Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Journal of Ukrainian psychiatrists Association" (02) 2011

Back to issue

«Вирус аддикции»

Authors: А.Е. Дронов, психолог, Бучанская ИК № 85

Categories: Psychiatry

print version


Summary

Современная тюрьма, на наш взгляд, сильно «заражена» этим «вирусом». В прошлое ушли воровские понятия, криминальные авторитеты. Зоны перестали разделяться на «красные» и «черные». Носители понятий воровского образа жизни криминального мира ушли в небытие, на смену им пришли молодые, беспринципные, агрессивные люди с низким уровнем интеллекта и отсутствием всяческих моральных принципов, к тому же употребляющие наркотики.

С приходом таких осужденных появляется гнетущая атмосфера незащищенности и неуверенности. Рождается ощущение бессилия отдельной личности перед сложившимися обстоятельствами. В свою очередь, это ведет к взаимному недоверию и подозрительности, когда в каждом человеке видят потенциального врага. С такими осужденными в зоны пришло новое понимание тюремной жизни, помолодевший спецконтингент основной ценностью и силой в жизни считает только материальные блага, в такой ситуации деньги начали управлять некогда жесткими правилами поведения криминальной субкультуры. Совершенно логично предположить, что там, где есть деньги, они легко становятся наркотиками. Сажая зависимого от наркотиков преступника в тюрьму, государство совершенно не решает проблему наркомании. Таким образом, эта масса зависимых от наркотиков людей просто локализируется в условиях отбывания наказания и продолжает, всячески ухищряясь, употреблять психоактивные вещества.

В места лишения свободы они попадают уже с полностью сформированной зависимостью от психоактивных веществ, то есть это люди с аддиктивным поведением (нам неизвестны случаи, чтобы люди, отбывающие наказание первый раз, употребили наркотики в местах лишения свободы). Сегодня ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что зависимость от психоактивных веществ (аддиктивное поведение) берет начало со школьной скамьи и даже в более раннем возрасте. Причем в равной степени как у мальчиков, так и у девочек. И те, и другие первый раз закурили сигарету, употребили алкоголь или попробовали коноплю еще в школьном возрасте, не чувствуя себя полноценной личностью, находясь в дисгармонии, постоянно терзаясь от душевной боли.

Откуда же возникает чувство собственной ценности и любовь к самому себе? Из самой ранней фазы отношений «родитель — ребенок». Базовое чувство благополучия закладывается у ребенка в возрасте до 1,5 года. И отсутствие этого благополучия может проявиться не только в возникновении зависимостей, но и в повышенной агрессивности, снижении успеваемости, невозможности построить достаточно прочные взаимоотношения со сверстниками.

Основная масса зависимых от алкоголя или других психоактивных веществ формируется уже к восемнадцатилетнему возрасту, и чаще всего это дети алкоголиков и наркоманов, то есть отпрыски неблагополучных или неполных семей. Такие подростки часто уже имеют по одной или даже несколько судимостей, а нередко и по несколько лет отбывания наказания по тяжелым или средней тяжести статьям криминального кодекса, начиная свой криминальный стаж в колониях для малолетних. В таких семьях взрослые злоупотребляют алкоголем, табакокурением, употреблением наркотических веществ. Родители попустительствуют в отношении употребления подростками алкоголя и наркотических веществ, не контролируют поведение своих детей, часто отец и мать конфликтуют между собой, что формирует в ребенке чувство вины и уход в алкоголизацию или наркотизацию. Грубость, унижение человеческого достоинства, аморальные поступки старших в такой семье озлобляют подростка, тем самым формируя в нем мотив мщения не только окружающим, но и себе. Такая атмосфера в семье порождает у подростка негативную психологическую реакцию, подросток хочет отстоять свое человеческое достоинство, утвердиться как личность если не в семье, то среди ровесников, появляется желание поскорее вырасти. Присутствие в семье или близком окружении ранее осужденных, алкоголиков или наркоманов нередко приводит к формированию в отношении к окружающим психологии корысти и корыстливости.

В неполных семьях отсутствие одного из родителей подросток воспринимает болезненно и старается заполнить пустоту путем подражания другим лицам, среди которых нередко встречаются преступники, которые оказывают на неполноценную несформированную и часто ущербную, личность подростка негативное влияние. Отсюда замкнутость, чувство мести, озлобленность, агрессивность, хамство и целый букет комплексов плюс желание всякой ценой завоевать авторитет среди ровесников, доказать, что тоже личность и заслуживает более престижного места и положения. Такой подросток развивает в себе специфическую форму зависти: «Если бы у меня был отец, я бы тоже имел материальные блага, как и мои благополучные сверстники». Как результат, из таких семей выходят подростки, которые переняли у взрослых членов семьи все самые худшие качества, такие как, например, циничное отношение к моральным нормам, неуважение и даже хамское отношение к окружающим, негативное отношение к социальным нормам и правилам поведения.

Таким образом, подросткам-правонарушителям свойственно желание быть самостоятельными, отсюда склонность ставить все под сомнение, ярко выраженное болезненное самолюбие, негативное подражание и обидчивость, часто агрессивная реакция на объективную оценку их поступков, нестабильность или отсутствие интересов, высокий уровень раздражительности, отсутствие волевых качеств на фоне неустойчивости убеждений. Чаще всего такие подростки зависимы от алкоголя или наркотиков, они имеют высокий уровень криминальной (деликвентной) зараженности и совершают преступления в состоянии нарко- или алкоопьянения. То есть это происходит тогда, когда контроль над поведением и их побуждениями утрачен, что неизбежно приводит их в места лишения свободы. В свою очередь, это плотно закрепляет их негативный статус и озлобляет таких молодых людей окончательно.

Основным психологическим состоянием аддиктов, попавших в места лишения свободы, является состояние безнадежности и обреченности, процесс исправления таких людей является малоэффективным в результате потери некоторыми из них надежды на лучшее будущее. Эти молодые люди подчиняются судьбе. При таких психических состояниях человек теряет желание продолжать жизнь. Состояния безнадежности и обреченности встречаются чаще всего у осужденных, которые отбывают большие сроки наказания, а также у неоднократно судимых, которые с годами «сродняются» с тюрьмой.

В состоянии обреченности и безнадежности осужденный аддикт не реагирует ни на какие воспитательные меры или же реагирует на них неадекватно. В таком состоянии еще более обостренным абстинентным синдромом (синдром отмены) притупляются все психические функции, мышление, воображение, память и т.д. Молодой человек чувствует безвыходную тоску, весь мир сужается, наступает ощущение субъективной незащищенности. Отсюда желание объединяться в малые группы, где чувствуется ошибочная защищенность, которая так нужна молодому человеку, попавшему в сложные жизненные обстоятельства. На наш взгляд, вместо изоляции нужны социальные институты, ставящие перед собой цель не избавиться от зараженных «вирусом аддикции» молодых людей, пряча их в места лишения свободы, а вылечить! Социальные институты, которые смогут проводить полноценную профилактику, широкую разъяснительную работу или оказывать психологическую помощь молодым людям, для которых утрачен завтрашний день. Только тогда мы, возможно, сможем избежать заражения «вирусом аддикции» молодого поколения, которое придет нам на смену.



Back to issue