Hayden F.G., Reisinger K.S. et al. Oral oseltamivir treatment in children // Ped. Inf. Dis. — 2001. — 2. — 127-133.

7. Ершова И.Б., Косенко В.С., Осычнюк Л.М., Осипова Т.Ф., Мочалова А.А. Липосомные формы интерферонов в педиатрической практике при лечении ОРВИ у детей // Здоровье ребенка. — 2009. — № 2 (17). — С. 20-23.

8. Романцов М.Г., Шульдякова О.Г., Коваленко А.Л., Ер­шов Ф.И. Медикаментозная профилактика респираторной заболеваемости в период неустойчивой эпидемической ситуации по гриппу // Фундаментальные исследования. — 2004. — № 4. — С. 14-16.

9. Петленко С.В., Романцов М.Г., Шульдякова О.Г., Коваленко А.Л. Снижение респираторной заболеваемости подростков в период неустойчивой эпидемической ситуации по ОРЗ и гриппу // Клинические исследования лекарственных средств: Мат-лы IV Международной конф. — М., 2004. — С. 171-172.

10. Шульдякова О.Г. Респираторные инфекции у детей // Лекарственные средства, применяемые при вирусных заболеваниях / Под. ред. М.Г. Романцова, Ф.И. Ершова. — М., 2007. — С. 233-277.

11. Зайцева О.В. Актуальная проблема сегодняшнего дня: лечение и профилактика вирусных инфекций // http://www.interferon.su/php/content.php?id=497.

12. Колобухина Л.В. Виферон в лечении острых респираторных вирусных инфекций // РМЖ. — 2003. — № 5. — С. 306.

13. Попов В.Ф. Лекарственные формы интерферонов. — М.: Триада-Х, 2002. — 136 с.

14. Крамарєв С.О., Євтушенко В.В. Оцінка ефективності рекомбінантного інтерферону альфа для профілактики та лікування гострих респіраторних вірусних інфекцій у дітей // Здоров’я України. — 2008. — № 18/1. — С. 49-50.

Similar articles

Этиопатогенетическая терапия острых респираторных вирусных инфекций у детей
Authors: Юлиш Е.И., Чернышева О.Е. - Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького
"Child`s Health" 1 (52) 2014
Date: 2014.04.03
Categories: Pediatrics/Neonatology
Sections: Specialist manual
Use of Recombinant α-2b-Interferon in the Treatment  of Acute Respiratory Viral Diseases in Children
Authors: Чернышева О.Е.
Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького, г. Лиман, Украина

"Child`s Health" 6 (74) 2016
Date: 2016.11.21
Interferon Therapy of Acute Respiratory Viral Infections in Children
Authors: Kuznietsov S.V., Kopeichenko T.S. - Kharkiv National Medical University, Kharkiv, Ukraine
"Actual Infectology" 1 (10) 2016
Date: 2016.03.22
Categories: Infectious diseases
Sections: Specialist manual
Оцінка ефективності препаратів інтерферону в лікуванні гострих респіраторних вірусних інфекцій у дітей, які часто хворіють.
Authors: Беш Л.В.
Львівський національний медичний університет імені Данила Галицького
Львівський міський дитячий алергологічний центр

"Child`s Health" 2 (61) 2015
Date: 2015.04.01
Categories: Pediatrics/Neonatology
Sections: Clinical researches

Back to issue